САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow Деяния Архиерейского Собора  arrow Деяния Архиерейского Собора  arrow Всезарубежное пастырское совещание г. Наяк, 8-12 декабря 2003. Диакон Николай САВЧЕНКО

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

Всезарубежное пастырское совещание г. Наяк, 8-12 декабря 2003. Диакон Николай САВЧЕНКО PDF Напечатать Е-мейл

    

    Диакон Николай САВЧЕНКО (Санкт-Петербург)

           
       
       

    Церковь в России и ВСЦ

    Вступительное слово за круглым столом на тему экуменизма.

    Всезарубежное пастырское совещание

    г. Наяк, 8-12 декабря 2003


      Экуменизм опасен не только тем, что он стремится исказить православие, но и тем, что он также разделяет православных. С одной стороны экуменизм продолжает отравлять жизнь Православной Церкви, а с другой стороны противники экуменизма оказываются раздробленными на много групп или т.н. «юрисдикций», и с каждым годом их становится все больше. Возникают разделения среди православных. Это тоже плод экуменизма. Это тоже апостасия. И такая картина всеобщей раздробленности не менее опасна, чем картина членства Православной Церкви в ВСЦ. И одно и другое посягает на православное учение о единстве Церкви.

    Наверное, все без исключения желают, чтобы две части Русской Церкви: Русская Православная Церковь Московского Патриархата и Русская Православная Церковь заграницей обрели бы общение в Истине. На это есть надежда, ведь за последние годы Русская Православная Церковь Московского Патриархата сделала заметный шаг прочь от экуменизма. Однако полного освобождения от экуменизма пока еще нет и еще остались некоторые препятствия нашему общению. По справедливости сейчас нельзя сказать, что Русская Православная Церковь Московского Патриархата в целом проповедует экуменизм. Экуменизм проповедуют отдельные ее представители, а подавляющее большинство народа и духовенства решительно отвергает это лжеучение. Сейчас даже трудно себе представить, чтобы в России в продаже в церкви появились бы книги, защищающие экуменизм. Решительно против экуменизма настроено все монашество. Требования выйти из ВСЦ сейчас ослабли лишь потому, что руководство МП убедило монашествующих и народ, что нынешние отношения с ВСЦ претерпели существенные изменения и сейчас нет уже совместных экуменических молитв и церемоний, а представители

    Русская Православная Церковь Московского Патриархата – это лишь наблюдатели в ВСЦ. Руководство МП также заверило народ и духовенство, что баламандский и шамбезийский документы не одобрены церковным руководством и поэтому нет оснований для тревоги, хотя, заметим, эти документы не были и отвергнуты или хотя бы оценены должным образом. Почти прекратились экуменические молитвы, которые раньше регулярно проводились в крупнейших соборах. При этом, однако, заметим, они по-прежнему разрешены с благословения правящего архиерея. Заметны изменения и на страницах Журнала Московской Патриархии (ЖМП). Раньше в каждом номере ЖМП можно было найти один-два десятка упоминаний об экуменических и даже межрелигиозных молитвах. Сейчас же в ЖМП трудно найти хотя бы и единственное подобное упоминание. В официальном журнале Московской Патриархии теперь нет вообще освещения экуменических мероприятий. Раньше бывали случаи, когда на межрелигиозных конгрессах в Москве (1987-1988гг.) все члены Синода МП во главе с патриархом молились в совместной молчаливой молитве с индуистами и буддистами. Сейчас этого нет, хотя нет и правильной оценки такого явления. В России уже существует множество таких мирян и священнослужителей, которые убежденно считают, исходя из своего опыта, что экуменизма уже нет вообще, что он окончательно умер. Такие верующие как правило искренне недоумевают почему РПЦЗ до сих пор не сняла упреков в адрес МП за экуменизм. В их глазах мы невольно и по недоразумению оказываемся несправедливыми. Это тоже надо учитывать. В России очень распространено такое мнение, что наша Церковь якобы призывает вообще не иметь никаких контактов с инославными. Считается, что мы якобы называем экуменизмом любую беседу или любой диалог с инославными и требуем полной так называемой «изоляции». Уже несколько раз за последние два года патриарх Алексий говорил в средствах массовой информации, что Русская Православная Церковь не может быть в изоляции и поэтому будет продолжать участвовать в ВСЦ. Такие воззрения сейчас тоже очень распространены в России. Сейчас, когда начались собеседования с Русской Православной Церковью Московского Патриархата, надо спокойного обсудить все вопросы экуменического движения и членства в ВСЦ. Надо мирно и аргументированно показать, что сейчас мешает нашему общению в вопросе экуменизма и, в первую очередь, в вопросе членства в ВСЦ.

    В межконфессиональном мероприятии бывает две степени участия. Один случай -- это участие с полномочиями простого наблюдателя, то есть не входящего в состав, а лишь стороннего наблюдателя. Другой случай, когда речь идет о полноправном членстве в экуменической организации. К сожалению, на сегодняшний день Русская Православная Церковь Московского Патриархата принимает участие в деятельности ВСЦ как полноправный член Совета. Именно на этой проблеме мне представляется важным заострить внимание. Ведь больше всего именно членство Русской Православной Церкви Московского Патриархата в ВСЦ противоречит канонам Православной Церкви, вольно или невольно посягает на само вероучение и поэтому продолжает оставаться препятствием к нашему общению. Можно перечислить ряд причин почему членство в ВСЦ становится таким препятствием.

    1. Первая важная причина состоит в том, что Русская Православная Церковь Московского Патриархата на сегодняшний день остается в составе высшего руководства ВСЦ и принимает участие в руководстве, планировании и финансировании всей работы ВСЦ.

    Официальные представители РПЦ МП входят в Центральный Комитет ВСЦ. Центральный Комитет является органом управления Совета. Он определяет политику ВСЦ, делает официальные заявления вероучительного смысла и дает нравственные оценки различным явлениям современной жизни в тех пределах, которые ему даны церквами-членами. Состав последнего ЦК ВСЦ был избран на ассамблее ВСЦ в Хараре в 1998 г. Как свидетельствует официальный список членов ЦК ВСЦ, от МП в Центральном Комитете состоят 5 человек во главе с еп. Илларионом (Алфеевым). Всего в составе ЦК около 150 человек, в том числе 9 женщин-священниц, что можно увидеть из официального списка членов ЦК. Последнее заседание ЦК ВСЦ с участием представителей РПЦ МП прошло в конце августа 2003 г.

    Кроме участия в ЦК представители МП состоят и в Исполнительном Комитете ВСЦ, в задачи которого входит непосредственное руководство всем аппаратом Совета и организация всех мероприятий. В официальном списке членов Исполкома ВСЦ 24 человека и в том числе представитель МП епископ Илларион (Алфеев). Кроме него, в составе Исполкома ВСЦ есть представители от Константинопольской Патриархии, Румынской Патриархии и от Американской Автокефалии. Последнее заседание Исполкома с участием представителей МП прошло в конце августа 2003 г. На этом последнем заседании был сформирован новый «Комитет по молитве», который должен заниматься подготовкой текста и обряда экуменических молитв. Всего в этом комитете 10 человек, в том числе и представитель МП о.Андрей Елисеев. При этом заместителем председателя «Комитета по молитве» является протестантская женщина-священница.

    Из участия РПЦ МП в высшем руководстве ВСЦ, в руководстве, планировании и финансировании работы Совета, можно сделать вывод, что РПЦ МП неизбежно оказывается ответственной за все решения ВСЦ, противоречащие догматическому и нравственному учению Православной Церкви.

    2. Вторая причина несовместимости членства в ВСЦ с правилами Церкви состоит в том, что Устав Совета предполагает членство в нем не отдельных лиц-представителей, а именно всей Поместной Церкви во всей полноте. Каждая Поместная Церковь в ВСЦ считается вся в полноте членом или частью инославного сообщества.

    В соответствии с Базисом ВСЦ он есть «содружество Церквей». В этом определении есть существенное отличие от первоначальной формулировки, предложенной комиссией «Вера и устройство» в 1937 г., когда будущий ВСЦ предполагался как «общество представителей Церквей». Разница существенная. Общество самих церквей -- это не то же самое, что общество представителей церквей, как об этом говорилось раньше. В нынешнем случае получается, что Православная Церковь считается частью некоего более широкого сообщества под названием ВСЦ. Совет не является и простой ассоциацией церквей. В уставных документах утверждается, что он есть «тело», имеющее свой »экклезиологический смысл», как об этом прямо говорится в заголовке торонтской декларации.

    Понимание членства в ВСЦ, как членства всей Православной Церкви, имеется и в документах со стороны Поместных Церквей. Как пример можно привести следующую цитату из документа «Православная Церковь и Всемирный Совет Церквей». Этот документ был принят на заседании межправославной консультации в 1991 г. в Шамбези. В нем в пункте 4 говорится: «Православные Церкви участвуют в жизни и деятельности ВСЦ только при условии понимания ВСЦ как «Совета Церквей», а не как совета отдельных лиц, групп, движений или религиозных организаций, вовлеченных в цели и задачи ВСЦ» (ЖМП 1992 г. №1, стр. 62).

    Членство в ВСЦ – это не просто наблюдение за деятельностью Совета. Членство – это именно становление частью экуменического сообщества. РПЦ МП не должна быть членом ВСЦ, раз это означает становление частью экуменического сообщества.

    3. Третья причина почему членство в ВСЦ противоречит Православию состоит в том, что членство неизбежно означает согласие с конституционными принципами ВСЦ и его правилами. Например, в Конституции ВСЦ (глава 3) говорится, что Совет создан церквами-членами для служения экуменическому движению. Означает ли это, что церкви-члены должны или обязаны во всей своей полноте служить экуменическому движению? По всей видимости да. Далее Конституция ВСЦ (Глава 3) следующими словами описывает обязательства входящих в Совет церквей. «В поиске общения в вере и жизни, проповеди и служении, церкви через Совет будут облегчать совместное служение на каждом месте и повсюду и »взращивать экуменическое сознание».

    Еще одним важным конституционным документом является декларация «К общему пониманию и видению ВСЦ». Этот документ был принят Центральным комитетом ВСЦ в 1997 г. с участием представителей Поместных Церквей. В нем также содержатся взгляды, несовместимые с православным учением о Церкви. В первую очередь это касается того, как следует понимать краеугольный термин Базиса ВСЦ, что Совет есть «содружество Церквей». Из этого следует, что церкви-члены ВСЦ считаются вступающими в ограниченное церковное общение с другими членами ВСЦ при всех их язвах и ересях. Документ «К общему пониманию и видению ВСЦ» в пункте 3.5.3 даже прямо распространяет это церковное общение на всю Православную Церковь со всем народом.

    Важнейшим документом ВСЦ, имеющим конституционное значение, продолжает оставаться торонтский документ ?Церковь, церкви и ВСЦ?. На основании этого документа Поместные Церкви в 1960-х годах вступили в ВСЦ. В нем тоже отчетливо видны принципы, которые в корне противоречат Православию. Так, пункт 4.8 торонтской декларации гласит: «Церкви члены вступают в духовные взаимоотношения через которые они стремятся научиться друг от друга и помочь друг другу, чтобы Тело Христово могло быть построено и жизнь Церквей была бы обновлена». Очевидно, что принцип «построения Тела Христова» противоречит православному учению о Церкви, однако именно он, как здесь видно, прописан в основополагающем документе ВСЦ и никак не изменен.

    Из вышесказанного можно сделать вывод, что членство в ВСЦ предполагает согласие с его конституционными принципами, противоречащими Православию. РПЦ МП не должна быть членом организации, конституционные принципы которой противоречат Православию.

    Всеправославное Совещание 1998 г. в Салониках постановило, что необходимо провести реформу ВСЦ. В декабре 1998 г. была образована «Специальная Комиссия» по православному членству в ВСЦ. Данная комиссия состояла наполовину из представителей Поместных Церквей и наполовину из инославных. Задачей Комиссии было выяснить проблемы участия православных и наметить пути их решения. Предполагалось даже, что возможно, деятельность Комиссии завершится такими изменениями, что отныне это не будет противоречить правилам Православной Церкви.

    В «Заключительном Отчете» есть мысли, проповедующие теорию ветвей. «Комиссия видит Совет, который поддерживал бы церкви вместе в экуменическом пространстве, где церкви через диалог продолжали бы ломать барьеры, мешающие им узнать друг друга как церкви, исповедующие одну веру, совершающие одно крещение и служащие одну евхаристию». (раздел А, пункт 11) Цитата про уничтожение барьеров мешающих узнать о единстве – это явная теория ветвей в документе, подписанном представителями Поместных Церквей.

    Кроме этого Отчет призывает в пункте 30 раздела А всем оставаться членами ВСЦ, чтобы дословно «обновить приверженность оставаться вместе», а в пункте 39 прямо утверждает, что церкви-члены ВСЦ «достигли прогресса по направлению к единству».

    Не дают итоговые документы также надежд на реформирование ВСЦ. В свое время ОВЦС МП сделал предложение структурно подразделить ВСЦ на несколько частей, выделив часть, в которой остались бы так называемые традиционные церкви. Однако, ВСЦ решительно отверг возможность собственного расчленения. Генсек ВСЦ Конрад Райзер в своем отчете на предпоследнем заседании ЦК говорил о необходимости реформирования ВСЦ, но это реформирование по его мнению вызвано проблемами глобализации, общественными и экономическими, а о пожеланиях православных он кратко упомянул где-то в седьмом пункте.

    Не дают итоговые документы никаких надежд и на прекращение экуменических молитв. Отчет нигде не заявляет, что православные не могут участвовать в совместных молитвах с инославными. Говорится, лишь, что нужно различать молитву «конфессиональную» от «межконфессиональной». Документ даже не возражает принципиально против совместных молитв с женщинами-священницами или приверженцами противоестественных грехов. По вопросу женского священства эти два итоговых документа говорят примерно то же самое, что и дамасский документ от июня 1998 г, когда было заявлено, что вопросы согласия или несогласия с женским священством, абортами и противоестественными грехами не должны разделять членов ВСЦ.

    Нет смысла много говорить о современном экуменическом движении. Дух его нам всем известен. Но надо говорить и даже взывать о необходимости выйти из него, перестать быть его членом или частью. Сейчас перед участниками экуменического движения ясно стоит выбор. С кем они? С нами, православными, или с экуменическим движением? С подавляющим большинством народа и духовенства в России и заграницей или с чуждыми нам всем протестантами? Может ли быть подлинный мир в Русской Церкви, если этот выбор еще не сделан? Может ли быть без этого подлинное единство в Истине? Но если, помоги Господь, этот выбор будет правильно сделан, то тогда настанет настоящий мир в Церкви, о желанности которого мы все молимся перед Св. Дарами на каждой литургии.

    Диакон НИКОЛАЙ САВЧЕНКО
    г. Наяк, США