САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow V Всезарубежный Собор РПЦЗ arrow V Всезарубежный Собор РПЦЗ.2008г. arrow Доклад протоиерея Никиты Григорьева 5-му Всезарубежному Собору РПЦЗ о сергианстве

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

Доклад протоиерея Никиты Григорьева 5-му Всезарубежному Собору РПЦЗ о сергианстве PDF Напечатать Е-мейл

Доклад протоиерея Никиты Григорьева 5-му Всезарубежному Собору РПЦЗ о сергианстве

17/4.11.08

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

На собрании Северо-Американского Административного Округа РПЦЗ на Сретение Господне сего года, мне было поручено собрать материал для определения Сергианства на 5-том Всезарубежном Соборе, как ересь. Некоторые из нас относятся к этому вопросу с цинизмом, считая, что это вопрос на столько сложный, что его не стоит затрагивать и, что если Зарубежная Церковь в течении 80-ти лет его не разрешила, то тем менее сможем мы сейчас, ввиду кратковременности нашего Собора разрешить его. Потому его даже не стоит поднимать.
 


Но для многих из нас это кажется неверным. Сергианство раскололо Русскую Церковь, и этот раскол, к величайшей трагедии России, продолжается и по сей день. Сергианство не есть просто ложное учение об отношении Церкви к гражданским властям. У Сергианства несколько слоев. Современное Сергианство, в общем, это целая система ложных понятии о Церкви как о плотской, земной, политической организации на которой потому зиждется земная, политическая, а не духовная церковь.

Сергианство, в основном, началось с ложного понимания об отношении Церкви к гонению. В данный момент, слава Богу, сильные гонения на Церковь временно прекратились. Но мы знаем из пророчества, что гонение ещё будет, и будет ещё сильнее чем даже при большевиках. Если те дни не будут сокращены Богом, то не спасётся никакая плоть. По этому сейчас, пока есть у нас эта драгоценная возможность, необходимо важно соборно подтвердить то, что согласно учению Церкви, допустимо и приемлемо для Церкви во время гонения и осудить то, что недопустимо и неприемлемо для Церкви и отделяет человека от неё.

Это необходимо сделать не для того, чтобы спасать Церковь от уничтожения, а во первых, для того, чтоб спасти души её членов от погибели, ибо эта и есть единственная у Церкви обязанность, и во вторых, для того, чтобы, ясно обличив ложность Сергианства, помочь тем кто в нём пребывают, отвергнуть его. Только таким образом можно помочь упразднить Сергианский раскол в Русской Церкви, который сильно тормозит духовному возрождению и восстановлению Русского Православного государства.

После революции в России, началось страшное гонение на Церковь. Это гонение было беспрецедентно в истории Церкви не только по его масштабу и интенсивности, но главное по тому, что богоборческая власть поставила себе целью полное и безусловное уничтожение Церкви, но и не только Церкви, но и вообще, веры в Бога. Эта цель преследовалась неуклонно, невзирая даже ни на какие договоры с Церковью. Это ясно видно из слов Ленина в письме «Членам Политбюро. — Строго секретно» от 19го марта, 1922г. «Изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно не перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем больше число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше». (Архивы Кремля. В 2-х кн. Кн. 1. Политбюро и Церковь. 1992-1925 гг. - М. - Новосибирск, «Сибирский хронограф», 1997 г. стр., 143).

Почти за всю свою историю, начиная с Христа и его Апостолов, Церковь подвергалась гонениям. Следуя учению и примеру Христа, апостолов и безчисленных мучеников и исповедников, Церковь всегда признавала только два образа поведения по отношению к гонителям — или мученичеством, или же удалением от гонителей.

Сам Христос, начиная с первых дней Его земной жизни, удалился от гонителей в Египет. И так Он ещё не раз удалялся от гонителей пока не пришло время для Его смерти на Кресте. Христос нас так и учил, «Когда вас гонят в одном городе, переходите в другой. Истинно говорю вам, что не успеете обойти всех городов, как приидет Сын Человеческий». И так, мученичество за Христа славно и доблестно, но не все Христиане достойны его.

Второй вариант при гонении — это удаление от гонителей в катакомбы или в другой город, т.е. за границу, вполне допустимы и приемлемы для Церкви, по наставлению самого Христа. Но Христос никогда не учил, что при гонении, объединяйтесь с гонителями, чтоб спасти свою жизнь или чтоб спасти Церковь от уничтожения. Такое «поведение» (как его назвал один Зарубежный епископ на соборе в Наяке), всегда безусловно и резко осуждалось Церковью как отречение от Христа. Такое «поведение» можно понять и сострадать о нём, но его оправдывать или даже восхвалять как мудрым — никак нельзя, как пытается делать теперь Сергианство. Такое «поведение» безусловно отлучает человека от Церкви Христовой, и принять такого человека обратно в Церковь можно только через специально установленный для того чин покаяния. Даже после покаяния, такому человеку разрешается причастится Св. Христовых Тайн только на смертном одре.

Советская власть постоянно требовала от П. Тихона чтоб он не только признал её но провозгласил бы ей полную и безусловную лояльность от лица Церкви. Поняв натуру этой сатанинской власти, патриарх однажды заявил, "я пришёл к заключению, что пределы верности которые от меня требует советская власть, лежат за пределами верности Христу». И патриарх поэтому ничего в этом роде не подписывал. За два часа до его блаженной кончины, ему М. Пётр принёс декларацию, написанную Тучковым, для подписи. Из соседней комнаты в госпитале, где лежал патриарх, было слышно как патриарх Тихон, возбуждённым голосом повторял, «я этого не могу, я этого не могу». Вскоре после того патриарх почил.

М. Пётр вступил в должность местоблюстителя патриарха сразу после похорон П. Тихона так как другие два митрополита, кроме него, назначенные быть местоблюстителем П. Тихоном, т.е. М. Агафангел и М. Кирилл, в то время находились в ссылке.

М. Пётр также проявил стойкость и отказался подписать «декларацию». Меньше чем через девять месяцев М. Пётр был арестован и спустя 12 лет, после восьмилетнего пребывания в одиночной камере, был расстрелян.

Вскоре после ареста М. Петра, вступил в должность заместителя местоблюстителя М. Сергии. Незадолго после того, вернулся из ссылки М. Кирилл, который являлся одним из трёх патриарших местоблюстителей назначенных самим П. Тихоном. Когда М. Кирилл попросил М. Сергия уступить ему его законное место во главе Русской Церкви, то М. Сергий это отказался сделать. Таким образом М. Сергий незаконно удержал за собою власть. Но это только было начало беззакония М. Сергия.

В 1927г в Русской Церкви произошёл раскол. Причиной этого раскола была «Декларация» М. Сергия. В сущности туже самую Декларацию, которую отказались подписать П. Тихон и Местоб. Пат. М. Пётр, подписал М. Сергии, только в ещё более ярком виде.

Тут надо принять в учёт, что ещё десять лет до того, после Февральской революции, М. Сергий одобрительно высказался о ней и выразил надежду, что в скором будущем, что-то подобное произойдёт и в Церкви. Ещё надо не упускать из виду факт, что М. Сергий некоторое недолгое время возглавлял Обновленческую Церковь которую сильно поддерживала Советская власть, хотя только для того, чтобы произвести раскол в Церкви. Только когда стало ясно, что народ не пошёл за обновленцами, М. Сергий вернулся в Православную Церковь, через публичное покаяние.

В своей «Декларации», М. Сергий как раз переступил те пределы верности Христу о которых говорил П. Тихон не за долго до того. Он заявил и объявил от лица Церкви, полную и безусловную лояльность Советскому богоборческому режиму.

Вообще, вся «декларация» переполнена ложью и лукавством. Начиная с призывом, «Выразим всенародно нашу благодарность и Советскому Правительству за такое внимание к духовным нуждам Православного населения», декларация затем призывает «не на словах, а на деле показать, что ... лояльными к советской власти, могут быть ... и самые ревностные приверженцы (Православия)» и далее полностью отождествляет интересы Церкви с интересами Советского Союза, как родины. Перед концом, декларация заявляет, «Теперь, когда наша Патриархия, исполняя волю почившего Патриарха (сущая ложь), решительно и безповоротно становится на путь лояльности, людям указанного настроения придётся или переломить себя ... или не мешать нам...»

Предав Церковь, над которой он узурпировал власть, под полный контроль большевиков, М. Сергий сделал её орудием в руках богоборческой власти, чья цель была тогда — полное уничтожение этой же Церкви. Тогда ещё Советская власть не сознавала, что Церковь, под полным контролем Советской власти, может быть для неё очень полезной и принялась с ещё большим натиском истреблять Церковь, с помощью той же Декларации.

М. Сергий подобрал небольшую группу епископов, включая некоторых бывших обновленцев, и создал свой Синод, который принял и утвердил Декларацию. Советская власть поддержала этот синод.

Большинство епископов РПЦ не поддержали и не приняли Декларацию М. Сергия. Не имея возможности, при тогдашних условиях, собрать Собор и соборно осудить Декларацию, они, каждый в отдельности, осудили её, в личных заявлениях и письмах М. Сергию. Они назвали Декларацию М. Сергия предательством Церкви, отречением от Христа, ересью и продолжением обновленческого раскола, который П. Тихон анафематствовал ещё в 1922г.

Для примера, приведём лишь один отрывок из письма епископа Ижевского Виктора (Островидова), который отражает типичное мнение и многих других о «воззвании» М. Сергия, то есть о его Декларации. Владыка Виктор пишет, «...от начала до конца оно исполнено тяжёлой неправды и есть возмущающее душу верующих глумление над Святой Православной Церковью и над нашим исповедничеством за истину Божию. А через предательство Церкви Христовой на поругание «внешним», оно есть прискорбное отречение от Самого Господа Спасителя. Сей же грех, как свидетельствует слово Божие, не меньший всякой ереси и раскола, а несравненно больший, ибо повергает человека непосредственно в бездну погибели.... Насколько было в наших силах, мы, как самих себя, так и паству сберегали, чтобы не быть нам причастниками греха сего, и по этой причине самое «воззвание» (декларацию) возвратили обратно. Принятие «воззвания» (декларации) являлось бы пред Богом свидетельством нашего равнодушия и безразличия в отношении к Святейшей Божией Церкви — Невесте Христовой»

До 90-ста процентов приходов не приняли Декларацию и вернули её не подписанной. Сам М. Пётр, которому М. Сергий должен был подчиняться, согласно Церковным канонам, запретил М. Сергию её провозглашать от имени Церкви. Многие другие, включая М. Антония (Храповицкого), М. Иосифа Петроградского, М. Кирилла Казанского и многих других, старались вразумить его и посылали ему письма, умоляя его отказаться от неё. Но М. Сергий не отвечал на письма и упорно оставался на своём положении, в следствии чего, большинство клира РПЦ перестали его поминать и лишили его литургического общения.

Выходя из всего этого, можно предложить, что РПЦ уже сразу осудила Декларацию М. Сергия, и то «сергианство», как оно тогда начало называться, которое последовало от неё. Соборное осуждение Декларации и Серганства, при тогдашних условиях, было практически невозможно в Советском Союзе. Декларация и Сергианство в СССР были осуждены новомучениками и исповедниками Российскими, за что они были арестованы, сосланы, расстреляны и замучены. Ложность и неприемлемость Декларации и Сергианства они засвидетельствовали своим мученичеством за Христа. Более сильного и ясного осуждения не может быть, ибо оно немедленно приводило к мученичеству. Это осуждение Декларации и Сергианства новомучениками и исповедниками Российскими, мы теперь можем только Соборно принять и обязаны его Соборно провозгласить.

Те, которые подписывали Декларацию и присоединялись к М. Сергию, временно спасали свою жизнь, так как их Советское правительство сильно поддерживало. Но именно временно, потому, что во время чистки Сталина, в конце 30-х годов, погибали безразлично почти все, «лояльные» и «не лояльные», церковные и не церковные, и даже почти все большевики, чьими руками была совершена сама революция и последствующие преступления. «Взявший меч, от меча и погибнет», учит Христос и также, что относится прямым образом, тем, кто последовал за М. Сергием, «иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю: а иже аще погубит душу свою Мене ради, обрящет ю» (Мат. 16, 25). К началу второй мировой войны, в СССР оставалось всего лишь четыре епископа и всего несколько открытых церквей.

М. Сергия будет судить Бог, а не мы. Но грех, который совершил М. Сергий, мы обязаны обличить и осудить. Декларация и есть прежде всего грех хулы на Духа Святого, Духа Истины. Эта ложь перед Богом и перед Церковью, легла в основу всего домостроительства Сергианской церкви, и стала руководящим принципом во всём её дальнейшем развитии и во всех её дальнейших делах. Зачатая от лжи, ложь и лукавство стали для неё совершенно естественными. Отделаться от лукавства или отделить правду от лжи, для неё невыразимо трудно, так как она органически связана с ложью.

Тут удивительная параллель с Ветхозаветной Церковью во время Христа. Заявив на суде у Пилата, «нет у нас Царя кроме Кесаря» первосвященники Иудейские отреклись от Христа, и на веки обрекли себя на служение князю мира сего, в лице всегда чужого, языческого Царя. Но зато этим они наконец добились от гражданской власти смертного приговора Христу и Его последователям, для того, чтоб удержать свою власть над Церковью и следовательно над своим народом.

Так же и М. Сергий и его сотрудники, новые первосвященники, отреклись от Христа, объявив свою полную лояльность не только языческому правительству, но просто богоборческому, и так же добились смертного приговора последователем Христа, не желающим «переломить» свою совесть, и так же для того, чтоб удержать свою присвоенную власть над Церковью. Пренебрегая Церковной и, тем самым, Божией властью новые первосвященники Русской Церкви провозгласили безоговорочную лояльность Советской власти, и тем самым, тоже обрекли себя и несчастный народ, который последовал за ними, на вечное служение князю мира сего в лице Советской власти и любого перевоплощения этой безбожной власти.

Как и Иудейский народ, так и Русский, не сможет сбросить с себя это «иго, хуже всякого ига», и вернуть в свою страну мир и благоденствие, пока искренно и сильно не покается, «не на словах, а на деле» в отречении от Христа, убиении помазанника Божия, и предательства Церкви Христовой в руки безбожной власти. Это значит, немедленно отречься от Декларации М. Сергия в которой как раз все эти грехи на лицо, и ясно и безоговорочно осудить её как неприемлемой ни для Церкви ни для Русского народа.

Перед заключением стоит затронуть тему экуменизма, поскольку он теперь неразрывно связан с современным сергианством. Чтоб оправдать своё возникновение, и оправдать своё существование как полноценной Церкви, а не расколом от Церкви, нынешние сергияне, предлагают чисто экуменическую «теорию ветвей».

Прежде всего, им нужно было заменить понятие «раскола», понятием «разделения». По словам выдающегося современная апологета сергианства, «чтобы произвести эту замену, нужна была не только огромная психологическая перемена.... По сути дела, церковные каноны не знают практики существования двух церковных сообществ, между собой евхаристически не сообщающихся и равно правых.... В этой замене есть не только желание найти термин, который мог бы удовлетворить всех, но и каноническое, церковно-историческое дерзновение. Все предыдущие разрывы общения всякий раз предполагали наличие правой и виновной сторон». Просто кажется невероятным, как обновленчество прикрывает свои следы ещё более обновленчеством, чтоб себя оправдать. Далее продолжается, «Предстоит ещё этот термин (разделение) уточнять, осмыслить и возможно, искать более подходящее слово. Это была жизнь нескольких частей Церкви, развивающихся параллельными путями без наличия внешне выраженного евхаристического общения, но при сохранении в целости внутреннего единства Церкви» Это как раз и есть точное изложения «теории ветвей» на которой построено современное движения экуменизма.

Эта ложь, что будто сохранялось в целости внутреннее единство между теми кто остались верными Православной Церкви и теми, кто последовал за М. Сергием, ясно опровергалась Новомучениками которые отвергли «декларацию» и пошли как раз за то на смерть. Но те, кто подписывал «декларацию» в 1927г, не арестовывались, а поддерживались властию, хотя только до поры, до времени. Как уже было сказано выше, в конце 30-х годов, во время Сталинской «чистки» арестовывались и расстреливались все безразлично, включая даже «лояльных» Советскому правительству Сергиан.

Даже М. Кирилл, который в начале сергианства, то есть, сразу после выпуска «декларации», более мягко и осмотрительно выражался по отношению к М. Сергию, в марте 1937г написал, что теперь стало понятно, что М. Сергий отходит от Православной Церкви и следовательно, православные не могут иметь с ним никакого общения.

Это «внутреннее единство без наличия евхаристического общения» было выдумано только недавно когда было принято решение присоединить РПЦЗ к МП. Для принятия этой чисто экуменической идеи нужна была «огромная психологическая перемена». Для усвоения этой огромной перемены в психологии народа, нужно было как-то стереть разницу между Православными и Сергианами в историческом плане, то есть, между не принявшими «декларацию» и принявшими её, то есть, последователями М. Сергия.

Прославление Новомучеников и Исповедников Российских МП-ей очень много помогло в этом отношении. Многие очень обрадовались этому прославлению, усматривая в этом некий прорыв в МП, несмотря на мнимое противоречие, или, можно сказать, «конфликт интересов» между Новомучениками и сергиянством. Но оказывается, никаких конфликтов тут нет. Согласно сергианскому прославлению, среди Новомучеников оказались и те, кто подписали предательскую и богохульную «декларацию» М. Сергия. И не только единицы, а даже подавляющее большинство, свыше 80-ти процентов, по словам протоиерея МП, который заведует этим делом.

Напрасно сетуют некоторые, что в МП сейчас почти не почитают Св. Новомучеников. Этот шаг был сделан не столько по соответствию с духовными требованиями этой церкви, а скорее для того, чтоб помочь произвести эту нужную «огромную перемену» в психологии Зарубежной Церкви по отношению к МП. По словам того же апологета МП, во время подписания Декларации, «человек мог принимать или не принимать путь компромисса, предложенный М. Сергием, но мы равно почитаем как новомучеников и его сторонников (М. Сергия), и скажем, непоминающих, или последователей М. Иосифа (Петровых)».

Вот и всё. Причём тут какие-то расколы? Расколы ведь только нужны, оказывается, зарубежным врагам народа, не желающим признать свою родную Матерь Церковь. Вот и пошло, как говорится, шаг за шагом. Не даром русские — великие шахматисты. Сентиментальный патриотизм сыграл свою роль, как обычно, и вдруг все прежние препятствия к соединению будто растаяли. Тут нужно не забывать, в связи с этим «патриотизмом к родине», слова самого Христа Бога: «иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин» несомненно надо также понимать что, «кто любит родину свою паче Мене, несть Мене достоин».

В заключение хочу коснуться того, что произошло у нас на глазах с Зарубежной Церковью. Это было, ничто иное как, прельщение и падение именно в Сергианство. Много средств и усилия пошло на то, чтоб с одной стороны, прельстить зарубежников иллюзиями духовного возрождения в «матери Церкви», сентиментального патриотизма, деньгами где нужно было, и даже экуменизмом, специально испеченным на зарубежный вкус: «никакого раскола у нас нет и не было, а просто, видите ли, временное разобщение по историческим обстоятельствам ».

Но одновременно, с другой стороны, натиск и угрозы полного уничтожения Карловчанской, раскольничьей Зарубежной Церкви. В связи с этим подходом были агрессивные захваты монастырей, бесконечные судебные тяжбы для овладения зарубежными приходами, и наводнение зар. приходов и монастырей сотрудниками МП. У наивных зарубежников это как-то не укладывалось.

Но зато епископат РПЗЦ всё хорошо понял. Во время суда, по делу прав на недвижимость одного Зарубежного прихода, М. Лавра адвокат спросил: «а что было бы если вы не объединились с МП?» на что М. Лавр ответил: «они нас убили бы».

Так вот, Сергиянство не на словах, а именно, на деле. В заключение повторяю, основное, хотя может быть и не высказанное понятие Сергианства: «когда угрожает Церкви опасность уничтожения, допустимо и приемлемо идти на любой компромисс с ложью, вплоть до объединения с гонителями, ради того, чтоб сохранить Церковь и спасти её от уничтожения».

Дорогие отцы и братия, соучастники Собора, ради спасения душ вверенной нам паствы, за которую мы будем отвечать Христу на грядущем суде, и ради предотвращения нынешнего и грядущего соблазна нашей пастве, приимем и утвердим свидетельство Св. Новомучеников и Исповедников Российских и Соборно объявим, что «декларация» М. Сергия и Сергианство, которое из нее последовало — ложь и отступление от Православия, и по сему, осуждается и отвергается Церковью Христовой.

 

Священник Никита Григорьев