САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow Деяния Архиерейского Собора  arrow Деяния Архиерейского Собора  arrow 17 декабря 2003. УКАЗ АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РПЦЗ. + Обращение к пастве Крымской епархии

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

17 декабря 2003. УКАЗ АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РПЦЗ. + Обращение к пастве Крымской епархии PDF Напечатать Е-мейл

 

УКАЗ АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РПЦЗ

 

 

Указом Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей от 4/17 декабря 2003 г. постановлено: "удовлетворить просьбу Преосвященного епископа Агафангела о слиянии Одесской и Крымской епархий Русской Истинно-Православной Церкви в одну епархию с названием: Одесская епархия Русской Православной Церкви Заграницей. Преосвященному епископу Агафангелу иметь титул Таврический и Одесский".

 

Обращение к пастве Крымской епархии

 

Ввиду широко обнародованных в средствах массовой информации поступков и заявлений членов делегации Русской Православной Церкви Заграницей в ходе встреч с патриархом и членами Синода МП, я вынужден высказать следующее.

 

Сама мысль послать делегацию на встречу с патриархом МП Алексием принадлежит исключительно нашему Синоду и, в силу этого, является промежуточным событием, которое нуждается в оценке Архиерейского Собора. Я, к примеру, никак не участвовал в принятии этого решения. Поэтому считаю сейчас вправе высказать свои мысли в связи с происшедшим.

 

У меня нет возражений по поводу встречи нашего Первоиерарха с президентом РФ В. Путиным, поскольку наша Церковь имеет свои интересы в России и решать эти интересы невозможно в обход существующей власти. Но не более того. То, что президент на встрече выступил как посредник в процессе присоединения нашей Церкви к МП, я считаю одним из проявлений "сергианства", против которого всегда возражала наша Церковь. С МП мы должны говорить только "лицом к лицу".

 

После встречи представителей РПЦЗ с президентом РФ В. Путиным, с нашей стороны было отмечено, что последний сумел глубоко вникнуть в церковные проблемы и внимательно выслушал позицию нашей Церкви по главным вопросам. И это было ему поставлено в большую заслугу. Но наличие такого подхода не есть исключительное и выдающееся качество президента РФ, -- это обычный профессиональный подход во многих отраслях общественно-политической деятельности. Любой профессиональный юрист, банкир, коммерсант или политик должен, прежде чем принимать решение, внимательно и скрупулезно изучить позицию и реальные возможности по интересующим его вопросам всех заинтересованных сторон. Иначе верное решение принять просто невозможно.

 

Такой сугубо профессиональный подход, я уверен, уместен и в Церкви. Мы должны четко и ясно знать позицию МП по принципиальным для нас вопросам и постоянно эту позицию иметь в виду. Мнение патриарха Алексия нам известно -- оно им высказывалось неоднократно на протяжении многих лет. Он убежденный сторонник курса митрополита Сергия (Страгородского) -- совсем недавно печально знаменитую декларацию патриарх Алексий назвал "мужественным шагом". Он также убежденный сторонник экуменического диалога -- "не может же наша Церковь (МП) замкнуться". Не говоря уже о том, что еретиков-папистов он считает церковью-сестрой равной другим Поместным Православным Церквам-сестрам (отсюда и его постоянные обвинения католиков в прозелитизме). Однако пусть это будет частным мнением патриарха Алексия, хотя среди епископата МП он далеко не одинок в своих взглядах. В то же время, даже если патриарх Алексий изменит свое мнение по принципиальным для нас вопросам, то это, само по себе, будет продолжать оставаться его частным мнением. Таким образом, я думаю, здесь мы не должны чрезмерно надеяться и ставить целью непременно добиться изменение мнения патриарха Алексия по волнующим нас проблемам.

 

Основной аргумент патриарха Алексия в пользу объединения РПЦЗ с "Матерью-Церковью" заключается в том, что до перестройки МП была в "пленении", а сейчас она свободна. Но этот аргумент не выдерживает никакой критики. РПЦЗ прервала общение с МП не потому что та была в пленении, наоборот, это бы стало поводом для особо усиленных молитвах о ней, как это было в случае с плененной физически (или, вернее, "социально") катакомбной, "непоминающей", Церковью. В случае же с МП речь идет о добровольном духовном рабстве ("не за страх, а за совесть"), от последствий которого патриарх МП не хочет отказываться и предлагает начинать диалог с "чистого листа". Однако "чистый лист" предполагает покаяние, а его нет -- есть только попытка "выйти из положения" в новых обстоятельствах. Или "чистый лист" предполагает взаимную полную потерю исторической памяти? Будто бы 70-летний период атеистической диктатуры быль лишь страшным сном, о котором следует как можно скорее забыть, и не более того. Если МП сейчас свободна -- то почему не дает свободную оценку периода богоборческой диктатуры в нашей стране и своего места в ней? До тех пор, пока у нас не будет единомыслия в оценке новейшего периода в истории Русской Церкви, вряд ли можно серьезно говорить о каком-то реальном сближении.

 

Известно, что последний Архиерейский собор МП проголосовал за экуменизм (несколько архиереев воздержалось и лишь один, Владивостокский, проголосовал против). Курс митрополита Сергия собором осужден не был (принятая "Социальная доктрина" даже не прочитана от начала до конца и половиной архиереев -- по крайней мере, до начала голосования по ней на Соборе, и по сей день пребывает мертворожденным чадом митрополита Кирилла /Гундяева/, призванным заменить живой святоотеческий подход к жизни мира схоластическим латинством). Таким образом, как я полагаю, -- на сегодняшний день нет оснований говорить о том, что курс МП в лице патриарха и собора архиереев претерпел принципиальные изменения. Есть основание говорить только о том, что этот курс в очередной раз подвергся корректировке для адаптации под текущую ситуацию в политической жизни РФ.

 

Многократно повторяющиеся заявления патриарха МП Алексия о том, что возглавляемая им МП есть "Церковь-Мать" никак не соответствует действительности. После обусловленных внешними обстоятельствами расколами в 1927 году Поместной Православной Российской Церкви на "зарубежную", "непоминающую" и "сергианскую" части, не одна из частей не может именовать себя Матерью-Церковью -- это традиционно сложившийся подход к данному вопросу. Наша "зарубежная" и "непоминающая" части всегда этому следовали. Московская Патриархия в лице своеговозглавителя патриарха Алексия (особенно ярко в последних его заявлениях) настойчиво провозглашает себя "Церковью-Матерью". Это точно такая же узурпация, как и узурпациямитрополитом Сергием (Страгородским) власти в церковном управлении РПЦ в 1927 году. Для нас подлинной Матерью-Церковью является неразделенная до 1927 года Поместная Российская Православная Церковь, из лона которой мы никогда не уходили. Притязания же МП на это званиеявляется очевидно несостоятельным. Поэтому, к прочим нашим требованиям в контексте отречения от "сергианства", мы теперь вынуждены требовать от Московской Патриархии гласного отречения от претензий на узурпацию статуса "Матери-Церкви". Ныне нам необходимо прийти к единомыслию еще и в этом вопросе.

 

Наша Церковь на пути сближения с МП уже принесла большие жертвы со своей стороны -- это отказ от крайних взглядов по отношению к МП и связанный с этим очень чувствительный для нас раскол. Мы собираем специально по этим вопросам Всезарубежное пастырское совещание и Архиерейский Собор. В связи с тем, что известная нам на сегодняшний день позиция, как патриарха Алексия, так и Архиерейского Собора МП по принципиальным вопросам -- экуменизма и сергианства нас удовлетворить не может, мы должны призвать МП к созыву Поместного Собора, который бы высказался по этим вопросам. До такого Поместного Собора (и, естественно, четкого отмежевания на нем от сергианства и экуменизма), я не вижу причин для изменения нашего прежнего отношения к МП.

 

Здесь я не касаюсь другого болезненного места в МП -- вопиющих преступлениях против нравственности среди большого числа епископата и духовенства и полной безнаказанности в МП преступающих канонические нормы Православия, поскольку считаю эти вопросы последующими и зависимыми от уже поставленных. Но все же вопрос Духовного суда в МП нельзя назвать вопросом последним. Также вызывают тревогу новые движения в МП, например, канонизация политических деятелей. На сегодняшний день, помимо уже прославленных, есть новые кандидаты вплоть до Сталина и митр. Сергия (Страгородского). На этот факт можно было бы не обращать особого внимания, если бы за этим не стояла не осужденная по сей день в МП коммунистическая идеология, которая удивительным образом там прижилась и получает чем дальше, тем больше свое развитие в тех или иных формах (вплоть до  замены церковного Собора подобием формального партсобрания).

 

Таким образом, подытоживая сказанное, я считаю, что наши усилия в диалоге с МП должны быть направлены на убеждение руководства патриархии о необходимости созыва Поместного собора МП и оценки и определения на этом соборе путей Московского Патриархата в прошлом, настоящем и будущем. И в зависимости от того, каковы будут итоги этого Поместного Собора, и мы, и что важнее-- сама МП, ясно увидим реальное состояние дел, с которого можно было бы начинать диалог. В противном случае, всякий раз приступая к диалогу с Патриархией, мы рискуем быть вовлеченными в бесплодную дискуссию не с ней, а с частным мнением того или иного ее представителя.

 

+ Епископ Агафангел