arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

36935256_bible_smiley
Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

Иногда они возвращаются PDF Напечатать Е-мейл

статья с сайта: СОВРЕМЕННОЕ ДРЕВЛЕПРАВОСЛАВИЕ ( staroobrad.ru)

«Охранительное православие» всесильного митрополита Филарета Дроздова может получить вторую жизнь при новом патриархе

Пожалуй, самым значительным событием публичной жизни нашей страны за последний месяц стали избирательная компания и патриаршие выборы митрополита Кирилла (Гундяева).


Начнём с того, что признаем: митрополит Кирилл – человек весьма незаурядный, умный, хитрый, прожженный циник, с железной волей и ясным видением своих целей. Конечно же, из епископата РПЦ МП, да и вообще из православного» епископата, включая епископаты различных осколков РПЦЗ, «валентиновцев», а так же старообрядцев – поповцев РПСЦ и РДЦ, митрополит Кирилл – самый выдающийся по своим интеллектуальным качествам иерарх. Кто лучше его, с большим ораторским мастерством и ловкостью может озвучить позицию своей конфессии?

Нельзя удержаться хотя бы от краткой биографической справки о герое нашей статьи.

Родился 20 ноября 1946 года в Ленинграде в семье священника. В 1965 году поступил в Ленинградскую Духовную Семинарию, затем — в Ленинградскую Духовную Академию.

Что бы понять, кто такой митрополит Кирилл, необходимо сказать о его учителе и наставнике, видном деятеле РПЦ МП – митрополите Никодиме (Ротове).

«В то время на церковном небосклоне Ленинграда взошла яркая звезда, которая озарила весь дальнейший жизненный путь верующего юноши, - митрополит Никодим (Ротов), сделавший за несколько лет искрометную церковную карьеру и к середине четвертого десятка своей жизни занимавший ключевые церковные посты. Впоследствии - пусть и не так быстро - путь своего учителя повторит и сам Кирилл. В одном из своих интервью он поделится воспоминаниями о том, как поначалу в штыки встретил назначение в Питер Никодима, усмотрев в удачливом церковном карьеристе явного ставленника властей. Кто бы знал, что от радикального неприятия Никодима до восторженного преклонения перед ним юношу отделял всего один шаг. Володя сделал его, переступив в 1965 году порог кабинета Никодима, чтобы получить его благословение на поступление в семинарию. Никодим был очень чуток к талантам и сразу приблизил к себе Володю, который благодаря этому менее чем за пять лет окончил восьмилетний курс семинарии и академии».

Покойный митрополит Никодим (Ротов) известен как «латиномудрствующий», практически не скрывавший своих симпатий к римо-католической церкви. Известен он был так же как крайним сервилизмом по отношению к партийным и советским властям, так и неожиданной для советского человека терпимостью к так называемым «первертам» и лицам нетрадиционной сексуальной ориентации. Вместе с тем, как последовательный экуменист был одним из инициаторов «снятия» клятв со старых дониконовских книг и обрядов на Поместном соборе РПЦ МП в 1971 году. Известно так же, что он рукоположил катакомбникам несколько священников и даже епископов. В 60-е годы он, безусловно, самый влиятельный иерарх РПЦ МП, «серый кардинал» при патриархе Алексие I. Вместе с тем, власти из-за амбициозности и властолюбия Ленинградского митрополита боялись его делать патриархом и сначала поставили на митрополита Брянского и Орловского Палладия (Шестерникова), а затем и на митрополита Крутицкого и Коломенского Пимена (Извекова), бедующего патриарха.

Вернёмся к нашему главному герою. «В 21 год он принимает из рук Никодима монашество с именем Кирилл и становится иеромонахом». 

Примерно в то же время судьба сводит его, по сообщениям в СМИ, «с Лидией Михайловной Леоновой - юной и симпатичной дочерью повара Ленинградского обкома КПСС. Вот уже 30 лет их связывают самые теплые и доверительные отношения. Говорят, что сейчас по домашнему адресу Лидии Михайловны в Смоленске зарегистрирован ряд коммерческих предприятий, так или иначе связанных с бизнесом самого митрополита».

«В 24 года он уже архимандрит и представитель РПЦ при Всемирном совете церквей в Женеве». «Каким доверием партии и правительства должен был пользоваться юноша в середине брежневских 70-х годов, чтобы достичь таких высот и почти непрерывно ездить за границу да еще и в «страны капитала»! «К тому периоду относятся первые донесения в КГБ, подписанные псевдонимом «Михайлов», который, как выяснила парламентская комиссия Якунина - Пономарева, взял себе епископ Кирилл, увековечив таким образом имя своего родителя о. Михаила».

«В 27 лет Кирилла возвращают в Питер и делают ректором Ленинградской духовной академии - самым молодым за всю 200-летнюю историю этого учебного заведения».

С декабря 1975 года — член Центрального комитета и исполкома Всемирного совета церквей, с 1975 года член комиссии «Вера и устройство» Всемирного совета церквей, с 3 марта 1976 года член Синодальной комиссии по вопросам христианского единства и межцерковных сношений.

В марте 1976 года 29-летний архимандрит Кирилл рукополагается в епископа Выборгского, викария Ленинградской епархии. Уже через год он архиепископ. Но его необыкновенно быстрый и блестящий карьерный рост несколько замедлила смерть митрополита Никодима. Архиепископ Кирилл не только один из многочисленных архиереев – «ротовцев», но и как бы его наследник и преемник.

В 1978 году назначен заместителем председателя Отдела внешних церковных сношений. В весьма обширной и многогранной экуменической деятельности архиепископа, а затем митрополита Кирилла были и свои взлёты, триумфы. Например, скандально известное участие Кирилла (Гундяева) в Ассамблеях Всемирного Совета Церквей в Ванкувере в 1983 году и в Канберре в 1991 году. Эти экуменические мероприятия известны тем, что в ходе их осуществлялась совместные моления не только с еретиками, но и с откровенными язычниками и шаманами: американскими индейцами, представителями туземных народов Австралии. До сих пор документальные фильмы об этом полуподпольно распространяются среди православных ортодоксов. В Канберре митрополит Кирилл назвал Всемирный Совет Церквей «нашим общим домом». 

Некий инок, в своё время иподьякон м. Кирилла, пересказывал его эклезиологию: «каждая религия подобна планетам, вращающимся вокруг солнца – Бога. Некоторые из них, такие, как православие и католичество, ближе к солнцу, некоторые подальше, иные далее, а остальные совсем далеко, но входят всё равно в ту же “солнечную систему”». 

Впрочем, экуменисты Восточно- и Среднеевропейских и развивающихся стран так или иначе вынуждены ориентироваться на один из двух главных идеологических центров. Один из них, связанный с американскими «неоконсами» и европейскими «футуристами», типа Жака Аттали, мечтает о скорейшем «воссоединении» всего человечества, всех религий, стан и народов под единой «гуманитарной» эгидой. Серьезное сопротивление этим планам не допускается и должно брутально подавляться. Есть и другой стратегический подход, связанный, прежде всего, с так называемом «Комитетом по внешней политике» (CFR), который предполагает большую автономность субъектов процесса глобализации и связанных с ним экуменических и униональных проектов. Соответственно, возможен и более тонкий подход к тем, кто неподготовлен к участию в этих проектах. Безусловно, второй подход митрополиту Кириллу ближе. 

Между тем, в его карьере наступил критический момент. В 1984 году он был освобождён от управления Ленинградскими духовными школами и назначен епархиальным архиереем: архиепископом Смоленским и Вяземским, причём сам воспринимал это назначение как ссылку. хотя такое назначение было бы пределом мечтаний для многих других архиереев. В 1989 году архиепископ Кирилл, бывший до этого заместителем председателя Отдела Внешних Церковных Сношений, становится его председателем. 

В 1990 году умирает патриарх Пимен, избирается патриархом митрополит Ленинградский и Ладожский Алексий (Редигер), до поры до времени сочувственно относящейся к м. Кириллу, «задвигается» митрополит Питирим (Нечаев), любимец прежнего патриарха, и снова восходит звезда м. Кирилла. В 1991 году он уже митрополит. 

Наступили бурные перестроечные годы. Бывшая советская элита, в том числе и церковная, активно включается в передел собственности и бизнес. О бурной коммерческой деятельности м. Кирилла в ту эпоху было достаточно публикаций в СМИ. За ним на всю жизнь закрепился титул «табачного митрополита». «Через свой Отдел митрополит стал учредителем коммерческого банка «Пересвет», благотворительного фонда «Ника», АО «Международное экономическое сотрудничество» (МЭС), АО «Свободное народное телевидение» (СНТ) и ряда других структур. «Ника», которую первоначально создал Сергий, после перехода под контроль Кирилла начала активно торговать сигаретами, ввозимыми в Россию ОВЦС МП под видом гуманитарной помощи и потому освобождавшимися от таможенных пошлин. Табачный бизнес митрополита Кирилла достиг совершенно безобразных размеров, так что избежать скандала было невозможно. Лишь за 8 месяцев 1996 года ОВЦС МП ввез в Россию примерно 8 млрд. беспошлинных сигарет (эти данные были обнародованы Комиссией правительства РФ по вопросам международной гуманитарной и технической помощи), что составило 10% рынка табачной продукции и принесло прибыль в несколько сот миллионов долларов». «Новым и более перспективным бизнесом стала нефть - на сей раз, естественно, не импорт, а экспорт. Близкий к митрополиту Кириллу епископ Виктор (Пьянков), ныне перебравшийся в США, входил в Совет директоров АО МЭС, которое в середине 90-х вывозило из России по несколько миллионов тонн нефти в год. Ежегодный оборот компании составлял около $2 млрд». «Правительственные структуры выделили в 2000 году учрежденной Кириллом фирме (АО «Регион») огромные квоты на отлов камчатского краба и креветок (общий объем - более 4 тысяч тонн). Прибыль от этого предприятия оценивается в 17 млн. долларов. Крабовое мясо уходило преимущественно в США, поскольку половина акций фирмы принадлежала американским партнерам».

Архиереев господствующей синодальной церкви XIX – начала XX века можно обвинить во многом, но их невозможно представить, например, в совете директоров банка или железной дороги.

В 90-х годах митрополиту Кириллу патриархом Алексием II и его ближайшем окружением была выделена важная роль – в то время, как митрополит Иоанн (Снычев) был призван «окучивать» патриотическую общественность, митрополиту Кириллу досталась роль влияния на победивших либералов и бизнес – структуры. Но неожиданная смерть митрополита Иоанна (Снычева) внесла свои коррективы, и м. Кириллу пришлось переключиться на патриотическую риторику. Впрочем, ещё при жизни покойного Иоанна, по мере стремительного падения рейтинга Ельцина, либеральная риторика постепенно, медленно, но верно, вытеснялась патриотической. Такое самоуправство не понравилось «партии патриарха», так как на место «патриотического духовного лидера» был заготовлен другой персонаж. Холодок в отношениях между м. Кириллом и патриархом так и остался до конца жизни патриарха Алексия II.

Тем не менее, митрополиту Кириллу удалось «устранить» как реальных конкурентов, двух опасных соперников: митрополитов Воронежского и Липецкого Мефодия (Немцова) и Солнечногорского Сергия (Фомина), управляющего делами МП. Особо опасным считался митрополит Сергий, так же имевший отношение к финансовым потокам. Митрополит Мефодий отправился в Казахстан, а Сергий в Воронеж. Воронежская епархия считалась довольно престижной и богатой, но митрополит Сергий потерял свою ключевую должность. «При митрополите Кирилле произошло кардинальное переосмысление роли ОВЦС в церковной жизни. Раньше считалось, что этот Отдел должен заниматься только связями с заграницей. По версии же митрополита, «внешние связи» - это вообще все контакты РПЦ с внешним миром: политические, экономические, культурные. Когда некоторые силы выступили с инициативой создания Министерства по делам религий, Кирилл начал непримиримую борьбу с этой идеей. Следуя традиции, восходящей к митрополиту Никодиму (Ротову) и опирающейся на католический опыт, Кирилл считает, что власть светская и власть церковная должны иметь примерно одинаковый вес в обществе и уважать интересы друг друга. Идеологическим обоснованием этой теории «новой симфонии властей» является разработанная Кириллом доктрина «православных по рождению», к числу которых якобы принадлежит 85 - 90% населения страны. Суть теории в том, что человек может не ходить в церковь, не верить в Бога, быть некрещеным, но поскольку он русский или даже поскольку он родился в «православной культурной среде», он - «православный по рождению», то есть независимо от своих убеждений, а только по каким-то генетически-демографическим причинам «приписан» к РПЦ. Из этой, по существу материалистической, доктрины вытекает один далеко идущий вывод. Приведу его в редакции самого Кирилла: «Мы должны вообще забыть этот расхожий термин: «многоконфессиональная страна». Россия - это православная страна с национальными и религиозными меньшинствами».

«Учение митрополита Кирилла - это изложенная на материалистическом языке современности теория «священство выше царства», которую проповедовал патриарх Никон царю Алексею Михайловичу».

Отдельно придётся сказать об униональных проектах, связанных с митрополитом Кириллом. В самом начале 90-х ОВЦС во главе с митрополитом Кириллом включился в подготовку к так называемой «Баламандской унии» с монофизитами. «Вселенское православие» готовилось фактически к ревизии деяний IV Вселенского собора. Но преждевременная огласка и скандалы, связанные с этим, особенно в России, заставили ОВЦС дать «задний ход». Затем, при перехвате патриотической риторики, митрополит Кирилл счёл слишком масштабные экуменические «прожекты» несвоевременными, и заморозил до лучших времён.

Поначалу тема единения с так называемой Зарубежной церковью (РПЦЗ) была для «князей» церкви, особенно «митрополитбюро» не близка. Скорее, она была близка представителям монархического и патриотического общественности, таким, как архимандрит Тихону (Шевкунову), М. Назарову В. Карпецу и т.п. Архимандрит Тихон (Шевкунов), благодаря своим личным связям в политической и культурной элитах, стал продвигать эту тему. «Если пьянку нельзя предотвратить, значит её нужно возглавить». Кроме того, на этой теме можно было стяжать лавры «объединителя», чем и не преминул воспользоваться м. Кирилл. Это позволило ему, к тому же, и «пропиарить» себя на мировом уровне. 

К концу 90-х годов относятся первые попытки реанимации унионального проекта в отношении старообрядчества, начатые ОВЦС во главе с м. Кириллом. Во многом они были связаны с пререкаемой личностью бывшего поморского наставника из Риги Иоанна Миролюбова, вскоре перешедшего в РПЦ МП и подключившегося к ним. Их личное знакомство состоялось в то время, когда Иоанн Миролюбов учился в Ленинградской духовной семинарии в бытность архиепископа Кирилла её ректором.

Ярким выражением их на том этапе стал известный «Меморандум». В целом старообрядцы, да и значительная часть единоверцев, критически отнеслись к этому униональному документу. Но, тем не менее, нашлись у него отдельные защитники и началась полемика. Так, №6(22) газеты «Костромской старообрядец» за 2000 год выступил с критикой меморандума Александр Мишкин. В защиту меморандума в № 15 журнала «Духовные ответы» за 2001 год выступил дьякон Константин Титов, ныне первоиерарх РПСЦ митрополит Корнилий. 

200-летний юбилей единоверия в 2000 году был использован м. Кириллом для озвучивания некоторых мыслей Иоанна Миролюбова и самого митрополита Кирилла относительно судьбы единоверия и старообрядчества в целом.

Где-то в это время Иоанн Миролюбов окончательно перебрался в Москву из Риги и стал секретарем Комиссии по делам старообрядных приходов и по взаимодействию со старообрядчеством. В эту Комиссию входит ряд архиереев РПЦ МП, но, поскольку мало кто из них «в теме», секретарь получает значение ведущего консультанта, могущего иметь значительное влияние на сановных членов этой Комиссии. 

Ставший со временем дьяконом, а затем и священником РПЦ МП о. Иоанн Миролюбов пытался активно и действенно влиять на ряд известных старообрядческих деятелей: таких, как патриарх РДЦ Александр (Кали-нин), протоиерей Леонтий Пименов, Александр Васильевич Антонов и др. 

Тем не менее, деятельность о. Иоанна заметных плодов не приносила. Однако, в основном оказавшийся осуществимым унитарный проект в отношении РПЦЗ подстегнул активность ОВЦС и в отношении старообрядчества. «Новый подход» в современных условиях сформулировал митрополит Кирилла в своём докладе на Архиерейском Соборе РПЦ 3-8 октября 2004 года. «Настало время вновь обратить внимание соборного разума Церкви к труднейшей и многовековой общецерковной задаче – уврачеванию последствий русского церковного раскола XVII века. Убежден, что у нас есть реальные основания для надежды и на коренное изменение взаимоотношений со старообрядцами. 

Нам, действительно, Сам Бог велел вместе отстаивать наши общие ценности при решении задач в области духовного воспитания, в развитии церковно-государственных отношений, в сфере благотворительной, культурной, образовательной деятельности включая, например, преподавание основ православной культуры в школе». Так же митрополит Кирилл высказал мнение, что «одним из путей сближения будет участие старообрядцев в деятельности Всемирного Русского народного Собора».

В то же время не все старообрядцы были с этим согласны. «Появляются люди, которые стремятся «старые мехи» раскола наполнить «новым вином» и сделать старообрядчество агрессивным началом, направленным против Русской Православной Церкви. Как правило, эти «младостарообрядцы» не являются выходцами из исконно старообрядческой среды, а находятся в перманентном поиске чего-то радикального и оппозиционного». «Отношения Русской Православной Церкви (РПЦ) с Русской Православной Старообрядческой Церковью (РПСЦ) должны улучшаться, несмотря на протесты "младо-старообрядцев"».

Начались встречи митрополита Кирилла с первоиерархами РПСЦ, сначала с митрополитом Андрианом (Четверговым), а затем с митрополитом Корнилием (Титовым). Лобзания митрополита Корнилия и патриарха Алексия II на Всемирном народном Русском Соборе привели ко скандалу и, затем, раздору в РПСЦ.

О. Иоанн Миролюбов не раз «давал понять публике», что «чаемое единство» не за горами и что он добился если и не всего, то многого. Но реальные результаты его деятельности оказались более, чем скромными. Даже отличавшийся «любовью к общению со внешними» митрополит Корнилий стал тяготиться личным общением с о. Иоанном Миролюбовым.

Но митрополиту Кириллу было уже не до миноритарных конфессий. Разгоралась нешуточная борьба за патриаршество между ним, и его потенциальным, а затем и реальным соперником митрополитом Калужским и Боровским Климентом (Капалины). Поначалу Климента аппарату МП удалось протолкнуть в заместители Кирилла по ОВСЦ. Это была явная «рука Москвы», а точнее Чистого переулка (на этой улице с 1943 г. находится официальная резиденция патриархов Московских и всея Руси), что митрополиту Кириллу понравиться не могло, но и вступить в открытый конфликт с патриархом Алексеем II он так и не решился. К тому же поначалу Климент с Кириллом вместе «осваивали» гуманитарную помощь, шедшую через ОВСЦ. Но, как говорят, «дружба дружбой, а табачок - врозь». К тому же митрополит Климент стал управделами МП, не только заняв важнейший пост во внутренней структуре МП, но и став формально независимым от м. Кирилла.

Со временем стало ясно, что часть высшего чиновничества предпочитает инициативному и амбициозному митрополиту Кириллу более спокойного и «тихого» Климента. Ближайшее окружение патриарха Алексия II, не исключая и его самого, не скрывала своих симпатий к митрополиту Клименту. Он всё более стал восприниматься как полуофициальный преемник патриарха, но… внезапно патриарх Алексей II умер, так и не успев закончить процесс постепенной передачи патриаршества в руки Климента. 

По сообщениям в интернете, м. Кирилл не был своевременно оповещен о смерти патриарха Алексия, и узнал об этом во время заседания ВРНС, которое немедленно покинул. Но попытка обойти его ни к чему не привела, так как он всё равно был назначен местоблюстителем. Судьба м. Кирилла несколько минут висела на волоске. Всё зависело от позиции митрополита Минского и всея Белоруссии Филарета (Вахромеева) - откажется ли он ключевого в данной обстановке поста Местоблюстителя Патриаршего престола или нет. Митрополит Филарет, сам «ротовец», один из ближайших соратников покойного м. Никодима, как и следовало ожидать, уступил этот пост м. Кириллу. После этого победа м. Кирилла, если и не была предопределена, то, во всяком случае, представлялась весьма вероятной.

Однако ещё более закрепила успех м. Кирилла беспрецедентная «избирательная компания», в которой приняли самое активное участие так называемые миссионеры, такие как известный богослов о. диакон Андрей Кураев, Кирилл Фролов, Аркадий Малер и другие клакеры. В то же время, часть монархической общественности, например, Владимир Осипов, Михаил Назаров, Илья Бражников и его сайт «Правая.ру» были против избрания м. Кирилла в патриархи. Однако информационные возможности сторон были, очевидно, несоизмеримы. 

Беспрецедентной была обстановка и во время самих выборов патриарха. По сообщения в электронных СМИ, в оцеплении храма Христа Спасителя и подходов к нему принимали участие до пятнадцати тысяч сотрудников внутренних войск, милиции и спецслужб. Ни одно государственное мероприятие с участием первых лиц ни в советское время, ни в новой России не сопровождалось столь масштабными мерами безопасности. Беспрецедентным с самого начала гласности было приостановление деятельности ряда Интернет-сайтов, освещающих с отличной от официальной точки зрения события собора, в частности, известный портал «Кредо.ру», а так же несколько сайтов неофициального православия. Всё это, одновременно с целым рядом загадочных убийств и нападений на политиков, журналистов, адвокатов и даже военных деятелей оставляло тяжёлое и гнетущее впечатление. Всем стало ясно, что от достаточно широкой религиозной свободы и гласности до полицейского православия и подавления религиозных диссидентов в духе пресловутых «статей» царевны Софьи – один только шаг. Хотелось бы надеяться, что возобладает здравый смысл и понимание пагубности и бесперспективности такого развития событий.

Конечно, перед новым патриархом будет стоять немало кадровых и прочих вопросов, требующих решения в ближайшее время. Необходимо будет дистанцироваться от наиболее одиозной части клакеров, произвести, пусть осторожную, но зачистку оппозиции в аппарате и центральных учреждениях МП, наградить и поощрить наиболее выдающихся своих сторонников, решить украинский вопрос и т. д.

Понятно, что при такой загруженности чисто аппаратными вопросами вряд ли до старообрядчества дойдет дело в первую очередь. Но в средней перспективе (через полтора – два года) вполне возможно, руки дойдут и до старообрядцев. 

Во-первых, патриарху Кириллу можно будет подтвердить свою репутацию объединителя и «расколов искоренителя». Не исключено, что старообрядчество может смущать и как образец консервативного сопротивления официозному модернизированному «православию».

Во-вторых, старообрядчество может представляться стороннему наблюдателю, - а патриарх Кирилл, хоть и не глупый, но, безусловно, посторонний Старой вере человек, - довольно слабым и неспособным к значительному сопротивлению. 

В-третьих, патриарх Кирилл, несомненно, будет продолжать эксплуатировать патриотическую тему и аппелировать к «национальному единству». 

В-четвёртых, это может расцениваться как «разминка» перед осуществлением других, более масштабных и сложных униональных проектов, например, сближения с римо-католической церковью в рамках общечеловеческого гуманизма и сотрудничества перед лицом мировых вызовов. 

Но не стоит забывать, что старообрядчество находится на периферии интересов и сознания не только патриарха Кирилла, но и многих других экуменистов.

Есть определённый символизм в том, что патриархом митрополит Кирилл был избран при мощах митрополита Филарета (Дроздова), своего духовного предшественника. Дело в том, что в синодальную эпоху, до митрополита Филарета (Дроздова), только отдельные синодальные иерархи, в качестве исключения, могли серьёзно воздействовать на публику и общественную жизнь. И только единицы из них, например, небезызвестный Феофан Прокопович, на государство. С митрополита Филарета (Дроздова) начинается эпоха если не значительного, то заметного и почётного представительства синодального православия в государстве и обществе. Кроме того, именно в бытность Филарета митрополитом Московским были осуществлены крупнейшие униональные проекты романовской России: в 1839 году белорусские униаты практически в полном составе, во главе со своей иерархией, формально оказались в составе синодальной церкви. Во время николаевских гонений, не без личного участия Филарета, очень значительно, не менее чем в два раза, численно выросло единоверие. Наконец, м. Филарет (Дроздов) явился первым крупным экуменистом - иерархом синодальной церкви. Как известно, он безусловно признавал благодатность и спасительность любых христианских исповеданий, исповедавших пришествие Господа во плоти, признающих Боговоплощение, кроме русского «раскола». Общеизвестна и его симпатия к англиканам. Так же, как и патриарх Кирилл, он обладал даром слова и считался ученым богословом.

Сходные взгляды эти князья церкви имеют и на старообрядческую иерархию. Как известно митрополит Филарет признавая апостольское преемство в болшинстве всех современных ему конфессиях: католиков, англикан и т. п. отказывалася признать его у старообрядцев белокриницкой иерархии. Также и патриарх Кирилл без сомнения признавая священство еретических за глаза называл главу РПСЦ митрополита Корнилия «мужиком в рясе».

Впрочем, не исключено, что ради достижения чаемого «церковного единства» новый патриарх признает апостолькую преемственность иерархию кого угодно. Это видно и по началу официального диалога между Московской Патриархией и Русской Древлеправославной Церковью патриарха Александра (Калинина). Как известно признать старообрядческую иерархию на соединенческих условиях предлагал м. Антоний Храповицикий. А ныне эта идея воскрешена в недрах старообрядной комиссии РПЦ МП. 

По совокупности всех наблюдаемых обстоятельств похоже, что история делает круг, и в лице избранного патриарха Кирилла мы возвращаемся к модели господствующей государственной церкви образца середины XIX века.


При работе над статьей использовались материалы:
  1. А. Солдатов «Дирижер симфонии властей»;
  2. Журнал «Огонек» №52 за декабрь 2007 года;
  3. Статья «митрополит Кирилл» из электронной свободной энциклопедии «Википедии»;
  4. Тексты докладов м. Кирилла;
  5. А так же публикации в различных электронных СМИ.
источник: staroobrad.ru