САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow 1985-2000 гг. митр. Виталий arrow 6. митр. Виталий arrow Соборный протест против деяний Архиерейского Собора РПЦЗ 2000 года

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

Соборный протест против деяний Архиерейского Собора РПЦЗ 2000 года PDF Напечатать Е-мейл
ВЕРТОГРАДъ-Информ

ТЕМА НОМЕРА

Соборный протест против деяний

Архиерейского Собора РПЦЗ 2000 года

 

Вдъ-Информ: Месяцы, прошедшие после Архиерейского Собора РПЦЗ 2000 года, со всей убедительностью показали: значительная часть Церкви не принимает тех деяний Собора, которые направлены на сближение Зарубежной Церкви с «мировым православием», с экуменизмом и «духом века сего». Практически сразу из разных уголков планеты стали доноситься голоса протеста против столь кардинального изменения курса РПЦЗ, которое, впрочем, готовилось все предыдущие годы. Первые протесты против соборных решений были опубликованы в прошлом номере нашего бюллетеня, но их поток не оскудел, а продолжается умножаться с каждым днем. То обстоятельство, что эти протесты не организованы каким-то одним центром и тем более не принадлежат перу одной «группы авторов», а написаны людьми, которые порой спорят друг с другом по разным частным вопросам, свидетельствует о поистине соборном неприятии итогов последнего Собора. Однако, ни один из архиереев РПЦЗ, подписавших, к примеру, письмо об общении с экуменической Сербской патриархией, не проявил пока, к глубокому сожалению, никаких признаков готовности прислушаться к соборному голосу Церкви. Напротив, паства РПЦЗ постоянно слышит от своих Архипастырей напоминания о том, что только они имеют право определять учение Церкви и курс церковной жизни, что явно противоречит традиционному православному пониманию соборности. Первые «протестующие» уже подвергаются каноническим прещениям, что говорит о готовности иерархии «до конца» проводить свою линию на единство с «мировым православием». Чадам РПЦЗ в России все это до боли напоминает авторитаризм МП, от которого они и бежали в Зарубежную Церковь, всегда славившуюся своей соборностью.

 

Протоиерей Вениамин Жуков (Париж):

«НЫНЕ ИСТИННУЮ ЦЕРКОВЬ ОЖИДАЕТ УЧАСТЬ 
МАЛОГО И ГОНИМОГО СТАДА, А ОТНЮДЬ НЕ БЛЕСТЯЩЕЕ МИРСКИМ СВЕТОМ «ВСЕЛЕНСКОЕ ПРАВОСЛАВИЕ
»

 

Возлюбленные братья и сестры!

Деяния Архиерейского Собора РПЦЗ октября месяца с.г. ввергли многих верных чад нашей Церкви в тяжелое испытание.

Что случилось? И как это случилось?

Случилось то, что на нашем Соборе важнейшие действия производились в угоду Московской Патриархии. После волны протестов со стороны верующих некоторые участники его пытались заверить, что ничего не было решено в отношение сближения с МП. Однако, реальность совсем иная. Она вытекает главным образом из Соборного Послания, из послужившего для его написания доклада еп. Евтихия и также из Обращения к Сербскому Патриарху.

<…> Из соответствующего анализа выступает, что на нашем Соборе были приняты определенные меры для сближения с МП, как с подлинной Русской Церковью. Причем, употреблялась ложная оценка её действий. В результате получилось бездушное послание, где заверения о нашем стоянии в правде Божией становились неубедительными. Если прибавить к всему выход на санкциональные мероприятия по отношению к непокорным, то перед нами вырисовывается подлинный образ действий Патриархии. И тогда, что с того, что нет прямого указания на соединение с МП, когда МП уже среди нас.

Можно допустить, что многие архиереи на Соборе не продумали всего того, что случилось, не имели возможности проанализировать употребляемые термины. Может быть для некоторых неожиданным явился психологический натиск («Моя подпись, — писал один архиерей, — стоит под Посланием потому, что на Соборе часть архиереев вели себя дерзко, и отказ ставить подпись был бы равносилен учинению раскола»). И поэтому у нас должно быть упование, что Милостивый Господь укажет призванным «право править слово истины», как впредь правильно поступить и не дать нашу Церковь окончательно на попрание и лишение самого ценного, чем она светила на весь мир, её духовной свободы.

Как это все могло случиться? Уже в мае 1993 г. на Архиерейском Соборе, состоявшемся в Леснинской обители, были впервые внесены незаметные изменения в нашем отношении к МП. Архиереи посчитали, что Церковь в России стала свободной и переменили давнее поминовение «О Православном епископстве гонимыя Церкви Российския» на «О Православном епископстве Церкви Российския». О какой Церкви тогда была речь? <…> Как будто мало кто тогда понял значение происшедшего. Ведь МП с помощью ОМОНа уже стала отбирать перешедшие к нам храмы в России, и наша Церковь стала гонимой от МП. Поэтому, Митрополит и целый ряд священнослужителей никогда не меняли прежней формулы, свидетельствуя, что для них Российская Церковь не была МП.

Далее, Послание Собора, состоявшегося в той же обители в октябре 1994 г., уже явно установило новый курс по отношению к МП.

«Мы ...полагаем, писалось в Послании, что пришло время искать живого общения со всеми частями Единой Русской Православной Церкви. Причем не может быть речи об объединении или подчинении нас Московской Патриархии, а пока лишь об улучшении отношений». Здесь, как и впоследствии, применялись успокоительные слова: «Целью таких собеседований не может являться компромисс между истиной и ложью. Незыблемый краеугольный камень нашего упования Сам Господь наш Иисус Христос. Не может быть общения света со тьмою». Иными словами, появился у нас в употреблении двойной язык. Это было первый раз в истории нашей Церкви.

Все эти составляющие мы находим в последнем соборном Послании октября 2000 г. Но здесь степень сдвигов в сторону МП стала наглядной для всех.

Какая была цель этой акции? — Выразить официально и провести в сознание людей (поэтому в частности создана специальная комиссия), что МП есть подлинная Русская Православная Церковь. Взамен мы сможем получить признание на существование на новых началах — Автономии. Впервые это понятие появилось в 1997 г. в Вестнике Германской Епархии, и такая перспектива для нашей Церкви была подтверждена Вл. Лавром в Вильмуасоне 17 июля 1999 г. Одно за другим потом так и последует. Нас признают все официальные Церкви. Но мы лишимся нашей духовной свободы и исповеднической природы нашей Церкви, как то было на протяжении почти всего 20-го века, в лице наших духовных вождей и нашего верующего народа, в наших святых, в чудотворных иконах и в прославлении множества святых, особенно святых Новомучеников в главе с благочестивейшим Царем-Мучеником Николаем.

Многие этого не видят, потому что не привыкли реагировать здоровым образом на ложь. Многие принимают за чистую монету распространяющийся в нашей среде лозунг «Вселенского Православия». В Вселенском Православии мы будем общаться с МП, КП и всякими Патриархатами, которые широко общаются с инославными. Да не будет!

Успокаивать себя тем, что в Послании 2000 г. были всего лишь неудачные выражения — нельзя. Если посмотреть пройденный путь с первого определения в 1994 г. что Московская Патриархия есть Часть Русской Церкви, если вспомнить, как Вл. Марк дважды встречался с Патриархом Алексием, как он же подписывал с архиеп. Феофаном Германским в 1997 г. «Заявление» от имени единой Русской Православной Церкви (указывая лишь в скобках составные части — МП и РПЦЗ), то мы легко убедимся, что новый курс, появившийся на нашем Соборе, не есть случайность, а результат продолжительных последовательных действий, какие бы ни были произведенные в промежутке времени иные заявления, как «Обращение к Русскому Народу» и т. д.

<…> В 1998 г. о. Михаил Арцимович выразил мнение нашему общему знакомому, что Зарубежная Церковь больше не существует, что это дело прошлого и что теперь надо идти за Вл. Марком и за Вл. Амвросием.

Мы не можем согласиться, что РПЦЗ, как благодатное духовное тело, уже не существует, и, в этом плане, мы не можем идти за Вл. Марком и Вл. Амросием. И мы будем молиться и уповать на милость Божию, на молитвы Пречистыя Его Матери и всех Мучеников и Исповедников Российских, что Господь Бог не оставит нас неутешенными.

Если нам поставят в вину наше неповиновение соборному решению относительно назначения правящего епископа, о чем была подана мотивированная апелляция, мы считаем себя вправе сказать, что решения в связи с новым курсом, допущенным в нашей Церкви, не позволяют нам нести повиновение, как в нормальных условиях церковной жизни, разве как в виде слепого повиновения и в равнодушии к церковной Истине.

По всем признакам современного мира, мы знаем, что ныне истинную Церковь ожидает участь малого и гонимого стада, а отнюдь не блестящее мирским светом «Вселенское Православие».

Прот. Вениамин Жуков — 15 декабря 2000 г
Храм Всех Святых в Земле Российской Просиявших — Париж

 

ПИСЬМО К ДРУГУ

Обращение клириков Западной Европы к епископу Михаилу

Лион, 29 ноября 2000 г.

Преосвященный Владыка Михаил,

с великим прискорбием, хочется лишь выразить Вам свою глубочайшую удрученность по поводу Собора и большое разочарование в Вас.

Все мы, Ваши долголетние собратья в Западной Европе, всегда считали Вас СВОИМ в числе епископата РПЦЗ, высказывали Вам не раз, устно и в доверительных письмах, все наши скорби в области церковной жизни, делясь с Вами как с другом, надеясь на Вашу поддержку в нашей борьбе за правое дело сохранения чистоты в нашей РПЦЗ. Поймите, дорогой во Христе Владыко, какой трагичный удар переживаем мы сегодня узнав о Вашей двойной измене:

1) не выступили против назначения еп. Амвросия — разрушителя Церкви,

2) подписали пресловутое Послание Собора, которое без всяких сомнений является решительным шагом к уничтожению РПЦЗ.

Ведь мы все, с Вами — «дети» нашего великого благороднейшего архипастыря, приснопамятного владыки Антония, которого справедливо можно было назвать «удерживающим» в нашей Церкви.[1] Положив руку на сердце, разве мы не признаем, что он НИКОГДА не пошел бы на такое ПРЕДАТЕЛЬСТВО, какое так умело и бесчестно проводит архиеп. Марк (и иже с ним...) уже в течение нескольких лет, при полном, роковом молчании остальных епископов.

<…> Зачем мы упрекали епископов МП в их слабости и компромиссе, на который они пошли в опасных, в годы жестокого коммунизма, условиях гонений на веру, если мы здесь, живя в условиях не грозящих нам концлагерем, не имеем минимального мужества, чтобы сказать по совести свое слово в защиту Правды. Кого нам бояться как не единого Бога? Или масоны страшнее? Ведь рано или поздно нам придется ответить перед Всевышним Судьей за то, как мы Ему служили.

Искренне просим Вас внять нашему дружескому призыву и не взыскивать за откровенность. Может быть, Вы еще заглянете внутрь себя, пересмотрите Ваш поступок и благородно отречетесь от Вашей пагубной подписи. <…> Ошибиться может каждый, но и каждый имеет возможность исправить свой промах, пока не поздно.

Во имя христианской любви к ближнему, будем молиться об этом для Вас, и просим Ваших святых молитв о нас, грешных.

Протоиерей Веньямин ЖУКОВ, протоиерей Михаил де КАСТЕЛЬБАЖАК, протоиерей Павел ПУАРЬЕ, протоиерей Раду АПОСТОЛЕСКУ, протоиерей Михаил ГУДКОВ, иерей Христо ПЕТКОВ, иерей Николай СЕМЕНОВ, иерей Квентин де КАСТЕЛЬБАЖАК, иерей Николй АПОСТОЛЕСКУ, протодиак. Сергий ВСЕВОЛОЖСКИЙ, протодиак. Герман ИВАНОВ-ТРИНАДЦАТЫЙ

 

Игумения Иулиания:

«УБИЙСТВЕННАЯ, РАЗРУШИТЕЛЬНАЯ СУТЬ ПОСЛАНИЯ СОБОРА РПЦЗ МАСТЕРСКИ УКУТАНА КРАСИВЫМИ, НО ПО СУТИ УЖЕ БЕССИЛЬНЫМИ ДУХОВНО СЛОВАМИ»

 

Его Высокопреосвященству,

Владыке Митрополиту Виталию,

Первоиерарху РПЦЗ.

Ваше Высокопреосвященство,

Владыко Святый и Дорогой!

Вот то, что я старалась устно Вам рассказать, когда видела Вас в Синоде. Но т. к. час был поздний (22-го после Всенощного Бдения), то Вы, Владыко Святый, благословили изложить Вам все, сказанное мною, на бумаге, что и постаралась я, с Божией помощью и Вашими Святительскими молитвами исполнить.

Можно было бы еще и еще писать. Но боюсь утомить Вас. Не обессудьте, меня головой били о камень в Хевроне. Болея душой за нашу Церковь, дерзаю поднять голос в защиту Ее. Дай Господи, чтобы это не было «гласом, вопиющей в пустыни», что найдется отклик и в других душах и сердцах.

Простите меня, Вашего Высокопреосвященства грешную послушницу

игум. Иулианию с сестрами

 

СС: Копии секретарю Архиерейского Синода Архиепископу Лавру

и зам. Секретаря Синода Епископу Гавриилу

 

КРАТКИЕ КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ ПО ПОВОДУ ПОСЛАНИЯ АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РПЦЗ ОТ 13/26 ОКТЯБРЯ 2000 ГОДА

Нам хорошо известны 4 разделительных фактора между ЗЦ и МП:

I. МП — это не Церковь, а неканоническое сборище.

II. Декларация 1927 года.

III. Непрославление МП Новомучеников.

IV. Экуменизм.

I

Поэтому с благожелательным сочувствием мы приветствуем обращение всего русского народа к молитве всем Святым Новомученикам Российским и особенно Царственным Новомученикам,которая стала отныне возможна, благодаря признанию их святости Архиерейским Собором Московской Патриархии. <…>

Тот факт, что МП может быть названа церковью только с прибавкой «лукавнующих», то что это фактически филиал КГБ — является непреодолимой преградой (исторически сложившейся) к нашему соединению с МП (вспомним 1-ую часть духовного завещания Вл. Антония) до еецерковного истинного покаяния. К сожалению, в п. 2 МП именуется «Церковью» даже «подъяремной» с оттенком сочувствия сотрудничеству МП и государства. <…> О Катакомбной Истинной Церкви — ни слова.

В п. 1 разсматриваются деяния МП как законные акты. Таким образом, признается благодатность и каноничность этой церкви.

Это означает, что 1-ая главная преграда, разделяющая МП и ЗЦ признана несуществующей.

Следует также обратить внимание и на явную ложь в п. 1. Что это за льстивый тон? Оказывается, молитва к свв. Новомученикам и Царственным мученикам стала возможна благодаря признанию их святости МП. Но мы прекрасно знаем, что давно уже по всей России разошлись писанные в Зарубежье иконы и появились свои, что люди давно уже молятся Новомученикам и Царственным мученикам, т. к. они уже 20 лет как прославлены и народная душа это знает.

II. Декларация митр. Сергия

<…> Нас обнадеживает принятие новой социальной концепции этим собором, которая по существу перечеркивает «Декларацию» митрополита Сергия 1927-го года признанием главенства Божиих заповедей над теми требованиями мiрских властей, которые привели бы к нарушению религиозных и нравственных основ.

<…> Значит Декларации больше не существует, как если бы ее и не было. Признание главенства Божиих заповедей над требованиями мiрских властей, как новая социальная концепция МП, противоречит Декларации, но не более. Наши же Архиереи расценили ее как смертельный выстрел в сергианство. И это в то время, когда произошло полное сращивание МП и государства (вспомним все мафиозные дела, когда мафия фактически покупает МП и МП сама становится частью государственной мафии. Кем оплачены все эти гигантские строительства (храм Христа Спасителя)?).

Получается, что мы, 80 лет требовавшие покаяния в сергианстве, вдруг <…> забыли, сколько крови святых мучеников было пролито в противостоянии сергиевской декларации, и какую-то «концепцию» приняли как покаяние, в то время как ни слова в документах Собора МП о покаянии в его церковном смысле не сказано.

Из Послания следует, что сергианство более не является фактором нашего разделения. Оно, может быть, осталось, как пережиток, но все эти нюансы остаточных явлений могут быть отработаны.

И так, эта 2-ая преграда Посланием аннулирована.

 

III. Новомученики

Руководствуясь Евангельским духом, мы с должным пониманием осознаем как трудно избавится от последствий порабощения Церкви в России советским государственным строем с его атеистической идеологией. Это понимание подвигает нас сочувственно и доброжелательно относиться к верующим бывшей подъяремной Церкви и приветствовать существенные шаги к оздоровлению церковной жизни в России.

Поскольку МП рассматривается как Церковь, естественно и прославление также приобретает силу.

Таким образом, и 3-я преграда разрушена.

 

IV. Экуменизм

Каждый год мы велегласно провозглашаем анафему экуменизму. В то же время, мы знаем, что наши архиереи молятся с экуменистами. Достаточно открыть последний номер Вестника Германской Епархии. Не будем упоминать другие примеры, они известны. <…>

К этому печальному обстоятельству прибавляется и то, что Московская Патриархия на своем соборе фактически подтвердила свою приверженность к широкому участию в экуменизмеи не озаботилась о предохранении от этой всеереси своего молодого поколения.

Итак, нас не устраивает приверженность МП к широкому участию в экуменизме, нам бы хотелось уже (как у нас). Степень участия МП и ЗЦ — разная, но принципиальной разницы уже нет. Итак, 4-ый фактор, разделяющий нас, в Послании не отменен, но фактически и его нет, т. к. часть наших архиереев уже молятся с экуменистами.

Так что при наличии доброй воли, «братской любви» и согласительной комиссии можно и эту 4-ую преграду преодолеть.

 

Вывод: рассматривая еще раз все 4 преграды, мы видим, что их больше нет — они были сломлены не натиском МП, а нашим собственным.

Итак, мы находимся в состоянии потенциального соединения.

Очень важно. Весь секрет этого документа в неслучайности подбора слов. Увы, сильный душок советской демагогии и иезуитского лукавства. Убийственная, разрушительная суть Послания, о котором говорилось выше, мастерски укутана красивыми, но по сути уже бессильными духовно словами. На минуту представим себе человека, склонного к соединению, каковых немало.

С Посланием в руках, он спрашивает: «Что нас разделяет?», и по пунктам отвечает:

МП — есть благодатная, каноническая Церковь. Почему нельзя в ней молиться и принимать Таинства?

Сергианство отменено.

Новомученики прославлены.

А против экуменизма выступает большая часть архиереев МП и огромные массы духовенства и мiрян.

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей обращается к своей пастве с новым ободряющим призывом быть верными до конца. Вашим архипастырям необходимауверенность в вашей любви и вашем доверии хранимому нашей Церковью святоотеческому Русскому Православию‚ верность которому вновь и вновь единодушно исповедуют все, без исключения, члены Архиерейского Собора.

Стоит обратить внимание также и на пп. 8 и 7, где в одном нас призывают быть верными до конца не Христу и не Его Святой Церкви, а Архиерейскому Собору, а в другом вдруг напоминают о «подозрениях к другим», «составлении союзов» для осуждения других и пр.

Напрасно мы будем вещать на весь мiр о своем стоянии в Истине, если члены нашей Церкви будут предпочитать личной добродетельной жизни подозрения к другим, ссоры, составление союзов для осуждения других и различные действия, расшатывающие приходскую и епархиальную жизнь. Эта пагуба, увлекающая в вечную погибель каждого участвующего в ней, неизбежно помрачает лик всей нашей Церкви, ослабляет ее свидетельство.

Затем, с немалым оттенком угрозы напоминают, что пагуба увлекает в вечную погибель каждого участвующего в ней. В таком ответственном документе не может быть ничего случайного. Не случайно и это, а написано с учетом неизбежного движения протестов, и той смуты и разделения, которые носит это Послание, как здесь, так и в наших приходах в России.

И, наконец, последнее:

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей обращается к своей пастве с новым ободряющим призывом быть верными до конца. Вашим архипастырям необходима уверенность в вашей любви и вашем доверии хранимому нашей Церковью святоотеческому Русскому Православию‚ верность которому вновь и вновь единодушно исповедуют все, без исключения, члены Архиерейского Собора.

Мы знаем, что один архиерей не подписал Послание. Зачем же ложь?

<…> С какого времени РЗЦ придает значение, важность и ценность соборным постановлениям МП?

Прославление МП епископов Игнатия Брянч. и Феофана Затворн. ведь не было признано нами, и любое их прославление доселе нами было вменяемо в ничто, как, собственно, и любое их церковное постановление.

Почему в этом Послании не было «освещено отношение МП к РЗЦ как безблагодатным раскольникам» и их «требование к нам вернуться в лоно матери церкви», что еще раз доказывает их полное нераскаяние в принятии Декларации митр. Сергия.

Читающих это Послание, поражает неясность формулировок, использование нецерковных терминов и понятий.

Поэтому с благожелательным сочувствием мы приветствуем обращение всего русского народа к молитве всем[2] Святым Новомученикам[3] Российским и особенно Царственным Новомученикам, которая стала отныне возможна, благодаря признанию их святости Архиерейским Собором Московской Патриархии[4]Нас обнадеживает принятие новой социальной концепции[5] этим собором, которая по существу перечеркивает «Декларацию»митрополита Сергия 1927-го года признанием главенства Божиих заповедей над теми требованиями мiрских властей, которые привели бы к нарушению религиозных и нравственных основ.

Руководствуясь Евангельским духом, мы с должным пониманием осознаем как трудно избавится от последствий порабощения Церкви[6] в России советским государственным строем с его атеистической идеологией. Это понимание подвигает нас сочувственно и доброжелательно относиться к верующим бывшей подъяремной Церкви[7] и приветствовать существенные шаги к оздоровлению церковной жизни[8] в России.

 

 

Иеромонах Дионисий и священник Тимофей (Алферовы):

«НЕТ СИЛ СМОТРЕТЬ НА СТРАШНЫЙ ПОЗОР НАШЕЙ ЦЕРКВИ, НАД КОТОРЫМ СМЕЮТСЯ ТЕПЕРЬ ВСЕ, КОМУ НЕ ПЛАЧЕТСЯ»
Письмо клириков приходов РПЦЗ в Новгородской области Преосвященнейшим Архиепископу ЛАЗАРЮ, Епископу ЕВТИХИЮ, Епископу ВЕНИАМИНУ, Епископу АГАФАНГЕЛУ, Епископу КИРИЛЛУ, Епископу МИХАИЛУ,

Епископу ГАВРИИЛУ

 

Ваши Преосвященства!

Решения последнего Архиерейского Собора РПЦЗ, как Вам известно, вызвали в нашей Церкви тяжелейшее потрясение. Все труднее становится удерживать сопастырей и мирян от резких, раскольничьих действий. Сколько людей уже безнадежно соблазнились, сказать сложно. В не меньшей духовной опасности и те, кто всерьез считает, будто ничего страшного не произошло.

<…> доклад Епископа Амвросия в Женевском приходе <…> показывает истинные планы тех, кто сейчас перехватил основные рычаги управления Зарубежной Церковью. Теперь уже яснее ясного, что до официального объявления о молитвенном общении с Патриархией остаются месяцы, может быть, недели. И нам это подается, как соборное мнение всего нашего епископата, всех, кто подписал решения Собора.

Итак, смысл столь соблазнительных посланий Собора состоял не в том, чтобы объективности ради отметить некие успехи Московской Патриархии, столь успешно вылечивающейся от болезни сергианства. <…> Патриархия никогда не признавала себя больной, никогда ни от чего не лечилась. Тем более по зарубежным рецептам. Она ощущает себя самодовлеющей полнотой и лишь присоединяет к себе «отщепенцев». Пока, видимо, идут переговоры об условиях такого присоединения Зарубежной Церкви.

Ныне не время считать «пункты», разделявшие нас и МП: которые параграфы можно зачеркнуть, а которые нельзя. Время задать только один, самый главный вопрос: служит ли курс руководства Патриархии духовному возрождению русского народа? Послание Собора ответило на это утвердительно, но мы уверены, что никто из Вас этого мнения не разделяет. Российские преосвященные прекрасно знают, как калечит людей патриархийное окормление. Продажа крещения всем без разбора воспитывает целый народ язычников православного обряда, ибо огромному большинству таких крещеных нет дела до Христа и вечной жизни с Ним. Воцерковившихся в МП отравляет дух стяжательства, дух старцепоклонства, особое совершенно неправославное агиографическое предание. Все это — современные плоды и современные формы проявления того же сергианства, того же принципа беспринципности ради «церковной пользы». И все это прекрасно всем Вам известно. Российским преосвященным — на столь обширном и горьком собственном опыте.

Итог таков, что на одного героя духа, воина-мученика Евгения Родионова, приходятся сотни пленных русских солдат, принявших ислам (их мы не осуждаем, а оплакиваем), и тысячи русских же людей, живущих в средней полосе России и принявших ислам совершенно свободно. Прибавьте к ним десятки тысяч, ушедших в латинство, в «порядочное протестантство» и миллионы ушедших в секты. Большинство из них искали сначала Бога в храмах МП. Вот итог этого духовного возрождения.

Но в Патриархии, скажете, встречается и нечто доброе. Хорошо, давайте вместе с Вами и вместе с преждепочившими Отцами Зарубежной Церкви любить наших братьев в МП. Раскроем для них сердца и окажем им милость. Вот они хотят почитать Царскую Семью и Новомучеников Российских. Наша Церковь подарила им сотни тысяч икон. Давайте напечатаем еще! Вот они хотят просвещать своих пасомых об экуменизме и сектах — мы дали им книги о. Серафима Роуза, давайте напишем и напечатаем новые на ту же тему. Они хотят детей учить закону Божию — наша Церковь подарила им учебник и азбуку, давайте составим новые, лучшие прежних. И так во всем. Если они ждут от нас той духовной пищи — дадим им эту пищу. Потрудимся ради этого вместе с лучшими из приходящих в патриархийные храмы русскими людьми.

Но слившись с ними под их лицемерным священноначалием мы и сами вынуждены будем начать лицемерить, мы быстро утратим всю свою соль, все свои духовные преимущества, которые не суть наши, но преданы нам отцами нашими. И таким образом мы не по любви поступим прежде всего к самой же Патриархии. Именно так всегда понимала Зарубежная Церковь любовь к собратьям в подъяремной церкви.

И кроме того, любя своих патриархийных собратьев, не стоит забывать и о своих собственных пасомых.

Ваши преосвященства! Время настало тяжкое. Нет сил смотреть на страшный позор нашей Церкви, над которым смеются теперь все, кому не плачется. И при этом постоянно слышать припев: такое, мол, у нас теперь святое соборное единство. Судя по предсоборным посланиям к предыдущему собору РПЦЗ 1998 г., многие еще в нашей Церкви были против единения с МП. Ныне — едва ли меньше, или меньше на ту часть, которая уже покинула нашу Церковь и которых Вы могли бы удержать.

Среди этого общего развала наш Первоиерарх своим посланием от 21 ноября (ст. ст.) фактически дезавуировал свою подпись под Посланием Собора, которую (всем это известно) добыли у него пользуясь его немощью. Этим он дал пример каждому из Вас. Пример искренности и духовной свободы. Пример того, как нужно говорить то, что думаешь, и при случае исправлять свои ошибки.

И теперь каждого из Вас мы сыновне умоляем и просим: снимите Ваши подписи под решениями Собора, данные Вами просто по недооценке возможных последствий. Аннулируйте их в любой форме. Подписывая то, с чем не вполне согласны, Вы надеялись достичь церковного мира и спокойствия — теперь видите вокруг себя бурю и шторм. Вы желали единства — и видите вокруг расколы и разделения, самые тяжкие за всю историю РПЦЗ. Вы призывали паству к подвигам благочестия — и вот, половина ее вообще не может спокойно молиться, настолько немирный дух поселен практически в каждом. Почему так получилось?

Это значит только одно: в решения Собора проник дух лжи и лицемерия, заимствованный от тех, с кем торопятся соединиться. Руководители Собора теперь разогнались до таких ударных темпов, что уже не могут даже притормозить. Ужасна, отвратительна по своему лицемерию будет сцена их «примирения» с епископами МП. Лобзающиеся у чаши будут прекрасно знать и глубоко презирать друг друга. Союз будет установлен, но каждый останется при своей оценке партнера! Неужели можно в этом участвовать, теряя всю свою паству, теряя свой авторитет, давно уже утратив духовную свободу?

Умоляем Вас, защитите честь Зарубежной Церкви! Не дайте лозунгом «соборности» осквернить и бесславно пресечь всю ее славную историю. Не нужна эта лжесоборность ради ложной славы лжецеркви. Пусть Зарубежную Церковь покинут те, кто уже давно не с нею. Пусть останутся те, кому она дорога.

 

Курские и воронежские клирики РПЦЗ:

«ОТКАЖИТЕСЬ ОТ ТАКОЙ СОБОРНОСТИ, 
КОТОРАЯ СВЯЗЫВАЕТ ОБЩИМ ГРЕХОМ!»
Открытое письмо духовенства курских и воронежских приходов РПЦЗ
Митрополиту Виталию, Первоиерарху РПЦЗ

 

Ваше Высокопреосвященство,

Глубокочтимый Архипастырь и Отец

Владыко Митрополит Виталий!

Конец 20-го века, пусть даже это скорее символическое понятие, нежели реальное (символы ведь тоже вещь немаловажная), оказался для нашей Русской Православной Церкви Заграницей почти сплошной чередой тяжких искушений и испытаний. Не успели мы вполне привыкнуть к мысли, что от нас отнята Иверская Мироточивая икона, мученически погиб ее хранитель Иосиф Муньос, что нагло, разбойнически захвачены наши святыни в Палестине, убит в С.-Петербурге отец Александр Жарков и в мир иной взят известный церковный писатель, богослов прот. Лев Лебедев; едва Церковь оправилась от смуты, вызванной действиями и заявлениями преосвященного Марка, архиепископа Берлинского и Германского, как Тело Церковное сотрясает новая смута. Ее без всякого преувеличения можно назвать наиболее тяжкой за все последние 10 лет.

Очень своеобразным «рождественским подарком» (поскольку важная церковная информация доходит до российских приходов традиционно с большим опозданием) стали для нас, клириков и мирян богоспасаемого града Курска некоторые документы состоявшегося в октябре сего года Архиерейского Собора РПЦЗ. <…>

По нашему глубокому убеждению, первым по степени значимости документом для всей дальнейшей судьбы нашей Церкви в Отечестве и рассеянии сущей является послание патриарху Сербскому Павлу. Главная мысль там выражена со столь ужасающей прямотой, что уже не остается никакой возможности истолковать это как искажение смысла неудачной формой изложения. Сказано в послании буквально следующее: «Будучи вашими братьями по крови и вере, мы всегда дорожили евхаристическим общением между нашими церквами-сестрами, и желаем сохранить утешение этого общения до конца времен... Мы просим Ваше Святейшество не отстранять нас от литургического общения с Вами, ибо мы все желаем вместе с Вами едиными усты и единым сердцем вечно славить Спасителя нашего — Христа Бога». Итак, дорогой о Господе Владыко, Вы купно со всеми епископами объявляете: наша Церковь имела, имеет и впредь предполагает иметь литургическое общение с Сербской патриархией. Что ж, все предельно ясно.

Неясности начинают возникать, когда на память приходит текст анафемы экуменизму 1983 г., подтвержденной совсем недавно очередным Архиерейским Собором РПЦЗ (в 1998 г.). В указанном тексте, как известно, речь идет не только о лицах, проповедующих еретические экуменические теории (так называемую «теорию ветвей» и «крещенское богословие»), но и о тех, «иже имут общение с сими еретиками или способствуют им или защищают их новую ересь экуменизма, мняще ю братскую любовь и единение разрозненных христиан быти», и те и другие, то есть, подвергаются анафеме...

Да простит нас Ваше Высокопреосвященство, но чтобы объяснить, каким образом наши архиереи и, надо понимать, вслед за ними мы — их паства, не «падоша» под свою собственную анафему, остается выбрать одно из двух: либо патриарх Павел и вся Сербская патриархия непричастны экуменизму, либо провозглашенная нашей церковью анафема — пустой звук, не более, соответствующего достоинства, следовательно, и все вообще решения и определения наших Архиерейских Соборов. Однако второе предположение, конечно, было бы злобной хулой и кощунством. Но, с другой стороны, вполне ясно, по нашему разумению, обстоит дело также и с Сербской патриархией.

Эта патриархия и по сей день не хочет расстаться со Всемирным советом церквей даже фиктивно, подобно Грузинской и Болгарской церквам. Церковная и светская пресса постоянно сообщают об очередных экуменических контактах и совместных молитвах сербских архиереев и духовенства с представителями всевозможных ересей. Вот, например, что передает с ссылкой на балканскую «Политику» российский православный информационный бюллетень «Вертоград-Информ» : «С 13 по 17 июля в Сербии по приглашению Сербской патриархии (здесь и далее выделено нами — духовенство г. Курска) находилась делегация католических епископов из государств-членов Европейского Союза. <…> Результатом поездки стало совместное коммюнике... В этом документе, в частности, говорится: «Мы, епископы, члены делегации Комиссии Епископатов Европейского Сообщества (КЕЕС), собрались для трехдневной встречи в Белграде. В совместной молитве и братском диалоге, с чувством молитвенного почитания и восхищения святостью Сербской Православной Церкви, мы стали еще ближе друг к другу. <…> Три дня мы вместе молились Богу, говорили и слушали друг друга...» Со стороны Сербской патриархии коммюнике подписали епископы Савва Шумадийский, Лаврений Шабачский и Валевский, Константин Средне-Европейский, Игнатий Браничевский и Ириней, епископ Бачковский» (Вдъ-Информ, # 7–8 (64–65), 2000 г. Стр. 19).

Мы прилагаем к своему обращению также другой документ, заимствованный из вышеуказанного источника. Это — послание патриарха Сербского Павла папе Римскому Иоанну — Павлу II в связи с «любезным приглашением» последнего прибыть в Ассизи в январе 1993 г. на совместную молитву с представителями различных религий. Вызывающей дерзости этого скандального манифеста экуменической идеологии могли бы позавидовать, пожалуй, самые смелые вероотступники из числа «православных» экуменистов.

Заслуживает внимания, Владыко, и то в высшей степени интересное место в нынешнем соборном послании патриарху Павлу, в котором говорится о «духовном соединении между двумя расторгнутыми частями Русской Церкви — находящейся на Родине и попавшей за границу», в связи с чем к главе Сербской патриархии обращены следующие слова: «Просим Ваше Святейшество содействовать этому», — то есть установлению евхаристического общения РПЦЗ и МП. Мы полагаем, что отсюда со всей очевидностью вытекают две вещи. Во-первых, Московская патриархия безоговорочно объявляется частью Русской Церкви, во-вторых, наш Собор делает шаг уже практического характера к достижению единства с МП.

<…> полагаем необходимым выразить свое отношение к другому документу, принятому нашим Собором. В нем говорится о перспективе евхаристического единства теперь уже с нашими заблудшими братьями старообрядцами. Безусловно, мы приветствуем эту благую цель. <…> Только вот если бы дело так именно и рассматривалось нашими архипастырями: как присоединение к Церкви тех, кто некогда от нее отпал. Увы, соборное обращение к представителям старообрядчества составлено таким образом, что, собственно, не ясно, кто же в действительности оказался в расколе с Церковью: мы или наши заблудшие братья старообрядцы!

Самоуничижение Архиерейского Собора, поистине, не знает никаких границ. От имени всей нашей Церкви у старообрядцев не только испрашивается прощение за причиненные им когда-то в истории жестокости и оскорбления, что было бы вполне справедливо и с чем мы полностью согласны — их в буквальном смысле приравнивают к великим исповедникам православия. Выражено это в послании донельзя откровенно: «Этим мы хотели бы последовать примеру святого императора Феодосия Младшего, перенесшего святые мощи Святителя Иоанна Златоуста в Царственный град из дальней ссылки, куда родители его немилостиво отправили Святителя. Применяя его слова, мы взываем к преследованным: “Простите, братия и сестры наши, прегрешения, причиненные вам ненавистью. <…> Простите оскорбивших вас безрассудным насилием, ибо нашими устами они раскаялись в содеянном вам и испрашивают прощения...”» Кажется, что к этому недостает только прибавить просьбу: «Смиренно вас молим принять нас в свое общение и присоединить к Святой Церкви». Тогда была бы полная смысловая завершенность. А как же иначе? Ведь если старообрядцы истинные чада по духу святителя Иоанна Златоуста, то они и есть настоящие исповедники православия. В таком случае, мы, православные, в действительности, духовные наследники беззаконных гонителей отца и учителя Церкви, нечестивые вероотступники. К каковым, как ни курьезно это выглядит, члены Архиерейского Собора отнесли себя в самом прямом смысле слова. Ибо упомянутый в послании имп. Феодосий II (408—450 гг.), никогда не являвшийся святым Православной Церкви, <…> известен церковной истории тем, что окончил жизнь, утвердив деяния созванного им же самим в 449 г. «разбойничьего» собора.

Странное самобичевание наших епископов, да простит нас Ваша Святыня за такую фразу, достигает своего апогея в просто потрясающем признании: «Мы со скорбью признаем, что великое гонение нашей Церкви в прошедшие десятилетия отчасти может быть и Божиим наказанием за преследование чад Старого Обряда нашими предшественниками». Стало быть, в том, что на Русскую Православную Церковь обрушились столь тяжкие беды виновны, в частности, прославленные Духом Святым ее святители, такие, к примеру, как Тихон и Митрофан Воронежские, Димитрий Ростовский и Иосаф Белгородский! <…>

Просим нас понять, достопочтимый Владыко, мы не считаем все поступки даже украшенных святостью Божиих человеков правильными и безошибочными. Возможно, и они в своем отношении к старообрядцам в чем-то были неоправданно суровыми. Однако, как мы полагаем, важно оценить позицию святых и Церкви Русской в целом. А она всегда, вне зависимости от степени икономии, оставалась принципиальной по существу: на старообрядцев смотрели как на людей, находящихся вне Церкви.

Мы <…> никак не можем принять идею установления церковного единства со старообрядцами путем своей полной духовной капитуляции. Мы искренне убеждены, что предельно допустимый максимум наших уступок — это снятие с них всех прещений, анафемы на дореформенное богослужение и испрашивание прощения за преследования и жестокости. Но, разумеется, не в такой форме, в какой сделано это нынешним посланием Архиерейского Собора.

Следующей важной темой, нашедшей отражение в документах Архиерейского Собора, стал, конечно же, вопрос об отношении к Московской патриархии. В нем, судя по всему, тоже наметились существенные перемены. Помимо того, что МП, как было показано выше, теперь уже без всяких оговорок считается частью единой Русской Церкви, Архиерейский Собор заявил, что видит в России «начало настоящего духовного пробуждения». Причем связывается это «духовное пробуждение» с конкретными решениями Архиерейского собора МП: прославлением сонма Новомучеников и Исповедников Российских вкупе с Царственными Мучениками и принятием «Социальной доктрины РПЦ».

<…> Но что же на самом деле произошло? После почти десятилетнего пребывания в условиях подлинной религиозной свободы, когда, наверное, в каждом дому православных верующих людей в России появились в молитвенных углах иконы Новомучеников производства Джорданвиллской обители, когда многие храмы официальной церкви украсились образами свв. Царственных Мучеников и им открыто стали служить молебны, как местночтимым святым, когда даже светское общество почтительно склонилось перед подвигом страдальцев за веру и начало открывать для себя величие личностей Августейших Страстотерпцев — Московская Патриархия, наконец, сдалась: согласилась-таки формально прославить Собор Новомучеников и Исповедников Российских. Хотя при этом, как справедливо замечает в своем докладе его преосвященство епископ Евтихий: «Не дано никакой оценки, ни извинения, ни попытки объяснения, почему до сих пор, более 70-ти лет, Московская Патриархия... лжесвидетельствовала и клеветала на святых Новомучеников, что их не было в России, а были политические преступники, что не было гонения на веру». Вдобавок ко всему, злостно саботировавшие длительное время причисление к лику святых Государя Николая II и членов его Августейшей Семьи, архиереи МП, сумели омрачить и самый акт их канонизации. Для этого даже специально изобрели особый термин — «страстотерпцы», противопоставив его в чудовищном и неслыханном доселе казуистическом толковании понятию «мученики». <…>

Неужели все это можно принять как истинное прославление Новомучеников?! По нашему разумению, такое прославление должно быть скорее названо издевательством над памятью святых. И совершенно очевидно, что продиктована была нынешняя канонизация отнюдь не религиозными мотивами, а вполне расчетливыми политическими соображениями: сохранить и упрочить влияние на массы простых верующих, выбить мощный «козырь» из рук РПЦЗ, а заодно и спровоцировать нужные для МП и тех сил, что стоят за ней, процессы внутри нашей Церкви. С прискорбием приходится констатировать, что последняя задача удалась полностью.

Наши архипастыри не ограничились только выражением сдержанного оптимизма и одобрением пока еще слишком поверхностных перемен в Московской патриархии. Было сказано нечто значительно большее: во-первых, что в связи с состоявшейся канонизацией устранена «одна из причин разделения нашей церкви и Московской Патриархии» и, во-вторых, что «на Архиерейском Соборе Московской Патриархии был частично преодолен и другой вопрос, нас разделяющий, т. н. “сергианство”». То есть остался один лишь экуменизм. И то не ясно, насколько долго, в связи с декларированным единством с Сербской патриархией, это последнее препятствие к соединению с МП будет рассматриваться как существенное.

Сергианство... Как много об этой чудовищной духовной язве МП сказано и написано нашими мучениками, исповедниками, церковными писателями на Родине и за рубежом. Если суммировать все их суждения, то они сведутся к следующему. Сергианство — есть коренной грех Московской патриархии, заключающийся в сознательной измене Христу и правде Его, при почти полном сохранении буквы догматов и внешней обрядности. <…> Сергианство, будучи действительно откровенным иудиным предательством Христа и Церкви не сводится к одной «Декларации» митр. Сергия и всем прочим противоцерковным деяниям названного иерарха и его преемников. Оно, подобно метастазам рака, поразило все стороны жизни МП, породило особый психологический тип, образ пастырствования. Главная черта которых — принципиальная беспринципность, бесовское оборотничество, в основе коего лежит добровольное согласие служить антихристовым силам, в каком бы политическом обличии они не выступали, т. е. прямо антихристов дух. Поэтому только иронию способны вызвать у нас абсолютно пустые сентенции патриархийных определений, вроде той, которая произвела на владыку Евтихия столь сильное впечатление: «Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении». Надо же, какое достижение! В конце второго тысячелетия по Рождестве Христовом иерархи МП убеждают себя соблюдать прописные для христианского сознания истины. И то, конечно, хорошо, — кто спорит. Да только чего все это стоит, если <…> напрочь отсутствовало желание прервать духовно-идейную преемственность с основателем советской Московской патриархии митр. Сергием (Страгородским). И здесь, в данном вопросе, как нельзя более откровенно проявилось то самое оборотничество МП. Оно же выразилось и в отношении к экуменизму. Всюду один хорошо знакомый стиль: угождение «правым» и «левым», православным и экуменистам, «вашим» и «нашим», без малейшей претензии на определенность, но зато с бережным охранением всего груза грехов прошедшего и настоящего времени. Советская патриархия иначе и не может. Поскольку от нее требуется подвиг духовного перерождения, на который она не хочет идти.

<…> Наши епископы <…> образовали «Комиссию по вопросам единства Русской Церкви». Каковы будут итоги ее работы пока, конечно, сказать трудно. Но какими они должны быть в принципе, чтобы все члены нашей Церкви, верные ее исповедническому пути, могли с ними согласиться, известно заранее. Для этого, по крайней мере, комиссия должна четко сформулировать, чего конкретно все мы ожидаем от МП. А мы, естественно, ожидаем, что прежде чем речь зайдет об установлении евхаристического общения, патриархия выполнит ряд важных условий, которые будут выглядеть примерно так.

Нынешний состав Синода МП во главе с патриархом Алексием II должен уйти на покой. Дальнейшая их участь предоставляется решению свободного Поместного собора Русской Церкви, включая РПЦЗ. Но в любом случае, права занимать епископские кафедры они лишаются.

Митрополиты Кирилл (Гундяев), Владимир (Котляров) и другие архиереи, активно участвовавшие в экуменистической деятельности и известные своей экуменистической идеологией подлежат безусловному отстранению от кафедр и церковному суду.

Создается церковный суд для рассмотрения дел лиц любого иерархического звания, повинных в содомском грехе и живущих в тайном сожительстве с женщинами. Все уличенные в таковых преступлениях извергаются из сана. Получают должную оценку церковной власти и запрещаются впредь скандальные виды торгово-финансовой деятельности духовенства и церковных структур, связанные с продажей винно-водочных и табачных изделий, и иные антиканонические деяния в хозяйственной сфере.

Собором епископов МП анафематствуется «Декларация» митр. Сергия и последовавшие за ней документы аналогичного содержания, а равно и противоцерковная деятельность названного иерарха и его преемников, выразившаяся в осуждении исповедников веры и прещениях, наложенных на них, в сотрудничестве с органами коммунистической партии и советской власти с целью доносительства и в допущении мирской власти распоряжаться внутренними делами Церкви.

Собор епископов МП анафематствует экуменическую ересь («теорию ветвей», «богословие революции», «крещенское богословие»), всю свою прежнюю экуменическую деятельность, все принятые экуменические документы и заявляет о выходе из состава всех экуменических организаций. Лица, участвовавшие в совместных молитвах с инославными, приносят покаяние и запрещаются в священнослужении на длительный срок. Осуждается, как антиканонический, чин отпевания неправославных в требниках Московской патриархии. Прекращается евхаристическое общение со всеми официальными православными церквами, кроме Иерусалимской.

Заметим, что это лишь самый необходимый минимум требований веры. Однако, чтобы Московская патриархия с ним согласилась, в ней должна произойти настоящая революция. Добровольно она никогда на это не пойдет. Поэтому мы совершенно не тешим себя иллюзиями на сей счет. Не заблуждаемся нисколько и относительно созданной нашим Архиерейским Собором «Комиссии по вопросам единства Русской Церкви». В свете всего вышесказанного ее деятельность будет, на наш взгляд, в лучшем случае, бесполезной.

Подведем некоторые итоги.

Соборное послание к старообрядцам, по нашему мнению, документ не только крайне унизительный для Православной Церкви, но и содержащий признаки неправославной экклезиологии. Фактически уровняв старообрядцев с исповедниками православия, Архиерейский Собор, во-первых, оставляет их при своих заблуждениях, преграждая тем самым путь к покаянию, и во-вторых, либо учит тому, что вне Церкви Христовой может существовать истинное исповедничество, либо считает, что Церковь может разделяться на части, веками не имеющие между собой евхаристического общения. <…>

Все прежнее принципиальное отношение нашей Церкви к Московской патриархии закончилось. Наши архипастыри отныне канонически четко определили свои воззрения на МП, как на часть единой Русской Церкви и считают, что одна лишь экуменическая деятельность патриархии является существенным препятствием к восстановлению евхаристического единства с ней. <…> Таким образом, разрешение всего сложнейшего комплекса проблем, связанных с МП, сведено нашими епископами к простому принятию этой церковной организацией половинчатых, двусмысленных и весьма непоследовательных публичных деклараций.

Самым тяжким по своим духовным последствиям документом должно быть безусловно признано послание к патриарху Сербскому Павлу. Так как оно, без всяких сомнений, подпадает под анафему экуменизму, соборно принятую нашей Церковью. Подобное унижение РПЦЗ вряд ли знала за все предыдущие годы своего существования. Епископы нашей Церкви-Исповедницы, словно провинившиеся школьники, просят у патриарха-экумениста не лишать их литургического общения с ним! И это после недавнего публичного осуждения патриархом Павлом РПЦЗ за деятельность на территории России! Ко всему прочему, согласившись с преосвященным Евтихием, что в настоящее время нашу Церковь и патриархию разделяет, практически, один лишь вопрос об экуменизме, наши архипастыри поставили себя в весьма незавидное положение. Теперь крайне трудно будет оспорить тех, кто станет обвинять наш Архиерейский Собор в лицемерии и политиканстве: вот, дескать, экуменизм не помеха им, чтобы общаться с сербами, а с МП, почему-то — помеха. Значит, подхватят, наверняка, патриархийные идеологи, не в духовно-идейных разногласиях, как мы всегда об этом говорили, дело, а — в политике.

<…> Впервые за последние 10 лет или даже за всю историю Зарубежной Церкви не от каких-нибудь внешних, враждебных нам сил, а от Собора наших преосвященных РПЦЗ получает удар невиданной мощи. Впервые столь сильный соблазн для Церкви исходит не от отдельных епископов или единичных сомнительных документов, а от епископата и его решений в целом. Мы до сих пор не в состоянии понять, как это могло случиться. Когда ничто, казалось бы, не предвещало даже незначительного волнения, разразился страшный шторм. Уже сейчас, не в отдаленной перспективе, он грозит расколоть и погубить корабль нашей Церкви. Поскольку речь уже идет не о частных обстоятельствах церковной жизни и ошибочно принятых по ним решениях архиерейской власти. Испытанию подвергается наша верность православию. Под вопрос поставлено наше дальнейшее пребывание в РПЦЗ. Ибо мы не для того уходили из экуменической Московской патриархии, чтобы войти в общение с такой же экуменической патриархией Сербской и в конечном итоге оказаться вновь в объятиях нисколько духовно не переродившейся МП. И не для того, с полной ответственностью перед Богом и своей совестью, согласились с анафемой, которой наши архипастыри поразили экуменическую ересь, чтобы затем взвалить на самих себя ее непереносимое бремя. Поэтому мы не просим Вас, Владыко, а заклинаем именем Господа Иисуса Христа: властно возвысьте свой глас Первоиерарха, отмените и осудите послание к Сербскому патриарху, твердо объявите о принципиальной невозможности объединения с Московской патриархией до категорического осуждения ею всех старых и новых своих грехов и принятия ряда настоящих, а не декларативных мер для исправления церковной жизни! Откажитесь от такой соборности, которая связывает общим грехом! <…>

Во имя всего святого, остановите падение нашей Церкви в бездну!

Вашего Высокопреосвященства смиренные послушники и богомольцы

 

Настоятель Троицкого прихода РПЦЗ г. Курска иерей Вячеслав Лебедев; иерей Валерий Рожнов; настоятель прихода Рождества Пресвятой Богородицы РПЦЗ г. Курска иерей Владимир Цуканов; второй священник прихода Рождества Пресвятой Богородицы РПЦЗ г. Курска, и. о. настоятеля прихода иконы Божией Матери «Взыскание погибших» г. Воронежа иерей Вадим Пахомов; староста прихода иконы Божией Матери «Взыскание погибших» г. Воронежа инок Диодор (Пашенцев); настоятель Свято-Троицкого (второго) прихода РПЦЗ г. Курска иеромонах Порфирий (Катунин).

 

P.S. Приносим свои извинения, досточтимый Владыко, но ввиду чрезвычайной важности для дальнейших судеб РПЦЗ всех вопросов, затронутых в данном обращении к Вам, мы находим необходимым придать его самой широкой огласке.

 

Священник Николай Фуртатенко,

благочинный Киевского округа РПЦЗ:

«ПРИХОДЫ В РОССИИ НЕ ЖЕЛАЮТ ИДТИ ПО СТОПАМ ОТСТУПНИКОВ И НАРУШИТЕЛЕЙ ТРАДИЦИИ РПЦЗ»

 

Его Высокопреосвященству,

Высокопреосвященнейшему Митрополиту Виталию, Первоиерарху РПЦЗ

от духовника Киевскаго округа свящ. Николая Фуртатенко и прихожан

 

ПРОШЕНИЕ

Припадая к Вашим святительским стопам, умилительно просим отложиться от явно изобличенных экуменистов, находящихся в лоне РПЦЗ, — архиеп. Марка, архиеп. Лавра и др.

Ваши воззвания будут иметь силу только в следующем случае:

1. Если, согласно «Уставу РПЦЗ», Чрезвычайный Архиерейский Собор (хотя бы из числа кающихся) отменит соборное решение об уничтожении Церкви (экуменизм).

2. Если Вы и единомысленные с Вами архиереи объявите об отложении от еретиков-экуменистов и возглавите движение за чистоту Веры.

Только тогда российские приходы будут Вас поддерживать. До исправления этого положения, к глубокому нашему прискорбию, не имеем права по Правилам Св. Церкви, поминать иерархию поименно.

Не ищем никаких «духовных трущоб», остаемся в лоне РПЦЗ.

Призываем весь епископат, подписавший еретическое решение, через соборное покаяние вернуться в Церковь.

Надеемся, что голос русского православного народа будет услышан.

Духовник Киевскаго округа, свящ. Николай Фуртатенко и прихожане

23 декабря 2000 г.

 

ВСЕМ ЧАДАМ РУССКОЙ ЦЕРКВИ НА РОДИНЕ И ЗА ЕЕ ПРЕДЕЛАМИ

В наше трудное апокалиптическое время очень тяжело разобраться в истинном положении дел. Везде трусость, ложь и обман. Поэтому хотелось бы всем напомнить слова Самого Спасителя: «По делам их узнаете их». Вот тот указатель, по которому лишь можно отличить пшеницу от плевел.

К сожалению, к так называемым «официальным церквам» примкнула и высшая иерархия РПЦЗ. Это отступление окончательно утвердилось на последнем Архиерейском Соборе, состоявшемся в Нью-Йорке 4/17–14/27 октября 2000 года. По этому поводу происходят великие смущения с законными требованиями.

Единодушно подписав обращение к сербскому патриарху-экуменисту «не лишать Литургического общения», все участники Собора подпали под собственную анафему, провозглашенную РПЦЗ этой всеереси и преступили 10, 11, 45, 46, 65 правила Святых Апостол; 27 правило Василия Великого, а также 32, 33 правила Лаодикийского собора и 2 правило Антиохийского собора.

Нарушение свв. канонов проходило планомерно и довольно открыто (напр., «Вестник Германской епархии» № 4, 2000 г.).

Вместо того, чтобы пресечь и осудить единичные случаи нарушений, Архиерейский Собор выразил свою признательность духовным преступникам, единодушно узаконив свое желание Литургического общения с еретиками-экуменистами.

В МП появилось в последние годы т. н. «старчество». Это явление изучено, и ему дана соответствующая его роли оценка, как «гуризму» (Иером. Серафим Роуз). Это же явление наблюдается и в РПЦЗ. Теперь, когда в Церкви происходит отступление от Истины, люди авторитетные, те же «старцы», берут на себя смелость проводить черту терпимости в этих событиях, т. е. до каких пор можно находиться под омофором подписавших известные документы.

Если мы, православные, желаем быть в единомыслии с Христовой Церковью, пребывающей не только на земле, но и на Небесах, то обязаны отвергнуть свои желания и понимания, и беспрекословно подчиниться Свв. Правилам. Написанные Духом Святым на все времена, они для всех должны быть святы и соблюдаемы всеми — от первоиерарха до мирянина. Без этого Церковь превращается в организацию человеческую.

Экуменизм есть духовный блуд. Поэтому приходы в России не желают идти по стопам отступников и нарушителей традиции РПЦЗ. Мы призываем всех, с кем случилась эта беда, опомниться, воззвать к милосердному Господу о прощении сего падения.

Согласно «Положению РПЦЗ» (параграф 14), первоиерарх имеет право на проведение Чрезвычайного внеочередного Собора для исправления положения. Принятое Собором решение отменяется только на таком же уровне.

Никакие воззвания, обращения и т. п. документы не имеют законной силы. Соборно приняли, соборно и отменить. Это и есть плоды истинного покаяния. Эти события очистят Церковь от еретиков.

Пока этого не произойдет, мы не вправе поминать за Богослужением просящих Литургического общения с членами экуменической организации ВСЦ.

Каждый день нераскаянности подтверждает закоснелость в грехе и отступлении. Еще ждем и надеемся, призываем, поминая в общем, без имен «Православное епископство гонимыя Церкви Российския». Не желаем вычеркивать всех из списков поминаемых.

Пришлось наблюдать лживость МП. На словах и с земными поклонами просят Бога «зрети своя прегрешения», на деле же все наоборот. На словах, в подписях, в титулах именуют себя смиреннейшими, блаженнейшими и т. п. А на деле это не больше, чем звук. Да не будет такого у нас.

Церковь Христова Свята и непорочна. Она будет по численности уменьшаться: («Сын Человеческий пришед, найдет ли веру на земле?» Лук. 18, 8). Пусть нас это не пугает. «Бог не в силе, а в правде». Все, что идет вразрез с установленным Божественным порядком, является смертным грехом и не только не подлежит исполнению, на каком бы уровне ни было принято, но должно быть немедленно отвергнуто верными и осуждено.

Враг, как никогда сплочен и наносит свои последние удары. Будем молить милосердного Господа сплотить всех верных чад, и будем просить о покаянии архиереев и клириков, стремящихся объединиться с отступниками, дабы Господь дал им силы и мужество не убояться никаких последствий своей решимости следовать Истине.

Духовник Киевского округа священник Николай Фуртатенко

29/11.12.2000 г.

 

Архимандрит Алексий (Макринов):

«С ВОЛКОМ МОЖНО РАЗГОВАРИВАТЬ ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ ЗАБОР»

Обращение к собранию духовенства РПЦЗ во Франции

 

Дорогие о Господе отцы и братия, Христос посреде нас!

Настоящим послесловием сопровождаю предложенное Вашему вниманию извещение епископу Евтихию от духовенства Санкт-Петербургской и Северо-Русской епархии РПЦЗ от 11/24 ноября сего года и наше обращение к единомысленным клирикам и мiрянам нашей Церкви от того же числа [опубликованы в № 11 нашего бюллетеня за 2000 г.].

Оба эти документа получили полное одобрение состоявшегося в Гатчине чрезвычайного приходского собрания (около 100 человек засвидетельствовали это своими подписями).

1. Мы отказались принять назначенным Архиерейским Собором нашей Церкви в качестве временно управляющего Санкт-Петербургской и Северо-Русской епархией еретичествующего епископа Евтихия, являющегося активным проповедником идеи унии нашей Церкви с МП.

На основании пункта 7 Указа № 362 Свят. Патриарха Тихона, мы образовали Епархиальный Совет вдовствующей Санкт-Петербургской и Северо-Русской епархии, который по смыслу этого Указа призван к выполнению двух задач:

а) поиск канонического епископа с целью передачи епархии в его управление;

б) ведение текущих дел епархии.

2. В своем обращении к единомысленному духовенству, монашествующим и мiрянам нашей Церкви, мы извещаем всех о нашей приверженности РПЦЗ и той бескомпромиссной верности святоотеческому Православию, которое было ея знаменем в течение семи десятилетий.

Мы также заявляем, что результативный документ, изданный Архиерейским Собором РПЦЗ, состоявшимся в октябре 2000 года в Нью-Йорке (который Вы справедливо называете «разбойничьим») и другие известные нам его деяния, не позволяют нам обращаться за благословением к подписавшим его архиереям.

С удивлением я услышал в последующие дни от некоторых из Вас упреки в «излишней поспешности», в том, что Санкт-Петербургская епархия якобы ушла из РПЦЗ, в «матвеевщине» и т. п. Нам говорят, что мы должны были еще неопределенное время «выжидать». Скажите — чего? И как? Вознося за богослужением имя архиерея-еретика?

Нам говорят, что Послание нашего Архиерейского Собора было, возможно, «провокацией», призванной вызвать отделение от Синода российских приходов, которые теперь так мешают сторонникам унии с МП. Но должны ли мы думать, что наши архиереи нас провоцируют?! А если нас провоцируют члены разбойничьего собора, должны ли мы лгать самим себе и своим прихожанам, оправдывая или замалчивая решения этого собора?

Или мы должны «выжидать», пока нас всех запретят и лишат сана эти разбойники? Ведь признавая их сейчас, мы обязаны будем, и подчиниться их запретам.

Нет, отцы и братия, — с волком можно разговаривать только через забор. И потому мы решили действовать не анархическим, а строго каноническим образом: по Указу № 362 Свят. Патриарха Тихона и согласно правилам Свв. Отец и Вселенских Соборов. И мы категорически заявили о своей верности РПЦЗ — пускай уходят из нея те, кто стремится в объятия МП, которую они кощунственно называют «Матерью-Церковью».

<…> Выжидая неизвестно чего, мы можем дождаться только того, что некоторых из нас склонят к компромиссам, других разъединят дезинформацией и клеветой и т. д. И время будет работать против нас.

<…> Итак, мы выступаем от имени Санкт-Петербургской Епархии РПЦЗ. У нас есть твердое упование обрести канонического Епископа. Прежде всего, наши чаяния направлены на Владыку Варнаву, единственного пока Епископа, отвергшего решения разбойничьего собора, на Владыку, известного своим неизменным стоянием за святое Православие в течение 18 лет своего архиерейства <…>. Никто не смеет говорить, что Владыка Варнава был предназначен только для тайной «передачи благодати»!

<…> Перед каждым из нас сейчас стоит выбор. На нас смотрит весь мiр, смотрят наши верующие, желающие одного — до смерти пребыть в истинной Церкви, люди, которые никогда не согласятся на апостасийную унию с МП, не признают и духовенство, идущее извилистым путем компромиссов.

Молитвенно с Вами, нед. архимандрит Алексий (Макринов)

 

Протоиерей Михаил Ардов

«ПОД СВОЮ АНАФЕМУ ПАДОША»,

или БЕССЛАВНЫЙ КОНЕЦ ЗАРУБЕЖНОЙ ЦЕРКВИ

 

Весною 1994 года покойный Епископ Григорий (Граббе) написал Первоиерарху РПЗЦ Митрополиту Виталию горестное письмо, которое начиналось такими словами: «Очень давно уже, собственно с первых дней возглавления Вами нашей Зарубежной Церкви, я с большим беспокойством и сердечной тревогой следил за тем, как быстро стала она скользить в пропасть административного развала и канонического хаоса».

Затем Епископ Григорий приводил многочисленные факты, подтверждающие его выводы, а в конце послания обращался к Первоиерарху с призывом: «Вам совершенно необходимо резко и решительно повернуть руль нашей администрации в сторону соблюдения канонов, пока ещё не поздно. Не допустите же, Владыко, чтобы Ваше имя в истории Русской Церкви было связано не с продолжением мирного строительства церковной жизни, а с резким и позорным её разрушением и в России и Заграницей».

Увы! — собратья-епископы не восприняли здравый голос человека, который в течение 55 лет состоял в должности Секретаря Зарубежного Синода... И окончательным подтверждением этого стал последний Архиерейский Собор (октябрь 2000 г.), где было объявлено о готовности РПЗЦ капитулировать перед ее злейшим врагом и беспощадным гонителем — Московской Патриархией. <…>

Перед нами «Послание», которое участники Зарубежного собора адресовали «возлюбленным чадам во отечестве и в рассеянии сущим». Пожалуй, за всю историю РПЗЦ не было опубликовано документа столь лукавого, столь предательского по отношению к собственной истории. Читаем: «С благожелательным сочувствием мы приветствуем обращение всего русского народа к молитве всем святым Новомученикам российским и особенно Царственным новомученикам, которая стала отныне возможна благодаря признанию их святости Архиерейским Собором Московской Патриархии».

<…> В своем «приветствовании» зарубежные епископы подтверждают пропагандистскую ложь Московской Патриархии, которая не устаёт твердить, будто её паства составляет до восьмидесяти процентов населения России. В то время, как исследователи независимые называют иные цифры: прихожанами «сергианских» храмов является никак не более пяти процентов, а это — отнюдь не «весь русский народ».

В том же абзаце читаем и такую корявую фразу: «Нас обнадеживает принятие новой социальной концепции, которая по существу перечеркивает «Декларацию» митрополита Сергия 1927-го года признанием главенства Божиих заповедей над требованиями мирских властей, которые привели бы к нарушению религиозных и нравственных основ».

А между тем ни сам митрополит Сергий, ни его «декларация» на «юбилейном соборе» Патриархии ни разу упомянуты не были. Мало того, прославляя Новомучеников, «сергиане» кощунственно приравнивают к их подвигу свои собственные «труды и молитвы»: «Собор воздает хвалу Господу за подвиг мучеников и исповедников, которым утвердилась Церковь Христова. Благодаря этому подвигу, самоотверженным трудам и молитвам иерархов, клира и мирян наша Церковь смогла в условиях свободы в короткое время возродить свое свидетельство и служение». (Определение «юбилейного собора» МП «о вопросах внутренней жизни и внешней деятельности РПЦ»).

Кроме «Послания возлюбленным чадам» зарубежные архиереи составили еще одно письмо, адресованное Сербскому Патриарху Павлу — предстоятелю одной из наиболее вовлеченных в экуменизм официальных церквей. Это тем более удивительно и печально, что летом текущего года сей самый Патриарх в своем льстивом письме к Патриарху Московскому наименовал РПЗЦ «церковью» (с маленькой буквы и в кавычках), обвинив ее в деятельности «неканонической и заслуживающей всяческого осуждения».

Как и в «Послании чадам», в письме к Сербскому иерарху есть слова о якобы происходящем «духовном возрождении» и «оздоровлении церковного управления в России» <…>.

Как видно, подписывая этот позорный документ, епископы РПЗЦ просто-напросто забыли, что именно их Церковь на соборе 1983 года осудила экуменистов и возгласила им «анафему»... И следственно, авторы письма к Сербскому Патриарху в прямом смысле слова «под свою анафему падоша».

В цитированном мною послании Епископ Григорий (Граббе) писал Митрополиту Виталию: «Все годы существования Зарубежной Церкви мы пользовались уважением и славой не за что иное, как за бескопромиссную верность канонам. Нас ненавидели, но не смели не уважать. Теперь же мы показали всему православному миру, что каноны для нас пустой звук, и мы стали посмешищем в глазах всех, кто только имеет какое-то отношение к церковным вопросам». И далее: «Я был свидетелем и участником славного периода жизни Зарубежной Церкви, а теперь с болью смотрю на то, что считаю уже бесславным её концом».

Протоиерей Михаил Ардов

 

Сергий Канаев (Санкт-Петербург):

«ЛУКАВЫЯ РЕШЕНИЯ ПОСЛЕДНЕГО СОБОРА М.П. И ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ ОЦЕНКА ИХ АРХИЕРЕЙСКИМ СОБОРОМ Р.П.Ц.З. НЕУМОЛИМО ПОДТАЛКИВАЮТ НАС К СБЛИЖЕНИЮ С М.П. НА ЕЕ ЛЖИВЫХ ПРИНЦИПАХ»

Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему Виталию,

Митрополиту Восточно-Американскому и Нью-Йоркскому,

Первоиерарху Русской Православной Церкви Заграницей,

Председателю Архиерейского Собора Р.П.Ц.З.

 

Копии: Преосвященным членам Архиерейского Собора Р.П.Ц.З.

 

Ваше Высокопреосвященство, благословите!

Настоятельной причиной моего, как чада Русской Зарубежной Церкви, обращения к Вашему Высокопреосвященству явилось мое несогласие с некоторыми решениями и оффициальными документами последнего Архиерейского Собора Р.П.Ц.З. <…>

Во-первых, многие формулировки документов Собора, касающиеся состояния Московской Патриархии, возможности объединения с ней, оценки тенденций духовной жизни в России значительно отличаются, а подчас диаметрально противоположны тем, которые давались в основательном и тактичном «Обращении Архиерейского Синода Р.П.Ц.З. к русскому православному народу» и в строгом и решительном Предсоборном Послании Вашего Высокопреосвященства.

Во-вторых, <…> создается впечатление, что наш Собор был своего рода ответом на Собор М.П. И созван он был только ради того, чтобы оценить деяния патриархийного Собора. Смею предположить, что столь положительной оценки со стороны «так называемой «Русской зарубежной церкви»»[9] (стр. 33) не ожидали сами наши оппоненты. <…>

 

СЕРГИАНСТВО

Как известно, на Соборе М.П. были приняты «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» (стр. 150–212), в которой заявлено об «иных» отношениях Церкви и власти.

Они обычно характеризуются фразой о том, что «Церковь должна отказать государству в повиновении», «если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви» (стр. 159). При этом не обращают внимания на следующее утверждение, которое находится на той же странице: «Но и гонимая Церковь призвана с терпением переносить гонения, не отказывая государству, преследующему ее, в лояльности» (выделено мною — С. К.) (стр. 159). На мой взгляд, это говорит о том, что «новые принципы отношения Церкви и государства», рекламируемые Патриархией, если дело дойдет вновь до гонений, могут быть в нужный момент отброшены и оффициальная Церковь вновь перейдет на старый проверенный принцип лояльности.

В главе III.4, где разбираются «различные модели взаимоотношений между Православной Церковью и государством» (стр. 156), <…> нет упоминания о «Декларации» Митрополита Сергия. Нет о ней упоминания и в «Основах социальной концепции», нет ни слова о «Декларации» ни в одном докладе или документе Собора М.П. Патриархия сознательно замалчивает, сознательно уходит от темы «Декларации».

Если Патриархийный Собор ничего не говорит о «Декларации» 1927 года, не дает этому документу какой-либо оценки, и уж тем паче не делает никакого намека на покаяние в сергианстве, то почему же наш Собор решил за Патриархию, что их новая социальная концепция «по существу перечеркивает «Декларацию» Митрополита Сергия 1927 года?» Ведь сама М.П. так не считает.

Наша Церковь всегда утверждала, что грех сергианства можно омыть только искренним покаянием. <…> Отсутствие этого духовно обесценивает сам документ, ставит его в один ряд со многими другими лживыми и демагогичными документами, коих у Патриархии немало <…>.

 

ПОЧИТАНИЕ НОВОМУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РОССИЙСКИХ

Критерием святости при прославлении Собором М.П. православных христиан, пострадавших в эпоху лютых гонений <…> четко и недвусмысленно объявлено подчинение «законному Священноначалию», которым являлся Митрополит Сергий и его иерархия (стр. 44). Святость «мучеников-сергиан» при таком подходе — бесспорна. Прочие были прославлены или не прославлены в зависимости от того, в какой степени они «находились в разделении от законного Священноначалия» (стр. 43). О тех, кто не был согласен с церковной политикой Митрополита Сергия в докладе говорится следующее: «В действиях «правых» оппозиционеров, часто называемых «непоминающими», нельзя обнаружить злонамеренных, исключительно личных мотивов. Их действия обусловлены были по-своему понимаемой (выделено мною — С. К.) заботой о благе Церкви» (стр. 44). На мой взгляд, это ни что иное, как хула на Новомучеников и прямая апология сергианства.

<…> Считая истинной канонизацию Русской Зарубежной Церковью в 1981 году Собора святых Новомучеников и Исповедников Российских, мы не в праве признать за таковую патриархийную канонизацию. Даже при значительном совпадении в персоналиях Новомучеников, сам принцип их отбора комиссией М.П. — сергианский, ложный, а потому и патриархийная канонизация по сути — глумление над подвигом Новомучеников.

Согласившись с патриархийной «канонизацией» святых Новомучеников и Исповедников Российских и святых Царственных Мучеников, мы рискуем потерять их молитвенное предстательство за нас, то предстательство, которым на протяжении десятилетий держится Зарубежная Церковь.

 

ОЦЕНКА ДУХОВНОЙ СИТУАЦИИ В РОССИИ

То, что произошло на Соборе М.П. летом этого года иначе как бедой назвать нельзя. Неискреннее, сделанное под нажимом, лживое прославление св. Новомучеников, принятие других церковно неверных и лукавых документов не может не отразиться новыми несчастьями для нашей многострадальной России. Считать, что решения Собора М.П. способствуют «оздоровлению церковной жизни в России», что это «начало настоящего церковного пробуждения», «начальный акт покаяния», — значит неверно представлять, что происходит сейчас в нашем Отечестве.

Для нас, здесь живущих, очевидно, что Русский народ духовно деградирует. И если простой русский православный человек, а большинство православных в России — чада Патриархии, может принести покаяние в своих личных грехах, то он не может духовно выпрямиться, так как на него давит вся неправда М.П., ставшая после Собора еще больше. По моему мнению, именно по причине того, что оффициальная Церковь своей ложью духовно «гасит» Истину, Россия так и не может воспрянуть.

Боюсь, что положительная оценка Собором Р.П.Ц.З. решений Собора М.П., и вследствие этого недостаточно взвешенная оценка духовной ситуации в России может и нас сделать соучастниками патриархийной неправды. <…>

 

ЭКУМЕНИЗМ

Очень горько было увидеть в документах Архиерейского Собора Р.П.Ц.З. оффициальное признание в существующем евхаристическом общении между нашей Церковью и Сербской Патриархией и желание продолжать это общение в будущем.

Считаю, что такое общение не может быть оправдано никакими причинами, ни человеческими, ни церковными. Это общение не приносит добра ни нам, ни нашим братьям по вере. Очевидно, что сослужа с клириками экуменической Сербской Церкви и имея намерение продолжать это в дальнейшем, мы, с одной стороны, поощряем их пребывание в экуменической неправде, с другой стороны, сами размываем один из главных принципов стояния Р.П.Ц.З. — антиэкуменизм.

Сербская Церковь, которая сослужит и с нашей Церковью, и с М.П., является тем «мостом», который ведет нас к общению с самой Московской Патриархией. Надо решительно прекратить евхаристическое общение с Сербской Патриархией. Мы должны быть на спасительном берегу.

 

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИЕЙ

<…> Формулировки Архиерейского Собора Р.П.Ц.З. в части оценки решений Архиерейскаго Собора М.П. о том, что

— новая социальная концепция «по существу перечеркивает «Декларацию» Митрополита Сергия 1927 года»;

— «частично преодолен вопрос нас разделяющий, так называемое сергианство»;

— М.П. «отступает от принципов, изложенных в печальной «Декларации» Митрополита Сергия»;

— признано «осуждение политики сотрудничества с безбожными властями»,

несмотря на имеющиеся в формулировках оговорки и смягчения, в значительной степени упраздняют первый пункт нашего стояния —антисергианство.

Формулировки Архиерейскаго Собора Р.П.Ц.З. в части оценки решений Архиерейскаго Собора М.П. о том, что

— произошло «обращение всего Русского народа к молитве всем святым Новомученикам Российским и особенно Царственным Мученикам, которая стала отныне возможна, благодаря признанию их святости Архиерейским Собором Московской Патриархии»;

— Собор М.П. «близко подошел к исторической истине в Акте прославления сонма св. Новомучеников и косвенно признал достойным похвалы путь исповедников, не принявших курс Митрополита Сергия, как в упомянутом Акте, так и в своей новой социальной концепции»;

— «прославление является начальным актом покаяния»;

— «стала теперь действительно всероссийской молитва Царю-Мученику»;

— «одна из причин разделения нашей Церкви и Московской Патриархии большей частью устранена»,

в значительной степени упраздняет и второй пункт нашего идейного противостояния с М.П. — истинное почитание св. Новомучеников.

Формулировка Архиерейского Собора Р.П.Ц.З. в части устроения отношений с Сербской Патриархией о том, что

— «мы всегда дорожили евхаристическим общением между нашими Церквами-Сестрами, и желаем сохранить утешение этого общения до конца времен»,

подрывает и третий камень нашего стояния — антиэкуменизм.

Совсем непонятно, что и как должна делать созданная при Архиерейском Синоде комиссия по вопросам единства Русской Церкви, какими полномочиями она обладает. И главное — не дана четкая и однозначная формулировка, что из себя представляют «вопросы единства Русской Церкви».

<…> Мы, чада Р.П.Ц.З. в России, являемся чаще всего либо катакомбниками, которым отцы и деды завещали никогда не молиться в сергианских храмах, либо перешедшими в Истинную Церковь из самой М.П. Видя, как дела Патриархии все более расходятся с ее словами, видя, как набирает обороты апостасийный патриархийный маховик, мы не приемлем для себя в нынешней ситуации какого-либо сближения с оффициальной Церковью, поскольку не желаем «сделать ни шага ни в какие сомнительные духовные трущобы».

В связи с вышеизложенным, обращаюсь к Вашему Высокопреосвященству как к Председателю Архиерейского Синода Р.П.Ц.З., руководствуясь пар. 29.ш)[10] и пар. 37.х)[11] Положения о Русской Православной Церкви Заграницей, утвержденного Собором Епископов в 1956 году и определением Собора от 5 Июня 1964 года, внести в повестку дня ближайшего Архиерейского Синода Р.П.Ц.З. вопросы:

1. О пересмотре соборных определений Архиерейского Собора Р.П.Ц.З., касающихся положительной оценки итогов Архиерейского Собора Московской Патриархии в части принятых на Соборе М.П. «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви» и «Деяния Собора М.П. о соборном прославлении новомучеников и исповедников Российских ХХ века».

2. Об упразднении Комиссии при Архиерейском Синоде Р.П.Ц.З. по вопросам единства Русской Церкви.

3.   О прекращении евхаристического общения Р.П.Ц.З. и Сербской Патриархии.

Радея исключительно о пользе нашей Церкви, недостойный послушник Вашего Высокопреосвященства,

Сергей Н.Канаев,                 

Председатель Братства Новомученика Архиепископа Илариона Верейскаго

 

Д. М. Гинце (Мельбурн):

«ПОСЛАНИЕ, С КОТОРЫМ СОБОР ОБРАТИЛСЯ

К СВОЕЙ ПАСТВЕ, НАДРУГАЛОСЬ НАД СЛАВНЫМ ПРОШЛЫМ НАШЕЙ ЦЕРКВИ»

 

Я думаю, что через два месяца после окончания Архиерейского Собора РПЦЗ пора подвести итоги этого события, которое было поистине трагическим для нашей Церкви.

Теперь уже нет более нужды доказывать, что Послание, с которым Собор обратился к своей пастве, надругалось над славным прошлым нашей Церкви, попрало ее почти 80-летнее стояние в Истине и представляет собой хулу на великое деяние прославления свв. Новомучеников Российских, совершенное нашей Церковью в 1981-м году.

Это Послание было подписано 15-ю архиереями РПЦЗ. <…> Это означает, что подавляющее большинство сегодняшних архиереев РПЦЗ предпочло дружбу с миром служению Истине и своей пастве, пренебрегло заветами своих славных предшественников и порвало единение с ними. В то же время эти архиереи требуют подчинения от нас, лицемерно говорят о соборности и притворно обвиняют в расколе тех, кто не хочет идти их гибельным путем.

Нет сомнения, что этим подавляющим большинством руководит некое хорошо организованное меньшинство, которое сумело повести за собой на поводу почти всех остальных и которое прекрасно знает, чего оно хочет и что оно делает. Остается загадкой: чем же руководились в своих решениях члены «безмолвного большинства» и понимают ли они последствия своей податливости? Понимают ли они, что их действия уже сейчас вызывают серьезные церковные нестроения и могут вскоре привести к тому, что тысячи людей будут из-за них лишены возможности благодатной церковной молитвы и участия в святых Таинствах Церкви? Понимают ли они, какой ужасный вред они наносят душам своей паствы, врученной им Самим Господом Богом, и какой страшный грех они берут на душу? Помнят ли они те великие и торжественные обеты, которые они давали при своей хиротонии? Или это были одни слова, сказанные только для соблюдения обряда?

Я заранее прошу простить меня, если мои слова кого-то обидят, но мы все, грешные, нуждаемся в церковном окормлении и во врачевании наших страстей. <…> Ведь сейчас решается вопрос о спасении наших душ, о том быть или не быть нашей Церкви и нашему народу. Мы стоим на краю пропасти. Еще один шаг в прежнем направлении и мы все погибли. Как же в такое время не отбросить вежливые условности, политику и всякие другие соображения и не сказать все, что мы думаем и все, что накопилось в душе?

Д. М. Гинце

г. Мельбурн, Австралия

14/27 декабря 2000 г.

 

Семья Раевских (Женева):

«НАША ЦЕРКОВЬ НА ГРАНИ ГЛУБОКОГО И СТРАШНОГО РАСКОЛА»

Обращение к епископам РПЦЗ

 

Дорогие о Господе владыки, благословите!

Простите, что мы, простые прихожане, дерзаем обратиться к вам. Решились мы на такое обращение, потому что глубоко расстроены смутой и соблазном, внесенным в нашу Церковь «Посланием Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей Возлюбленным Чадам Церкви во Отечестве и в Рассеянии Сущим» от 14/27 октября, 2000 г. и Письмом сербскому Патриарху Павлу. Не сомневаясь в том что, несомненно, в основе деяний Собора лежали искренняя пастырская любовь ко всем чадам Церкви во отечестве и в рассеянии сущим и попечение о сохранении Ее единства, мы, однако, со скорбью наблюдаем, что данные документы имели как раз обратный эффект: наша Церковь на грани глубокого и страшного раскола.

Конечно, мы знаем что есть также и те, которые считают, что Посланием и Письмом соблазнились только духовно некрепкие или просто «экстремисты». Господь нам всем судья — но даже если это и так, дорогие Владыки, то просим вас вспомнить слова нашего Господа: «А иже аще соблазнит единаго малых сих верующих в Мя, уне есть ему, да обесится оселский жернов на вый его, и потонет в пучине морстей. Горе миру от соблазн: нужда бо есть приити соблазном: обаче горе человеку тому, имже соблазн приходит» (Мат. 18:6–7). Не являемся ли все мы, сейчас глубоко смущенными и соблазненными, теми «малыми», которые были доверены вам Господом? Если и правда так, что мы духовно «малые» — то ограждайте нас, Христа ради, от этаких соблазнов и не заставляйте нас выбирать, с кем мы — с нашими архиереями или со всеми святыми и, в том числе, с Новомучениками Российскими (не «забывая» здесь и святителя Иосифа Петроградского). А если действительно и настанет для нас страшный час такого выбора — то знайте, что мы к нему готовы, и страха у нас не будет, а только глубокое сожаление и скорбь.

Дорогие наши владыки и пастыри! Умоляем вас, откажитесь от этих документов или, по крайней мере, от их наиболее неудачных формулировок. Верните таким пастырским подвигом смирения мир и покой вашей пастве. Ведь еще ничего непоправимого не случилось — пока речь идет только о словах а не (упаси Господи!) о реальных действиях.

Еще раз просим вас простить наше дерзновение и просим ваших молитв.

Во Христе,

Екатерина Раевская, Андрей Раевский, Анна Раевская

и дети Татьяна, Николай и Алексей

Женева, 27–11/10–12 2000 г.,

Иконы Божией Матери «Знамение» Курской-Коренной.

 

Чтец Александр (Москва):

«ОБРАЩЕНИЕ» АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РПЦЗ

К СТАРООБРЯДЦАМ ПОДГОТОВЛЕНО ЧЕЛОВЕКОМ, СЛУЧАЙНО УЗНАВШИМ ОБ ЭТОЙ ТЕМЕ И РЕШИВШИМ ОДНИМ МАХОМ ИСПРАВИТЬ ВСЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ «НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ»

Одним из самых спорных материалов Архиерейского Собора РПЗЦ 2000 года является так называемое «Обращение к старообрядцам».

<…> Первое впечатление таково, что само «Обращение» подготовлено человеком, случайно узнавшим об этой теме и решившим одним махом исправить все исторические «несправедливости».

Известная «советская» версия истории старообрядчества состоит в том, что у династии Романовых не было других забот, кроме притеснения и унижения старообрядцев. <…>

В 1904 году Государь Император Николай II от лица своего народа и РПЦ уже решил вопрос со старообрядчеством и, объявляя указ о свободе совести, предоставил право всем ревнителям старинного благочестия свободно определить свое отношение к официальной Церкви, или остаться при своих убеждениях. Правда, предоставленную свободу исповедания ряд вождей старообрядчества использовал совсем в других целях. Они объединили свои силы и капиталы с мировым масонством, внешними и внутренними врагами страны и свергли слишком мягкосердечную династию Романовых. <…>

Старообрядческие делегаты IV Государственной Думы приняли самое активное участие в создании Временного Комитета Государственной Думы, который в феврале 1917 года арестовал Николая II и отстранил его от власти. <…> Среди палачей Свв. Царственных Мучеников были «исповедники» часовенного согласия.

В связи с этими фактами, во многом неясен смысл Обращения РПЗЦ к старообрядцам. <…>

«Обращение» странным образом принимает старообрядчество как единый церковный организм, а между тем, даже на Соборе 1667 года речь шла о ряде лиц, которые и тогда не составляли единого церковного сообщества. Эти многоликие церковные согласия с первых дней своего существования анафематствовали официальную Церковь и всех остальных своих братьев-старообрядцев других «направлений». <…> К каким именно старообрядцам направлено «Обращение» РПЗЦ 2000 года?

<…> В то же время истории известны и старообрядцы-монархисты, которые не страшились исповедовать свои убеждения открыто и в катакомбах. Доброй памяти известны русские старообрядческие архиереи в Румынии и Манчжурии, в лице которых Архиерейский Синод РПЗЦ находил самых верных единомышленников в молитвах «за восстановление Русского Православного Царства». Их вклад в русское освободительное движение 1922—1945 гг. так велик, что не мешало бы рассмотреть вопрос об их канонизации.

<…> Многогранность старообрядческой истории и ее отношений с РПЗЦ предполагает не туманные фразы «Обращения», а более взвешенную оценку реальных проблем современной церковной жизни.

 

В. Ю. Кириллов (Париж):

«РАЗВЕ МОГУТ СЛЕПЫЕ КУДА-НИБУДЬ ВЕСТИ? РАЗВЕ, ТОЛЬКО ЧТО В ЯМУ»

При первом чтении, это Послание [Послание Архиерейского Собора РПЦЗ 2000 г.] производит достаточно невинное впечатление, как построенное нарочито сбалансировано (по принципу «то за здравие, то за упокой» и наоборот).

Но вчитываясь поглубже в него, возникает чувство удивления <…>.

<…> реальный «церковный» русский народ (т. е. регулярно ходящий в храмы МП, а не «мертвые души»), по статистике МВД, составляет меньше 1 % от всего населения страны. И во-вторых, кто ему (народу) раньше мешал молиться, уже прославленным в 1981 году Новомученикам российским, держа в руках иконы, написанные в РПЗЦ <…>? Или русские люди молятся только по команде, данной своими архиереями?

Но еще больше обескураживает утверждение, что принятая этим собором новая социальная концепция, по существу перечеркивает «Декларацию» мит. Сергия 1927 года.

Но как может эта, никого и ни к чему не обязывающая стопка бумаги, о которой участники собора узнали только во время собора, перед голосованием, <…> перечеркнуть всю трагедию, постигшую Русскую, да и не только русскую Церковь, 73 года назад, ударная волна от которой трясет МП, да и не только ее, до сегодняшнего дня <…>.

<…> Возглавителям МП пришлось пойти против самих себя и прославить тех, антисергиан, которые отказывали им даже в спасительной благодати (Свщмуч. Виктор [Островидов], например).

Но невозможно было тянуть дальше, народ в течении 10-и лет добивался. Пришло время бросить кость народу, а вместе с ней и крючки для уловления легковерных, своих и чужих (испытанные хитрецы, все умеют перекручивать себе на пользу).

<…> Чтобы произошло истинное прославление, надо было сначала всенародно осудить коммунизм, а не молиться, чтобы партия была едина («пат». Алексей II).

И, покаявшись в своих грязных кагэбэшно-шпионских-мафиозных (скандалы и разоблачения появляются время от времени) делах, уйти с миром, для оздоровления церковной жизни в России,предоставив молодым покинуть Всемирный Совет церквей и действительно встать на путь духовного пробуждения. Вот тогда бы мы все возрадовались и возвеселились бы. И радости нашей не было бы тогда конца!

А так что — только недоумение и горькое разочарование в «своих» же, и необходимое в таких случаях разделение, хотя бы на первых порах, — в душе.

Разве могут слепые куда-нибудь вести? Разве, только что в яму. А падение в яму, это совсем не похоже на легкое триумфальное шествие, о котором написано в Послании Архиерейского Собора РПЗЦ 2000 года. Напротив, для «соли обуявшей», яма — вполне подходящее место и шествие туда для нее отнюдь не обременительно.

И дело здесь не в неточных формулировках, а в упорном желании некоторых утвердить свою новую, для нас, позицию (даже несмотря на отсутствие реальных и подтверждающих ее истинность фактов) и нежелание многих несогласных, которым только что и остается, что составление союзов, лучше сказать братств, но не для осуждения других и с целью, расшатать приходскую и епархиальную жизнь, а с целью неуклонно идти по пути, заповеданным нашими Отцами РПЗЦ. Аминь.

В. Ю. Кириллов, Париж, 25/12/2000

 

К. Разумовский:

«ЕПИСКОПАТ РПЦЗ СОВЕРШЕННО ДИСКРЕДИТИРОВАЛ СЕБЯ, ПОДОРВАЛ СВОЙ АВТОРИТЕТ

И ПОТЕРЯЛ ДОВЕРИЕ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ И ПАСОМЫХ»

Скандальное «Соборное Послание» октября 2000-го года было последней каплей, переполнившей чашу терпения многих верных чад РПЦЗ. Оно лишь подтверждает их убеждения в том, что епископы Русской Зарубежной Церкви, за очень малым исключением, давно уже уклоняются от исконного пути, каким эта Церковь шла с 1927-го года до 1994-го, когда на Соборе в Леснинской обители (Франция), архиеп. Марк добился впервые принятия резолюции, разрешающей встречи и беседы с клириками Московской Патриархии. <…>

Почтеннейший Первоиерарх, Высокопреосвященнейший владыка Митрополит Виталий, несмотря на то, что, вероятно, под давлением напористых членов Собора, тоже подписал Послание, во внесоборных речах и обращениях остался достойным преемником трех своих великих предшественников, и поэтому остается символом РПЦЗ. На деле же он больше не в силах противостоять «сильным мира сего», давно внедрившимся в РПЦЗ.

<…> Это Послание своим цинизмом затронуло существеннейшие, принципиальнейшие вопросы нашего церковного бытия. Оно оскорбило святые чувства тысяч прихожан РПЦЗ, и большая моральная ответственность перед Богом легла теперь на архиереев за соблазн, в который они ввели свою паству.

<…> Ряд епископов ответили запрещениями священников, «осмелившихся» во всеуслышаниевыразить свою скорбь. Еп. Гавриил запретил о. Паисия, еп. Михаил запретил о. Владимира, еп. Евтихий запретил отцов Василия и Тихона. Упомянутые епископы, до сих пор представлялись как «верные». Однако, на заседаниях Собора, перед позволившим себе даже кричать архиеп. Марком, они видимо робеют и молчат «страха ради немецкого».

Но эти запрещения не помешали другим смело, честно и свободно выражать свое негодование, и тщетно думать, что прещениями епископат заставит всех замолчать, подобно тому как армией подавляют восстание. Нынче, с грустью убеждаешься в том, что больше нет общего языка и взаимопонимания. Архиереи (за редким исключением) не слышат в словах реагирующих крика души, а только лишь видят бунт. Они искушены властью: они действуют как автоматы, следуя лозунгу: «закон есть закон». Они запрещают, угрожают, приказывают и т. д... с высот своих кафедр, и из-за их поверхностного невнимания к глубоким духовным проблемам паствы на местах, создалась и продолжает углубляться пропасть между как бы «кастой» архиереев и народом Божиим, и это трагично!

Если бы писавшие публиковали через интернет какие-нибудь личные претензии по отношению к своим епископам, то было бы вполне понятно, что епископы могли бы их наказать. Но тут ведь они реагировали на открытое официальное Послание Собора, которое тоже было дано на интернете, и ответы их являются голосом совести всех тех многочисленных членов РПЦЗ, которые хотят оставаться верными Ее исконному пути, и не желают, чтобы их насильственно уводили с него свои же архипастыри. И это является их законным правом. Ведь священнослужители РПЦЗ, по сознательному убеждению, состоят именно в ЭТОЙ Церкви, а не в какой-либо иной православной.

Небывалая волна протестов пошла, и не запрещениями одного, 10-ти или 30-ти священников можно ее остановить. Это Послание понято как измена, как предательство, и нельзя же честных ревностных пастырей силой заставить кривить душой и заглушать их совесть во имя рутинного послушания тем именно, кто изменяет Правде!

По поводу послушания <…> правильно заметил однажды и священник Николай Семенов:«Слепое послушание, без критерия совести, равносильно полному лишению свободы, и может увести подчиненного далеко в сторону. Так было в 1927-м году, когда небольшая часть епископата проявила слепое послушание своему начальству — Митрополиту Сергию, и создала раскольническую Московскую Патриархию». Следовательно, если признавать послушание безоговорочным требованием, то мы должны снять вину со всех архиереев МП. Ради чего тогда Зарубежная Церковь почти 75 лет отстаивала какую-то «экстремистскую утопию»? А Послание к этому заключению как раз и приводит. Вот почему оно неприемлемо. <…>

Запрещают обычно за нравственные прегрешения, а тут за выражение своего мнения в защиту Правды Божией! <…>

Получается, что до того, даже, как осуществить вожделенное ими объединение с МП, епископы РПЦЗ уже переняли от нее методы КГБ.

<…> Своими плачевными резолюциями на Соборе и тоталитарными прещениями, подавляющими живые силы в РПЦЗ, Ее епископат совершенно дискредитировал себя, подорвал свой авторитет и потерял доверие массы священнослужителей и пасомых.

<…> Ужас охватывает при осознании того, до чего мы сегодня дожили: когда бы прежде могло прийти в голову священникам и мирянам писать обращения к архиереям, умоляя их оставаться крепкими на пути Истины и не уклоняться в сторону! Но сегодня, к сожалению, убеждаешься в том, что и эти воззвания их уже не удерживают. Неизбежно возникает страшный вопрос: куда заводят архипастыри свою паству?

Нужны усердные молитвы ко Всевышнему Отцу о глубоко страждущей Русской Православной Церкви Заграницей.

К. Разумовский

8 декабря 2000 г.

 

А ЧТО В ОТВЕТ?..

 

ПОСЛАНИЕ МИТРОПОЛИТА ВИТАЛИЯ, ПЕРВОИЕРАРХА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ ЦЕРКВИ

Возлюбленные братья и сестры!

По окончанию нашего Архиерейского Собора я, как Первоиерарх Святой Русской Зарубежной Церкви считаю своим долгом уверить всех вас, что наша Церковь, которая уже 80 лет идет прямым Христовым путем, не будет уклоняться ни в какие сомнительные трущобы. С другой стороны, мы не можем быть безразличными и молчаливыми во всех вопросах и действиях духовных явлений в России.

Московская патриархия ныне прославила Царских Мучеников, которых мы уже давно прославили, и их иконы тысячами разослали по всей России. Таким образом вся Россия узнала и знает о деятельности Русской Православной Зарубежной Церкви. Тут многими невольно задается вопрос:

Почему же Московская Патриархия не признала наше прославление и не присоединилась к нему? Ответ очень простой. Признать наше прославление, это значит признать нашу Зарубежную Церковь как законную Церковь, покинувшую пределы Родины и вот уже 80 лет существующую за рубежом по благословению последнего законного Патриарха Тихона. Этого Московская Патриархия по сей день не может и не хочет сделать. А вместе с тем верующие в России требуют своего прославления. Московская Патриархия и решила пойти на политическую манипуляцию и совершить свое прославление с одной только целью утихомирить голос своих верующих, и таким образом самой еще как-то просуществовать. Другими словами. Московская Патриархия, будучи прямой наследницей палачей, поверх своей волчьей шкуры нарядилась в невинную овцу и теперь прославляет убиенных, замученных жертв коммунистических ее вождей. До этого, годами Московская Патриархия была в полном согласии с большевиками и правителями в СССР уничтожающих сотни тысяч верующих. Несмотря на все это было ясно, что русского народа не оторвать от Церкви Христовой. Что Пасха всегда останется главным Праздником. Красные яйца, куличи и пасхи будут украшать все Пасхальные столы и даже все государственные пекарни будут продавать куличи под названием сдобного хлеба. Видя все это, Сталин с дикой злобой сказал:

«Видимо нам не переделать всех русских в большевиков; тогда мы, мы и никто другой дадим им патриарха, попов, и откроем храмы, которые мы же им продадим и все время будем повышать налоги пока у них не будет больше средств на их существование».

Молчаливым ответом на это верующих в России, было что они стали молиться по домам, и в каждой такой квартире создавалась домовая церковь с иконостасом, иконами, и даже делали свой ладан из сосновой смолы и капель розового масла. Такового рода церкви существуют и по сей день. Несмотря на дивные храмы Патриархии, напыщенное духовенство и прекрасные хоры, многие верующие предпочитают тесниться в квартирах. Даже на Пасху, когда в официальных храмах, под трезвон колоколов идут крестные ходы, в квартирных домах, в коридорах, со свечами в руках, люди тихо идут гуськом и шепотом поют «Христос Воскресе!». Невольно спрашиваешь себя: кто это за люди? Это те верующие которые, живя в России на ряду со всеми другими, точно понимают и чувствуют, что такое Московская Патриархия, какое ее значение и направление. — Эти же люди смотрят в нашу сторону, ища у нас защиты и понимания. До сего дня, они от нас это имели, и я хочу уверить всех чад Русской Зарубежной Церкви, что ничего не изменилось. Как все 80 лет мы идем безбоязненно своим путем, так и будем идти дальше— Наш путь очень одинокий, т. к. мы стоим за Истину, но не бойтесь, малое стадо, Господь с нами! А ежели Господь с нами, кто против нас?!

Теперь я хочу вернуться к вопросам которые так беспокоят многих из вас. Первым делом хочу выразить свою глубокую благодарность ко всем вам за ваше доверие и любовь ко мне и я хочу, для вашего успокоения объяснить следующее. Соборное Послание, как по законам Собора (т. е. самое слово «собор» означает общее решение) должно было быть подписано всеми, а если у кого есть свое личное мнение, он имеет право отдельно письменно его высказать. Тот факт, что я подписал это Послание далеко не значит, что я с каждым пунктом согласен и я знаю, что есть и другие архиереи которые думали также, как и я, но составить Послание которое будет угодно всем, почти невозможно.

Есть еще один пункт, который очень озадачивает многих из вас, а именно создание Комиссии при Архиерейским Синодом, деятельность которой будет обсуждение вопросов единства Русской Церкви. Я сам себе задал вопрос, о каком единстве можно думать, когда всем должно быть ясно, что Русская Православная Зарубежная Церковь, сохранившая свою духовную свободу все эти 80 лет, никогда не пойдет на соединение с Московской Патриархией.

И так знайте, верные чада Русской Православной Зарубежной Церкви, что наша Церковь не измелила своего пути и мы тоже, если хотим своего спасения, должны идти ее путем. Будет много искушений и соблазнов, но оставайтесь как всегда верными Господу и Его Церкви, и не забывайте, что для нас самое страшное — отойти от Истины, т. е. от Христа.

Митрополит Виталий Введение во храм Пресвятыя Богородицы

21 ноября / 4 декабря 2000 г.

 

ОТ КАНЦЕЛЯРИИ АРХИЕРЕЙСКОГО СИНОДА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

После окончания, прошедшего в октябре сего года Архиерейского Собора, в нашей Церкви наблюдается небывалое явление: с разных сторон раздается критика, как самого соборного послания так и других документов принятых Архиерейским Собором. Таковые действия заставляют нас напомнить всем членам Русской Православной Церкви Заграницей о значении соборности в Церкви Христовой. Недопустимо, чтобы кто бы то ни было: миряне, священнослужители или, тем более архиереи нарушали дух соборности.

Архиерейский Собор — высший церковный орган нашей Церкви — высказал свое соборное слово. Теперь дело за нами, законопослушными, церковными чадами. Соборное слово должно быть нами усвоено, продумано и принято для исполнения в жизни. Со временем могут появиться вопросы требующие дополнительного рассмотрения. Также может выясниться, что народ церковный не принимает то или другое положение. Но, нельзя, сейчас, с самого начала, оспаривать верность соборного слова, занимая отрицательные позиции и тем самым подрывая авторитет самого Архиерейского Собора.

Все архиереи Русской Зарубежной Церкви во время занятий Собора пользовались полным правом выражать свои убеждения, не соглашаться по тому или иному вопросу. После Собора, ни один архиерей не имеет права распространять заявления, с частными воззрениями, появившимися после Собора. Теперь, когда, принято и оглашено общее слово архиерейского сонма, все личные воззрения должны быть оставлены в пользу соборного суждения. В противном случае, посредством заявлений содержащих частные воззрения, происходит нарушение самих основ нашего соборного сознания.

Нынешняя, борющая нашу Церковь буря, является искушением и испытанием нашего стояния в истине. Эта верность истине была ярко видна во время работы Собора, проходившего в братской любви, в духе истинной соборности. Истина не может ущемляться или умаляться в угоду какой-либо идеологической партии. Всякая попытка подобного давления, есть тем самым антисоборное действие, направленное против устоев нашей Церкви, нарушающее сам церковный чин.

В течении 80-ти лет мы старались верно хранить переданное нашими отцами русское Православие, тем более не смеем мы изменить ему теперь, когда наблюдаются новые, обнадеживающие явления на просторах многострадальной земли русской; не можем мы остаться безучастными в многостороннем делании Русской Церкви в отечестве и рассеянии. В такое ответственное время, недопустимы безответственные заявления, которые попирали бы соборность, ввергая верных в пучину недоумений и разного рода шатаний. Ибо тогда с правом могут нас спросить: а кому же верить, нам чадам Русской Зарубежной Церкви, или на каких позициях стоять? Поэтому просим всех преодолевать страсти и молиться о нашей Церкви, чтобы Господь и Пастыреначальник, укрепил бы всех нас до конца пребывать в истине и правде.

+ Архиепископ Лавр, 
Секретарь Архиерейского Синода 
28 ноября/11 декабря 2000 г.

 

ДОКЛАД

Епископа Женевского и Западно-Европейского Амвросия прихожанам Женевы об Архиерейском Соборе РПЦЗ

13 ноября 2000 г.

 

Предисловие : Действие Церкви

По своей традиции Церковь управляется солидной структурой, которая обеспечивает хорошее её действие. Основным административным элементом является епархия, управляемая епископом, приходы не имеют ни автономии, ни эффективной церковной сущности.

Единственный авторитет, превышающий авторитет епархиального епископа, — это Собор Епископов, верховный орган Церкви, собираемый в принципе каждые два или три года, один раз в год в Сербской церкви, гораздо реже в других. Первоиерарх, первый среди равных епископов одной Церкви, председательствует на Соборах и, вне их, может выразить мнение Церкви. Синод, состоящий из нескольких епископов, является постоянной администрацией Церкви.

Архиерейский Собор РПЦЗ, собравшийся в мае 1998 г. в тяжелых условиях, мало удовлетворительный из-за блокировок, известной разбросанности и антагонизмов, оставил впечатление некоего отступления, впечатление Церкви, плачущей над своим несчастием.

Архиерейский Собор РПЦЗ, собравшийся в октябре 2000 г., подготовляемый некоторыми епископами с некоторым опасением, несмотря на сохранившиеся несогласия, внес определенное облегчение, чувство выхода из колеи. Это не новый старт, но можно теперь смотреть в будущее с большей ясностью.

Выдающиеся решения этого собора:

Архиепископ Брюссельский Серафим вышел на покой, он заменен епископом Амвросием Женевским и Западно-Европейским. Архиепископ Антоний Сан-Францисский, скончавшийся незадолго до Собора, заменен епископом Кириллом.

Доклад епископа Сибирского Евтихия относительно Собора Русской Церкви, Московской Патриархии, состоявшегося в июле 2000 г. [на самом деле — в августе], был одним из больших моментов этого Собора :

Замечается большое изменение умонастроения в отношении Церкви к Государству. Московская Патриархия прославила Новомучеников, выразила новую социальную концепцию Церкви и исправила отношение Церкви в условиях современного мира. Патриархия объявила, что если человеческий закон противоречит Божественному закону (принуждение отказаться от Церкви, побуждение к греху), долг Церкви не поддерживать Государство. Таким образом, не осудив его формально, Патриархия ясно выразила, что она покинула Сергианство.

Сегодня, по отношению к 1990 г., ситуация радикально изменилась. Различные части Русской Церкви отныне обязаны смотреть друг на друга лицом к лицу.

В 1987—1988 г, по случаю тысячелетия русской Церкви, Патриархия предложила РПЦЗ похоронить ссору; последняя ответила поставив три условия:

1) Признание святости мучеников советского периода.

2) Отказ от подчинения безбожной власти.

Эти два условия исполнены.

3) Изменение отношения к экуменизму — это единственный пункт, который нас еще разделяет.

Во время Собора октября 2000 г. архиереи РПЦЗ совершили значительный шаг в признании величайшего, быстрого и неожиданного шага, совершенного Церковью в России (то, что РПЦЗ должна сегодня приветствовать). Они составили постоянную комиссию, на которую возложена задача единства Русской Церкви (которая не захоронит задачу, и не намерена завязнуть, но намерена вывести РПЦЗ из тупика!). Эта комиссия находится под председательством Архиепископа Германского Марка (который уже не раз встречал представителей Патриархии) и состоит из шести членов, выбранных из широкого диапазона тенденций, среди которых епископы Михаил и Гавриил и два протоиерея из Мюнхена и из Сан-Францисско.

О создании этой комиссии был официально извещен Патриарх Сербии Павел. Архиепископ Марк неколько раз уже ездил в Сербию, чтобы представить эту комиссию и попросить официально посредничество Патриарха Павла.

Другие решения Собора октября 2000 г.:

— Собор поручил семинару историков (известных; не членов РПЦЗ; несколько из них проживающих в России) собраться для изучения истории взаимоотношений разных частей Русской Церкви.

— Собор объявил четырех новых святых (процедура канонизации которых была произведена Патриархией): Игнатий Брянчанинов, епископ-аскет, проведший 20 лет в монастыре; Феофан Затворник, епископ-аскет, удаленный от своей епархии; Филарет, митрополит Московский в течение 20 лет, архиерей в течение 50 лет, переведший Евангелие на русский язык, о котором известно уже одно чудо; старец Феофил Киевский, великий духовный наставник.

— Собор обновил свой Синод.

— Собор упомянул своего Первоиерарха, митрополита Виталия, старейшего из всех архиереев, возрастом 90 лет, в очень плохом состоянии здоровья уже 2 гола; он больше не может служить после злополучного падения. В предверии грядущего пятидесятилетия его архиерейского служения, архиереи решили поручить Архиепископу Лавру (Сиракузскому, настоятелю Джорданвильского монастыря и Ректору Семинарии) исполнять должность местоблюстителя.

 

ОБРАЩЕНИЕ К ПАСТВЕ ЕПИСКОПА СИМФЕРОПОЛЬСКОГО И КРЫМСКОГО АГАФАНГЕЛА

Итоги прошедшего Собора Русской Православной Церкви Заграницей вызвали многие противоречивые мнения, так, что даже наш Первоиерарх и его Заместитель вынуждены были сделать по этому поводу специальные заявления.

Со своей стороны я хочу напомнить, что довольно часто в истории Церкви случалось, что принимались, даже Соборами, ошибочные решения (хоть я, по отношению к нашему последнему Собору, не усматриваю таких РЕШЕНИЙ). Догматические и канонические вопросы всегда решались и решаются на протяжении многого времени — когда споры в церковной ограде по ним достигали некоего предела, то они выносились на соборное рассмотрение. Но до появления чётких соборных формулировок, до проявления некоего итога — всегда следует воздерживаться от любых окончательных выводов. К тому же, если доходили до крайних мер и прекращали общение, то только с группой заблуждающихся, но никак не с Церковью — Церковь всегда имела и будет иметь видимую свою сторону, т. е. всегда будет оставаться единой Святой, Соборной и Апостольской, т. е., она не может разделиться на множество мелких Церквей.

Также в истории Церкви иногда выносились несправедливые решения об отдельных праведниках. В качестве таких примеров можно привести Соборное осуждение свт. Иоанна Златоуста, когда он был несправедливо отлучён от Церкви и умер в изгнании. Или известна расправа над свт. Арсением (Мациевичем), есть также много и других подобных печальных примеров. Но, хочу подчеркнуть, что ни свт. Иоанну Златоусту, ни Арсению (Мациевичу), ни Григорию Богослову (во времена его гонений), ни множеству других, никогда не приходила мысль или желание отделиться и образовать свой «синод». Они мужественно несли все прещения и несправедливые осуждения, уповая на Суд Божий, но не порывая с Церковью. И Церковь со временем отвела каждому подобающее ему достойное место. Поэтому я никак не могу оправдывать, или, тем более, приветствовать, всякое отделение от нашей Церкви.

Сейчас, когда возникли соблазны, некоторые из нас начали смотреть по сторонам, имея в мыслях отделиться и примкнуть к той или иной группе. Некоторые уже поспешили от нас отделиться…

Дошло и до того, что суздальский «синод», потеряв всякий стыд и забыв о смущении, уже даже «призывает «ревнителей Православия» из числа российских клириков и мирян РПЦЗ «перейти под омофоры архиереев» РПАЦ» (так они себя именуют). Однако «суздальцам», как и иным отделившимся, следует помнить, что Указ № 362 патриарха Тихона, на который они ссылаются для оправдания своей каноничности, всегда имел одну цель — в случае прекращения в силу внешних обстоятельств административного сообщения между центральным управлением и епархиями дать указание последним, как временно устроить свою церковную жизнь. Причём епархиям, вынужденно административно отделённым от центра и находящимся в сообщении друг с другом, Указ предписывает в обязательном порядке образовать общее для этих епархий временное управление. В Указе нет даже речи об установлении или разрыве Евхаристического общения, а говорится только об административных отношениях. То есть, смысл Указа не в учреждении «децентрализации», как ложно трактуют отделившиеся, но в сохранении канонического строя временно потерявших административный контакт епархий, и это состояние временного административного разделения, согласно Указа, должно быть упразднено сразу же после установления нормального сообщения. Таким образом, к примеру, епископ Валентин (Русанцов) является прямым нарушителем Указа № 362, учинившим раскол в Церкви, а не просто лишившимся административного сообщения с нашим Синодом в силу внешних обстоятельств. Раскольники сами себя обличают словами: «Российские приходы РПЦЗ не имели возможности ждать по многу лет, пока зарубежные архиереи восстановят церковную дисциплину а вновь утвердятся на пути Святителя Филарета. Этим и был вызван разрыв Евхаристического общения между Российской Православной Церковью и Архиерейским Синодом РПЦЗ» (из «Послания Архиерейского Синода Российской Православной Церкви Архиерейскому Собору РПЦЗ»). Как видим, эти люди оправдывают себя тем, что они «не имели возможности ждать». Не будучи в состоянии обличить Зарубежную Церковь в ереси в настоящем, они оправдываются тем, что мы, возможно, можем стать еретиками в будущем — это ещё на имевшее место в истории Церкви обвинение для оправдания разрыва Евхаристического общения.

Я хочу напомнить сочувствующим подобным группам лже-ревнителей Православия, что раскол благодатным не бывает и указать на то, что те сами уподобляются столь критикуемым ими экуменистам, когда утверждают, что благодать спасения может присутствовать в их раскольничьих сообществах.

Я призываю всех верных чад нашей Церкви хранить трезвение и не поддаваться лукавым помыслам об отделении и бегстве за церковную ограду, а продолжать твёрдо стоять на святоотеческом Придании в нынешние трудные времена.

+ Епископ АГАФАНГЕЛ

 

ОБРАЩЕНИЕ ЕПИСКОПА ЕВТИХИЯ, ИШИМСКОГО И СИБИРСКОГО

 

Дорогие братья и сестры!

Предлагаю вашему вниманию разъяснения по поводу Послания и некоторых других документов, принятых Архиерейским Собором РПЦЗ в октябре 2000 г. Возникшую необходимость такого разъяснения я не считаю следствием неясности или двусмысленности документов Собора, а результатом того, что стараниями лукавого врага в нашу среду посеян дух подозрительности и недоверия не только к отдельным архиереям, но и к Первоиерарху и ко всему Архиерейскому Собору. Между тем Послание адресовано именно верным чадам, а не ищущим к чему бы придраться критикам. Таких критиков ничем не удовлетворишь, всегда и все для них будет плохо, сомнительно, соблазнительно. Вы же знаете, как безбожники, к примеру, кощунственно толкуют и комментируют Евангелие, но из этого вовсе не следует, что нужно как-то менять Евангельский текст, чтобы атеисты перестали его критиковать.

Добронамеренность никогда себе не позволит предполагать о другом человеке худшее, а если позволит себе что-то домыслить или предположить, то непременно только хорошее. Архиереи РПЦЗ и впредь намерены видеть в своей верной пастве расположенность к добронамеренности. То же самое прошу и вас видеть в своих архиереях, в их намерениях и в их посланиях. Простите меня, если мои разъяснения покажутся вам банальными и примитивными, ведь мне придется говорить о том, что белое — это и есть белое, а черное — это и есть черное.

Итак. Какое начало настоящего духовного пробуждения можно видеть над Российской Землей?

Зарею настоящего духовного пробуждения мы можем считать, во-первых, доступность Евангелия, святоотеческих книг, правдивых книг по современной церковной истории и т.п. практически для каждого желающего их прочесть, и во-вторых, в том, что многие верующие, даже вопреки стараниям иерархии МП, начинают разбираться в канонических и исторических истинах церковной жизни. Одно из свидетельств последнего — широкий размах движения среди православных с требованием к иерархии МП прославить Царственных новомучеников, увенчавшийся успехом.

Не сбрасывайте со счетов и определенный успех наших приходов Зарубежной Церкви в России. В декабре 1989 г. в Сибири было 5 священнослужителей, обратившихся в РПЦЗ, без своих приходов и храмов, а сейчас — епархия, насчитывающая 40 приходов, имеющих возможность свободно исповедовать свою приверженность Зарубежной Церкви. Что это — закат или рассвет?! Молодежь и обратившиеся к вере в «послеперестроечный» период, конечно, могут не знать об ужасах мрака тоталитарного безбожия, но пусть они расспросят тех, кто пережил этот мрак, а потом уже решают, виден или нет рассвет над Россией.

Я не понимаю перевертывания критиками смысла слов Послания: «Мы никогда не предполагали... поэтому сочувственно приветствуем...» в противоположное понятие «никогда не предполагали, а теперь считаем так». Может быть, кто-то неверно перевел эти слова на иностранный язык, а потом их уже перевели на русский и отсюда пошла противоположная трактовка? Это ложная трактовка.

Следующий абзац: «...с благожелательным сочувствием мы приветствуем обращение всего русского народа к молитве всем святым Новомученикам российским и особенно Царственным новомученикам, которая стала отныне возможна, благодаря признанию их святости Архиерейским Собором Московской Патриархии». Речь идет о том русском народе, которого без всякого сомнения в России гораздо больше в храмах МП. Во много раз больше, чем в Российских приходах РПЦЗ и Катакомбной Церкви вместе взятых. Именно этот народ, находящийся в МП, получил возможность молиться святым Царственным Мученникам и всем Новомученикам и Исповедникам Российским, благодаря деянию их Патриархийного Собора. Разве не известно или не понятно, что верующий народ в МП подчинен не Зарубежному Собору, а Патриархийному, и потому наше прославление (1983 г.), нравится это нам или нет, не было достаточным для верующих, иерархическая власть над которыми узурпирована «сергианами».

Далее следуют слова: «Нас обнадёживает принятие новой социальной концепции этим собором, которая по существу перечёркивает «Декларацию» митрополита Сергия 1927 года». Чем перечеркивает? — «Признанием главенства Божиих заповедей над теми требованиями мирских властей, которые привели бы к нарушению религиозных и нравственных основ». Речь в данном случае идет о текстах «новой социальной концепции» 2000 года и «сергианской декларации» 1927 года. В «Послании» нет ни слова о том, как исполнялись или будут исполняться эти документы. Мы не знаем даже, как они могут уживаться между собой в МП. А вот сами тексты, о которых именно и идет речь, очень легко сопоставить:

«...Когда человеческий закон совершенно отвергает абсолютную Божественную норму, заменяя ее противоположной, он перестает быть законом, становясь беззаконием, в какие бы правовые одежды он не рядился»...

«(Церковь) не властна умолкнуть, прекратить проповедание истины, какие бы иные учения не предписывались или не распространялись государственными инстанциями. В данном отношении Церковь совершенно свободна от государства»...

«Он (христианин) должен открыто выступать законным образом против безусловного нарушения обществом или государством установлений и заповедей Божиих, а если такое законное выступление невозможно или неэффективно, занимать позицию гражданского неповиновения».

Это выдержки из новой социальной концепции, принятой Архиерейским Собором МП; а вот концепция «Декларации» митрополита Сергия:

«Ваши радости (большевистской атеистической власти) — наши радости»....

Неужели, сравнивая эти две концепции, мы не обнаружим, что одна по существу перечеркивает другую?! А если обнаружим, то почему не можем сказать правду? Подчеркиваю, здесь, как и в нашем Послании, речь идет о двух текстах, которые сравниваются друг с другом. Что люди могут, подписывая одно, предполагать и делать другое, я знаю. Как, например, несчастный монах Валентин Русанцов, подписывая Акт примирения с Собором РПЦЗ, имел, как показало время, в мыслях и намерениях совсем другое: скрыть от своей паствы этот Акт, никогда не исполнять его, а потом опровергнуть его. Знаю также, что он, а вслед за ним и некоторые другие бывшие члены нашей Церкви, ссылаясь на Указ № 362 св. Патриарха Тихона, направленный на объединение и упорядочение Церковной жизни, на упрочение иерархического устройство Русской Православной Церкви в трудные годины гонений, учиняли и учиняют совершенно противоположные существу Указа действия, раскалывая Церковь, бунтуя против единства Церкви. Однако из этого не следует, что Указ Патриарха Тихона плох. Так и в случае с «социальной концепцией», если МП будет поступать против ею же принятого документа, то значит будут плохи ее поступки, а не текст этого документа.

И тем не менее, сказав хорошее о хорошем, мы в то же время не можем сказать и не говорим, что МП отказалась от «сергианства». Мы не снимаем вопроса о «сергианстве» в нашем отношении к МП. Такого нет в «Послании».

«Руководствуясь Евангельским духом, мы с должным пониманием осознаем, как трудно избавиться от последствий порабощения Церкви в России советским государственным строем с его атеистической идеологией. Это понимание подвигает нас сочувственно и доброжелательно относиться к верующим бывшей подъяремной Церкви и приветствовать существенные шаги к оздоровлению церковной жизни в России».

Какая Церковь была порабощена в России? Наша Российская Православная Церковь. И была она порабощена, кроме всего прочего, и созданной большевиками «сергиевской» иерархией. Большевистская пропаганда, навязав свою марионеточную «иерархию» Церкви в России, всегда старалась доказать мiру, что именно она — эта «иерархия» — и есть все существо, вся полнота, само лицо всех верующих в России. Безбожники манипулировали и церковными канонами: «Где епископ, там и Церковь». Сейчас в тон с этой пропагандой и «ревнители православия» вдруг начали утверждать, что порабощенный, обманутый народ в России и навязанная ему «церковная» верхушка — есть единое и неделимое целое. То, что желали доказать большевики, стали доказывать «ревнители»! Я не разделяю радости успеха большевистской пропаганды. Как считали ранее бывшие иерархи Зарубежной Церкви, так и мы считаем, что подъяремный простой народ и даже некоторые священнослужители, хотя и были обмануты своими «иерархами», но не повинны в предательстве Церкви. Для одних был плен сладок, для других — горек и очень горек. Некоторые из них смогли найти катакомбные приходы, а большинство этой возможности не имели. Одни дожили до открытия в России приходов Зарубежной Церкви, другие так и скончались, посещая храмы, в которых у них стыла кровь и волосы шевелились от слов и дел «красной иерархии». И ныне невозможно узнать, сколько еще несогласных с иерархией МП людей не могут найти выхода из нее именно потому, что вместо подлинного лица РПЦЗ им представляются перевертыши, прикрывающиеся лишь славным именем Зарубежной Церкви. Я лично до глубины души возмущаюсь, когда в одну грязь мешают и сановную «красную иерархию» и ни в чем не повинных простецов, которые вынужденно являясь прихожанами храмов МП, вели себя исповеднически. Уверен, что и митрополит Виталий, когда со слезами в голосе отвечал в 1998 году на незаслуженное обвинение в отрыве от России: «Мы никогда не отделяли себя от России, мы всегда сострадали ее народу, если не физически, то духовно сострадали», — имел в виду не только народ Катакомбной Церкви, не только приходы РПЦЗ в России, но и обманутых и обманываемых искренних православных верующих из МП, не смешивая их с «отцами Звездониями». Он сам лично принимал исповеди множества выходцев из МП, как в лагерях военнопленных в годы войны, так и в послевоенные годы, никогда не отказывая в покаянии эмигрантам из России. Только волей врагов Церкви в МП смешаны виновные и неповинные, обманывающие и неведующие. Но мы-то должны отличать плевелы от пшеницы. МП — больная часть Русской (или Российской) Православной Церкви, «иерархия» которой, как раковая опухоль, заражает церковный организм, но остаются еще и здоровые «клетки» — люди, не поддерживающие экуменизма, «сергианства» и других неправд и отступлений верхушки МП. Если мне, в который уже раз начнут говорить, что это якобы какое-то новое мое изобретение или компромисс, чуждый Церковной традиции, я вновь, как 9 лет назад укажу на ясную для меня параллель в «Книге правил», а именно на 66 и 57 правила Карфагенского собора относительно донатистов, приравнивая к ним МП.

Именно в таком свете различия злаков и сорняков на одном поле и следует понимать упоминание в Послании «верующих подъяремной Церкви».

Следующая часть послания, призывающая к личному благочестию, без которого невозможно ни свидетельства, ни отстаивания истины, ни укрепления Церкви, может вызвать возмущение только у тех, на ком «шапка горит». Это из русской сказки, когда мужик, желая обнаружить вора среди собравшихся, крикнул в толпу: «На воре-то шапка горит!» Все стали озираться, а вор за свою шапку ухватился, чем и обнаружил себя.

Весьма неприятно, что иные критики «Послания» выбросили некоторые слова из предложений, переставили их местами, перекроили на свой лад абзацы, чем изменили смысл слов Послания на прямо противоположный. Это такой прием, от которого невозможно защитится никакому автору. То же самое можно сказать и о тех приемах, когда в критическую статью или заметку вводят отсутствующие в Послании понятия (например, «матерь Церковь — МП»), а затем, бессовестно «ввернув» свой домысел, начинают его критиковать как будто это было высказано авторами Послания. Очень надеюсь, что наличие таких приемов в критике воспринимается честными людьми не в пользу критиков.

Меня иногда спрашивают предвидел ли я то критическое отношение к Посланию, которое довело некоторых клириков до отхода от РПЦЗ? Скажу честно, не предвидел и не ожидал. Не ожидал от тех, кого считал именно верными чадами РПЦЗ и соратниками в отстаивании правильного курса РПЦЗ. До сих пор считаю, что обнаружение некоторых наших братьев и сестер в лагере наших врагов, отчасти досадная случайность, отчасти — успех хорошо подготовленной кампании против нашей Церкви. К тем же, кто оставаясь в наших рядах, критикует нас (это мягко сказано) за мнимую симпатию к МП, у меня сложилось настороженное отношение, так как я на многих примерах убедился, как легко эти критики переходят в ту самую МП, которую проклинали, анафематствовали, объявляли безблагодатной. Некоторые из отошедших от РПЦЗ сейчас на самом деле воспользовались моментом, чтобы «красиво» под общий шум уйти от взысканий и вообще — подальше от церковной дисциплины. О подобных «уходящих» митрополит Виталий метко выразился: «Уходящие не умаляют, а своим уходом очищают нашу Церковь».

Тем людям, которые без злого умысла заблуждаются, поняв наше «Послание» неверно, я считаю достаточно простого заверения, что ни я, ни другие архиереи РПЦЗ, ни тем более наш Первоиерарх, не собираемся соединятся с МП в ее нераскаянном состоянии или соглашаться с ее отступлениями и неправдами.

Созданную на Соборе комиссию по единству Церкви, которая еще не успела сделать и одного шага, уже обвинили во всех тяжких. Да, все мы — архиереи РПЦЗ — за единство Русской Православной Церкви (более того, я считаю, что это должно быть желанием каждого русского православного человека), но будучи Православными архиереями, мы желаем и мыслим это единство не иначе как только единство в Истине — во Христе, согласно тому, как мы понимаем прошение на мирной ектинье: «...о соединении всех...». Разве мы это прошение трактуем как соединение со всеми еретиками и раскольниками? Нет! В православном Катехизисе (свят. Филарета Московского) разъясняется, что молимся мы о соединении в Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, соединении в Истине. Разве кто-то отменил православное понимание соединения или единства, возможного только в истине? Я не знаю. Для архиереев РПЦЗ вероисповедные истины остаются неизменными.

Совершенно несправедливым представляется мне навешивание ярлыков «промосковских архиереев» на владыку Марка и владыку Амвросия. По злобной иронии или со злонамеренным расчетом наносится удар недоверия и подозрения в спину как раз тем преосвященным, которые ведут долгую, трудную и изматывающую борьбу с МП, отстаивая наши храмы и монастыри в Западной Европе и Святой Земле. Как назвать такой удар в спину вместо должной поддержки, думаю, вы знаете. Прошу вас, не участвуйте в этом грехе.

Не состоятельны измышления и о том, что, пользуясь старческим и болезненным состоянием митрополита Виталия, некоторые архиереи заменяли его на нашем соборе. Свидетельствую, что ни одной минуты заседаний Собора не проходило без участия вл. Виталия. Да, нам приходилось иногда задерживать начало или сокращать время наших заседаний по самочувствию вл. Виталия, сокращались и некоторые доклады, но во всех обсуждениях и решениях владыка Митрополит участвовал. Сейчас я замечаю наличие сил, которые путем дезинформации, искажения фактов и неверной трактовки церковной обстановки пытаются повлиять на нашего Первоиерарха, чтобы внушить ему сомнения в уже принятых решениях. Но, согласитесь, что гораздо верней и тверже была позиция Первоиерарха в том окружении, которое он сам после закрытия Собора поблагодарил, сказав: «Я благодарю всех преосвященных за проявленные единодушие и единомыслие». Правда тогда еще не обнаружилось, что один из нас, не выразив особое мнение, не согласное с документом, не поставил под ним своей подписи. Это была его двойная ошибка. Если не подписал, об этом следовало объявить; если имел особое мнение, то надо было его изложить и зафиксировать. Однако, это уже слишком, когда пользуясь оплошностью архиерея, начали пытаться создавать вокруг него целую коалицию, прямо призывая других преосвященных объединиться вокруг него и устроить раскол. Призывы к расколу должны пресекаться, а зачинщики наказываться. Этого требует церковная дисциплина. Верность Церкви невозможна без дисциплины.

Время все расставит по своим местам и покажет, кто и зачем пытается ныне внести разлад в Церкви, нападая на Архиерейский Собор. Право же, тогда некоторые из сегодняшних наших оппонентов увидят себя в очень неприятной компании, которая, впрочем, уже и теперь довольно ясно прорисовывается.

Заканчивая, я еще раз хочу призвать всех вас к личному благочестию. Помните, что увлечение подозрительностью и поиском ошибок у других, свидетельствует о серьезном изъяне в духовной жизни и носит разрушительный характер. Вместо обсуждения и решения многих насущных духовных проблем, как общецерковного, так и личного характера, мы заставляем друг друга оправдываться в несуществующих намерениях. Кому нужна, кому полезна эта изматывающая нервотрепка и растрачивание драгоценного времени? А между тем налицо застой в главной нашей обязанности — свидетельствовать мiру о Христе, Который сказал: «Так узнают, что вы Мои ученики, если любовь будете иметь меж собою». Вот, дорогие братья и сестры, к чему я вас призываю.

 

РЕЗОЛЮЦИЯ
СОБРАНИЯ ДУХОВЕНСТВА ИШИМСКОЙ И СИБИРСКОЙ ЕПАРХИИ РПЦЗ ПО ОЦЕНКЕ ДЕЯНИЙ АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РПЦЗ, СОСТОЯВШЕГОСЯ В ОКТЯБРЕ 2000 Г.

Ознакомившись с посланием Архиерейского собора РПЦЗ, состоявшегося в октябре 2000 г. и с реакцией на него некоторых клириков нашей Церкви, критикующих как это послание, так и другие документы собора, мы, духовенство Ишимско-Сибирской епархии, делаем следующее заявление:

1)  Послание собора, как и другие его документы, свидетельствует о преемственной приверженности Архиерейского собора всему предыдущему курсу РПЦЗ.

2)  Присутствующая в документах собора объективная оценка деяний собора МП не содержит никакого призыва к соединению с Московской Патриархией в том ее состоянии, в котором она находится, или соглашению с ее отступлениями и неправдами.

3)  Письмо собора к Патриарху Сербской Церкви содержит, по нашему мнению, некоторый соблазн, т. к. Сербская Церковь, к глубокому сожалению, участвует в экуменическом движении, поэтому мы просим Синод РПЦЗ обязательно направить Сербскому Патриарху настойчивую просьбу всеми силами содействовать скорейшему выходу Сербской Церкви из экуменического движения.

4)  Мы не согласны с критическими высказываниями, заявлениями и ультиматумами, которые подписали некоторые клирики нашей Церкви в адрес Архиерейского собора и правящего архиерея, содержащие недоверие нашим архиереям. Мы считаем эти заявления плодом невольного заблуждения и необдуманной ревности.

 

+ Eпископ Евтихий
Протоиерей Николай Лукий,
Протоиерей Владимир Карелин
Протоиерей Михаил Курочкин
Иеромонах Феофан (Носов)
Иеромонах Ермоген (Петров)
Иеромонах Тихон (Пасечник)
Иеромонах Александр (Лузин)
Иеромонах Даниил (Сугатов)
Иерей Василий Савельев
Иерей Валерий Солдатов
Иерей Александр Ермошин
Иерей Александр Желтухин
Иерей Анатолий Кузнецов
Иерей Вячеслав Гаврилов
Иерей Сергий Турчик
Иерей Андрей Кортусов
Иеродиакон Николай (Иост)
Диакон Сергий Вставских
Диакон Виктор Половинкин
Диакон Димитрий Мельников
Иподиакон Виктор Заводов

 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ДУХОВЕНСТВА РПЦЗ

«И впредь мы должны исполнять свою историческую миссию стояния в Истине, доколе не обратятся к ней все искупленные кровию Господа нашего Иисуса Христа».
(Из Послания Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей)

 

После недавно состоявшегося Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей в ряде приходов нашей Церкви, в частности в Сакт-Петербургской и Северо-Русской Епархии, имеют место некоторые прискорбные события. В частности, группа священников нашей Церкви, недовольных решениями последнего Архиерейского Собора РПЦЗ, отделилась от нее, образовав самочинный «Епархиальный Совет Санкт-Петербургской и Северорусской епархии». Hекоторые из мирян нашей епархии также прекратили общение с РПЦЗ.

В связи с этим мы, священники и клирики Санкт-Петербургской епархии РПЦЗ, хотим заявить, что никакого т. н. «Епархиального Совета», созданного отколовшейся группировкой, мы не признаем и действия, учинивших раскол не одобряем Мы как были, так и остаемся в лоне Русской Православной Церкви Заграницей. Мы также увещеваем всех членов нашей Церкви не соблазняться последними событиями и призываем к соборному обсуждению проблем стоящих перед нашей Церковью на пути к ее Всецерковному Собору.

Hет сомнений, что перед Русской Православной Церковью Заграницей, бывшей до сих пор светочем Православия, хранительницей и живым носителем Православной традиции, встают сегодня новые серьезные проблемы. Документы, принятые на последнем Архиерейском Соборе нашей Церкви, — это первая попытка их решения. Во всей полноте вопросы, связанные с отношением к Московской Патриархии (М.П.) и т. н. «мировому православию» должны решаться, мы полагаем, только на Всецерковном Соборе Русской Православной Церкви Заграницей, Соборе, который бы учел мнения и зарубежных, и российских приходов, духовенства и мирян.

Мы ни в коей мере не одобряем тех «ревнивых не по разуму», кто в настоящий трудный для нашей Церкви момент, действует необдуманно, без должной рассудительности и терпения. Вместе с тем, мы считаем, что ряд документов, принятых на Архиерейском Соборе, как и те тенденции, которые на нем наметились, должны быть предметом обсуждения всей Церкви.

Большинство из нас пришли в РПЦЗ из М.П. в девяностые годы, и мы знаем о положении в М.П. не понаслышке, кроме того, мы живем в России. Поэтому, особенно в связи с упомянутыми событиями в нашей епархии, мы считаем необходимым высказать свое мнение относительно вопросов, поднимаемых в документах Архиерейского Собора.

В отличие от отколовшейся от нашей Церкви группы, мы не утверждаем, что М.П. никогда не сможет избавиться от последствий ее пленения советским государством в годы коммунистического правления. Все в руках Божиих. Hикто не может предрешить исход борьбы, идущей сейчас в России, но тем большая на нас ложится ответственность. От Русской Православной Церкви Заграницей, все эти годы хранившей подлинное исповедание в условиях свободы, не в последнюю очередь зависит то, чтобы чудо воскресения Православия в России произошло в подлинном виде, а не было лишь неким жалким подобием, пародией на истинное воскресение.

Сегодня, после того, как в М.П. произошло (хотя и частичное, и с рядом серьезных искажений) прославление святых Hовомучеников и Святых Царственных мучеников, верующие, принадлежащие к М.П. получили великих заступников, проливших кровь за Христа и Церковь. Тем более важно довести дело воскресения истинной веры в России до конца, в этом мы видим свое стояние, ради этого мы, в конечном счете, и отделялись от М.П.

Что же является главным препятствием к этому воскресению Церкви? Сегодня, мы полагаем, уже недостаточно обличать «сергианство» как подчинение Церкви советскому государству. Советского государства уже нет, но многие проблемы, унаследованные от тех времен, хотя и в измененном виде, остаются. Hепременным условием установления общения с М.П., нам кажется, должно быть требование публичного заявления со стороны Собора М.П. о том, что коммунистическая идеология, в каком бы то ни было виде, неприемлема для христианина, что нельзя быть членом Церкви и одновременно состоять в коммунистической партии или отдавать ей голос на выборах. Современная М.П. соборно такого заявления никогда не делала, возможно потому, что часть ее прихожан до сих пор связывают свои симпатии с коммунистами, за которых голосует до 1/3 населения в то время, как православными и доверяющими М.П. себя называют больше половины населения страны. Значит многие, кто считает себя православным в России и доверяет М.П., одновременно симпатизируют коммунистам. Формально М.П. не раз заявляла, что она вне политики и идеологической борьбы, но коммунизм это не просто идеология, это антихристов дух соблазнивший или силой захвативший русский народ, дух повинный в миллионах человеческих жизней. Сегодня же, когда М.П. по-прежнему заигрывает с лидерами коммунистов на почве ложно понимаемого «патриотизма», когда из угождения «народу», якобы привыкшему к сталинско-брежневскому гимну, М.П. готова согласиться сохранить его мелодию (а мелодия и есть выражение «духа»), когда М.П. не решается потребовать чтобы тело В. И. Ульянова (Ленина) было убрано от святыни Кремля, говорить о возможности признания М.П. Церковью в полном смысле этого слова, нам кажется, преждевременно.

Мы в ответе перед Богом не только за себя самих, но и за Россию, Россия же не воспрянет, если в ней не произойдет подлинного покаяния, которое должно начаться с Московской Патриархии. Поэтому от принципиальности позиции РПЦЗ, твердости в ее требовании от М.П. осуждения коммунизма (во всех его формах) как антихристова учения, зависит не только будущее Русской Церкви, но и будущее России.

Дело, нам кажется, состоит сегодня не столько в критике отношений М.П. с властями, сколько ее отношений с народом. Сегодня М.П. склонна считать и объявлять себя Церковью русского народа, консолидирующей силой общества, в которой примиряются люди, представляющие все политические партии, интересы и социальные слои общества. Именно такая концепция Церкви стоит и за тем фактом, что М.П. соборно не осуждает приверженцев коммунизма. Hо в такой концепции Церкви просматривается прежде всего экономический и политический интерес. М.П., по крайней мере большинство ее иерархов, хочет сегодня быть «общенародной» Церковью. Hо подобный подход к отношению Церковь-народ называется никак иначе, как «популизм». Вместо того, чтобы быть Церковью Христовой, М.П., как это видно из документов той самой «Социальной Доктрины», которую упоминает и Архиерейский Собор РЗПЦ, все более стремится стать Церковью русского народа. Мы же верим, что подлинной водительницей народа, каковой Церковь в России была в древности, она может стать только в том случае, если она откажется от «популизма», выражением чего для начала должно быть обличение коммунизма (во всех его формах).

Hе стремлением охватить как можно больше групп населения, представителей, как можно большего числа идеологий, отличается истинная Церковь, а свидетельством о Христе. Это свидетельство всегда было характерно для РПЦЗ. Именно с этим свидетельством мы сегодня должны в который раз обратиться к православным верующим в России. Как показали события с канонизацией Hовомучеников, давление верующих на иерархов может быть так сильно, что даже нынешний епископат М.П. вынужден с ним считаться. Мы горячо поддерживаем призыв Архиерейского Собора нашей Церкви к укреплению в подвиге благочестия и христианской любви, к хранению себя от осуждения ближних и братьев по Церкви. Именно поэтому нам представляется неправильным поведение отколовшихся от нашей Церкви. Hо не только любовь к ближним, а любовь к врагам отличает истинных христиан. Любовь же к врагам, как мы видим по жизни святых, состоит в первую очередь в свидетельстве об истине, несмотря на все соблазны этого мира.

РПЦЗ сохранит своих верующих и приходы и приумножит их, если она останется до конца верна делу спасения не только своих прихожан, но и русского народа, России, да и всего мира. «Подвиг русскости», о котором не раз говорилось в последнее время, состоит, мы полагаем, не только в сохранении и развитии вековых традиций Русской Церкви, традиций русской святости и культуры. Этот подвиг подразумевает и ответственность за всех русских православных, в том числе и принадлежащих к М.П. Политика «популизма», которую ведет сегодня верхушка М.П., является новым искажением истинного христианства. Сегодня эта политика (и идеология стоящая за ней) является продолжением и развитием «сергианства», метаморфозой той же самой болезни. Сегодня, нам кажется, следует во весь голос говорить именно об этом. Другие же проблемы, такие, как ересь экуменизма, и «сергианство» в собственном смысле, хотя и безусловно важны, но второстепенны по сравнению с главной установкой М.П. на то, чтобы быть «всенародной» Церковью.

В самом деле, в «народе» (понимаемом широко, включая неверующих и «эклектиков») всегда есть те, кто за экуменизм, а есть и те, кто против. Поэтому мы видим, что М.П. готова одновременно и участвовать в экуменическом свальном грехе, и отрекаться от него и даже осуждать экуменизм. Точно также обстоит дело и с «сергианством» (понимаемом как зависимость Церкви от светских властей). М.П. одновременно будет на словах утверждать свою независимость (поскольку есть те, кто за такую независимость), и в тоже время будет прислушиваться к каждому слову властей и идти им вслед (не только потому, что так выгодно, но и потому, что в «народе» так принято, а власть «избрана народом»). Одним словом, осудить следует саму практику и идеологию превращения М.П. в «общенародную» Церковь. Церковь может и должна повести за собой людей, вызволить Россию из того мрака, в который она попала за годы коммунизма, но произойдет это не раньше, чем в России воскреснет сама Церковь. Миссия РПЦЗ, включая ее приходы в России, в этом отношении, нам кажется, чрезвычайно важна и ответственна.

Поэтому сегодня, отдельные горячие головы, не выдерживая бремени ответственности, впадают в осуждение нашей Церкви и уходят в раскол, мы хотим заявить, что мы остаемся верны нашему призванию, стоянию в истине ради воскресения Православия в России, ради спасения самой нашей многострадальной страны. Мы призываем всех чад нашей Церкви вместе с нами продумать поднимаемые нами вопросы, не торопиться в сближении с М.П., но и не отказываться от свидетельства о Церкви Христовой перед лицом тех, кто принадлежит к М.П. Именно в этом мы видим конечный смысл обращенного к нам «Послания» Архиерейского Собора нашей Церкви.

 

Настоятель общины преподобномученицы Великой княгини Елизаветы протоиерей Владимир (Савицкий)

Настоятель общины св. Апостола Иоанна Богослова иеромонах Валентин (Саломаха)
Иеромонах Софроний (Мусиенко)
Диакон Hиколай (Савченко)
Чтец Григорий (Беневич)

 

Диакон Николай Савченко:

ПИСЬМО ТРЕМ ОТКОЛОВШИМСЯ СВЯЩЕННИКАМ В ПЕТЕРБУРГЕ

 

Ваше преподобие отец Алексий, отец Павел, отец Варсонофий!

Со скорбью узнав о вашем решении разорвать с Русской Зарубежной Церковью, настоятельно прошу вас его пересмотреть. Надеюсь, что вы измените свое первоначально принятое решение, несмотря на то, что ваше заявление почти не оставляет вам возможности сделать это. Тем не менее, я хочу обратиться к вам с отзывом на ваше заявление от 11/24 ноября и извещения Его Преосвященству Епископу Евтихию того же дня.

В декларации от 11/24 ноября вы заявили, что архиереи РПЦЗ «подпали под свою собственную анафему 1983 года, осудившую ересь экуменизма». Вы указали, что это произошло, якобы, в результате признания «Московской патриархии Церковью, с которой можно вести переговоры об объединении». Возможно, вы испытали затруднение, говоря о «переговорах об объединении», поскольку нигде в деяниях Собора таких слов нет. Нет также и слова «диалог», поэтому употреблять эту фразу вам не следовало. Возможно вас натолкнула на эту мысль фраза «комиссия по единству Русской Церкви». Но стремление к единству Русской Церкви и переговоры с МП об объединении — это разные вещи. Конечно же, вы считаете, что это одно и тоже. В своем заявлении Вы назвали стремление к единству Русской Церкви стремлением к унии с МП. Это ваше мнение. Но в соответствии с Соборами нашей Церкви и мнениями наших святителей и подвижников — это не так. РПЦЗ исповедовала стремление к единству Русской Церкви всегда. Скажу более, стремление к единству Русской Церкви — это путеводная звезда всей Русской Зарубежной Церкви в полном смысле этого слова. Все долгие годы изгнания все наши Соборы, все святители и все отцы неустанно говорили, что мы желаем единства всех частей Русской Церкви, однако это невозможно сейчас из-за сергианства и экуменизма. Никто и никогда не говорил, что мы не желаем единства Русской Церкви, что мы чувствуем полную удовлетворенность нашим отдельным существованием и нам все равно, что делается в других частях. Архиерейские Соборы всегда говорили, что РПЦЗ — есть неотъемлемая, неразрывная часть Русской Церкви. Св. Иоанн Шанхайский в статье «Русская Зарубежная Церковь» говорил, что РПЦЗ молится и ждет того момента, когда исчезнут причины, разделяющие ее с Церковью на родине. Митрополит Филарет в своих словах и посланиях неоднократно говорил, что мы желаем объединения всех частей Русской Церкви, что мы хотели бы «засыпать ров» между ними и это желание не означало беспринципности, он был готов засыпать ров, но без ложных компромиссов. Приснопамятный Иосиф Муньос за несколько месяцев до своей мученической кончины говорил, что он постоянно молится об «объединении Церкви», добавляя, что это должно состояться без экуменизма и компромиссов. Да и в «Положении о приходах Российской Православной Свободной Церкви», принятом Собором Архиереев РПЦЗ 3/15 мая 1990 года в последних его строках говорится, что молитва ектении о «соединении всех» — это молитва об объединении всех чад Русской Православной Церкви как за границей, так и в России, как следствие чаемого исцеления МП. Это тоже очень важно. Архиерейских Собор, постановивший открыть приходы в России, соборным голосом говорит, что он открывает приходы с желанием объединения в Истине.

Конечно же, все это для вас не понятно, вы даже заявили, что Собор РПЦЗ подпал де под анафему за то, что назвал Московскую Патриархию Церковью. На это я имею сказать вам, что Московская Патриархия в смысле руководящей властной структуры не названа и не называлась ранее Церковью, в то время как Московская Патриархия в смысле всего организма с духовенством и народом и ранее называлась больной частью Церкви и сейчас таковой названа. Наши Соборы и наши святители всегда говорили о Московской Патриархии в этом смысле как о «подъяремной Церкви», «плененной Церкви», «несвободной Церкви», «Русской Церкви, зажатой в тиски безбожной администрации». Так говорил Собор 1981 года, прославивший св. Новомучеников в своем послании. Наш блаженной памяти Первоиерарх Митрополит Филарет и наш нынешний Первоиерарх действительно говорили, что Московская патриархия как марионеточная структура на службе коммунизма есть безблагодатное учреждение. Но они никогда и помыслить себе не могли, чтобы говорить такие страшные слова обо всем духовенстве и народе. Митрополит Филарет считал, что в среде подъяремной Церкви не только есть благодатная жизнь в верных Истине и гонимых за Истину людях, но также и то, что в ней могут быть даже святые, как новомученик Борис Талантов. Он говорил, что в ее среде есть истинные пастыри, когда писал про отца Тавриона и даже несколько оправдывал его в его решении подчиниться патриарху. А в письме Глебу Якунину митрополит благодарил своего адресата за борьбу за свободу «Православной Церкви» и благословил его на это. Митрополитом Филаретом были даже изданы Указы по всем епархиям с указанием, чтобы во всех храмах на проскомидии, на литургии и на молебнах поминались гонимые священники — священники, которые находились в Московской Патриархии — о. Глеб Якунин и о. Димитрий Дудко.

Иногда наш Первоиерарх говорил большее. В Архипастырском послании от 1/14 янв. 1966 года он говорил такие слова: «На нас... лежит долг... соблюдения верности своей гонимой Церкви-Матери, несмотря на то, что мы не можем иметь общения с Ее нынешним оффициальным возглавлением...». Как мы видим из этих слов, он считал, что оффициальное возглавление тщится возглавлять часть Церковь, а не так, что они возглавляют лжецерковь и нас это не интересует. А в своем историческом 1-м Скорбном Послании он говорил про митрополита Никодима (Ротова), что тот «более достоин сожаления, чем осуждения», а про патриарха Алексия (Симанского) — что считает нужным «жалеть несчастного старца» и не может «признавать его каноническим главою Русской Церкви, которой сами мы почитаем себя неразрывной частью». Митрополит не сказал, что патриарх Алексий есть глава совершенно другой лжецеркви, но лишь неканонический глава той же нашей Русской Церкви, хотя и сбываются над ним и над «всеми сообщающимися с ним», как пишет владыка Филарет, прещения святых канонов Церкви об извержении и отлучении. Он должен быть по правильному следованию канонам отлучен и извержен, как бы говорит Митрополит, но это еще не основание называть целиком лжецерковью все им возглавляемое.[12]

Этим своим убеждениям наш Первоиерарх был верен всегда. В своем послании от 1/14 ноября 1965 года он говорил, что «Советской власти в 1927 году удалось отчасти расколоть внутреннее единство Церкви» и это слово «отчасти» он внес не случайно, а осознанно, убежденно. Состояние пребывающего в клире Московской Патриархии священнослужителя он объяснял в своей первой митрополичьей речи и на своем примере из прошлого как пребывание в состоянии внутренней беды, неправды и не считал нужным говорить о богоотверженности или нахождении вне Церкви. Именно поэтому он поминал на проскомидии архиереев МП не только о здравии, но и за упокой с совершенным пониманием их тяжелого положения. Своего родного отца, иерарха подъяремной Церкви, архиепископа Димитрия, он не только поминал на проскомидии сам, но и просил о том других. Невозможно приписывать митрополиту такие взгляды, что архиепископа Димитрия во всей РПЦЗ поминать было можно, поскольку он его отец, а других нельзя. Известно также, что и св. Иоанн Шанхайский поминал на проскомидии Патриарха Алексия.[13] Он поминал патриарха ни в коем случае не как канонического своего первоиерарха, поскольку в таком качестве он его не признавал и отвергал. Но, с другой стороны, он поминал его и не как еретика, а как человека согрешавшего и нуждавшегося в молитве. В статье «Русская Зарубежная Церковь» св. Иоанн Шанхайский также сравнил архиереев МП с епископами, подписавшими деяния ефесского разбойничьего собора против своей воли и со скорбью о своем грехе, а также с предшественником св. Тарасия на Константинопольской кафедре — патриархом Павлом. Последний также пошел на недопустимые для православного уступки и дал обещание не почитать икон, однако позже раскаялся и оставил патриаршество. Св. Иоанн Шанхайский не просто так привел эти два примера, а с глубоко осмысленным убеждением в сходстве этого примера со случаем архиереев МП.

Славный предшественник митрополита Филарета, митрополит Анастасий, так писал в послании от 23 авг. / 5 сент. 1945 года из Мюнхена о несвободной части Русской Церкви: «Теперь мы переживаем наиболее критический момент в смысле дальнейшего самоопределения Церкви в России: или церковное сознание там прояснится и верующие поймут, куда ведет их новый кормчий Русской Церкви, или Бог пошлет им «дух усыпления», чтобы они «поверили лжи» и тогда начнется «отступление», худшее, чем то, какое мы видели до сих пор». Эти слова нашего Первоиерарха не дают нам никаких оснований говорить, что он де отступил от исповеднического пути, назвав патриарха Алексия кормчим Русской Церкви (с большой буквы) в то время, когда тот прославлял Сталина. Он лучше нас знал путь РПЦЗ и правильное выражение этого исповедничества в словах.

В полном согласии с его словами Собор РПЦЗ 1950 года в своем послании заявил, что не может быть в единстве с Московским Патриархом и «другими высшими иерархами Церкви в России» по причине их порабощенности и молит Бога дабы Он отвратил архиереев МП от их гибельного пути. Вот точные слова Соборного Определения. «Наша Зарубежная Церковь остается по-прежнему вне всякого общения с ними, моля Господа только о том, чтобы он просветил их духовные очи, и отвратил их от того гибельного пути, на который они встали сами и влекут свою паству».

Собор не нашел нужным сказать даже про архиереев МП, что они уже погибли, но лишь то, что они стоят на гибельном пути и именно поэтому мы не с ними.

Точно также и предшествовавший сему Собору Архиерейский Собор в Мюнхене в 1946 году определил, что иерархи РПЦЗ не могут подчиниться МП, «повинуясь велениям своей пастырской совести» и не находят это «для себя нравственно возможным». Собор 1946 года, дав нравственную оценку МП, тоже нигде не взял на себя полномочия судии.

Очень определенно высказался по отношению к внутренне неоднородной подъяремной Церкви и Архиерейский Собор РПЦЗ 1976 года. Решительно отвергая саму Московскую Патриархию, Собор, одновременно, обратился к гонимым и страждущим за Истину пастырям и чадам несвободной Церкви такими словами: «Мы лобызаем крест, взятый и вами на себя, пастыри, нашедшие в себе мужество и силу духа быть открытыми обличителями слабодушия иерархов ваших, сдавшихся перед безбожниками... мы молимся за вас и просим ваших молитв о пастве нашей в рассеянии сущей. Христос посреди нас и есть и будет!» Последние слова литургического приветствия самым сильным образом свидетельствуют о том, что никогда наша Русская Зарубежная Церковь не приравнивала понятия «Московская Патриархия» и «подъяремная Церковь».

Точно также и 3-й Всезарубежный Собор РПЦЗ 1974 года в своем послании Православному народу на родине прославил всех тех исповедников, кто боролся за свободу Церкви, хотя и состоял в формальном подчинении МП.

Мы также имеем хорошее свидетельство, что всегда понимала наша Церковь под словом «безблагодатность». В свое время американский автокефальный архиепископ Иоанн Шаховской написал в одной своей статье, что РПЦЗ по его мнению, лицемерит. Как он говорил, РПЦЗ одновременно и называет МП отступнической и скорбит о гонениях в СССР и закрытии храмов, хотя, по такой логике, следовало бы радоваться о закрытии отступнических храмов. В ответ на это секретарь канцелярии Синода отец Георгий Граббе сообщил ему, что, называя МП отступнической, а иногда, в некоторых статьях, употребляя слово «безблагодатность», РПЦЗ никогда ни на одном Синоде не выражала сомнение в том, что принадлежащие к МП верные Богу пастыри и миряне в России — есть истинные пастыри. Отец Георгий в своем ответе справедливо привел письменные свидетельства из России о внедрении в среду пастырей и иерархов МП офицеров-атеистов в рясах и вслед за этим сказал: «Вот о какой безблагодатности мы говорим! Речь идет об этих Иудах, а не о немногих страждущих, тщетно старающихся что-то спасти, несчастных, подлинно-верующих пастырях». Отец Георгий определенно говорил о безблагодатности офицеров-атеистов и предателей в рясах и определенно отвергал безблагодатность «подлинно-верующих» и гонимых, а о тех, кто между теми и другими, он не дерзал рассуждать.

Также и отец Серафим Роуз говорил, что РПЦЗ не имеет общения с МП не по тому, что считает ее безблагодатной, а потому, что уберегает себя и свое Православие.

Не считали плененную Церковь безблагодатной и новомученики. Многие из них действительно говорили, что таинства сергиан безблагодатны. Но это они говорили о таинствах сергиан, то есть убежденных сторонников подчинения безбожникам по совести. О тех же, кто не поддерживал митр. Сергия, но и не разрывал с ним, мы имеем точные свидетельства противоположного смысла. Так, св. Новомученик отец Григорий Селецкий по свидетельству его следственного дела специально выяснял этот вопрос у архиепископа Димитрия Гдовского. Архиепископ Димитрий, по его словам, не считал отпадшими от Церкви и безблагодатными всех, кто не в ИПЦ. Это свидетельство отца Григория вызвало одобрение и у епископа Дамаскина Глуховского, до того времени подозревавшего владыку Димитрия в неразумной ревности. Точно также и митр. Иосиф в ответ на запрос ростовских священнослужителей в феврале 1929 года писал, что сергиане находятся в стадии рассмотрения существа дела, как бы не осуждены еще. А св. Новомученик Михаил Новоселов в «Беседе двух друзей» даже называл братьями тех, кто не согласен с митр. Сергием, хотя и остается с ним в единстве. Он говорил, что они отличаются от нас «не образом мыслей, но образом действий» и приводил в пример слова св. Афанасия Великого о василианах. Также и архиепископ Серафим Угличский в своем окружном письме конца 1933 года провозгласил митр. Сергия лишенным общения и преданным суду, но нигде не сказал о совершенном отпадении от Церкви его последователей вне зависимости от их отношения к этому вопросу. Мнение митр. Кирилла всем нам тоже известно. Даже в последнем по времени его письме он говорит, о том, что с сергианами не должно быть «ни части, ни жребия», но нигде не говорит, что все подчиняющиеся митрополиту Сергию (хотя бы и несогласные) безблагодатны и мертвы.

Не можем мы не учитывать и мнение св. митрополита Петра Крутицкого, первоиерарха Российской Церкви. Он призвал митр. Сергия исправить свои ошибки в двух письмах от декабря 1929 и от февраля 1930 года и даже передавал благословение архиереям снять митр. Сергия соборным решением, но нигде не брал на себя смелость объявлять его и тем более его последователей отлученными.

Почему ни митр. Петр, ни митр. Кирилл, ни даже архиеп. Димитрий не дерзали говорить о всех подчинявшихся митрополиту Сергию, как об отлученных? Только лишь потому, что не имели смелость подменять собою Соборное решение. То соборное решение, на которое они всегда ссылались. И в акте отхода епископов Димитрия Гдовского и Сергия Нарвского и в заявлении митр. Иосифа о разрыве и в акте отделения серпуховского духовенства везде говорилось, что они выносят вопрос этого разделения на суд будущего Собора. На суд будущего Собора ссылался и митр. Кирилл Казанский. В заявлении отца Валентина Свенцицкого о разрыве с митр. Сергием — тоже ссылка на будущий Собор. Владыка Димитрий Гдовский еще раз ссылался на будущий Собор в письме «к отцам настоятелям», а митр. Иосиф еще раз ссылался на будущий Собор в своем письме «к епископу, отложившемуся от митр. Сергия». То есть, все Новомученики обращали свои взоры на будущий Собор.

Неужели святые новомученики потом решили, что Собор уже не нужен и что решение уже вынесено? Нет, это ниоткуда не следует. Они просто не могли так сделать, они не могли заменить своим мнением Соборное решение, на которое прежде сами ссылались.

Полностью согласно с ними и завещание митр. Анастасия. В завещании наш Первоиерарх заповедал не иметь с представителями Московской Патриархии «никакого канонического, молитвенного и даже простого бытового общения», но вслед за этими словами добавил, что мы делаем это «предоставляя в то же время каждого из них окончательному суду Собора будущей свободной Русской Церкви». Все это — тоже глубочайшие слова. Из завещания митр. Анастасия тоже следует, что он не имел с иерархами и духовенством Московской Патриархии общения не потому, что они безблагодатны, но потому, что они под судом будущего Собора. Он тоже не дерзал заменить своим мнением решение будущего Собора.

Возможно вы согласитесь со всем этим, но скажете, что времена были другие и тогда Церковь была пленена, а теперь свободна и, поэтому, тогда она могла называться Церковью, а теперь нет. Но есть ли это основание для того, чтобы говорить о нашем Соборе, как об отпадшем от Истины за то лишь только, что он сохранил прошлое мнение по этому вопросу, а не изменил его вдруг вместе с вами? Неужели разумно говорить, что двадцать лет назад так говорили святые ревнители, а сейчас так нельзя говорить даже грешникам без подпадения их под анафему? Нет, это совершенно неразумно. Да и многое ли изменилось с тех пор, что отношение наше должно так сильно измениться? А если изменилось, то что и в какую сторону? Да, несомненно, есть и ухудшение. Так, очень широко распространилась связь с мафией, нечистая торговля и обмирщение, слияние с миром. Но по многим другим вопросам есть явные улучшения и мы должны по правде и справедливости это сказать. В те времена прославляли на весь мир антихриста-Сталина как «богопоставленного вождя», а теперь почитают Государя. В каждом храме и за каждой литургией тогда вынимали на проскомидии частицу за Сталина и омывали ее в Св. Крови. Вынимали частицу за это чудовище, оторвавшее от веры и низведшее в ад десятки миллионов людей, а другие десятки миллионов убившее. Тогда считали лучшим строем сатанинский коммунизм, а теперь в Социальной доктрине говорят, что монархия — это хорошо и даже немного лучше, чем демократия. Тогда епархиями и всей патриархией управляли безбожники-уполномоченные, задача которых — искоренение веры, а теперь как-никак архиереи, хоть и при всех их болезнях. Да и крещение в три погружения и индивидуальную исповедь было нигде не встретить, а теперь говорится что надо все по правилам делать, а с искаженными обычаями «недопустимо примиряться». Тогда говорили, что Новомученики — это преступники, а теперь их почитают, хоть и с изъяном. Мы должны прямо сказать, что во многих вопросах сделаны шаги к Истине. Это надо признать и такое признание не будет отказом от исповедничества, если мы скажем что нас по-прежнему разделяет. Это будет истинной справедливостью. Истинное исповедничество — это исповедничество Правды, Истины, такой, какая она есть.

Да и в вопросе экуменизма, признаемся, МП сделала небольшой шаг. 15—20 лет назад все члены Синода МП несколько раз в год участвовали в межрелигиозных конгрессах и молились совместными «молчаливыми молитвами» с поклонниками Шивы, с буддистами, синтоистами и пр. Подписывались совместные заявления с призывом всем религиям вместе разработать новый моральный закон и всем вместе его проповедовать. Теперь же патриарх к межрелигиозной молитве не призывает и вынужден говорить, что межрелигиозный конгресс не для того, чтобы сближать догматику, как он заявил на последнем конгрессе в ноябре в Москве. В 1974 году патриарх Пимен прямой речью говорил как он видит превращение Всемирного Совета Церквей в 8-й Вселенский Собор, в 86-м году благословил участие в межрелигиозной молитве в Ассизи, в Ванкувере и Канберре делегаты МП молились с кем угодно и даже в экуменической литургии участвовали и называли воздвижение идолов и пляски аборигенов «колыбелью Единой Церкви», а теперь (в Хараре) в молитвах участвовать их уже не уполномочили и они почти уже этого не делали. В 69-м году Синод МП во всеуслышание разрешил допускать католиков к причащению, а сейчас это хоть на словах, но прикрыли и подобное решение сейчас уже Синод МП не рискнет провозглашать. Поместный Собор МП 88-го года в послании ко всем христианам мира назвал инославные конфессии членами Церкви как Тела Христова, а сейчас, Слава Богу, этого уже не рискнут соборно заявлять, по крайней мере этого не слышно. Конечно же, экуменический яд остался во всех экуменистах и мы не можем никак с ними соединяться и даже сближаться, но называть правду правдой мы должны. Некоторое ослабление экуменизма — это наша победа и мы должны ее назвать победой.

Вы скажете, что происходящие изменения — это не шаг к Истине, а сатанинское прельщение верных, что все Поместные Церкви уже давно стали безблагодатными сборищами и теперь их задача прельстить нас приукрашиванием и смягчением своего экуменизма? Чтобы правильно ответить на этот вопрос, надо обратиться к соборному мнению нашей Церкви, наших святителей и духоносных подвижников. Только тогда мы дадим правильный ответ. Нам надо уяснить как они в то время (60-е—80-е годы) относились к тому экуменизму и из этого сделать правильный вывод.

Когда в начале-середине 60-х годов патриарх Афинагор начал стремительное сближение с Римом, стал во всеуслышание называть Католическую церковь «Церковью-сестрой», встречаться с папой и молиться с ним, то св. Иоанн Шанхайский благословил «обличать» его, но безблагодатным еретиком его не назвал.

Когда патриарх Афинагор торжественно снял анафему 1054 года и внес папу в диптихи, то митрополит Филарет обратился к нему с посланием, где назвал происшедшее «соблазном», заявил «решительный протест» и призвал его «положить предел соблазну». Ни еретиком, ни отступником от Православия он патриарха не назвал, он лишь сказал, что если не положить этому предел, то есть опасность, «проникновения лжеучения в Тело Церкви» (цитирую по памяти). Это важно отметить, митрополит Филарет сформулировал это так, что есть опасность, но не так, что ересь уже все уничтожила. Почему же и св. Иоанн Шанхайский и Митр. Филарет не называли патриарха Афинагора еретиком, что кажется почти всем из нас странным сейчас? Только лишь потому, что они не дерзали заявить, что знают все его мысли и его веру. Это действительно так. Они имели основания думать, что может быть он, патриарх Афинагор, делает это не из желания создать новую единую мировую экуменическую лжецерковь, а из обманчивого чувства, что Ватикан уже отказался от латинских лжедогматов и стал почти православным по вере или из простого желания угодить инославным.

Митр. Филарет сохранил смиренный подход и в своих Скорбных Посланиях и в послании по поводу Фиатирского исповедания. В них он обращается ко всем архиереям Поместных Патриархатов (в том числе и к патриарху Афинагору) как к «братьям во Христе». Митрополит не называет их ни еретиками, ни отступниками, а просит их святых молитв и говорит, что все, делаемое ими есть «искушение» против чего он считает нужным «решительно протестовать». Современное ему состояние Поместных Патриархатов он характеризует как постепенное введение яда ереси все большими дозами, но не дерзает говорить о всецелом порабощении их ересью. Он в виде вопроса также говорит, что, возможно, уже видится занесенный Божественный меч, разделяющий православных от еретиков, но также не дерзает называть даже патриарха Афинагора подлежащим осуждению. Как самое сильное заявление, он предупреждает патриархов и епископов не о том, что они будут осуждены Собором РПЦЗ (или, как говорят некоторые, что все Поместные Церкви, мол, преданы анафеме), а о том, что все иерархи РПЦЗ будут вынуждены «объявить экуменизм страшной ересью». Это действительно так. Нигде и ни в каких своих посланиях, владыка Филарет не говорил, что патриархи признаны нами за еретиков. Он всегда хранил и ревность по Истине и страх Божий. Например, в послании по поводу объявления автокефалии Западно-Европейским экзархатом, он выразил смиреннейшее опасение, что экзархат «станет на опасный путь церковно-канонического самочиния», то есть даже не встал уже, но лишь встанет, что «в конечном случае может привести ее к отпадению от единства Церкви Христовой», то есть не привело уже, но лишь может привести, если идти по этому опасному пути. Точно также со страхом Божиим он относился и к Американскому расколу. Он призывал Американскую автокефалию встать на правильный путь, но вместе с этим относился к ним с любовью, со стремлением к единству и, поэтому, благословлял принимать митрополита Иринея как митрополита Церкви в подчиненной ему миссии во Святой Земле и позволял служить ему в наших храмах.[14]

Суждения наших Архиерейских Соборов всегда были движимы и тем же духом ревности и духом страха Божия. Так, Собор 1978 года следующими словами описывает современное ему состояние Поместных Патриархатов и взаимоотношение нашей Церкви с ними. «Мы видим, как представители некоторых Православных Поместных Церквей уклоняются от спасительного пути и ищут путей новых и чуждых нашей Церкви. Мы стоим в стороне от их деятельности». Сказано и ревностно и смиренно. Подчеркивается, что они уклоняются, но не сказано, что уже уклонились или тем более отпали. И мы стоим в стороне, но не отсекаемся от них, мы отходим, но не отрываемся.

Объяснение такого страха Божия прекрасно дал приснопамятный отец Серафим (Роуз). Вот что писал он в собственном предисловии к публикации Скорбных Посланий митрополита Филарета. «Мало кто из числящих себя православными проповедует экуменизм “в чистом виде” — учение о том, что Христова Церковь не существует как таковая, а только сейчас формируется. Чаще всего экуменизм проявляется в неканонических поступках, особенно в молитвенном общении с инославными: это значит, утрачено понятие о том, что такое Христианская Церковь и в чем состоит верность ей. Однако, даже такие поступки сами по себе не могут служить определением ереси». И далее: «Русская Православная Церковь заграницей неоднократно предостерегала и удерживала своих членов от общения с некоторыми православными группами, а с Московской Патриархией принципиально не имеет общения, также и некоторые другие православные епископы предостерегают от контактов с теми, кто склоняется к обновленчеству, — но отнюдь не по какому-то формальному критерию якобы отсутствующих у них благодатных таинств, а лишь по соображениям заботы о верующих, которые принимают их из уважения и послушания, без нужды в чисто-формальных выводах». Таким же духом смиреннной ревности, ревности со страхом Божиим, движимо было и осуждение экуменизма Собором РПЦЗ 1983 года. Наш нынешний первоиерарх, Его Высокопреосвященство Высокопреосвященнейший Митрополит Виталий, главный докладчик Собора по вопросу экуменизма справедливо указал, что анафема на экуменизм стоит на совести Поместных Патриархатов, а также то, что от отношения к этой анафеме будет зависеть их дальнейшее бытие в Церкви Христовой. Ни он и никто другой не сказал, что все Поместные Патриархаты уже отсечены, как бы гильотинированы, что они все «подпали под анафему». Он сказал, что они в будущем сами будут определяться в себе по отношению к этой анафеме.[15] Сам митрополит Филарет благословлял и после анафемы поминать Иерусалимского патриарха (тогда состоявшего в ВСЦ) в подчинявшейся ему миссии во Святой Земле, причащаться у него и принимать от него назначения в наши монастыри. Так всегда относилась к экуменизму и его осуждению наша Церковь.

Но может быть это тоже было тогда, а не сейчас, скажете вы? Может быть тогда можно было проявлять смиренный страх Божий, а сейчас нельзя. Но, опять отвечу вам, можно ли осуждать наш Собор за то, что он остался при своем старом отношении к этому вопросу, а не изменил его вдруг вместе с вами? И можно ли говорить, что раз не изменил отношения, то не только лишился авторитета, но и «подпал под свою анафему», как без страха Божия пишете вы? Но ведь для такого огромного изменения должны быть веские основания. Тогда это надо аргументировать, надо показать что так сильно изменилось в Поместных Патриархатах за эти двадцать-тридцать лет. Вам трудно будет это сделать. Ведь как раз сейчас такое изменение отношения менее всего уместно. Последние два-три года Поместные Патриархаты сделали небольшой шаг от экуменизма. Раньше, при митрополите Филарете, Константинопольский Синод во всеуслышание заявил, что молиться с католиками и протестантами и даже причащать их — это хорошо и правильно. Он разрешил это во всеуслышание. А сейчас он сделал небольшой шаг назад, последние годы он утверждает, что евхаристического общения нет и не должно быть пока. Раньше Всеправославные Совещания говорили, что Православная Церковь — есть «органическая часть ВСЦ», а сейчас Совещание ставит вопрос о выходе из этого сборища и даже ограничивает молитвенное общение с инославными. Грузинская Патриархия когда-то шла вместе с МП в авангарде межрелигиозного экуменизма, а сейчас не только вышла из ВСЦ, но и заявляет на своих Синодах и Соборах, что молиться с инославными запрещено, а экуменизм — это ересь. Патриарх Грузинский прямо говорит, что экуменизм — это ересь. Это большой шаг вперед, ведь раньше он председательствовал в экуменических организациях. Также и Болгарская Патриархия вышла из ВСЦ и умерила несколько свой экуменизм. Сербская Церковь тоже сделала шаг и мы должны это оценить. На Соборе 1997 года она официально постановила начать процесс выхода из ВСЦ и выступает теперь инициатором выхода.

Раньше на межрелигиозных конгрессах молениях заседали и молились с иноверными сами патриархи с митрополитами, а теперь либо вообще их игнорируют (Конгресс Всемирного Парламента Религий в Кейптауне), либо все больше там лишь священники или профессора, а если и епископы, то стараются по возможности избегать всяких ритуалов, все же мучает совесть. Даже Католическая церковь, и та заявила в этом году, что выражение «Церкви-сестры» в отношении Православных Церквей неправильно и не должно применяться, поскольку они не в единстве с папой. В соответствии с этим новым документом Ватикана, все церкви, какие не с папой — есть церкви более или менее заблуждающиеся, но истинная в изложении документа — это лишь католическая. Неужели Поместные Патриархаты не ответят теперь тем же? А еще в этом документе Ватикана говорится, что последователи других религий «находятся в смертельно опасном положении».

Вопрос с Сербской Церковью не нов и послание нашего Собора патриарху Павлу — тоже не новость. Наши Синоды уже рассматривали эти вопросы. В 1980 году, когда в Сербии прошла межрелигиозная молитва с участием иудейских раввинов, митрополит Филарет сделал по решению Синода запрос Сербскому Патриархату. Был получен следующий ответ от Сербского Патриарха: «В братской любви извещаем Ваше Высокопреосвященство, что участие священников Сербской Православной Церкви в так называемых “экуменических служениях” совершенно случайно, непредвиденно и противоречит взглядам Сербской Православной Церкви». Наш Синод не был вполне удовлетворен таким ответом, но и еретиком или отступником назвать патриарха никак не дерзнул. Если тогда наш Синод не дерзнул сделать это, то можем ли мы вполне так сказать сейчас, когда патриарх Павел по всем свидетельствам допускает меньше экуменизма, чем его предшественник. Его предшественник вообще был сопредседателем ВСЦ, его подпись стоит под документом о том, что у нас почти одно крещение с протестантами. За это от патриарха отошел отец Иустин Попович, оставшись, однако, в общении с другими епископами и мы никогда не называли этого великого антиэкумениста экуменистом за одно лишь пребывание в Сербской Церкви.

Не можем мы считать гильотиной для всех Поместных патриархатов и Шамбези с Баламандом. По справедливости надо сказать, что эти документы были на грани признания церковным руководством, но одобрены небыли. Шамбезийский документ не многим чем отличается от Орхусского документа 1964 года или Аддис-Абебы 1971 года. В тех тоже говорится, что стороны исповедуют «одну и ту же веру». Но наши Соборы и Синоды не дерзали называть представленные там Патриархаты еретическими сборищами. Почему? Потому что подписи под документом — это не подпись патриархата, а подпись представителя, а сам документ — это еще не уния, а лишь рекомендации Церквям к унии. Каждый Патриархат посылает представителя не для подписания унии, а для составления рекомендаций самому Патриархату об условиях заключения унии. Каждый такой документ или рекомендация затем передается на принятие его Синодом или Собором каждой Поместной Церкви. Это касается и Шамбези, и Баламанда, и Алеппского документа об общем праздновании Пасхи. Все эти документы были подписаны как рекомендации церквям. Были ли они одобрены? Слава Богу нет, хотя экуменисты в Синодах к этому очень стремились. По Баламанду Синод МП вынес на июльском заседании 1997 года решение рекомендовать этот текст для ознакомления и распространить его для отзывов. Слова «одобрить» не было все же. Алеппский же документ из страха даже не решились переводить и публиковать, так, что нам пришлось это делать. Вот почему наши Соборы и Синоды, наши святители и первоиерархи не дерзали судить все оффициальное православие как ересь.

Но если они не дерзали делать это тогда, то как же вы решились не только сделать это сейчас, что еще как-то понятно, но и назвать следующий их линии наш Собор подпавшим под анафему и сказать, что наши архиереи, якобы, разорвали духовную связь со своими предшественниками? Постарайтесь это теперь доказать и все вышесказанное опровергнуть!

Я надеюсь, всего вышесказанного достаточно для понимания преемственной приверженности нашего последнего Собора всему курсу РПЦЗ. Таким образом, ваши слова о подпадении под анафему заушают вместе с нашими нынешними архиереями и всех прежних иерархов, всех наших святых, святителей и подвижников. Но если кто либо заушает прежнюю Церковь, то он лишается молитвенной Ее помощи на небесах![16] Такой человек реформирует Церковь и отличается от основной массы модернистов лишь направлением своей реформы. Я хотел бы верить, что вы не такие.

Я настоятельно призываю вас принести покаяние, отвергнуть вашу декларацию от 11/24 ноября и воссоединиться вновь с нашей Церковью. Я терпеливо жду вашего ответа.

Диакон Николай Савченко

6/19 декабря 2000 года.

P.S. Это письмо является дополненной и исправленной версией моего письма от 24 ноября/7 декабря 2000 года.



[1] Вдъ-Информ: Имеется в виду архиепископ Женевский и Западно-Европейский Антоний (Бартошевич).

[2] Св. Иосиф Петроградский был исключен Собором из Сонма Новомучеников.

[3] Вместе с Новомучениками, были прославлены сергиане.

[4] Новомученики Российские прославлены с 1981 года, молитва им идет давно, а не отныне.

[5] Суть Декларации митр. Сергия состоит не в некой «социальной концепции», а является актом предательства и отречения от Христа, Его Св. Церкви и Новомучеников Российских.

[6] а) Если автор имел ввиду под именем Церкви не МП — то это хула на Церковь, так как Церковь Христова не может быть порабощена, она может быть только гонимой.

б) Если автор имел ввиду под именем церкви МП — значит и мы признаем ее действительной церковью, что противоречит учению о «единой Соборной Апостольской Церкви».

[7] Новомученики Российские называли во своих посланиях МП «церковь лукавнующих».

[8] Понятие богословски неверное (см. пп. а) и б)).

[9] Здесь и далее цитаты по: Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. Москва 13–16 августа 2000 года. Сборник докладов и документов (СПб., 2000).

[10] Пар. 29.ш): «Ведению Архиерейского Синода принадлежит решение недоуменных вопросов, поступающих из епархий и других мест или лиц, равно как и возникающих вследствие неполности и неясности церковных законов и соборных определений».

[11] Пар. 37.х): «Первоиерарх, кроме председательствования на Соборе и в Синоде обладает правом по своему почину вносить вопросы и дела на рассмотрение и решение Собора и Архиерейского Синода».

[12] Вертоградъ-Информ: Из этих слов свт. Филарета вовсе не следует тех выводов, которые сделал автор письма. Немного выше в том же Скорбном послании святитель пишет: «они [возглавляющие МП лица] не могут быть подлинными представителями Русской Православной Церкви, измученной, бесправной и безгласной, загнанной в катакомбы и темницы». Но эти слова никак не могут относиться к МП, поскольку она своим предательством истины как раз и купила у советской власти право не быть «бесправной и безгласной, загнанной в катакомбы и темницы». Катакомбная же Церковь анафематствовала МП, о чем свт. Филарет прекрасно знал и не раз говорил об этом другим. И об этой Церкви он пишет далее в упомянутом Послании: «Без открытых храмов, в тайных собраниях подобно катакомбным собраниям древних христиан, эти исповедники Веры совершают свои молитвы, оставаясь невидимыми для внешнего мира. Они-то и являются истинными представителями Русской Православной Церкви». (Здесь и далее выделено нами.) Очевидно, что речь здесь идет не только о епископате, но вообще о всех верующих. И далее святитель Филарет говорит: «По этой причине, хотя представители Московской Патриархии участвовали в решениях прошлогоднего Всеправославного Совещания в Женеве, мы признаем все постановления этого совещания и, в частности, постановление о том, чтобы Православная Церковь стала органическим членом Мирового Совета Церквей, — принятым без участия Русской Православной Церкви. Эта Церковь вынуждена быть безгласной, а мы, ее свободные представители, скорбим о том, что такое решение было принято». Из этих слов святителя очевидно, что он считал РПЦЗ свободной частью Катакомбной Российской Церкви, а никак не МП.

[13] Вдъ-Информ: Но также известно, что свт. Иоанн впоследствии каялся в этом.

[14] Вдъ-Информ: Неизвестно, откуда автор письма почерпнул такие сведения (как, впрочем, неизвестно, из каких источников он взял и многие другие факты, приводимые им); однако известно, что свт. Филарет в письме от 26 ноября / 9 декабря 1979 г. (копия письма имеется в архиве редакции) писал следующее: «я настолько не верю в благодатность раскольничьих “манипуляций”, что в случае, если бы я умирал и нужно было бы напутствие, я ни от “парижанина”, ни от американского лже-автокефалиста его не принял бы, дабы вместо Св. Таин не проглотить кусочек хлеба с вином. ...в силу такого положения, печальнейшим явлением нужно считать то, что и наши зарубежники ходят в раскольничьи капища — “исповедаются” и “причащаются” там. — Чего причащаются?..» В этих словах действительно есть страх Божий, но истинный страх Божий, а совсем не тот, который пытается приписать святителю о. Н. Савченко.

[15] Вдъ-Информ: Из этого толкования следуют выводы, прямо противоположные тем, которые делает автор письма. Если бытие в Церкви Христовой Поместных церквей после принятия анафемы должно было зависеть от их отношения к ней, то совершенно очевидно, что они, отвергнув эту анафему, посмеявшись над ней и назвав ее безумием, тем самым определили свое бытие — вне Церкви Христовой.

[16] Вдъ-Информ: «Заушать Церковь» — это не то, что констатировать какие-то ошибки ее отдельных (даже святых) представителей, которым мы не должны подражать, хотя бы какие-нибудь святые их и допускали. Почему-то автор письма ничего не говорит о том, как же можно совместить деятельность нынешних архиереев РПЦЗ и официальных церквей с канонами и догматамиПравославной Церкви, а также о том, что вселенские святые отцы (такие как свв. Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Палама, Марк Ефесский, Максим Исповедник, Феодор Студит и многие другие — которые безусловно должны быть для нас авторитетнее подвижников новейшего времени) никогда не одобрили бы подобной деятельности и не стали бы состоять в общении с такими архиереями.


Издается с 1993 года 
Братством св. Апостола Иакова, 
брата Господня
Rambler's Top100