САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow Биографии arrow прот.Александр Жарков (В 1997г перешёл из юрисдикции Московского Патриархата в РПЦЗ. Убит! )

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Форум РПЦЗ
Баннеры РПЦЗ

 

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

 

sipz

sips

ottawa
roca


HotLog

Яндекс.Метрика

прот.Александр Жарков (В 1997г перешёл из юрисдикции Московского Патриархата в РПЦЗ. Убит! ) PDF Напечатать Е-мейл

Отец Александр Жарков, убитый рано утром 1/14 сентября 1997 года .  
новомученик РПЦЗ.

Zarkow
 1997 году приход Преподобномученицы Елисаветы вместе с большинством прихожан перешёл из юрисдикции Московского Патриархата в Русскую Православную Церковь Заграницей. Приходской Храм, находящейся в центре Петербурга  был в собственности общины и после перехода мог стать первым Храмом РПЦЗ в Петербурге. Однако вместо этого отца Александра очень скоро не стало в живых.  Его хладнокровно убили из пистолета, вывезли тело отца Александра на дорогу, переехали несколько раз машиной,  пытаясь имитировать ДТП.
 
 Официальное версия:
Рядовое нераскрытое убийство. "Висяк". Без комементариев.
 
Не официальная версия, направляющая нас к мафии?
В сентябре 1997 года настоятель петербургского храма во имя святой преподобномученицы Елисаветы при городской больнице номер 3 в Санкт Петербурге протоиерей Александр Жарков был убит несколькими выстрелами в грудь и голову. Тело было найдено 14 сентября в окрестностях города Пушкина. Незадолго до этого он перешел из РПЦ МП в РПЦЗ. Причиной убийства явилась борьба за храм св. Елисаветы и землю, на которой он был построен. Исполнители находились в контакте с некоторыми священнослужителями, желавшими получить храм. Убийцы не найдены.
 
 
2008г. Новая информация.  Следствие велось таки  11 лет или не официальная версия стала официальной?
Настоятель петербургского храма во имя святой преподобномученицы Елисаветы при городской больнице номер 3 в Санкт Петербурге протоиерей Александр Жарков был убит в 1997 году. Тело было найдено 14 сентября в окрестностях города Пушкина. Незадолго до этого он перешел из РПЦ МП в РПЦЗ. Предполагается, что священник стал жертвой «похоронной мафии» — банды, в которую входили сотрудники, в основном санитары, петербургских моргов. Глава преступной группировки Валерий Бурыкин, бывший заместитель директора Государственного учреждения здравоохранения «Городское патолого-анатомическое бюро» (ГУЗ ГПАБ) Петербурга, был задержан в ноябре 2007 года на австро-венгерской границе. В сентябре 2008 года Бурыкин был экстрадирован властями Венгрии в Россию по требованию Генпрокуратуры РФ. Источник:  https://ansm2000.livejournal.com/23738.html 


ГОДОВЩИНА УБИЕНИЯ ПРОТОИЕРЕЯ АЛЕКСАНДРА ЖАРКОВА

 

 Год назад, 1/14 сентября 1997 года, мученическая смерть за Христа увенчала земной путь усердного служителя Христова, самоотверженного пастыря Истинной Церкви протоиерея Александра Жаркова.

Осиротела созданная им петербургская община святой новопреподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны, опустел и до сих пор стоит закрытым построенный им храм.

«Преступная рука наемного убийцы оборвала жизнь доброго пастыря, когда шел 52-й год его земного странствия – писал год назад «Вертоградъ-Информ». -- Но одновременно десница Господня, незадолго до этого приведшая отца Александра в ограду Истинной и Единой Спасительной Церкви, взяла его священную мученическую душу в обители небесного блаженства. Санкт-Петербургская паства, а с ней и вся наша гонимая Церковь, обрели нового предстателя на Небесах. Вновь просияла она победным мученическим венцом, вновь явилась всему миру истинная слава Христовой Церкви - слава мученическая».

Ныне, совершая «летную память» нового мученика, мы приносим ему скромный дар благодарности и молитвенной памяти.

 

 

 


Татьяна Сенина

Знамение Пререкаемо

 

Отец Александр родился 12 февраля 1946 г. в Гатчине. Закончил в 1978 г. Ленинградскую духовную семинарию. Служил на приходах Ленинградской области, а с 1982 г. — в Шуваловской (район Санкт-Петербурга) церкви св. Александра Невского, где с 1991 г. стал настоятелем. В 1993 г. Батюшка освятил городскую больницу № 3 в честь св. новопреподобномученицы Елисаветы, и там в небольшом помещении, предоставленном администрацией больницы, устроил часовню. В больничном морге совершались отпевания усопших, на пожертвования родственников которых о. Александр сначала производил ремонт Шуваловской церкви, а затем решил строить новый храм около освященной им больницы. Строительство началось в декабре 1994 г., а уже с Рождества Христова 1997 г. там начались регулярные службы. Пока шло строительство, епархия МП никакой помощи Батюшке не оказывала, когда же храм был построен, события стали развиваться по сценарию, ставшему для Московской патриархии обычным: дать бескорыстному человеку что-то построить, а потом выгнать его и поставить «своего» для выкачки денег из «доходного места».

В конце мая 1997 г. на о. Александра в епархию поступил донос, и митрополит Владимир (Котляров) назначил в храм св. Елисаветы нового настоятеля (Вдъ-Информ: Подробнее об этих событиях см.: «Православная Русь», №19, 1997, «Православное обозрение» №1 (декабрь 1997), «Возвращение», №11, 1998).

Отец Александр ушел за штат и начал изучать варианты выхода из патриархии. Батюшка считал, что в порядке церковной икономии следует подчиняться правящему архиерею, если при этом возможно организовать полноценную приходскую жизнь, пусть даже архиерей и имеет какие-то еретические воззрения (до известных, впрочем, пределов), но если архиерей своими действиями будет явно угрожать нормальному существованию прихода, то можно и должно отлагаться от МП, поскольку канонических препятствий к этому, ввиду уклонения ее священноначалия в ересь экуменизма, уже давно не существует. Поначалу о. Александр не вникал в вопросы, связанные с экуменизмом (только в 1993 г. он стал ими глубоко интересоваться), и не знал о многих фактах отступничества МП от Православия, которые теперь уже достаточно широко известны. Но, видимо, Господь, Которому Одному о. Александр всю жизнь старался служить по совести, призрел на Своего верного служителя и восхотел вывести его из экуменического Содома, в который МП в последние годы превращается буквально на глазах, — и для того-то и были попущены спасительные скорби, связанные с несправедливой клеветой и изгнанием из построенного храма. Отец Александр думал об отложении от МП еще когда начинал строить храм, однако предполагал это сделать далеко не сразу и не так быстро, думал еще подождать несколько лет, пока отступничество от веры не зайдет слишком уж далеко (всегда смотря на вещи трезво, о. Александр никогда не надеялся, в отличие от многих «православных патриотов» и «противников раскола» в МП, что патриархия еще «покается и очистится»). Но очевидно, дальнейшее ожидание становилось уже опасным для спасения души, и Господь не допустил промедления.

О. Александр был принят в РПЦЗ 24 июня 1997 г., вместе с ним вышла из МП и основная часть церковной общины. После этого на голову «взбунтовавшегося» священника полились новые потоки клеветы, в народе распространялись самые нелепые слухи, а со стороны епархии последовали прямые угрозы, особенно после того как строители опечатали храм и предъявили новому патриархийному настоятелю долговую претензию. На о. Александра натравили Отдел по борьбе с экономическими преступлениями, сотрудники которого, впрочем, быстро поняли, что Батюшка «просто кому-то там очень мешает». По требованию сергианского митрополита власти опечатали больничную часовню, где новая община РПЦЗ совершала Богослужения. О. Александр усиленно занимался регистрацией прихода, но в Управлении юстиции явно тянули время... В епархии понимали, что храм «уплывает» из рук, и в городе может появиться большой приход РПЦЗ. О. Александр уже строил планы относительно будущего нового обустройства приходской жизни...

12 сентября Батюшка отпраздновал свой День Ангела — св. Александра Невского, а через день его не стало. В воскресенье, 14 сентября, в день Церковного Новолетия, он был убит рано утром вскоре после выхода из дома выстрелом в грудь; другой выстрел («контрольный») был сделан в голову. Налицо заказное убийство.

20 сентября двери построенного о. Александром храма открылись перед ним в последний раз — для его отпевания. Батюшка похоронен на кладбище в Гатчине.

 * * *

В РПЦЗ о. Александра сразу стали почитать священномучеником, причем первым это слово произнес Первоиерарх нашей Церкви Владыка Митрополит ВИТАЛИЙ, благословивший таким образом местное почитание нового святого. Осиротевшая на земле община св. Елисаветы получила на небесах нового предстателя.

В МП убиенного старались выдать за жертву мафиозной разборки. Еще при жизни о. Александра его обвиняли в связях с мафией. «Мафиози» всю жизнь прожил вместе с семьей в тесной гатчинской «хрущобе», ежедневно выходил из дома в шесть утра, ездил на электричке в Петербург и обратно, толкался в общественном транспорте, не имел ни машин, ни загородных вилл, даже не оставил своей семье никаких сбережений; но это никого не интересовало. Прихожане патриархийных храмов охотнее верили тому, что он «купался в золоте», отпевал за доллары «иностранных покойников» и был связан с бандитами, чем тому, что он стал жертвой бандитов, причем в рясах... Некоторые священники говорили, что о. Александра можно поминать не как священника, а только как «раба Божия».

При жизни о. Александр всегда терпел клевету и поношения за свою деятельность. Фигура священника, который живет беднее многих своих прихожан, а при этом тратит столько денег, проходящих через его руки, на строительство храма, не вмещалась в представления слишком многих, и особенно — «товарищей по работе» в патриархии. Те из них, которые знали о его нестяжательности, считали его «дураком», а кто не знал его близко, те только и говорили о его «сказочных доходах», причем такие разговоры вели священники не только из МП, но и некоторые «зарубежники».

Вопрос о почитании о. Александра как святого, вызвал, да, наверное, и впредь будет вызывать у некоторых людей возмущение: мол, какой же это святой, мы же знали его столько лет?! Но тут следует задать вопрос: как понимать святость? Как способность красиво говорить или иметь представительный и благочестивый вид? Как интеллигентную утонченность и начитанность, знание святых отцов на таком уровне, чтобы при удобном случае «блеснуть», вставив в разговор ту или иную цитату? Как список каких-то «громких деяний» вроде публичного выступления с проповедью против экуменизма? — Ничего этого в Батюшке, действительно, не было. Он много читал св. отцов, но «книжных» бесед вести не любил, не было в нем и никакого показного благочестия и нарочитого благоговения, внешне он был «обыкновенный», даже иногда грубоватый. Но ведь никто из святых отцов никогда не выставлял как признаки своей святости какие-то красивые «внешние данные», которых, как известно, предостаточно было у фарисеев, распявших Христа.

А если говорить о «деяниях»... Кто смог бы, прослужив почти двадцать лет в МП, идти по узкой дороге, когда почти все вокруг шли по широкому и пространному пути? Кто смог бы построить храм, влагая в строительство огромные суммы денег, сам при этом живя буквально в конуре и приезжая каждый день на электричке из Гатчины в Питер? Кто так кротко, без озлобления, вынес бы такой поток клеветы и поношений, который полился на голову Батюшки? Кто решился бы один противостать патриархии и не отступаться, получая явные угрозы с ее стороны? А сплотить вокруг себя общину, которая не покинула Батюшку несмотря ни на какие гонения и притеснения — это мало? А стяжать воистину евангельскую простоту, смирение и нестяжание — это ли не деяние, заслуживающее похвал гораздо больших, чем все громкие проповеди, вместе взятые? Кто смог бы вынести все те скорби и труды, какие вынес о. Александр в течение последних лет, и сохранить при этом ясность духа, радость в сердце и душевный покой?

Отца Александра поносили при жизни, поносят его и после смерти. Он никогда не искал славы от людей, был смиренным, незаметным тружеником, не умел много и красиво говорить, не произносил громких проповедей, не имел много близких духовных чад и не подделывался под «старца», как это сейчас любят делать многие патриархийные священники. Служил он просто, не было в нем никакого барства и актерства, ни на кого он не смотрел свысока, его вера была внутренней, без ярких внешних проявлений. Многие люди могут засвидетельствовать о несомненной духовной пользе от его советов, о силе его молитвы; но «популярностью» среди церковного народа он никогда не пользовался (кстати, присланный в храм Св. Елисаветы вместо о. Александра новый настоятель многим прихожанам очень нравился именно за его «общительность» и красивые проповеди; а то, что он клал всю храмовую выручку себе в карман, имел иномарку, ездил по заграницам, а про о. Александра распускал разные сплетни, никого не беспокоило). Немногие люди смогли увидеть в о. Александре глубокую духовность; те же, кто знал его поверхностно, в его святость вряд ли поверят, скорее всего, даже оскорбятся. И это понятно. Ведь если о. Александр, в котором они не усмотрели ничего, что сочли бы «духовными» интересами, как раз и был человеком духовным, то что им оставалось бы сказать о себе, не нашедших никаких точек соприкосновения с тем, чем он жил?

Житие его вменихом неистово и кончину его безчестну, — как бы говорят такие люди, лишний раз подтверждая, что осудит праведник умираяй живущия нечестивыя (Прем., 5: 4; 4:16).

Священник РПЦЗ о. Тимофей Алферов написал по этому поводу: «О том и говорил святитель Игнатий <Брянчанинов>, что подвиг последних христиан, даже мучеников, будет растворен смирением. В нем не будет решительно ничего внешнего, показного, красивого. Это, видимо, относится и к самому заметному, самому героическому из всех видов христианского подвига. Убили и все. Ни славы, ни даже особенного сочувствия».

Многие люди, даже зная о еретических воззрениях священноначалия МП, тем не менее, не хотят переходить в РПЦЗ или в какую-либо другую православную юрисдикцию, потому что привыкли к своим «хорошим батюшкам», до архиереев же и церковных канонов им и дела нет. Подобная постановка вопроса в корне неправильна, потому что выходить из МП, разумеется, следует вовсе не потому, что где-то в другом месте есть «батюшки получше» или люди «подуховнее», ведь мы живем во дни, когда оскуде преподобный повсеместно. Не было ли «хороших батюшек» и «духовных старцев» (в том смысле, какой в это слово вкладывает, к несчастью, большинство современных православных) у монофизитов и католиков, когда те отпали от Церкви?.. И последовавшие в то время за такими «хорошими батюшками» — отпали от Церкви и лишились спасения... Наверняка и сегодня можно найти лично благочестивых и начитанных католиков, умеющих говорить «от святых отцов» и проводящих жизнь аскетов. Все бы хорошо — если бы не ересь... То, что для спасения мало личного благочестия, что необходимо пребывание в истинной Церкви и разрыв с церковью лукавнующих, уклоняющейся в ересь и общающейся с еретиками — это видно и на примере о. Александра: прежде чем Господь призвал его к Себе, Он вывел его из церкви лукавнующих. Но если даже праведник едва спасается (I Пет. 4: 18), то что сказать о многочисленных нечестивцах и лицемерах в рясах, прекрасно освоивших науку «кружить головы» своим прихожанам? Жизнь показывает, что часто за «хороших батюшек» принимают кого угодно, порой самых отъявленных лицемеров, сребролюбцев и проходимцев, лишь бы они умели красиво говорить и вести «духовные беседы». Хорошо бы всем помнить слова пророка: С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши, и со избранным избран будеши, и со строптивым развратишися (Пс., 17: 26–27).

К переходу о. Александра в РПЦЗ большинство патриархийных верующих отнеслось отрицательно. Многие предпочитают не думать и не говорить о таком «неудобном предмете»; а некоторые настроены откровенно враждебно.. Но в МП есть и люди, которые, хотя еще не покинули патриархию, но почитают Батюшку и молятся ему; один питерский патриархийный священник даже стал оказывать небольшую материальную помощь семье о. Александра; но таких в МП немного — это люди, которые, хотя и с разной скоростью, движутся в направлении выхода из МП, уже не надеясь «исправить» ее изнутри и не собираясь оставаться там «ради спокойной жизни» или ради чего-либо еще; это люди, которым дорого Православие и которые могут послужить укором тем членам РПЦЗ, которые в последнее время все более явно и безрассудно движутся в направлении «воссоединения» с МП, признания ее «матерью-церковью» и т. п...

В общем-то, с самого начала было ясно, что у большинства членов патриархии не будет симпатии к общине о. Александра, что почти все будут ее осуждать, поскольку простые церковные люди обычно слепо доверяются мнению священников; а священники вряд ли могут относиться благожелательно к «бунтовщикам» вроде о. Александра. Одни действительно считают их раскольниками, а другие, даже если и не считают так и, может быть, сами хотели бы уйти из МП, боятся, потому что место потеряют и положение. Один неплохой патриархийный священник на вопрос одного молодого человека, можно ли переходить в РПЦЗ, ответил: «Да перейти-то можно, но ведь ты там только шишек себе набьешь». Для патриархийных священников и прихожан могут быть три пути: если признать, что о. Александр и его община правы, то им надо тоже выходить из МП (чего они не сделают, потому что хотят «жить спокойно»); но в таком случае им придется осудить себя за малодушие (чего тоже почти никто не сделает!); остается третий путь — осудить вышедших, что и делают.

История о. Александра показывает, что православные сейчас хотят жить «не набивая шишек», в «комфорте», для них имеет важность внешний красивый вид храмов и представительные священники, а не каноны и хранение истинной веры. МП стала уже, можно сказать, официальной государственной церковью, и если смотреть на внешнюю сторону, то Православие в ней «расцветает»: старые храмы реставрируют, да и новые строят, восстанавливают монастыри, издают православные книги и газеты и производят иконы и утварь в небывалом количестве, проводят конференции различные, патриархийные «старцы» окормляют народ (не забывая, впрочем, петь дифирамбы «советским» патриархам и внушать, что самый страшный грех — это «непослушание и раскол»)... И вот, в основном, все нынешние священники пошли на компромисс. Экуменизм мало кто из них действительно любит, но ведь всего пять минут нужно побыть с зажатым носом среди этого смрада, пообщавшись с вышестоящими и выразив свою преданность митрополиту и патриарху, — но зато потом какое благоухание на приходе, в своем храме, с паствой! А истина мало кого интересует. Можно сказать, что святоотеческое Православие, догматы и каноны в МП уже сдали в архив.

После перехода в РПЦЗ о. Александр говорил, что теперь все будут смотреть, что будет, и решать, переходить ли им тоже или нет. И вот, то, что произошло, как раз и показало, что переходить надо. Но люди поняли это совершенно наоборот: «переходить не надо, а то убьют». Видимо, современные православные забыли, что без исповедничества не может быть Православия.

Убиенный отец Александр, как и Спаситель, явился для людей знамением пререкаемым, яко да открыются от многих сердец помышления (Лук., 2: 34–35). И теперь начинает открываться, кому — и в МП, и в РПЦЗ — действительно нужна Церковь и правда Божия, а кому — что-то совсем другое; кто действительно Духа Христова имать, а кто имеет дух тех самых фарисеев, которых так строго обличал Спаситель во время Своей земной жизни.

Господь говорит в Евангелии Своим ученикам: Слушаяй вас, Мене слушает: и отметаяйся вас, Мене отметается... Несть раб болий Господа своего... Аще Господина дому веельзевула нарекоша, кольми паче домашния его; ... Аще Мене изгнаша и вас ижденут... но сия вся творят вам за имя Мое, яко не ведят Пославшаго Мя... От сонмищ ижденут вы: но приидет час, да всяк, иже убиет вы, возмнится службу приносити Богу: и сия сотворят, яко не познаша Отца, ни Мене (Лук., 10: 16; Иоан., 13: 16; Матф., 10: 25; Иоан., 15: 20–21; 16: 2–3).

Имеяй уши слышати да слышит!

 

Тропарь, глас 4:

 

Правоверия поборниче, добродетелем древних отцев подражателю, победоносный страдалец явился еси, клевету, болезни и труды кротко терпяще, чад твоих во благочестии наставляя, посреде безбожных и неверных яко солнце просиял еси, и веры ради пострадал еси даже до крови, страстотерпец новый земли Российския явился еси. Моли Христа Бога, священномучениче Александре, да бед избавит ны и спасет душы наша.

 

 

НО ЕСТЬ И БОЖИЙ СУД...

 

Тело убиенного протоиерея Александра Жаркова, выброшенное из автомобиля преступников, было найдено в Пушкине (пригород С.-Петербурга), поэтому уголовное дело по факту убийства возбуждла прокуратура Пушкинского района Ленинградской области. Однако следствие этой прокуратурой практически не велось -- не были опрошены даже основные свидетели. В октябре 1997 года дело было передано в городскую прокуратуру Санкт-Петербурга, где поначалу за него взялись довольно энергично, но после визита следователя в С.-Петербургскую епархию МП все опять затихло. Через полгода (в феврале 1998 года) дело даже собирались закрывать как "безнадежное".

27 января 1998 года Преосвященный Михаил, Епископ Торонтский, управляющий Санкт-Петербургской епархией РПЦЗ, в сопровождении членов общины, окормлявшейся о. Александром, посетил главного прокурора С.-Петербурга И. И. Сыдорука. Целью визита было выяснить, на какой стадии находится расследование дела об убийстве отца Александра. Владыка Михаил обратился к главному прокурору с просьбой взять расследование под свой личный контроль.

 

Владыка сообщил Генеральному прокурору о том, что православные всего мира серьезно обеспокоены убийством о. Александра. Прокурор обещал немедленно взять дело под личный контроль. Он сообщил, что данному делу, в связи с его серьезностью, будет уделено особое внимание. В присутствии Епископа Михаила прокурор пригласил ведущего расследование по данному делу следователя прокуратуры В. М. Теплякова и задал ему несколько вопросов о ходе следствия.

 

Прокурор обещал, что в том случае, если дело не удастся раскрыть в положенные по закону шесть месяцев, сроки расследования будут увеличены.

 

29 января 1998 года Владыка Михаил посетил начальника Управления по борьбе с экономическими преступлениями Администрации Санкт-Петербурга Н. И. Сергеева.

 

По словам начальника, в настоящее время расследование экономической стороны преступления не ведется, поскольку дело было передано в Управление уголовного розыска. При этом г-н Сергеев сказал, что версия о связях о. Александра с мафией не имеет под собой никаких оснований, и все подозрения с о. Александра сняты, о чем он обещал сообщить средствам массовой информации.

 

Секретарем общины Ольгой Митрениной был составлен официальный запрос на имя начальника Главного управления внутренних дел (ГУВД) Санкт-Петербурга о ходе расследования убийства о. Александра. Через две недели ее вызвали в ГУВД, где предложили забрать составленный ею официальный запрос под тем предлогом, что "основное расследование" ведется не в ГУВД, а в прокуратуре.

 

Чтобы выяснить, как ведется следствие по этому делу спустя год после убийства в городскую Прокуратуру обратилась корреспоендент ведущего информационного агентства России ИТАР-ТАСС Елена Югина.

 

Как рассказала она нашему бюллетеню, сообщить какую-либо информацию по этому делу следователь Тепляков, которому поручено его расследование, категорически отказался. По мнению Елены Югиной, высказанному на основании ее опыта общения с этой организацией, дело находится в состоянии "процессуального недвижения" (так выражаются сотрудники прокуратуры). Подозрительно также, что г-н Тепляков не назвал ни возможный срок окончания дела, ни время, когда он сможет предоставить хоть какую-то информацию.  

  

 

 

КАК И ЗА ЧТО УБИВАЮТ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ЕПАРХИИ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ

Рассказ мирянина МП

Это нераскрытое убийство — не первое в новейшей истории Санкт-Петербургской епархии МП. Инцидент имел место в 1992 г., когда в подъезде своего дома был застрелен мирянин Константин Иванов. К.П. Иванов был известен не только в научных кругах города (кандидат географических наук, ученик оригинального мыслителя этнографа Льва Гумилева), но также и в церковных. Будучи убежденным сергианином, он считал, что Церковь надо очищать, верил в возможность такого очищения и в этом оказался близок покойному митрополиту Иоанну (Снычеву). Несмотря на свою занятость в Университете и в семье (5 детей!), он находил время для выполнения деликатных поручений митрополита. В частности, благодаря К. Иванову удалось разрешить в пользу епархии конфликты вокруг церквей у Варшавского вокзала и в Колпино.

 

После этого митрополит Иоанн попросил его навести порядок в Свято-Троицком приходе г. Всеволожска. Здесь ситуация коренным образом отличалась от тех, с которыми уже приходилось сталкиваться Иванову. Если те конфликты носили, так сказать, идеологический характер, то здесь причина была прежде всего экономической. Тогдашний настоятель протоиерей Александр Анисимов, благодаря своим зарубежным связям, завязавшимся еще при коммунистах (о. Александр был « выездным» и даже « очень выездным» ), получал в больших количествах гуманитарную помощь. Оно бы и хорошо для прихожан, однако оказалось, что помощью этой, и не только ею, а и всею недвижимостью прихода, распоряжался не приходской совет, а совсем другая организация — « Александровский фонд» во главе с неким С. Бусургизяном. В 1992 г. митрополит Иоанн отстранил протоиерея Анисимова от служения за ряд канонических нарушений, допущенных на почве запойного пьянства последнего. У нового настоятеля не мог не возникнуть конфликт с фондом.

 

В этот-то конфликт энергично вмешался К. Иванов. Ему удалось организовать приходское собрание, раскрыть его членам глаза на ситуацию в приходе и обеспечить новому настоятелю поддержку собрания. Тогда (а было это в ноябре 1992 г.) в доме К. Иванова начались анонимные телефонные звонки с угрозами: « Откажись от Всеволожска, а то...» Однако, работа продолжалась, и 19 декабря К. Иванов был убит. В ту же ночь был подожжен дом нового настоятеля, но пожар заметили и потушили. Следствие пошло по пути наименьшего сопротивления, арестовав пьяницу-соседа. Просидев два года (время предварительного расследования) в « Крестах» , он вышел на свободу. Вина его доказана не была. Тем более не были привлечены к ответственности заказчики этого преступления. С. Бусургизян тем временем выехал на постоянное жительство в США.

 

Не прошло и сорока дней после смерти митрополита Иоанна, как прот. Анисимов, по благословению временно управлявшего епархией епископа Симона, начал служить в различных храмах города. Новый же и поныне здравствующий архиерей (митрополит Владимир) не нашел ничего лучшего, как в апреле 1996 г. вновь назначить Анисимова во Всеволожск настоятелем, надругавшись над памятью человека, сознательно положившего жизнь за то, чтобы Церковь оставалась Церковью.

 

Любопытно, что некоторые весьма достойные патриархийные батюшки отнеслись к этому спокойно на том основании, что не о. Александр, дескать, отдал приказ. Если и так, то разве пастырь не в ответе за деяния своих, с позволения сказать, чад?.. Между тем, пороки этого пастыря, за которые он был в свое время запрещен, за четыре года отнюдь не исправились, и, не прослужив во Всеволожске и двух месяцев, Анисимов был отправлен за штат. Сейчас его уже нет в живых, и даты его смерти мы не помним. 

 

 

 


БИБЛИОГРАФИЯ   

Николай Савченко, Василий Лурье
ХРАМ НА КРОВИ

 

Всем известен величественный храм "Спас на крови", возвышающийся на месте, где пролилась кровь Императора Александра II. Но мало кто знает, что в Санкт-Петербурге есть "храм на крови", которая пролилась совсем недавно, — кровь его строителя и первого настоятеля протоиерея Александра Жаркова. Это храм в честь святой преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы (сестры последней русской императрицы, св. Царицы-мученицы Александры), принявшей мученическую кончину от рук революционеров 18 июля 1918 г. в Алапаевске и прославленной во святых Русской Православной Церковью Заграницей в 1981 г. Храм Св. Елисаветы находится в северной части Петербурга, на углу Светлановского проспекта и улицы Академика Байкова.

 

Отец Александр Жарков родился 12 февраля 1946 г. в Гатчине, где и прожил всю свою жизнь. С детства он был верующим, любил бывать в храме и мечтал стать священником, хотя никто в его семье в Церковь не ходил. Батюшка закончил Ленинградскую духовную семинарию и был рукоположен в 1978 г. в диакона, а в 1979 г. — Служил на приходах Ленинградской области, с 1981 г. — в храме св. Александра Невского в Шувалово (на окраине Петербурга). В 1990 г. он стал настоятелем этого маленького деревянного храма.

 

Батюшка о. Александр был очень смиренный, не искал славы от людей, не любил и не умел красиво говорить, был прост и доступен для всех, ни на кого не смотрел свысока. Многие свидетельствуют о несомненной духовной пользе от его советов, о силе его молитвы. Служил о. Александр просто, без помпезности, вера его была внутренней, без ярких внешних проявлений. Но люди чувствовали в нем эту неподдельную веру, проявившуюся очень рано: как рассказывала его мать, уже с пятилетнего возраста он при всякой возможности убегал в церковь, и соседи смеялись над ней, когда она беспокоилась о том, куда делся маленький Саша. Те, кто близко знали о. Александра, — будь то люди "книжные" или же простые и малообразованные — проникались к нему симпатией и доверием, хотя он никогда нарочно не старался никому понравиться. Просто в нем был свет, и люди это чувствовали сердцем.

 

6 февраля 1993 г. Батюшка освятил городскую больницу № 3 в честь св. преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы, и там в комнатке-часовне раз в неделю стали совершаться богослужения, на которые могли приходить больные. Часовня эта дохода практически не приносила и служила в целях православного просвещения. Чуть раньше начались совершения треб в часовне при больничном морге, на выручку от которых Батюшка производил ремонт храма Святого Александра Невского После завершения дорогостоящих работ (золочение иконостаса), о. Александр решил строить около больницы новую церковь. 9 марта 1994 г. был освящен закладной крест. Епархия денег на строительство не давала, не удалось найти и крупных спонсоров. Батюшка сначала искал, а потом рукой махнул. От епархии Московской патриархии никакой материальной помощи в строительстве храма о. Александр также не получил. Строили на средства от отпеваний, старались доставать дешевые стройматериалы. Саму идею строительства храма в первый раз высказал один санитар из морга, Саша. Когда Батюшка только начал там совершать отпевания, оказалось, что этот Саша впервые в жизни увидел живого священника. А потом он очень хотел, чтобы при больнице был храм. Саша болел раком и умер, не дождавшись исполнения своей мечты... Медработники Батюшку очень любили, и когда увидели, что он не ищет личного обогащения, а действительно хочет строить храм, то стали помогать, чем могли.

 

Между тем, собратья-священники не понимали устремлений о. Александра: те, кто не знали его близко, завидовали ему, думая, что он имеет "огромные доходы", и не веря, что он вкладывает все деньги в строительство храма; а знавшие о его бескорыстии считали это неразумием; один священник как-то сказал ему: "Купил бы лучше себе квартиру и машину и жил бы нормально, а ты церковь строить..."

 

Регулярные службы в храме начались с Рождества Христова в 1997 г. К тому времени о. Александр ушел из Шуваловского храма и стал настоятелем новой церкви. В храме Св. Елисаветы постепенно налаживалась приходская жизнь, понемногу благоустраивали территорию вокруг храма, начали строить колокольню. Однако, спокойная жизнь продолжалась недолго. В конце весны 1997 г. в епархию поступил донос о том, что, якобы, о. Александр Жарков делает на требах огромные деньги, "купается в золоте, ничего не строит", а главное — не делится с митрополитом.

 

Между тем, о. Александр жил очень бедно: он сам, его супруга, дочка и теща, жили в крошечной двухкомнатной квартирке на последнем этаже в пятиэтажке в Гатчине. Не скопил Батюшка денег ни на машину — почти 2 часа добирался каждый раз до прихода на электричках, ни на квартиру в Питере. Утром ему приходилось выходить из дома в 6 часов утра, чтобы успеть на раннюю электричку, зимой мерзнуть в нетопленом вагоне, потом толкаться в метро и в автобусе. Однажды у Батюшки дома случился пожар — сгорела входная дверь и выгорела прихожая, — и он около месяца не мог поставить новую дверь. Он не оставил после себя и сбережений, способных обеспечить его семью...

 

Но митрополита Владимира все это не интересовало. Донос стал для него хорошим предлогом, чтобы назначить в храм нового настоятеля, "своего" человека, священника, знакомого ему еще по Ростовской кафедре, где он был правящим архиереем до назначения в С.-Петербург Отец Александр был указом митрополита переведен в храм в Всеволожск (4 часа езды от Гатчины!) на должность рядового священника. Батюшка отказался от назначения и ушел за штат.

 

Новый настоятель, узнав состояние прихода, был разочарован. Прихожан было немного, доход от храма невелик. Работники больницы отнеслись к "непрошенному гостю" в основном с недоверием, т.к. знали и уважали о. Александра, завоевавшего это уважение бескорыстным подвижничеством. Отец Александр продолжал служить в часовне и не собирался оставлять храм: мог ли он бросить свое детище? Когда прихожане, видя воздвигнутое на него гонение, спрашивали: "Но ведь вы нас не бросите?" — он всегда отвечал: "Нет, никуда я отсюда не уйду, до смерти здесь буду". Что и исполнилось...

 

Отец Александр вместе с членами прихода стали рассматривать варианты выхода из Московской патриархии и способов защиты храма от беззаконных посягательств со стороны епархии МП. До этого Батюшка хотя и задумывался о проблемах экуменизма и отступления от святоотеческого Православия в церкви, однако, относился к этому не достаточно серьезно. Хотя с близкими своими помощниками он и обсуждал возможность грядущего отделения от экуменистов из-за все более распространявшейся ереси, но как-то не предполагал, что это придется делать в самом ближайшем будущем. Однако, случившаяся беда — несправедливое изгнание из построенного им храма — помогла ему уразуметь волю Божию и понять, что час покинуть "церковь лукавнующих" настал. 24 июня 1997 г., в день памяти свв. апостолов Варфоломея и Варнавы, отец Александр через покаяние был принят в Русскую Православную Церковь Заграницей (РПЦЗ), за ним перешла и основная часть прихода. После этого среди бывших сослужителей о. Александра о нем стали распространять самые нелепые и грязные слухи, от назначенного вместо него настоятеля последовали и прямые угрозы. Увы! — Батюшка не принимал его угрозы всерьез. Но его чада и помощники все же очень беспокоились... Новый настоятель, видя их нежелание оставить Батюшку, быстро перешел от интриг к радикальным мерам. В начале июля он без всяких объяснений разогнал всех членов приходского собрания, после чего был набрал новый состав прихода; про Батюшку же он распространял разные клеветы. К сожалению, некоторые прихожане им верили: новый настоятель, хотя ездил на "опеле" и всю выручку каждый день складывал в свой карман, зато говорил красиво, "заслушаешься", как сказала одна прихожанка. Узнавая о все более нелепых слухах (доходило до обвинения в... торговле органами, взятыми из отпетых трупов!), Батюшка поначалу сокрушался: "Какая злоба вокруг!" Но скоро он просто махнул рукой на все эти сплетни.

 

Приходские службы — всенощные и литургии накануне воскресных и праздничных дней — совершались пока в часовне при больнице Св. Елисаветы. Отец Александр после присоединения к Истинной Церкви словно бы помолодел, был бодр духом, с легкостью совершал богослужения по уставу, хотя они продолжались раза в два дольше тех, сокращенных, к которым он привык в прежние годы.

 

15 августа, с помощью строителей, храм Св. Елисаветы удалось временно закрыть. Вновь открыть его предполагалось после получения регистрации прихода в юрисдикции РПЦЗ. Регистрация, которой Батюшка и его помощники усиленно занимались, казалось, вот-вот должна была состояться, и о. Александр на вопросы прихожан: "Когда откроется храм?" — отвечал: "В октябре".

 

Изгнанный из храма лже-настоятель перешел к еще более решительным действиям: 6 сентября в часовню, где совершались отпевания усопших, по доносу приехали работники Отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Отца Александра и другого священника РПЦЗ, приписанного к приходу Св. Елисаветы, вместе со свечницей после допроса увезли в отделение, где поначалу разговаривали с ним очень жестко. Следователь сказал, что посадит их в камеру. "Ну вот и хорошо, мы там будем служить", — ответил Батюшка. "Кому служить?" — изумился следователь. — "Господу Богу". — "Как?!" — "По уставу". Уже в середине допроса милиционеры смягчились. К тому же ситуация была понятна: ведь в часовне никаких "гор золота" не нашли. Один из милиционеров сказал Батюшке: "Вы нам не нужны, просто вы мешаете кому-то там".

 

В то же время противники о. Александра собирали подписи в больнице, где была часовня Св. Елисаветы. У людей, далеких от Церкви, спрашивали: "Хотите, чтобы православную часовню заняла Зарубежная Церковь?" Большинство, реагируя на слово "зарубежная", отвечало отрицательно, полагая, что это баптисты или "свидетели Иеговы". Митрополит написал главврачу больницы, что в часовне "служат запрещенные священники и порочат патриарха". Часовня была опечатана, т. к. администрация больницы побоялась ввязываться в конфликт.

 

Но Батюшка и его чада не унывали: ведь отнять храм у них не смогли, и теперь он должен был стать единственным в городе храмом Истинной Церкви. Все ждали только регистрации, чтобы приход снова зажил нормальной жизнью. Батюшка говорил о строительстве церковного дома, об открытии при храме воскресной школы...

 

12 сентября он отпраздновал свой День Ангела, св. Александра Невского, — а через день его не стало.

 

Полученные угрозы не прошли даром: утром 14 сентября 1997 г. о. Александр был убит выстрелами в грудь и в голову; тело его нашли выброшенным на обочине дороги на окраине Царского Села.

 

Батюшка отошел в лучший мир, где, как уверены все знавшие его, он получил от Господа праведное воздаяние за все труды и страдания, которые он понес в земной жизни, за терпение клеветы, за смирение, незлобие и бескорыстное служение на пользу Церкви, которыми он всегда отличался, за свет, который дарил он людям, и за его мученическую кончину. Отец Александр действительно до конца не оставил храм Св. Елисаветы: 20 сентября перед ним в последний раз открылись двери этого храма на крови, для отпевания... Батюшка лежал в гробу, как живой, и никаких признаков тления не наблюдалось, хотя шел уже 7-й день после смерти. Отец Александр был похоронен на старом кладбище в Гатчине, рядом с другими родственниками.

 

В РПЦЗ о. Александра сразу стали почитать как священномученика и молиться ему. Через неделю после его мученической кончины Первоиерарх РПЦЗ митрополит Виталий благословил служить ему молебен как священномученику, совершенно справедливо заметив, что канонизация для почитания святого не обязательна: "Канонизация — это католическое понятие. А в Православной Церкви мучеников почитали сразу после их кончины и молились им". Первый молебен отцу Александру был отслужен на следующий день после его похорон, в день Рождества Пресвятой Богородицы, 21 сентября, протоиереем Вениамином Жуковым в парижском храме Всех Святых, в земле Российской просиявших. Вскоре после этого в общине св. Елисаветы были составлены служба и акафист отцу Александру, в надежде на его будущее официальное прославление.

 

23 октября 1997 г., на 40-й день после кончины о. Александра, в храме Св. Елисаветы состоялась заупокойная литургия, отслуженная духовенством РПЦЗ во главе с епископом Ишимским и Сибирским Евтихием (Курочкиным). Таким образом, исполнились и слова Батюшки о том, что храм откроется в октябре. Однако эта литургия, если не считать отпевания о. Александра, была первой и единственной службой, совершенной в храме представителями РПЦЗ. Приход св. Елисаветы после мученической кончины о. Александра пробыл в РПЦЗ недолго: Русская Зарубежная Церковь, в течение 70 лет после революции хранившая неповрежденное Православие, стала, к сожалению, уклоняться от исповеднического пути ее третьего Первоиерарха, святителя митрополита Филарета (Вознесенского, † 1985), чьи нетленные мощи были обретены в ноябре 1998 г., и начала склоняться на путь соглашательства с церквами "мирового православия", впавшими в ересь экуменизма.

 

В связи с этим Свято-Елисаветинская община покинула РПЦЗ и осенью 1999 г. нашла пристанище в Российской Православной (Автономной) Церкви, возглавляемой митрополитом Суздальским и Владимирским Валентином. Вскоре у общины появился свой священник — ныне иеромонах Григорий (Лурье), а в начале 2001 г. приход св. Елисаветы возобновил службы в своем храме, три года простоявшим закрытым. Приход продолжает дело, начатое своим первым настоятелем, а ныне нашим небесным предстателем и заступником, протоиереем Александром Жарковым: храм Св. Елисаветы успешно достроен, налаживается церковно-приходская жизнь, которую приход старается строить на основе истинно святоотеческого православного Предания Церкви, уповая на молитвенную помощь о. Александра.

 

 


 

Андрей Константинов.

Глава из книги "Коррумпированный Петербург".

 

Жизнь и смерть отца Александра 

https://www.edu.nsu.ru/atheism/articles/konstantinov.htm

также см. - досье.

 

 

 

Мы уже привыкли к практически ежедневным сообщениям средств массовой информации о заказных убийствах. Но, пожалуй, впервые в Петербурге жертвой подобного преступления стал священнослужитель. Герой нашего очередного рассказа - настоятель храма святой Елисаветы отец Александр, погибший от рук неизвестных убийц.

 

Ранним воскресным утром 14 сентября 1997 года отец Александр вышел из подъезда своего дома и отправился по делам. Перед этим кто-то позвонил ему по телефону. Своим близким батюшка сказал, что будет к обеду, но в пятиэтажную "хрущевку" на окраине Гатчины он так и не вернулся. Спустя сутки мать настоятеля опознала его труп в морге. Тело было найдено на окраине Царского Села случайными прохожими, причем многочисленные повреждения свидетельствовали, на первый взгляд, о нелепой случайности, то есть о дорожно-транспортном происшествии. Но осмотр патологоанатома поставил все на свои места - смерть отца Александра наступила в результате огнестрельных ранений в грудь и в голову.

 

Итак, преднамеренное убийство. Вполне в духе сегодняшних бандитских разборок. Но тот факт, что жертвой преступников стал служитель церкви, вызвал множество вопросов. Прокурор Пушкинского района Владимир Мирошниченко отметил, что на его памяти это первый подобный случай, и не только в Пушкине или Петербурге, но и вообще на Северо-Западе России. Предположение о том, что отца Александра убили по ошибке, вместо кого-либо другого, вряд ли стоило рассматривать всерьез. Единственное, что заставляло усомниться в профессионализме киллеров, так это то, что оружие не было оставлено на месте преступления. Правоохранительные органы вполне осознают общественную значимость результатов своей работы по раскрытию этого преступления. Уголовное дело, возбужденное по факту убийства отца Александра, взялась расследовать городская прокуратура. Заместитель прокурора Петербурга Евгений Шарыгин сделал на материалах дела запись: "Передать опытному следователю", что, заметим, и было исполнено. Имеющиеся версии убийства активно отрабатывает уголовный розыск. По словам авторитетного источника, "у оперов имеется ниточка". Но о подробностях расследования (конечно же, в интересах следствия) ничего не сообщается. Тем не менее, каковы же возможные причины гибели отца Александра?

 

Внутрицерковные "разборки"

 

Протоиерей Александр (Жарков) родился 12 февраля 1946 года в Гатчине. Окончив школу, решил стать военным. Возможно, именно армейская служба подвигла его к поиску истины на пути духовного служения людям. Впрочем, как вспоминает его мать, он с детских лет любил бывать в церкви. Уже будучи настоятелем храма, отец Александр время от времени шутливо рассказывал пастве о своем армейском опыте.

 

В возрасте двадцати восьми лет бывший военный поступил в Ленинградскую духовную семинарию. С 1978 года служил в различных приходах Ленинградской области. В 1990 году стал настоятелем храма святого Александра Невского в Шувалове. В 1993 году отца Александра пригласили освятить городскую больницу №3.

 

С той поры в небольшой комнатке-часовне начались регулярные службы, после которых причащали больных. Тогда же начались и отпевания в больничном морге.

 

В 1994 году, по инициативе отца Александра, развернулось строительство храма на площадке рядом с больницей (сейчас храм можно видеть со стороны пересечения Светлановского проспекта и улицы Академика Байкова). Свою первую службу в новом, еще недостроенном храме батюшка, который возглавил приход св. Елисаветы, провел на Рождество Христово в 1997 году. Казалось бы, ничем не примечательная карьера скромного служителя культа.

 

Прихожане отмечают бросавшуюся в глаза скромность отца Александра. Жил в крошечной двухкомнатной квартире в пригороде, машины не имел. Впрочем, некоторые из его коллег склонны говорить не о скромности батюшки, а о его скупости. По их словам, он был прижимист, сам себя не жаловал, не говоря уже о других, которым "даже положенное выдавал с большим скрипом".

 

Вообще паства батюшки, с одной стороны, и его коллеги, с другой, склонны по-разному относиться к некоторым качествам святого отца. К примеру, прихожане отмечают, что отец Александр был немногословен и не любил говорить длинных проповедей, считая это большим своим достоинством. Коллеги же святого отца, подтверждая это, обязательно уточняют, что и при всем своем желании батюшка не смог бы прочитать более или менее длинную проповедь просто в силу своего невежества. Впрочем, сколько людей, столько и мнений.

 

Трудно сказать, когда именно и по какой причине у отца Александра возникли трения с церковными властями. Но с течением времени духовные воззрения батюшки все более расходились с установками Московской патриархии. Что ж, инакомыслящие встречаются и среди священнослужителей (слово "диссидент", кстати, пришло к нам из церковного лексикона). Отец Александр выразил желание перейти в лоно Русской православной церкви за рубежом (РПЦЗ) и был принят в нее 24 июня 1997 года. Однако здесь надо сделать небольшое отступление.

 

РПЦЗ - часть Русской православной церкви, с 1927 года существующая самостоятельно. Она отвергла Декларацию митрополита Сергия о сотрудничестве с советской властью и отказалась от членства во Всемирном совете церквей. Основу РПЦЗ составили приходы русской церкви за рубежом и их собственность. На территории бывшего СССР РПЦЗ легально работает с 1990 года. Однако до сих пор священники РПЦЗ предпочитают совершать службы на квартирах, объясняя это тем, что официальные церковные власти всячески препятствуют их деятельности.

 

Как указывают деятели РПЦЗ, Московская патриархия полностью дискредитировала себя сотрудничеством с советской властью. Фактически церковь в СССР стала одним из государственных идеологических учреждений. К примеру, епископат русской церкви от лица всего духовенства направил Сталину к его 70-летию приветственный адрес, в котором благословлял "подвиг Вождя народов СССР" и усматривал в его деяниях "великое торжество нравственных начал". По мнению деятелей РПЦЗ, на протяжении семидесяти лет Московская патриархия помогала советской власти оболванивать и обманывать людей. Среди прочего РПЦЗ упоминает секретное сотрудничество святых от-цов, в том числе и многих деятелей Московской патриархии, с КГБ. Подборка соответствующих документов Совета по делам религий публиковалась в журнале "Гласность" (№13, декабрь 1987 года).

 

Не секрет, что спецслужбы всех стран во все времена пытались в той или иной форме пользоваться услугами помощников из числа служителей культа. К числу курьезов можно отнести создание в годы Второй мировой войны в Великобритании роты спецназа на мотоциклах, основу которой составили священники. На территории Франции они должны были вести антифашистскую агитацию и пускать под откос воинские эшелоны. Рясы и сутаны, по мнению британских военных, могли послужить хорошим прикрытием для деятельности диверсантов. Непонятно, правда, что мешало профессионалам из спецназа самим воспользоваться подобным прикрытием. В силу неизвестных причин этот коварный замысел не был реализован. Однако данный пример наглядно демонстрирует весьма циничное отношение властей к религии вообще и к ее служителям в частности. Что же касается собственно доносительства, то церковь официально высказала свое мнение по этому вопросу еще в 313 году на Эльвирском Соборе, осудив подобные деяния.

 

Но вернемся к рассказу об отце Александре. Церковь, имея более чем семидесятилетний опыт сосуществования (или взаимодействия - кому как нравится) с советской властью, отчасти переняла у нее некоторые приемы в отстаивании своей официальной линии. Батюшку понизили в должности и перевели в приход во Всеволожск, находящийся в четырех часах езды от Гатчины, где он, как мы помним, жил.

 

По мнению прихожан, непосредственным поводом к этому переводу стало сообщение "неизвестного доброжелателя" в Епархию о том, что батюшка "делает в морге огромные деньги, купается в золоте и ничего не строит". Епархия была неприятно удивлена и решила услать батюшку, от греха подальше, во Всеволожск. Не будем гадать, что в этой ситуации послужило поводом, а что - причиной, но подобные "сигналы" на батюшку поступали в Епархию и раньше - во всяком случае, так утверждают бывшие коллеги отца Александра.

 

Старшим священником прихода св. Елисаветы стал иерей Валерий Дорохов, коллега митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира по совместной работе в Ростове. Но отец Александр отказался покидать приход, что не могло не вызвать естественного раздражения нового настоятеля. Существует магнитофонная пленка с записью беседы Дорохова с одним из прихожан, из содержания которой косвенным образом следует, что Дорохов угрожал отцу Александру. Эта пленка имеется в распоряжении следствия и приобщена к делу. Впрочем, чуть позже Дорохов убил исполнять обязанности настоятеля церкви в Лисьем Носу.

 

Кое-кто из паствы отца Александра склонен связывать гибель батюшки с его уходом в РПЦЗ и нежеланием Епархии потерять храм и приход. Но в неофициальных беседах сотрудники правоохранительных органов прозрачно намекают, что вряд ли стоит всерьез относиться к версии о том, что убийство отца Александра каким-то образом связано с внутрицерковными "разборками".

 

Дела мирские

 

Прихожане с гордостью говорят, что храм св. Елисаветы - единственный в Епархии, построенный в камне за последние годы. Это верно, если следовать традиции и полагать, что храмы строятся на пожертвования верующих. Если же взглянуть несколько шире, то мы увидим построенный на средства из городского бюджета каменный храм Георгия Победоносца на Московском проспекте, открытый к 50-летию Победы. Впрочем, нам важно отметить другое:

 

Епархия не вкладывала денег в реализацию ни одного, ни другого из этих проектов.

 

24 октября 1997 года на встрече с депутатами Законодательного собрания митрополит Владимир просил содействия в ускорении фактической передачи Казанского собора церкви. Мотивировка - "у города нет средств для содержания здания". Митрополит поблагодарил прихожан и спонсоров за уже оказанную помощь, которая позволила провести ремонт крыши, системы отопления и реставрацию иконостаса. Так что Епархия средствами располагает. Но отец Александр построил храм без помощи Епархии и городских властей. На какие деньги?

 

В 1996 году, когда он еще руководил приходом в Шувалове, кто-то поджег храм Александра Невского. Церковь сильно пострадала, но в самые короткие сроки батюшке удалось восстановить ее. Было даже проведено золочение иконостаса. Заметим, что в храме отец Александр выполнял и обязанности старосты, то есть "вел кассу". Именно с тех пор о нем пошли нехорошие слухи - слишком любит деньги. Злые языки утверждали, что настоятель сам поджег храм, чтобы скрыть следы финансовых злоупотреблений.

 

Поговаривали также, что батюшка "заколачивает крутые бабки" на отпеваниях в часовне св. Елисаветы: берет по 200 долларов за каждое, а в день их бывает до восемнадцати. Удивление вызывала не столько первая, сколько вторая цифра - то ли народ нынче слабый, то ли доктора такие лихие в 3-й городской больнице... Впрочем, следствие подтвердило: вторая цифра действительности соответствует.

 

Утверждали еще, будто батюшка участвовал и в торговле человеческими органами. Однако специалисты из правоохранительных органов полагают, что преступная группировка, контролирующая этот вид бизнеса, вряд ли допустила бы участие в нем отца Александра. Вообще-то в разговорах о моргах, человеческих органах и прочем специалисты упоминают кудряшовскую преступную группировку, но явных доказательств нет. Впрочем, как это ни покажется странным, даже доказательство хотя бы самого факта существования этой (или любой другой) группировки вряд ли под силу нынешним борцам с организованной преступностью.

 

Как объяснял своим прихожанам отец Александр, храм строился на скромный доход от пожертвований и в том числе отпеваний, а также - в долг. Прихожане уверены, что никакого тарифа на отпевания нет и не могло быть. Наоборот, по их словам, батюшка чутко относился к финансовым проблемам паствы и брал за отпевание не более 200-300 тысяч рублей. Если исходить из этих сумм, то месячный доход в храме составлял в среднем не более 12 миллионов рублей.

 

Кредиторами отца Александра стали строительные фирмы, которые предоставляли необходимые материалы и непосредственно выполняли работы. Что это за фирмы, батюшка не уточнял, но однажды упомянул ТОО "Алмаз". Трудно сказать, сколько у нас в городе фирм с таким названием. Но, по данным справочной телефонной службы, в городе только одна строительная фирма носит такое название. Ее представитель от сотрудничества с отцом Александром открестился, сказав, что это имя он слышит впервые, а возможности его фирмы не позволяют возводить храмы.

 

Прихожане припоминают, что несколько тысяч долларов на строительство храма батюшка занял у своих родственников. Кстати, в будущем он намеревался построить колокольню, церковный дом и даже еще один храм.

 

Итак, с одной стороны, практически возведенный храм и обширные проекты строительства других церковных зданий, с другой - 12 миллионов рублей в месяц церковного дохода, несколько тысяч "зеленых" от родственников, а также помощь спонсоров, которых не удается найти, пользуясь обычными методами. Согласитесь, есть в этом какое-то противоречие. А всякое противоречие требует своего разрешения.

 

15 августа 1997 года церковь св. Елисаветы была закрыта за неуплату долгов по строительству. Дорохов, назначенный Епархией настоятелем, попытался взломать двери храма, но строители не позволили ему сделать это. Строителей можно понять: им задолжали 1,5 миллиарда рублей. Однако закрытие храма - не лучший способ вернуть долги. Очевидно, что для их погашения нужен доход, а его может приносить лишь действующий храм. Вероятно, отец Александр перестал удовлетворять кредиторов, а с новым настоятелем Валерием Дороховым строители общего языка не нашли.

 

6 сентября 1997 года на отпевание в больничный морг прибыли сотрудники Отдела по борьбе с экономическими преступлениями Калининского РУВД. Отца Александра и его коллегу из РПЦЗ увезли в отделение, где оформили протокол административного задержания на три часа. Милиция опечатала комнату священника, а часовню при морге опечатало руководство больницы по письменной просьбе митрополита.

 

По словам старосты прихода, формальный повод для всех этих действий имелся. Приход не был официально зарегистрирован, и отец Александр не имел права брать пожертвования, в том числе и вознаграждения за отпевания, поскольку не мог законным образом оформить эти финансовые поступления. Заметим, что пожертвования и другие деньги, получаемые священнослужителями от паствы, должны в обязательном порядке приходоваться, хотя бы просто по акту.

 

Над регистрацией своего прихода батюшка тщетно бился несколько месяцев. По странному совпадению, "процесс пошел" на следующий день после его смерти и был осуществлен всего за 11 дней, с 15 по 26 сентября 1997 года. Так что теперь преемники батюшки имеют возможность принимать пожертвования на законных основаниях.

 

ОБЭП Калининского РУВД необходимую проверку деятельности настоятеля храма св. Елисаветы провел, и ее материалы приобщены к делу об убийстве. Впрочем, осуществить проверку полностью не удалось (напомним хронологию:

 

15 августа закрывается церковь, 6 сентября сотрудники ОБЭП производят административное задержание отца Александра, 14 сентября он погибает). Однако обэповцам стало известно, что батюшка брал за отпевание 60-70 долларов США, что только за три летних месяца через его руки прошли значительные суммы денег (более сотни тысяч долларов). Очевидно, что суммы подобного масштаба вряд ли можно было утаить от бдительных представителей преступного мира.

 

Возможна и еще одна причина, по которой оргпреступность могла стремиться к участию в церковных делах. Известно, что механизм церковной финансовой отчетности вёсьма несовершенен. К примеру, он не включает никаких формальных препятствий для отмывания так называемых "грязных денег". Один из путей - посредством осуществления пожертвований. Возможно, кто-то, о ком батюшка не упоминал в своих беседах с паствой, тоже жертвовал средства на строительство храма?

 

В сентябре 1996 года в алтарь храма св. Елисаветы через окно влетела граната, разорвавшаяся через несколько секунд. Ровно через полгода на стоянке между храмом и больницей был взорван новенький "форд". Правда, исполнители ошиблись. Спросив у прихожан, принадлежит ли машина отцу Александру, и получив утвердительный ответ, они им вполне удовлетворились, не подозревая, что в храме могут быть два священника и оба - Александры. "Форд" действительно принадлежал отцу Александру, но не нашему герою, а господину Недайхлебову, второму священнику прихода св. Елисаветы. Как успокоили его впоследствии в милиции, "произошла ошибка, хотя в подобных ситуациях исполнители практически никогда не ошибаются". Наш герой тоже успокоил своего коллегу: "Машина сама возгорелась, по причине внутренней неисправности".

 

Господин Недайхлебов счел за лучшее убыть на следующий день в другой храм, не предъявляя претензий ни неизвестных, ни фирме "Дженерал Моторс", автомобили которой якобы могут самовозгораться. А еще спустя полгода и одну неделю раздались роковые выстрелы на окраине Царского Села, оборвавшие жизнь отца Александра (Жаркова). Очевидно, что батюшку предупреждали, и даже дважды в течение года. Напоминали о необходимости вернуть долг? Убеждали освободить место? Или батюшка просто забыл "поделиться" доходами от отпеваний?

 

Последовательность событий сама собою укладывается в определенную закономерность. Перевод отца Александра во Всеволожск, закрытие храма, проверка ОБЭП, проблемы с регастрацией, сами собой разрешившиеся сразу после смерти святого отца, взрывы - вероятно, все шло к тому, чтобы отстранить батюшку от финансовых процессов, к которым он, как настоятель прихода св. Елисаветы, имел отношение. Однако предупреждениям святой отец не внял и был убит. Среди людей, знавших отца Александра, есть такие, которые не склонны думать о чем-то таинственном и запутанном, а говорят просто: "Был должен, за что и пострадал".

 

В наследство отец Александр оставил приход, относящийся к РПЦЗ, и храм, ныне не действующий и не ясно, кому принадлежащий (в настоящее время храм стоит на балансе ТОО "Алмаз" - какого именно из многочисленных "Алмазов" нам выяснить так и не удалось). Последнее слово в этом непростом деле скажет следствие и, возможно, суд над убийцами отца Александра, если таковые сыщутся.

 

Помыслы и промыслы

 

Вопрос о церковной собственности, имуществе и деньгах всегда был непрост. Но только советская власть решила его, казалось бы, окончательно и однозначно: у церкви было отобрано практически все, до копейки. В течение семидесяти лет государство спокойно запускало руку в церковную казну и забирало более 60% от учтенных доходов. К примеру, советский Фонд мира практически полностью содержался на церковные деньги.

 

Официально основу церковного бюджета составляли пожертвования верующих и скромные доходы от реализации религиозной литературы и предметов культа. Тем не менее в эпоху развитого социализма святые отцы на бедность не жаловались. Ибо их доходы учитывались, прямо скажем, далеко не полностью.

 

У каждого настоятеля или церковного старосты была своя "черная касса", в которой находились деньги и на ремонт храмов, и на личные нужды святых отцов. Кураторы церкви из КГБ и Совета по делам религий о "черной кассе" знали и пользовались ею, как своим собственным кошельком. К примеру, майор КГБ А. Хвостиков был расстрелян в 1980 году за "взятки от священнослужителей, полученные в счет выполнения различных действий, с использованием своего служебного положения, в интересах взяткодателей".

 

Жалобы святых отцов на то, что "жертва скудеет", заметно участились, как это ни странно, после краха советского режима. Принять официальную помощь от новой демократической власти церковь постеснялась, поскольку справедливо посчитала, что финансирование из госбюджета структуры, отделенной от государства,- очевидный нонсенс. По официальным данным Московской патриархии, владыка получал в месяц не более 300 тысяч рублей, а патриарх - всего лишь пенсию в 100 тысяч рублей. С другой стороны, по слухам, в одном из самых посещаемых храмов Петербурга, в церкви Владимирской Иконы Божьей Матери, доход священника мог составить около 15 миллионов рублей в месяц. Стоимость отпевания в различных питерских храмах колебалась от 200 тысяч рублей до 200 долларов США.

 

Нынешний митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир на своем первом епархиальном собрании особое внимание уделил борьбе с коррупцией и другими пороками в церковной среде. Однако на одном из последних заседаний Синода звучала критика уже в адрес самого митрополита, причем мелькали слова "взяточничество", "присвоение церковных денег", "торговля должностями". Впрочем, Синод, даже Священный,- далеко не суд, а подобные обвинения без соответствующих доказательств немного стоят. Кстати, церковного суда до сих пор не существует, хотя решение о его создании было принято девять лет назад. Его функции лишь до некоторой степени выполняет Священный Синод. -

 

Церковь старается идти в ногу со временем. Московская патриархия стала одним из соучредителей банка "Христианский". Финансово-хозяйственное управление Патриархии стало основным соучредителем РАО "Международное экономическое сотрудничество". В 1994 году это общество, при активной поддержке правительства, реализовало более 10% от общероссийского экспорта нефти. К лицу ли святым отцам заниматься хитроумными банковскими операциями и конкурировать на мировом рынке с "ВгШ8__ Ре_го_еит"?

 

Вопрос, конечно, риторический. Но он вполне уместен и с точки зрения законодательства. Гражданский кодекс Российской Федерации однозначно определяет церковный бизнес как средство достижения исключительно религиозных целей. Какие религиозные цели может преследовать торговля нефтью и прокручивание денег вкладчиков в банке? Впрочем, и остальные направления церковного бизнеса не вполне укладываются в рамки "религиозных целей".

 

Например, к услугам паломников, стремящихся прикоснуться к святыням Данилова монастыря, открыт шикарный пятизвездочный гостиничный комплекс. Самый дешевый одноместный номер обходится в 200 долларов США за сутки. Таким образом, неделя пребывания в святых местах стоит столько же, сколько посещение роскошного курорта на Канарах. По официальным данным, гостиничный комплекс процветает, и это понятно: курортов много, а Данилов монастырь - один. Поэтому не приходится удивляться обилию джипов и представительских ЗИЛов (не считая всяких там "мерседесов" и "вольво") в гараже Патриархии. Наверное, святые отцы весело посмеивались, когда первый вице-премьер российского правительства Борис Немцов пересаживал чиновную братию на отечественные "Волги". Но вообще-то пятизвездочный отель - это мелочи.

 

В 1995 году руководство Патриархии письменно обратилось к председателю Госдумы с просьбой "придать статус гуманитарного груза двухсоттонной партии куриных окорочков, которую торгово-промышленная фирма "Нова" собиралась поставить в адрес Патриархии, и провести таможенные формальности в соответствии с этим статусом". То есть освободить фирму от уплаты таможенных пошлин и, в частности, от налога на добавленную стоимость. Ответ Госдумы на этот запрос неизвестен. Но зато известно, что в 1996 году комиссия по гуманитарной помощи при правительстве Российской Федерации удовлетворила просьбу Патриархии о признании гуманитарной помощью... партии сигарет. К концу 1996 года церковь получила 10 тысяч тонн табачных изделий. С 1995 года она заработала на сигаретах более двух с половиной миллиардов рублей. Пагубная привычка россиян к курению приобрела, таким образом, солидный статус "Божьего промысла".

 

Веду_дую роль в осуществлении коммерческой деятельности, освященной православным крестом, играет Отдел внешних церковных сношений Патриархии (ОВЦС). Его председателем является митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев), главный идеолог церковного бизнеса. А заместителем владыки Кирилла - архиепископ Климент, по совместительству член правительственной комиссии по гуманитарной помощи. Неизвестно, работает ли кто-либо из святых отцов в Государственном таможенном комитете (ГТК), но имеется письмо ГТК, в котором выражается мнение о необходимости поддержать сигаретную инициативу церкви с целью "упорядочения рынка табачных изделий".

 

К великому сожалению торговцев сигаретами и алкоголем, в 1996 году правительство и президент положили конец торговле гуманитарной помощью и льготам на подакцизные товары. Однако еще до этого в комиссию по гуманитарной помощи поступали запросы от коллег православных святых отцов из других конфессий о признании гуманитарной помощью партий сигарет и даже вина. Но всем им было отказано. Так что не только по объемам коммерческих операций, но и по части конкурентной борьбы наши батюшки дадут сто очков вперед любому раввину или муфтию.

 

Вообще, в плане ведения бизнеса у церкви есть чему поучиться. К примеру, ОВЦС не только работал с посредниками, но и создавал собственные фирмы. Одной из них является ЗАО "Церковный благотворительный центр "Ника"", созданный еще в 1992 году. Делая бизнес на перепродаже различных товаров, центр процветал. По официальным данным, только в 1993 году он перечислял Патриархии 2-3 тысячи долларов ежемесячно. В 1994 году "Ника", использовав 1 миллиард "церковных" денег, приобрела автозаправочную станцию, и в течение года утроила капитал. Поучаствовала "Ника" и в сигаретном бизнесе. В сферу нынешних интересов этой фирмы входят производство и реализация продуктов питания, а также строительная деятельность. Через посредничество "Ники" церковь стала собственником предприятия "Ерахтурские сыры" - это первый подобный случай в России. Только в Рязанской области "Ника" (а значит, и церковь) владеет акциями консервного завода, автозаправочными станциями, имеет землеотводы. Короче, всякого добра хватает. Можно не сомневаться в том, что бизнесмены в рясах с пользой распоряжаются всей этой собственностью. К торжеству православия и, конечно, к своей выгоде.

 

А в выгоде церковного бизнеса действительно можно не сомневаться, ибо таковы изначальные правила игры. Церковь не платит налога на прибыль, равно как и других налогов, поскольку все церковные предприятия имеют некоммерческий статус. Есть, правда, небольшое препятствие. Закон Российской Федерации "О некоммерческих организациях" прямо говорит о том, что "размеры и структура доходов этих организаций не могут быть предметом коммерческой тайны". Именно эта особенность законодательства и позволила общественности познакомиться с тонкостями церковного бизнеса на сигаретах. Вот почему представитель Патриархии в Госдуме требует от депутатов внести изменения в этот закон, дабы вывести церковные предприятия из-под его действия. При этом церковь отказывается придавать коммерческий статус сво-им предприятиям и фирмам, ибо не хочет платить налоги.

 

Еще один источник обогащения церкви - спонсорская помощь. Причем ее церковь принимает от прямо противоположных ей по духу организаций. К примеру, от концерна "Росвооружение" на счета Московской патриархии был перечислен 1 миллиард рублей - разумеется, из заработанного на торговле оружием.

 

Стройные ряды бизнесменов в рясах отнюдь не однородны. Рядом с добропорядочными предпринимателями ведут дела и отдельные "шалуны". Например, иеромонах Владимир, бывший настоятель храма в городе Каменск-Шахтинский. При обыске в его церкви было изъято огромное количество разнообразной порнопродукции, а также марихуана: как сказано в протоколе, "в особо крупнь_х размерах". Кроме того, за иконами батюшка держал мешок с искусственными половыми членами.

 

Брали батюшку в местном притоне, по подозрению в соучастии в изнасиловании. В этот притон отец Владимир любил подвозить девушек, которых там потом и насиловали. Каменск - городок маленький, и девушки в батюшкин "опель" садиться никак не желали. Но тридцатилетний батюшка обладал особым даром убеждения, который он приобрел в местах не столь отдаленных, где провел более 8 лет за кражи и дезертирство из армии. Кстати, в те далекие времена крал он у своих будущих прихожан, на улицах города Каменска.

 

В приятелях у него ходили местные "братки", с которыми он "гудел" в самом крутом городском кабаке. Недовольные батюшкой из числа прихожан после коротких бесед с его корешами надолго замолкали. Впрочем, даже самые отпетые бандиты нуждаются в отпущении грехов, поэтому пара бывших коллег отца Владимира по зоне отправилась к архиепископу Пантелеймону с просьбой прислать им "настоящего батюшку". С посланцами каменского уголовного мира разговаривать на стали. Зато на жалобы местного прокурора архиепископ все-таки ответил:

 

"Главное - покаяться".

 

Кстати, бывшие сотрудники правоохранительных органов утверждают, что существуют негласные запреты, касающиеся соприкосновения священнослужителей и закона. Во-первых, не рекомендуется сообщать что-либо представителям СМИ ни о преступлениях против святых отцов, ни об их собственных прегрешениях. Во-вторых, не рекомендуется возбуждать уголовные дела в отношении действующих священнослужителей (то есть тех, с кого не снят священный сан).

 

* * *

 

Епархия болезненно восприняла известие о гибели священника. Думается все-таки, что особое волнение бывших коллег и начальства отца Александра вызвал не сам факт его гибели, а причины случившегося. Представители церкви все больше втягиваются в коммерческую деятельность, которая, как известно, в той или иной степени контролируется оргпреступностью.

 

Трудно сказать, насколько вынужденный характер носит этот процесс, но его отрицательные приметы налицо. Теперь среди множества банкиров и коммерсантов, ставших жертвами заказных преступлений, есть и священнослужитель. 

 


События 2011года

 

Санкт-Петербургский православный приход, находящийся вне юрисдикции РПЦ МП, подвергнут обыскам и обвинен в мошенничестве

 

В Санкт-Петербурге 12 марта с. г. местным ГУВД спровоцирован инцидент в отношении церкви Святой Преподобной Великомученицы Елизаветы, расположенной на территории Елизаветинской больницы в Петербурге.

?Приход существует уже более 10 лет и в законном порядке числится за Российской Православной Автономной Церковью с центром в Суздале, официально зарегистрированным Министерством юстиции РФ в октябре 1998 г. религиозным объединением.

?В минувшую пятницу в Свято-Елизаветенском храме и морге при больнице, где клирики прихода проводят отпевания усопших, оперативниками центра Э, занимающегося борьбой с экстремизмом, были проведены обыски и допросы. ?Во вторник, 16 марта, Пресс-служба ГУВД по Санкт-Петербургу ?и Ленинградской области разместила на официальном сайте МВД РФ информацию под заголовком «В Санкт-Петербурге сотрудники милиции разоблачили группу лже-священиков», где утверждается, что "в морге больницы и в храме были проведены обыски, в результате которых обнаружены доказательства преступной деятельности группы".

При этом бросается в глаза нарочто оскорбительный и коньюктурно-заказаной характер обвинений в адрес тех, кого пресс-служба ГУВД поспешила обозвать «лже-священниками» и «мошенниками».

?По прочтении информации у неискушеного читателя создается впечатление о группе уголовников, переодевшихся в священники с алчной целью нажиться на обманутом «валившем валом» народе. И вот бдительный ГУВД их оперативно «обнаружил» и «разоблачил».

?Между тем, как говорилось выше, речь идет о многолетнем и официально зарегистрированном приходе.

?Та церковь, о которой в сообшении пресс-службы ГУВД говорится, что она «построена незаконно» и «про которую не знают ни в городском бюро регистрации, ни в проектно-инвентаризационном бюро; нет ее и ни на одной карте города», начинала строиться еще по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Сычева), но в 1997 г. большинство прихожан этого прихода вместе с тогдашним его настоятелем прот. Александром Жаровым вышли из состава РПЦ МП и перешли сначала под юрисдикцию Русской православной церкви за рубежом, а затем присоединились к Российской православной автономной церкви (РПАЦ) с центром в Суздале.

?В 1999 г. прот. Александр Жаров был злодейски убит, и приход возглавил иеромонах, а затем игумен Григорий (Лурье).

?В 2005 г. Синод РПАЦ , возлавляемый митрополитом Валентином (Русанцевым) обвинил игумена Григория Лурье и его ближайших последователей в «ереси имябожия». Игумен Григорий был сначала запрещен в служении, а затем лишен сана. Посчитав такое решение необоснованным и незаконным он не только продолжил служение, но поставил цель добиться отстранения от руководства РПАЦ митрополита Валентина.?В 2007 г. игумен Григорий вошел в состав образованного противниками митрополита Валентина (Русанцева) так называемого «Временного Церковного Совета Российской Православной Автономной Церкви».?В 2008 г. Временный Церковный Совет РПАЦ был преобразован в Архиерейское Совещание Российской Православной Автономной Церкви. Два архиерея, состоящих в этой организации, епископ Челябинский Севастиан (Жатков) и епископ Хабаровский Амвросий (Епифанов) рукоположили игумена Григория (Лурье) во епископа с титулом «Петроградский и Гдовский» и избрали его Председателем Архиерейского Совещания РПАЦ.

?Даже противники епископа Григория (Лурье) признают за ним исключительный интеллектуальный и богословский потенциал. Например, портал «Антираскол»  сообщает о нем следуюющее:

«Епископ» Григорий (Лурье) является кандидатом философских наук и отличается широкой разносторонностью научных интересов. Владея несколькими иностранными языками, он профессионально занимается историческим богословием, патрологией, исторической литургикой, аскетикой, философией и др. Кроме того, Лурье известен еще и своими нестандартными миссионерскими подходами в общении с представителями современной рок-культуры и лицами, склонными к самоубийству.

Следует добавить, что его труды известны и в богословских кругах РПЦ МП, с той лишь разницей, что при цитировании указывается его мирское имя «Вадим Лурье».?Несомненно, что мы имеем дело с излюбленной еще с советских времен тактикой, когда к идейным противникам применяются обвинения уголовного или аморального характера.

Вряд ли суждение о каноничности совершаемых обрядов и достоверности мощей является компетенцией сотрудников милиции. Обвинение же в том, что «они за денежное вознаграждение отпевали усопших» вообще вызывает недоумение, поскольку такое «вознаграждение», именуемое пожертвованием, предусмотрено в любом храме официальной РПЦ МП. Если же суть обвинений сводится к тому, что «на стене помещения висела табличка с подтверждением принадлежности этой часовни к Московскому патриархату и благословения митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна», то вряд ли для проверки достоверности таких табличек необходимо привлечение центра по борьбе с экстремизмом.?

Нелепо звучит и утверждение в отношении выставленых в храме для поклонения мощей, что они «находятся в различных соборах, в том числе и зарубежных, и никогда не покидали их стен. Не известно, кому молились прихожане, отдавая свои деньги, но народ шел в церковь валом, обогащая тем самым злоумышленников». Тем не менее, общеизвестно, что от мощей известных святых нередко отделяются частицы, которые потом хранятся в храмах в специальных мощевиках и часто вывозятся для поклонения в другие города и даже страны. При этом поклонение такой частицы мощей приравнивается к поклонению всех мощей святого, не покидающих стен соборов, где они расположены. Как сообщил епископ Григорий в интервью "Газете.Ру", один из клириков храма, иеромонах Даниил, ранее исполнял обязанности наместника Оранского монастыря Нижегородской епархии РПЦ МП, где получил в дар частицу мощей преподобного Серафима. Переехав в Петербург, он привез ее с собой.?

Особенной очевидной нелепостью выделяется сообщение о том, что «руководил группой «священников» бывший священнослужитель, извергнутый из сана игумена в 2003 году за богохульство, и называющий себя отец Лурье».Как видим, ГУВД с легкостью берет на себя труд, непосильный часто и ученым богословам-канонистам, судить о том, какой священник «бывший», а какой настоящий. И, разумеется, никто никогда не слышал, чтобы епископ Григорий называл себя «отцом Лурье». Удивительная способность к фантазированию у ведомства, призванного оперировать только уликами и фактами.?

И если уж ГУВД позволяет себе такие лирические отступления, то почему их не ждать от СМИ? И вот «Интерфакс-Религия»  уже «компетентно» сообщает, что религиозная организация епископа Григория (Лурье) «у специалистов-сектоведов получила название "секты неопедофилов"». Как видно, нужно быть большим «специалистом», чтобы породить такую терминологию, хотя, скорее всего, это чисто журналистский перл, для солидности подкрепленный голословной ссылкой на неведомых «специалистов-сектоведов». ?

Но дурной пример заразителен, и вот уже один известный политправославный «миссионер» в своем Живом Журнале спешит дополнить, что «рупором "секты неопедофилов" является сайт "кредо" .?

Действительно, епископ Григорий (Лурье) имеет собственную рубрику на  Портале-Credo.Ru  и часто публикует там свои комментарии к событиям церковной и общественной жизни.?

 

Учитывая то, что как раз в эти же дни стало известно о том, что на спонсоров Портала-Credo.Ru оказано давление, в результате которого с 1 апреля он окажется без финансирования, можно сделать вывод, что события в Санкт-Петербурге являются частью общего наступления на неофициальное Православие. Начало такому наступлению положено в Суздале, где что уже три года идет борьба по отнятию храмов у РПАЦ.?

Как отмечает епископ Григорий, «суть "политического вопроса" здесь в том, признает ли государство – не де юре, но в рамках правоприменительной практики – право РПЦ МП осуществлять лицензионную деятельность на все, что имеет отношение к православию. Я надеюсь, что этого не произойдет"».


Источник:
ЦАРКВА