САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow Биографии arrow Блаженнейший МИТРОПОЛИТ ФИЛАРЕТ (ВОЗНЕСЕНСКИЙ)

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

Блаженнейший МИТРОПОЛИТ ФИЛАРЕТ (ВОЗНЕСЕНСКИЙ) PDF Напечатать Е-мейл
 

 Блаженнейший МИТРОПОЛИТ ФИЛАРЕТ (ВОЗНЕСЕНСКИЙ)

Владыка преставился ко Господу 21 ноября 1985 года, в день Архистратига Божия Михаила.

 

Filaret_VoznesenskyВ 1998 году было решено перенести останки почившего Первоиерарха с крипты кладбищенского Успенского храма в новую усыпальницу под алтарем Свято-Троицкого собора в Джорданвилле. Когда 10 ноября вскрыли гробницу, то мощи святителя оказались нетленны — были светлого цвета; полностью сохранились кожа, борода и волосы. Облачение владыки, Евангелие, грамота с разрешительной молитвой, крест и воздух, покрывавший лицо усопшего, были в совершенной сохранности. Даже белая ткань, которой было покрыто тело сверху, сохранила ослепительную белизну. Металлические же застежки находившегося в гробу Евангелия рассыпались в прах при прикосновении...

После Божественной литургии 21 ноября, архиепископ Лавр призвал собравшихся молиться об упокоении души почившего Первоиерарха до тех пор, пока не будет указана воля Божия относительно почитания его в лике святых... После Литургии была совершена панихида, а затем гроб с мощами святителя Филарета крестным ходом обнесли вокруг Свято-Троицкого собора и внесли в усыпальницу на приготовленное место.

После кончины митрополита Филарета был документально зафиксирован целый ряд случаев благодатных исцелений и чудесной помощи людям, молитвенно обращавшимся к нему.

 

 
 ПУТЬ СВЯТИТЕЛЯ ФИЛАРЕТА

Святитель Филарет, в миру Георгий Николаевич Вознесенский, происходил из благочестивой православной семьи. Он родился в Курске в 1903 г., с 1909 г. жил на Дальнем Востоке, а с 1920 г. — в Харбине. Он принял монашество в 1931 г., а незадолго до того был рукоположен во священника.

С юности о. Филарет изучал писания святых отцов, которые с самого начала наставили его на путь духовной жизни и были незаменимым руководством при отсутствии живых наставников. Святые отцы научили его не бояться одиночества в борьбе за истину — впоследствии святитель почти всегда в одиночку вставал на защиту правды Божией. Любовь о. Филарета к Слову Божию была такова, что он заучил все четыре Евангелия наизусть.

В Харбине о. Филарет вел большую церковную и пастырско-проповедническую работу. Уже в первые годы своего служения в священном сане он привлек к себе множество людей, искавших духовного пути. Богослужения, которые он совершал с горячей верой, и его вдохновенные проповеди собирали полные храмы молящихся.

Святитель Филарет любил и жалел людей. Господь наделил его особым даром — найти верный подход к каждому. Владыка был щедр не только на духовную, но и на материальную милостыню, подражая своему покровителю — праведному Филарету Милостивому. Множество обездоленных обращалось к нему, и он никому не отказывал в помощи.

Всего себя Владыка отдал на служение Богу и ближним. Читая Св. Писание и творения святых отцов, он воспринимал их не как что-то отвлеченное, а как подлинныеглаголы живота вечнаго, которым необходимо должен следовать в своей жизни всякий христианин, хотящий спастись. Одним из любимых святителем мест Писания, которое он часто цитировал, были слова Господа из Апокалипсиса, обличающие «теплохладных» христиан. Владыка неоднократно подчеркивал, что теплохладность человека, его равнодушие к истине, намного хуже, чем открытое противление Христу.

Владыка был чрезвычайно строг к себе и вел поистине аскетический образ жизни.

Святителя всегда отличала строгая бескомпромиссная церковная позиция. Он был непримирим по отношению к отступнической Московской патриархии, обличая с церковного амвона ее ложь, за что в Харбине попал в немилость епархиального начальства, и ему даже долгое время было запрещено проповедовать в храме. Практически весь дальневосточный епископат Русской Зарубежной Церкви после Второй мировой войны признал Московскую патриархию, и таким образом о. Филарет невольно оказался в юрисдикции МП, как клирик Харбинской епархии. Это было для него чрезвычайно тяжело. Он никогда не допускал поминовения во время Богослужений безбожных властей, в каком бы приходе ни служил, и никогда не совершал молебнов и панихид по указке или в угоду советской власти. Также он никого не благословлял брать советские паспорта и репатриироваться в СССР, несмотря даже на то, что его собственный отец, Архиепископ Димитрий Хайларский, поддался на советскую агитацию и выехал в Союз.

Твердая и непримиримая по отношению к МП и советским властям позиция о. Филарета повлекла за собой многократные вызовы на допросы, на одном из которых его даже избили. В конце концов его попытались убить: подожгли дом, в котором он жил, предварительно заколотив двери и окна нижнего этажа. Пожар был страшным, и о. Филарет едва успел спастись, выпрыгнув из окна второго этажа. При этом он сильно обгорел. Таким образом, святитель Филарет сподобился части исповедников и мучеников за веру.

Архимандрит Филарет покинул коммунистический Китай только после того, как почти вся его паства выехала из Харбина. Первым делом он обратился к Первоиерарху Русской Зарубежной Церкви Митрополиту Анастасию с просьбой принять его снова в юрисдикцию Русской Зарубежной Церкви, и через покаяние в своем, хотя бы и подневольном, пребывании в канонической зависимости от МП, был принят в РПЦЗ.

Спустя немного времени, в 1963 г., о. Филарет был хиротонисан во Епископа Брисбенского, викария Австралийской епархии. Со смирением и со страхом пред высотой возлагаемого на него служения вступил святитель в новый период своей жизни.

В 1964 г. Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Анастасий по состоянию здоровья и по возрасту подал Архиерейскому Собору прошение об уходе на покой. Возникли споры о том, кто будет новым Первосвятителем. Во избежание обострения обстановки и возможного скандала или даже раскола, святитель Сан-Францисский Иоанн (Максимович; прославлен РПЦЗ во святых в 1994 г.) предложил сделать Первоиерархом самого младшего архиерея — Епископа Филарета. Этот выбор поддержал и Митрополит Анастасий. 14/27 мая 1964 г. Епископ Брисбенский Филарет был избран Архиерейским Собором РПЦЗ на Первосвятительский престол.

В течение 21 года Митрополит Филарет управлял Русской Зарубежной Церковью. При нем в РПЦЗ начались общецерковные прославления святых, чего не было при первых двух Первоиерархах: были прославлены праведный Иоанн Кронштадтский, преподобный Герман Аляскинский, блаженная Ксения Петербургская и, наконец, в 1981 г. — Собор Новомучеников и Исповедников Российских. Через год после этого в РПЦЗ было явлено чудо мироточения Иверской-Монреальской иконы Божией Матери, очевидно, как благословение того пути, по которому в то время шла Зарубежная Церковь.

Воспитанный на учении святых отцов, Владыка Филарет стремился вести Церковь по святоотеческому пути. К сожалению, он встречал недостаточно понимания среди своих Преосвященных собратьев, а некоторые из них и вовсе отказывались понимать его устремления. Святитель столкнулся с трудной задачей, поскольку, с одной стороны, нужно было вести Церковь в сторону решительного отвержения отступничества «мирового православия», а с другой — сохранять единство между архиереями собственной Церкви. Негласной целью деятельности тех епископов, которые не поддерживали курс святителя Филарета, было добиться, чтобы РПЦЗ признала МП и вошла с ней в некоторое общение. Но Владыка Филарет воистину стал для всех любителей «мирового православия» камнем претыкания и камнем соблазна, и во время его первоиераршества они не смогли добиться своей цели.

Во годы первосвятительства Владыки Филарета экуменизм окончательно показал свое истинное лицо — личину страшной ереси, совокупившей в себе все прежде бывшие ереси и стремящейся совершенно поглотить Православие, уничтожив само понятие о Церкви Христовой и создав всемирную «церковь» антихриста.

В противовес отступническим «православным церквам», Митрополит Филарет стремился укрепить во всем мире движение истинно-православных христиан. В конце 60-х гг. было установлено общение между РПЦЗ и двумя «ветвями» греческих старостильников — «хризостомовцами» и «матфеевцами».

Сближение с греческими старостильниками шло параллельно с ужесточением отношения к «официальным церквам». В декабре 1965 г. экуменическая деятельность вселенского патриарха Афинагора привела к взаимному «снятию анафем» между Православной церковью и римо-католиками. Афинагор признал католиков своими «братьями во Христе». Такое вопиющее антиправославное деяние Вселенской патриархии не могло оставить равнодушным святителя Филарета. 15 декабря 1965 г. он обратился к Афинагору и к другому вождю экуменического движения — Американскому архиепископу Иакову — с посланиями, протестуя против их действий и указывая на их неканоничность и противность Православной вере.

Однако, иерархи-отступники не внимали увещаниям. Экуменическое движение продолжало набирать обороты. Со скорбью взирал святитель Филарет на отпадение от истинной веры некогда великих Православных Церквей. Свои послания, с которыми он обратился ко всем архиереям Православной Церкви, Владыка назвал «Скорбными Посланиями». В Первом из них, написанном в 1969 г., св. Филарет цитирует различные экуменические заявления Всемирного совета церквей (ВСЦ) и ясно показывает, на основе святоотеческого учения и канонов, что ничего общего с Православием позиция ВСЦ не имеет, а следовательно, Православные Церкви не должны участвовать в работе этого совета. Также святитель Филарет подчеркивает, что голос МП не является голосом Истинной Российской Церкви, которая на родине гонима и скрывается в катакомбах. Владыка призывает всех православных иерархов встать на защиту чистоты Православия.

Второе «Скорбное Послание» Владыка Филарет написал в 1972 г. В нем он отмечает, что за прошедшие два года, хотя и раздавались со стороны архиереев заявления о неправославии экуменического движения, однако, ни одна официальная Православная церковь не заявила о своем выходе из ВСЦ. Целью Второго Послания Владыка поставил — «показать ту бездну ереси против самого понятия Церкви, в которую влекутся все участники экуменического движения». Он напоминает грозное пророчество Апостола Павла, что тем, кто не примет «любви истины для своего спасения», Господь за это пошлет «действие заблуждения, так что они будут верить лжи. Да будут осуждены все не веровавшие истине, но возлюбившие неправду (II Фес., 2: 10—12)».

Третье Послание св. Филарета, написанное в 1974 г., посвящено так называемому «Фиатирскому Исповеданию» митрополита Афинагора, экзарха Константинопольского патриархата в Европе, — документу, написанному в совершенно еретическом духе, но не вызвавшему никакой реакции у предстоятелей «официальных церквей».

Очевидно, Владыка Филарет надеялся поначалу, что хотя бы кто-то из епископов «мирового православия» прислушается к его словам, поэтому в своих посланиях он обращался к ним как к истинным Архипастырям Церкви. Подобало, прежде принятия анафемы против отступников, попытаться обратить их от заблуждения. Увы, обращения не произошло, и экуменическое нечестие продолжало разливаться.

В начале 70-х годов внутри Зарубежной Церкви возникло сильное движение в поддержку советских диссидентов. Когда в 1974 г. проходил Третий Всезарубежный Собор, значительная часть соборян выступила за то, чтобы РПЦЗ оказала безоговорочную поддержку диссидентам, несмотря на их членство в Московской патриархии и экуменическую идеологию, чуждую духу и учению Православной Церкви. Однако, другие архиереи РПЦЗ, хотя и отдавая должное уважение смелости диссидентов, возражали против их признания, которое могло бы ввести в заблуждение верующих в России, обесценив свидетельство истинных катакомбных исповедников и создав впечатление, будто можно быть истинным исповедником внутри еретической церковной организации. Среди противников этого признания был и святитель Филарет, разъяснявший, что деятельность диссидентов проходила внутри МП, т.е. вне Истинной Церкви, а в «церкви лукавнующих», и поэтому к хорошим результатом это не могло привести. Так святитель уже в то время выступил против ныне весьма распространенной идеологии «борьбы изнутри» за возрождение Церкви, когда «борцы за Православие» ведут свою деятельность внутри отпавших от Православия церковных организаций, сохранивших лишь внешнюю оболочку Истинной Церкви. Владыка Филарет всегда предостерегал свою паству и священников от какого бы то ни было общения с МП.

На Соборе 1974 года раздавались также голоса за объединение РПЦЗ с раскольничьими Парижской и Американской юрисдикциями — «в духе любви», не подчеркивая разногласий. Но эти голоса вынуждены были смолкнуть, когда святитель Филарет подчеркнул, что любовь, которая не желает потревожить ближнего указанием на его заблуждения, — это не любовь, а ненависть, как писал об этом преподобный Максим Исповедник.

После смерти в 1976 г. катакомбного Архиепископа Антония (Галынского-Михайловского), святитель Филарет принял под свой омофор четырнадцать иеромонахов Катакомбной Церкви, оставшихся без архипастырского окормления. Также и впоследствии немало катакомбных священников и мирян перешли под его святительский омофор. Владыка высоко ценил подвиг катакомбников, приводя всем в пример их твердое стояние в вере и истине Христовой.

Со временем становилось все очевиднее, что православным невозможно иметь общения с какой бы то ни было из «официальных православных церквей», и тем более находиться в них: в начале 80-х годов произошел переход от межхристианского экуменизма к межрелигиозному. Самый большой скандал вызвала Ванкуверская Генеральная ассамблея ВСЦ 1983 г., на которой присутствовали представители всех «мировых» религий, и православные иерархи участвовали в религиозных церемониях вместе с мусульманами и язычниками.

В том же году Архиерейский Собор РПЦЗ провозгласил анафему экуменизму. Дело всей жизни Владыки нашло, таким образом, высшее выражение в историческом деянии, имеющем вселенское значение для всей Полноты Православия — в официальном анафематствовании экуменической ереси ересей и отступников нашего века.

Владыка Филарет терпел много поношений за свою деятельность. Однако, святитель не обращал на них внимания, памятуя, что ему предстоит отдать отчет Христу Пастыреначальнику и что с него, как с Епископа, спросится прежде всего то, как он хранил и защищал Православную Веру. У него не было лицеприятия ни перед кем, и он всегда резко реагировал на нарушения канонов о необщении с еретиками, говоря, что если случаи сослужений и общения будут повторяться, то верные чада РПЦЗ могут отвернуться от нее.

Несмотря на противление отдельных лиц из числа епископата и клира, Владыка пользовался любовью широких масс церковного народа. Так же, как и во время жизни в Харбине, святитель никому не отказывал в помощи, став Первоиерархом. Особенно он заботился о духовном просвещении молодежи, которую очень любил, и всегда был ею окружен, уча молодых людей истинному смирению и покаянию.

Но главный дар, полученный святителем Филаретом от Господа, несомненно был дар стояния за церковную правду, обличения нечестия отступников нашего века и призывания всех верных, хотящих действительно не на словах, а на деле, быть православными, отвращаться от новой ереси экуменизма и от общения со лжеправославными. Господь даровал святителю Филарету пламенную веру, слово премудрости и разума на ее утверждение, и поставил его Апостолом и учителем Церкви Своей.

Всю жизнь святитель Филарет был борцом за истину и призывал христиан любить истину, дорожить ею, защищать ее и ничего в жизни не ставить выше нее. «Будем помнить, — говорил он, — что равнодушие к истине есть одно из главных бедствий нашего века отступлений. Дорожи истиной, человек! Будь борцом за истину. ...Выше всего ставь истину в жизни, человек, и никогда не позволяй себе как-то уклониться от истинного пути».

Святитель Филарет всегда говорил, что равнодушные к истине христиане — это те, которые в Апокалипсисе названы Лаодикийской Церковью, которые думают: «Богат есмь и обогатихся и ничтоже требую» (Апок., 3: 17), и которые, если не покаются и не будут ревновать о Истине, будут извержены из Небесного Царствия, как противные Господу.

Сам же Владыка в житии своем уподобился Ангелу Филадельфийской Церкви, о котором в Апокалипсисе сказано так: «И Ангелу Филадельфийския Церкве напиши: тако глаголет Святый Истинный, имеяй ключ Давидов, отверзаяй, и никтоже затворит, затворяяй, и никтоже отверзет: вем твоя дела: се, дах пред тобою двери отверсты, и никтоже может затворити их: яко малу имаши силу, и соблюл еси Мое слово, и не отверглся еси имени Моего. ...Яко соблюл еси слово терпения Моего, и Аз тя соблюду от годины искушения, хотящия приити на всю вселенную искусити живущия на земли. Се, гряду скоро: держи, еже имаши, да никтоже приимет венца твоего. Побеждающаго сотворю столпа в Церкви Бога Моего, и боле не имать изыти ктому: и напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, новаго Иерусалима, сходящаго с небес от Бога Моего, и имя Мое новое» (Апок., 3: 7—8; 10—12).

Господь отверз пред святителем дверь для проповеди и обличения отступников века сего, и никто не мог затворить эту дверь. Владыка «немного имел силы» — у него не было множества помощников и единомышленников; и хотя он всегда настаивал на совершенном прекращении сослужений с клириками и епископами экуменических церквей, однако полностью ему не достало сил этого добиться — в Западно-Европейской епархии такие сослужения продолжались; — однако, безусловно, неоценимая заслуга Владыки Филарета состоит в том, что он не дал всей Церкви в целом пойти «компромиссным путем» между Православием и экуменизмом.

Святитель Филарет сохранил слово Господне и не отвергся Имени Его и истинного православного исповедания пред лицом отпадения в экуменизм большинства православных иерархов, что уже само по себе было удивительным явлением стойкости и твердости, ведь когда вокруг нет почти никого, кто по-настоящему радел бы о Православии, то устоять в истине становится очень трудно... Владыка «удержал, что имел» — Православие, — и не лишился венца своего: Господь соделал его одним из столпов в Своей Небесной Церкви и «столпом огненным и облачным», указующим путь всем живущим на земле православным.

Исповедник Православия, защитник Церкви Христовой от ереси ересей, Митрополит Филарет преставился ко Господу в день Архистратига Божия Михаила, 8/21 ноября 1985 г.

Известны случаи исцелений по молитвам к святителю, в частности, от раковой болезни и от других неисцельных недугов.

После кончины святителя либерально настроенные архиереи РПЦЗ повернули церковный курс в сторону прямо противоположную той, куда вел Зарубежную Церковь св. Филарет. С 1987 г., начиная с Рождественского Послания нынешнего Первоиерарха митрополита Виталия, в РПЦЗ стало насаждаться весьма странное толкование анафемы 1983 года, согласно которому эта анафема, будто бы, не имеет вселенского значения, но приложима лишь к членам РПЦЗ, придерживающимся экуменических взглядов. Это толкование подразумевает, что Поместные церкви, участвующие в экуменизме, не подпадают пока под анафему, откуда следуют — возможность пребывания и спасения в них, допустимость сослужения с их членами, необходимость переговоров с ними «в духе любви» и тому подобные антиправославные выводы. Поэтому, стремясь сохранить верность учению св. Филарета, многие чада Церкви не приняли такого странного толкования, и почти три десятка священнослужителей в Америке, а также около десяти приходов во Франции в конце 80-х годов покинули РПЦЗ, примкнув к греческим старостильникам. В начале 90-х годов от Зарубежной Церкви отошли и многие верующие Катакомбной Церкви.

Переход приходов МП под юрисдикцию Архиерейского Синода РПЦЗ, начавшийся в 1990 г., вселил в ревнителей Православия надежду на исправление положения дел как в самой РПЦЗ, так и в Российской Церкви в целом. Однако, по мере развития «переговоров в духе любви» некоторых иерархов и клириков РПЦЗ с иерархами МП, среди части истинно-православных христиан России, в том числе и чад РПЦЗ, стало появляться недоверие к священноначалию Русской Зарубежной Церкви. Неканонические действия священноначалия Зарубежной Церкви привели к отделению от нее значительной части приходов и образованию самостоятельной Российской Православной (Автономной) Церкви, возглавляемой ныне Митрополитом Суздальским и Владимирским Валентином.

После кончины св. Филарета в РПЦЗ чрезвычайно участились сослужения с клириками и архиереями экуменических «православных» церквей, особенно Сербской патриархии.

При обозрении всех этих явлений поневоле приходит в голову мысль, что если бы 36 лет назад Первоиерархом РПЦЗ стал бы не Владыка Филарет, а более «благожелательно настроенный» к «официальному православию» иерарх, то никакого возрождения Православия в России вообще могло бы не произойти, не было бы оказано и необходимой поддержки греческим истинно-православным. Весьма вероятно, что российские и зарубежные истинно-православные христиане обязаны святителю Филарету самим своим существованием.

28 октября/10 ноября 1998 г. в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле были обретены нетленные мощи святителя Филарета. Мощи были полностью нетленны, также сохранилось полностью облачение Владыки и даже грамота с разрешительной молитвой, несмотря на то, что в гробнице было очень сыро. Так Господь воочию явил, что путь, по которому шел святитель Филарет, угоден Ему. Казалось бы, следовало ожидать, что в РПЦЗ произойдет хоть какое-то переосмысление пройденного после кончины святителя Филарета пути и возникнет стремление возвратиться к истинно-православному исповеданию приснопамятного святителя, которого Бог прославил нетлением мощей и чудесами и чья святость жизни была известна всем знавшим его.

Однако архиереи РПЦЗ предпочли скорее убрать с глаз долой и предать забвению праведника, своими нетленными мощами молчаливо, но и красноречиво обличавшего их нынешнее отступление. Останки Владыки Филарета были перенесены в новую усыпальницу за соборным монастырским храмом и преданы земле архиеп. Лавром, который при этом строго запретил даже распространять и кому-либо показывать фотографии мощей святителя. За прошедшее с тех пор время со стороны священноначалия РПЦЗ не последовало никакого решения о судьбе честных мощей, и вопрос о канонизации святителя даже не подымался...

Документы, принятые на последнем Архиерейском соборе РПЦЗ, прошедшем осенью 2000 г., со всей очевидностью показывают, что РПЦЗ объявила себя частью «мирового православия» и готова к соединению с Московской патриархией.

Таким образом, единственной Истинно-Православной Церковью в России (если не считать небольшого количества в основном катакомбных приходов, находящихся в других истинно-православных юрисдикциях) в настоящее время является Российская Православная (Автономная) Церковь, которая и прославила св. Филарета во святых весной 2001 г.

Да поможет Господь Российской Православной Церкви, по молитвам святителя Филарета, всегда следовать предначертанным им путем — путем бескомпромиссного стояния в вере, невзирая ни на какие препоны, поношения и трудности.

С ВЛАДЫКОЙ МИТРОПОЛИТОМ БЫЛО ХОРОШО И ПРОСТО

Из воспоминаний протоиерея Константина Федорова о святителе Филарете

Владыка Филарет был Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви с 1964-го по 1985 год. Когда было решено выбирать нового Первоиерарха, Владыка Филарет был самым молодым из архиереев РПЦЗ. Было две кандидатуры — святитель Иоанн Шанхайский и Архиепископ Никон, который меня рукополагал во диаконы и позже во иереи. И вот, когда было голосование, то получилось поровну: половина голосов была отдана за Владыку Архиепископа Никона, а другая половина — за святителя Иоанна. Поэтому кто-то из архиереев предложил (не помню кто: или святитель Иоанн, или Владыка Никон), чтобы поставить самого младшего архиерея, и избрали тогда Владыку Филарета, который был архиереем в Австралии.

У него была большая паства за границей, и многие из его пасомых попали в Австралию. Мне там пришлось быть в 1979 году. Я был потрясен духовным ростом, духовностью нашего православного русского народа, который вышел из Китая: кто из Харбина, а кто из Шанхая, где был святитель Иоанн. В Америке, например, в то время я ходил освящать квартиры, и очень часто приходилось искать Святой угол с иконочками: смотришь, смотришь: а где же там иконочка?... А вот она, спряталась. А в Австралии я обходил православный люд с харбинской иконой «Всех скорбящих Радосте», и войдя в дом к людям, которые были воспитанниками святителя Иоанна и Митрополита Филарета, первым делом мне бросалась в глаза лампадочка в Святом углу, который обязательно старались разместить на восточной стороне дома. Большой обычно был Святой угол, с иконами, старинными иконами. Обязательно аналойчик или хотя бы угол большой с полочкой, где лежали богослужебные книги. И так в каждом доме.

Меня пригласил в эту поездку протодиакон Никита Чакиров, который был келейником Владыки Митрополита и всегда горел большой любовью к России. Он сам не дождался того момента, когда стало возможным приехать сюда. Я помогал ему, помню, еще много лет назад, делать нательные крестики для передачи их в Россию.

Протодиакон Никита по благословению Владыки Митрополита собрал кружок молодежи. Молодежь была от совсем маленького возраста до более зрелого. Все были в комитете молодежи, все горели любовью к России и занимались главным образом издательством, причем большая часть изданных тиражей уходила в Россию. Подпольно, конечно. Много трудов издал этот комитет молодежи.

Все это было по благословению и под руководством Владыки Митрополита, который, бывало, соберет молодежь, то в столовой у кого-нибудь, то в Новой Коренной Пустыни. Он очень любил эту пустыньку, в которой я потом служил до моего нового назначения лет двенадцать. Там у нас озеро имеется, на озере островочек и на этот островочек можно было пройти через старенький мостик, который вот-вот обрушится (сейчас там новый мостик построил мой сын). Так вот, на этом островочке люди собирались с Владыкой, беседовали. Владыка славу имел такую: «Он, это значит, ничем не занимается, а только рыбку ловит».

Он-то ловил рыбку, но как ловил? Вот придет к нашему пруду или озеру, закинет удочку, а вокруг молодежь сидит и слушает его. И он все беседы ведет, вопросы ему задают, он отвечает на эти вопросы, а то, что если рыбка попадется какая, то он ее сразу брал и бросал обратно в водичку. А так, конечно, про него слава прошла такая, что он ничем не занимается, только рыбку ловит. Он души ловил, к Господу Богу приводил.

Владыка Филарет был любящим отцом, идеалом Архипастыря, он заботился всегда о самом главном — о духовном, о вечном — и на все остальное он смотрел, как сквозь пять пальцев. Самое важное, говорил он, найти Царствие Небесное. А где оно? В вашем сердце. Как его найти? Через молитву: если найдете молитву, то и Царствие Небесное найдете. Надо примириться со всеми и ни на кого не надо обижаться...

Помню, на первой моей исповеди у Владыки он, покрыв меня епитрахилем, спрашивает: «Отец Константин, а какой самый лучший способ войти в Царствие Небесное?» Я ему ответил: «Я думаю, Владыко, всегда надо прощать, всем все прощать». Я так был доволен своим ответом. Владыка подумал и сказал: «Да, это тоже способ, но есть выше способ: никогда никого не осуждать». Это замечательно, никогда не забуду эти слова Владыки, и всегда стараюсь всем передавать эти мысли, и стараюсь этого придерживаться и, конечно же, прошу всех никогда никого не осуждать. «Не судите да не судимы будете», — это, конечно, самый легкий способ войти в Царствие Небесное.

С Владыкой говорить было замечательно и легко, он часто приглашал: «Ну, приезжай, отец Константин, хочешь поговорить — приезжай». Думаешь так: как же мне ехать к Владыке Митрополиту? Он же Первоиерарх Зарубежной Церкви, дел у него по горло, полно дел, как же мне его еще беспокоить с моими маленькими проблемами? Но все-таки приезжаю. Приедешь, он скажет: «Ну садись, отец Константин, поближе, на диванчик или на скамеечку». Подсядешь, и вдруг — спрашивать-то нечего. Все вопросы как бы сами по себе рассосались уже. Ничего нет важного. Владыка говорит: «Что опять молчишь?» В следующий раз приедешь, ты смотри, запиши вопросы, тогда не будешь забывать. Когда я своей матушке рассказал, что я могу вопросы записывать, тогда дело пошло по-другому: тогда целая бумажка записывалась — один вопрос за другим. Но Владыка умел, даже не спросив твоего вопроса, ответить почти что на все приготовленные и записанные на бумажку.

Замечательные разговоры были с ним на пароходе, на котором мы плыли четырнадцать дней. В каюте он служил Литургию и причащался каждый день. После обеда всегда приглашал меня на палубу: «Отец Константин, пойдем на палубу — побеседуем. Только после обеда отдохни полтора часика, а потом придешь». Но я как ни приду — а Владыка уже на палубе на скамеечке сидит. Я пришел через часик, потом через сорок пять минут, меньше чем сорок пять минут — Владыка всегда сидит. Он не отдыхал, он хотел, чтобы я отдохнул. Подойдешь, сядешь на скамеечку, и только тишина, только слышишь волны, небо, вода и больше ничего не видно на горизонте: полная тишина. Разговор у нас течет в полной тишине. Когда-то, помню, прочитал у Святых Отцов, что на небе нет особенного языка: ангельский язык — язык тишины. Как это понять? Неизвестно, как это понять... Но вот я понимаю, что с Владыкой Митрополитом было так же хорошо и просто.

Но его мы недостаточно уважали, как у нас это бывало с царями: сначала один такой милостивый, добрый — народ не ценит, и тогда уже более грозный для воспитания народа. Вот я смотрю, так же было с Митрополитом Филаретом. Он был полон любви, но многие, можно сказать, с ним не считались, а делали все по-своему. Хотя должен сделать оговорку: когда он приехал в Австралию, там, как вы знаете, все кверху ногами. Здесь у нас лето или осень, а там, значит, весна или зима. Мы были в Австралии, когда там было Крещение. Здесь, в России, у нас крещенские морозы, а там, конечно, жара была — середина лета. Владыку там встречали как любящего отца, где бы мы ни были, куда бы мы ни ездили, всегда детки маленькие с цветами, ну как когда-то в России встречали Патриархов, Митрополитов, так же это было в Австралии. Конечно, Владыка не отдыхал, спал два-три часа, хотя здоровье у него было не такое и хорошее...

 
 
 
Митрополит Филарет (Вознесенский)Христианский катехизис 
Митрополит Филарет (Вознесенский)Проповедь о святителе Николае чудотворце

Татьяна Сенина. ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ. К четвертой годовщине обретения честных мощей Святителя Филарета (Вознесенского), Первоиерарха РПЦЗ (1964—1985)

Наверное, в каждом столетии существует свой особый день, который можно назвать "Торжеством Православия" для данного века. В ХХ веке, эпохе всеобщего распространения ереси экуменизма, поглотившей почти весь когда-то православный мир, таких дней, мне кажется, можно назвать даже не один, а два. Первый — 14/27 сентября 1925 года, когда во время всенощной на Крестовоздвижение над старостильным храмом в пригороде Афин, где собрались на богослужение истинно-православные христиане, разорвавшие общение с иерархами, введшими новый стиль в Элладской Церкви, явился Крест из света; это явление стало воистину "утверждением свыше" для всех верных, выступивших против экуменической ереси в самом начале ее распространения. Вторым днем "Торжества Православия" стало 28 октября / 10 ноября 1998 года, когда в Джорданвилле были обретены нетленные мощи митрополита Филарета (Вознесенского, † 1985), под председательством которого Архиерейский Собор РПЦЗ в 1983 году изрек анафему на ересь экуменизма, подведя этим итог нескольких десятилетий, в течение которых шло по всему миру размежевание православных и новых еретиков. Анафема 1983 года подвела черту под этим размежеванием: во всеуслышание было провозглашено, что экуменисты находятся вне Церкви Христовой и что, следовательно, всякое молитвенное и евхаристическое общение с ними для верных исключается. Явление мощей святителя стало новым "утверждением свыше" для всех верных, указующим, что отношение митрополита Филарета к экуменистам и сергианам — единственно правильный и богоугодный путь; это было особенно знаменательно еще и потому, что РПЦЗ к концу 1990-х годов стала уже явно для всех держать курс на соединение с "мировым православием" и, в частности, с РПЦ МП, которую святитель Филарет всегда называл лжецерковью и за Истинную Церковь не признавал.

Иерархи РПЦЗ, к сожалению, не захотели уразуметь смысл явленного знамения; более того, они поспешили вновь захоронить нетленные мощи святителя, как бы торопясь убрать подальше с глаз нетленный лик того, кто молчаливо, но красноречиво обличал их нынешнее отступление от стояния в правой вере. Но те православные, которые поставили своею целью именно хранение веры, а не какие-то сиюминутные или национальные интересы, восприняли явление мощей святителя должным образом и показали, что именно они являются подлинными наследниками и продолжателями дела той РПЦЗ, Первоиерархом которой был митрополит Филарет: святитель был прославлен в лике святых почти одновременно, в 2001 году, Российской Православной (Автономной) Церковью, возглавляемой митрополитом Суздальским и Владимирским Валентином, и Святой Православной Церковью Северной Америки ("Бостонский Синод").

Так сложилось, что я была непосредственной свидетельницей и участницей тех событий. Святитель Филарет для меня стал не просто одним из новопрославленных святых, но чем-то гораздо большим, можно сказать, образцом стояния за православие и вообще христианской жизни в современном мире.

Когда в 1997 году, в начале лета, через бедствия, постигшие наш приход во имя св. преподобномученицы великой княгини Елисаветы, мы (настоятель о. протоиерей Александр Жарков и члены прихода) окончательно осознали неправду и неправославие "официального православия", покинули РПЦ МП и присоединились к РПЦЗ, то почти сразу столкнулись с большими искушениями со стороны новых собратьев по вере и Церкви. Это очень обескуражило меня, но я утешала себя мыслью, что по крайней мере, РПЦЗ — каноническая Церковь, и это главное, а чего-то большего, какого-то действительно истинно христианского отношения к ближним, видимо, желать не приходится. Однако, когда я высказала это мнение одному священнику РПЦЗ, который, казалось, был нашим единомышленником, он высказал мысль, которая привела меня в еще большее недоумение: "Нашу Церковь вы еще совсем не знаете. Не научились видеть и ценить в ней главного. Главное не то, что она, как Вы пишете, канонична, а то, что она действительно та самая". Странно было читать слова священника, для которого в Церкви главное не ее каноничность, т. е. не ее стояние на догматах и канонах, а какая-то та самость. "Что есть то самое, что нужно любить, ценить и бояться потерять", — автор письма обещал рассказать позднее, но так и не написал. Но хотя дискуссии не суждено было завязаться, слова этого священника все же запали мне в душу и побудили искать в РПЦЗ чего-то действительно "того самого", "что нужно любить, ценить и бояться потерять", — но конечно, не в том смысле, который имелся в виду моим адресатом.

Об РПЦЗ я знала мало. Первые материалы о ее истории, прочитанные мною, не прояснили моего недоумения относительно "той самости", но зато вызвали один вопрос. В РПЦЗ, как я узнала, до митрополита Виталия было три Первоиерарха: митрополиты Антоний, Анастасий и Филарет. Первых двух почему-то везде превозносили, называли "великими", "блаженнейшими", "аввами" и т. д., тогда как о митрополите Филарете (Вознесенском) упоминали очень мало, без особенных дифирамбов. Казалось странным: Владыка Филарет был первоиерархом в течение 21 года, почему же о нем почти ничего не пишут, словно бы его не было? И так хотелось узнать о нем побольше...

И вот, к нам в приход неожиданно попали ксерокопии двух писем святителя Филарета — к архиепископу Аверкию (Таушеву) и к игумении Магдалине. Прочитав их, я была поражена: со страниц этих писем повеяло действительно живым настоящими Православием, тем самым, святоотеческим, догматическим и каноническим, истинным и непреклонным перед ложью, бескомпромиссным и чистым. И вставал сквозь строчки такой живой образ Святителя, такой сразу ставший близким и родным (хотя я ничего практически в то время не знала о нем), такой настоящий и — святой (я как-то сразу же прониклась уверенностью, что он непременно должен был быть угодником Божиим, и стала понемногу ему молиться). Это было настолько чудесное явление "той самой" РПЦЗ, которую я искала, явление того самого, чего я искала, что действительно надо любить и хранить, — что мне тут же захотелось поскорее рассказать, написать об этом. Думалось: Владыку Филарета забыли, а ведь то, что он писал — это как раз то, что нужно в наше время разброда и шатаний в вере! Почему святителя Филарета "забыли" в РПЦЗ, было уже тогда понятно: курс, который взяли после его кончины зарубежные иерархи (от Истинного Православия — к "официальному") был диаметрально противоположен тому, на который старался развернуть РПЦЗ святитель Филарет. К концу 90-х гг. в РПЦЗ уже ясно наметилась тенденция на сближение с МП, хотя соборно это пока что отрицалось, но было ясно, что курс взят весьма опасный. Трезво смотревшие на ситуацию люди уже тогда понимали, что дни РПЦЗ сочтены.

Случай напомнить о святителе представился вскоре: по случаю годовщины мученической кончины брата Иосифа Муньоса (замучен и убит в ночь с 30 на 31 октября 1997 года), хранителя чудотворной Иверской Мvроточивой иконы Божией матери, в журнале "Вертоградъ-Информ" была опубликована моя статья "Аще же соль обуяет", где говорилось о том, что грозные знамения и бедствия, постигшие РПЦЗ в последнее время, показывают, что надо оставить путь соглашательства с экуменистами и вернуться на твердый православный путь Владыки Филарета, в противном случае РПЦЗ ожидает бесславный конец "обуявшей соли"...

Через две недели после выхода этого номера "Вертоградъ-Информ"’а в Джорданвилле были обретены нетленные мощи святителя Филарета.

Это "утверждение свыше" было поразительным. Но то, что случилось дальше, явилось неприятной и тяжелой неожиданностью даже для тех из нас, кто относился к современной РПЦЗ весьма скептически. Мощи святителя были, под непосредственным руководством архиепископа Лавра (ныне — митрополита, первоиерарха экуменической части РПЦЗ) снова захоронены — вместе с нашими надеждами на скорое прославление святителя в РПЦЗ и на то, что ее епископы, хотя бы после такого очевидного указания Божия, опомнятся и вернутся на истинный узкий путь святоотеческого Православия. Почти сразу после этого я фактически вышла из РПЦЗ, перестав в ней причащаться. Для меня представлялось невозможным состоять в евхаристическом общении с архиереями, допустившими такое поругание святого, столь явным образом прославленного Богом и явленного как раз тогда, когда РПЦЗ покатилась по наклонной плоскости в экуменическое болото. "Яко аспиды глухи и затыкающии уши свои", зарубежные архиереи не желали внимать знамениям Божиим, — за что и поплатились уже через два года конечным отпадением от Православия, ведь не зря говорит пословица: "Кого Бог хочет наказать, лишает разума".

Вскоре после обретения и вторичного захоронения мощей св. Филарета наш приход покинул РПЦЗ и присоединился к РПАЦ.

К годовщине обретения мощей святителя Филарета "Вертоградъ-Информ" посвятил Владыке "Тему номера". К тому времени у нас накопилось уже много материалов о жизни святителя, его проповеди и письма, фотографии; была составлена и служба ему. Вообще, почитание святителя в истинно-православном мiре стало заметно расти. Истинно-Православная Церковь Сербии издала о нем книжку. Истинно-Православный Синод в Бостоне 28 июля 2000 года постановил прославить святителя во святых, само прославление состоялось 19–20 мая 2001 года. В Российской Православной (Автономной) Церкви этот вопрос был поднят в ноябре 2000 года на VIII Съезде духовенства, монашествующих и мирян Суздальской епархии РПАЦ. Синод РПАЦ на заседании 15 марта 2001 г. принял решение о канонизации святителя, и прославление откладывать не стали: торжества в Суздале состоялись даже раньше, чем в Бостоне, — 30 апреля – 1 мая 2001 года.

Так Российская Православная Церковь засвидетельствовала свою преемственность курсу РПЦЗ времен митрополита Филарета — великого Исповедника Православия ХХ столетия, "Ангела Филадельфийской Церкви", "соблюдшего слово" Господне и "не отвергшагося имене Его" перед лицом "сонмища сатанина" (Апок. 3:8–9) отступников от святоотеческой веры. И почти сразу после этого началось для нашей Церкви время скорби и гонений — время, когда Господь дает нам возможность, безусловно, по молитвам новопрославленного святителя Филарета, явить "верность до смерти", чтобы получить "венец жизни"; время, когда Церковь покидают люди случайные, с нетвердыми мыслями и нечистыми намерениями — и остаются те, кому действительно нужно именно православие и Церковь; время, когда мы, по слову св. Варсонуфия Великого, можем "шествовать по стопам Отцов наших, то есть последовать их учению, жизни, долготерпению, любви, терпению, гонениям и страданиям, которые они претерпели от врага и чувственно, и мысленно". Поэтому, конечно, не надо смущаться от нашедших испытаний, но напротив — радоваться, что Господь сподобил нас пострадать за истину, как страдали за нее святые отцы. Ибо, как продолжает св. Варсонуфий, "ежели мы не будем страдать с ними по мере немощи нашей, то как можем некогда и прославиться вместе с ними? … Ежели Господь исполнил наши прошения, даровав нам в наставники Отцов наших, то будем остерегаться, как бы леность наша, или слабость, или нерадение, или неверие не разлучили нас с ними. …Подумаем о том, что Бог даровал нам не то только, чтобы быть под ногами Святых, но и то, чтобы быть чадами их и наследниками".

Торжество Православие должно продолжаться и в нас, и к нам обращены слова Господа, которые так любил повторять и которые делом исполнил в своей жизни святитель Филарет: "Се, гряду скоро, держи, еже имаши, да никтоже приимет венца твоего" (Апок. 3:11).