САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow 2000-2007 гг. митр. Лавр arrow 7. митр. Лавр arrow ПРОТОИЕРЕЙ ВЕНИАМИН ЖУКОВ. глава 13. ОТ СЕРГИАНСКОЙ ЦЕРКВИ ДО МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Форум РПЦЗ
Баннеры РПЦЗ

 

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

 

sipz

sips

ottawa
roca


HotLog

Яндекс.Метрика

ПРОТОИЕРЕЙ ВЕНИАМИН ЖУКОВ. глава 13. ОТ СЕРГИАНСКОЙ ЦЕРКВИ ДО МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ PDF Напечатать Е-мейл
 

Протоиерей Вениамин Жуков

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ 
НА РОДИНЕ И ЗА РУБЕЖОМ

ОБЗОР СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИИ.

глава 13. ОТ СЕРГИАНСКОЙ ЦЕРКВИ ДО МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ

После декларации 1927 г. «церковная» жизнь при Советах стала проходить под руководством властей. 

Митрополит Сергий, при жизни законного Местоблюстителя Митрополита Петра, присвоил себе звание Местоблюстителя Патриаршего Престола и совершил тем самым грех самозванства в Церкви.

В 1943 г., в условиях военного кризиса, пытаясь приподнять дух народа и продемонстрировать гуманность перед союзниками, бывший семинарист Иосиф Джугашвили решил разыграть «религиозную карту». Стали открывать церкви, в них призывали жертвовать на спасение отечества. Благодаря этим пожертвованиям церковь вскоре помогла вооружить одну дивизию. 

5 сентября 1943 г., на приеме у Сталина, Митрополиты Сергий (Страгородский), Алексий (Симанский) и Николай (Ярушевич) получили задание подготовить всё для восстановления патриаршества. Для этого были собраны из концлагерей оставшиеся в живых и лояльные советской власти епископы, а также срочно произведены хиротонии бывших, но «покаявшихся» обновленцев. Таким способом набрали девятнадцать человек и объявили их Православным Собором, «выбравшим» Митрополита Сергия «Патриархом Московским и всея Руси». Так была совершена имитация Православного Собора, а фактически – надругательство над Патриаршеством и «всея Русью». 

После смерти Патриарха Сергия в феврале 1945 года был организован «Поместный Собор РПЦ». Военные самолеты доставили в Москву представителей Восточных Православных Церквей. Иностранных гостей задобрили щедрыми подарками. «Патриархом Московским и всея Руси» на «соборе» 1945 года «избрали» Митрополита Алексия (Симанского), ближайшего сподвижника Митрополита Сергия, дискредитировавшего себя раболепным служением коммунистической власти в 1920-30-х годах. 

Преображённая Сталиным сергианская церковь стала усердно участвовать в жизни антихристианского государства. В 1947 году, по случаю празднования 800-летия Москвы, Патриарх Алексий I заявил, что возглавляемая им религиозная организация возносит «усердную всецерковную, всероссийскую молитву о державе, победе, мире, здравии и спасении... всех доблестных руководителей нашей страны во главе с нашим Великим мудрым Вождем, твердо ведущим нашу Родину по издревле священному пути мощи, величия и славы» (10). 

(10/ Отец Глеб Якунин. Подлинный лик Московской Патриархии. Москва. Второе изд.1996.)

Кремль активно использовал церковные структуры в своих интересах. Для укрепления влияния в странах Ближнего Востока, задействовались "церковные каналы" – связи патриархии с Восточными Церквами. Цели этих акций ясно излагались в докладной записке уполномоченного по делам религии Карпова Сталину: «В целях парализации попытки создания блока православных церквей Ближнего Востока и ограничения сферы действий Греческой церкви, целесообразно периодическое оказание денежной помощи православным церквам: Антиохийской, Александрийской и Иерусалимской со стороны Русской церкви» (11).

(11/ Там же.)

На Западе представители Московской патриархии получили задание завоевать доверие представителей инославных Церквей и также привлечь на свою сторону русскую эмиграцию. 

В двенадцатой главе «Борьба советской власти с эмиграцией. Евлогианский раскол» уже приводилась дословная запись беседы настоятеля храма МП в Париже о. Александра Туринцева от 8 ноября 1964 г., дающая ясное представление о том, как происходила обработка умов русских эмигрантов с помощью духовенства Московской патриархии. 

Политическое сотрудничество советской иерархии с разведывательными органами приобрело особое значение после вступления патриархии во Всемирный Совет Церквей (ВСЦ), Христианскую мирную конференцию (ХМК) и другие международные экуменические организации. 

Об услугах, оказываемых сергианской церковью советской власти, можно судить по следующему факту. В октябре 1969 года делегация Московской патриархии на заседании Христианской мирной конференции получила особое задание: «скомпрометировать на посту Генерального секретаря ХМК Ондру (гражданина ЧССР, во время событий 1968 года в этой стране выступившего с антисоветскими заявлениями) и добиться ухода его с этого поста» (12). Задание было успешно выполнено.

(12/ Там же.)

Другой факт: в июле 1983 года «в Ванкувер (Канада) на VI Генеральную ассамблею в составе религиозной делегации СССР (включавшей 120 человек), направлено 47 агентов органов КГБ из числа религиозных авторитетов, священнослужителей и технического персонала» (13). 

(13/ Там же.)

Агент КГБ по кличке «Арамис», работавший в Отделе внешних церковных сношений Московской патриархии переводчиком и впоследствии покаявшийся, рассказал на страницах еженедельника «Аргументы и факты», что почти все сотрудники отдела «работали либо на Московское УКГБ, либо на союзный КГБ» (14). 

(14/ Аргументы и факты. 1992, № 8.)

Для контроля над церковью органы КГБ не только внедряли на епископские должности своих прямых агентов или тех, у кого удавалось заглушить совесть, но и людей, известных своим аморальным поведением. От таких потом легче было добиться безоговорочного послушания. Так, на ряд руководящих церковных постов были поставлены гомосексуалисты, в свою очередь назначавшие в качестве подчиненных себе подобных. Разумеется, эти архипастыри не только не могли служить нравственным образцом для верующих, но, напротив, отвращали людей от Церкви (15).

(15/ Отец Глеб Якунин. Подлинный лик Московской Патриархии. Москва. Второе изд.1996.)

Удушение Церкви производилось руками самих же иерархов, таких, как Патриарх Алексий и Митрополит Николай (Ярушевич). В 1959 году они докладывали уполномоченному по делам религии Карпову: «Мы надеемся, что разработанный Вами план постепенного сокращения намеченного ряда монастырей будет одобрен и принят Правительством нашим, неоднократно являвшим благожелательное отношение к Православной Церкви, и что таким образом безболезненно пройдет предположенное сокращение наших обителей в указанных областях нашего Союза» (16).

(16/ Там же.) 

Заместитель председателя Совета по делам религии ЦК КПСС В. Фуров в своём отчете за 1978 г. указал, что есть угодные «партии и Правительству… архиереи, которые... реально сознают, что наше государство не заинтересовано в возвышении роли религии и церкви в обществе и, понимая это, не проявляют особенной активности в расширении влияния православия среди населения. К ним можно отнести: патриарха Пимена, митрополитов — Таллиннского Алексия (Алексия II, нынешнего здравствующего Патриарха с 1990 г.), Тульского Ювеналия, Орловского Палладия, Одесского Сергия, Алма-атинского Иосифа; архиепископов Харьковского Никодима, Волоколамского Питирима...» (17)

(17/ Там же.)

18 марта 1996 года крупнейшая эстонская газета «Роstimees» опубликовала статью «Тень КГБ ложится на Патриарха Алексия» с выдержками из отчетов КГБ ЭССР, хранящихся в Государственном архиве Эстонской республики: 

«Агент “Дроздов”, 1929 года рождения, священник православной церкви, с высшим образованием, кандидат богословия, в совершенстве владеет русским, эстонским и слабо немецким языками. Завербован 28 февраля 1958 года на патриотических чувствах для выявления и разработки антисоветского элемента из числа православного духовенства, среди которых он имеет связи, представляющие для органов КГБ оперативный интерес. При вербовке учитывалось в будущем (после закрепления на практической работе) выдвижение его через имеющиеся возможности на пост епископа Таллиннского и Эстонского. За период сотрудничества с органами КГБ "Дроздов" зарекомендовал себя с положительной стороны, в явках аккуратен, энергичный и общительный. Хорошо разбирается в теоретических вопросах богословия и международной обстановке. К выполнению наших заданий относится с желанием и уже представил ряд заслуживающих внимания материалов» (18).

(18/ Postimees. 1996, 18 марта.)

Впечатляют одни только названия прочитанных в духовных семинариях по почину Алексия Ридигера (нынешнего Патриарха Алексия II) лекций: «В.И. Ленин и культурная революция», «Коммунистическая мораль об отношении к труду и социалистической собственности», «Воспитание нового человека — важнейшая задача коммунистического строительства».

В 1960-1970-е годы наступила пора идеологического обоснования антихристианства. Архиереи стали испытывать необходимость в условиях нового общества оправдать свое лояльное к нему отношение и желание играть в нем полноценную роль, и для этого им стало необходимо примирить христианство с коммунизмом, т. е. «приспособить» христианство к атеистической доктрине. Руководству сергианской церкви предстояло выработать учение, базирующееся на примере жизни раннехристианских общин и на идеях христианского социализма, и приспособить его к реалиям «развитого социализма». Митрополит Никодим (Ротов) взялся за создание этой концепции, в основу которой был положен противоестественный союз Церкви и атеистического государства, полностью противоречащий христианской симфонии, руководствующейся единственным идеалом – евангельским. 

Изложение своего учения Митрополит Никодим начал с православного тезиса о единстве всего человеческого рода в Адаме: «Господь наш Иисус Христос примирил, объединил и сроднил все человечество с Богом, а всех людей – между собой» (19). «Церковь как Царство Божие, уподобляясь закваске, проникает во все части человеческого целого, во весь мир и действует с той мерой силы, которая соответствует нравственной высоте носителей Христовой истины. И хотя далеко не все люди активно и сознательно пребывают в Церкви, но Церковь – пребывает во всех любовью Христовой, ибо эта любовь не ограничивается какой-либо частью человечества, а распространяется на всех людей» (20). «Поэтому все люди, все Тело человечества (Адама), невидимо соединено с Богом и является некой “невидимой Церковью”». Церковная организация понимается Никодимом как «видимая Церковь», в которой «крещение определяет видимую принадлежность ко Христу» (21). Митрополит Никодим, сознательно исповедуя «крещение» протестантов истинным, обращается к ним, как к своим «братьям во Христе»: «Через таинство св. Крещения мы привиты к спасительной Божественной Лозе...» Видимая же Церковь «призвана к реализации плодов воплощения и Искупления в жизни своих непосредственных членов»(22). «Необходимо, – заявляет Митрополит Никодим, – внедрить в сознание наших верующих экуменическое сознание все глубже и шире, добиваться экуменической просвещенности в массах христиан» (23). 

(19/ Митр. Никодим. Собрание сочинений. Изд. Ленинградской духовной академии, 1974. Т. 3, с. 143.
20/ Там же, с. 141.
21/ Там же.
22/ Там же.
23/ Там же, с. 366.)

Цель экуменического движения состоит в создании мировой религии под управлением единой мировой власти. Для этого был создан Всемирный совет церквей, куда входят в настоящее время около ста пятидесяти самых разнообразных протестантских деноминаций и большинство православных церквей. Во главу угла этого движения ставится протестантское учение о «ветвях», согласно которому во всякой церкви содержится одна доля истины. Согласно этой теории, стоит соединить их всех между собой, чтобы получить единую церковь в полноте истины. Вопреки откровенному Слову Божьему, экуменизм отрицает Единую, Святую, Кафолическую и Апостольскую Церковь. В этом смысле его главный враг – Православие, и он старается подвести человечество под единый идеологический знаменатель, чтобы сразиться именно с Православием. 

Риторика в пользу создания единой мировой религии у Митрополита Никодима неудивительна. В ней вся суть экуменизма: мировую религию надо сделать привлекательной и доступной для всех. Исповедническая сущность религии, ее истинность становятся не важными, они отодвигаются на задний план. Создаются условия, при которых возможным становится всеобщее единение в поклонении антихристу, как предсказано в Апокалипсисе. 

Состояние мира во время прихода антихриста ярко описал Святитель Иоанн Шанхайский в Беседе о Страшном Суде: 

«Антихрист будет очень умен и одарен умением обращаться с людьми. Он будет обворожителен и ласков... При антихристе будет массовое отпадение от веры. Изменят вере многие епископы и в оправдание будут указывать на блестящее положение Церкви. Искание компромисса будет характерным настроением людей. Прямота исповедания исчезнет. Люди будут изощренно оправдывать свое падение, и ласковое зло будет поддерживать такое общее настроение. В людях будет навык отступления от правды и сладость компромисса и греха» (24).

(24/ Пасха среди лета. Вильмуассон: Изд. Зап.-Европ. Епархии РПЦЗ, 1996.)

В условиях полного извращения церковных ценностей и умаления христианского идеала сергианская церковь, сохраняя оболочку Православной Церкви, без зазрения совести поддавалась ускоренным темпом на уступки мировым антихристианским силам.