arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

ЛЕТОПИСЬ ЦЕРКОВНЫХ СОБЫТИЙ. с 1917 года по 1927г. PDF Напечатать Е-мейл
Монах ВЕНИАМИН (Гомартели)
Проживает в США. В 2000-х гг. являлся насельником Свято-Троицкого монастыря в г. Джорданвиль (шт. Нью-Йорк, США). Историк Православной Церкви. В сентябре 2008 г., по решению Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), был включен в состав комиссии по канонизации святых при Священном Синоде Московского Патриархата. В данный момент живет на Аляске.

ЛЕТОПИСЬ ЦЕРКОВНЫХ СОБЫТИЙ


Православной Церкви,

начиная с 1917 года

1917: В начале года храм св. Микулаша в Праге был отнят у православной Церкви австро-венгерским правительством. Русский священник Николай Рыжков, служивший настоятелем храма, был приговорен к смертной казни по обвинению в государственной измене. Но этот приговор не был приведен в исполнение благодаря тому, что Российское правительство согласилось обменять о.Николая на униатского митрополита Андрея (Шептицкого), попавшего в плен после взятия русской армией Львова. Получив свободу, отец Николай Рыжков выехал в Петроград, где и скончался в 1920 году.

1917: В феврале епископ Никодим Чигиринский вместе со своими единомышленниками потребовал от Государя роспуска Государственной Думы, за что попал в немилость и был сослан в Саратов, но по настоятельному ходатайству светских и церковных деятелей Киева через три месяца был возвращен на прежнее место.

1917: 2 марта (ст. ст.), Псков. После безсонной ночи проведенной в молитве, Государь Император Николай Александрович Романов отрекся от престола Российской Империи в пользу брата Великого князя Михаила Александровича. Из дневника Государя 2 марта 1917 года: «…Рузский… прочел свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, т.к. с ним борется соц.-дем. партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в Ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2 1/2 ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился… Кругом измена и трусость, и обман!»

В тот-же день в селе Коломенском, под Москвой, Пресвятая Богородица явилась крестьянке Евдокии Адриановой и сказала ей: "... пойди в село Коломенское; там есть большая, черная икона, возьми ее и сделай опять красивой, и пусть люди молятся перед ней". После усердных поисков икона была найдена на чердаке коломенского храма. Таким образом была обретена Державная икона Божией Матери, на которой Богородица изображена сидящей на царском троне с короной, скиптром и державой. Многими верующими это чудесное явление Державной иконы было воспринято как знак того, что с отречением Государя скипетр правления державой Российской перешел к самой Пречистой.

1917: 3 марта (ст. ст.) Великий князь Михаил Александрович Романов отрекся от Российского престола впредь до избрания представителей в Учредительное собрание и всенародного решения о новых законах Государства Российского. Власть переходит к учрежденному Думой Временному правительству. Публикация программы Временного правительства: «полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, в том числе – террористическим покушениям, военным восстаниям, аграрным преступника…», созыв Учредительного собрания, гарантии политических свобод, продолжение Великой войны до победного конца.

1917: 4 марта архиеп. Андроник Пермский обратился с архипастырским призывом "Ко всем русским православным христианам", в котором, изложив суть Высочайших "Актов" от 2 и 3 марта, охарактеризовал сложившуюся ситуацию в России как "междуцарствие". Призвав всех оказывать всякое послушание Временному правительству, он сказал: "Будем умолять Его Всещедрого, да устроит Сам Он власть и мир на земле нашей, да не оставит Он нас надолго без Царя, как детей без матери. Да поможет Он нам, как триста лет назад нашим предкам, всем единодушно и воодушевлённо получить родного Царя от Него Всеблагого Промыслителя".

Контрреволюционная деятельность пермского архипастыря привлекла к себе внимание обер-прокурора Св. синода, который потребовал от епископа Андроника разъяснений и отчёта о его деятельности, направленной на защиту старого режима и <на восстановление духовенства против нового строя>. Переписка между ними завершилась 16 апреля подробным письмом епископа Андроника, в котором говорилось:

"Узаконяющий Временное правительство акт об отказе Михаила Александровича объявлял, что после Учредительного Собрания у нас может быть и царское правление, как и всякое другое, смотря по тому, как выскажется об этом Учредительное Собрание. Подчинился я Временному правительству, подчинюсь и республике, если она будет объявлена Учредительным Собранием. До того же времени ни один гражданин не лишён свободы высказываться о всяком образе правления для России; в противном случае излишне будет и Учредительное Собрание, если кто-то уже бесповоротно вырешил вопрос об образе правления в России. Как уже неоднократно и заявлял, Временному правительству я подчинился, подчиняюсь и всех призываю подчиняться. Недоумеваю - на каком основании Вы находите нужным обвинять меня "в возбуждении народа не только против Временного правительства, но и против духовной власти вообще" (Михаил Бабкин, К 86-ой годовщине "бескровной" февральской революции. Святейший Синод Православной Российской Церкви и революционные события февраля-марта 1917 г., "Клио". 2002 г. N 2. С. 110-120.)

1917: 5 марта (ст. ст.) в неделю Крестопоклонную, когда должно было совершиться первое воскресное богослужение без упоминания Царя и Царствующего Дома, архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий) служил в Успенском кафедральном соборе. Многие пришли, чтобы услышать, что скажет теперь после революции владыка Антоний. В конце литургии он сказал: "Когда мы получили известие об отречении от Престола Благочестивейшаго Императора Николая Александровича, мы приготовились, согласно Его распоряжения, поминать Благочестивейшего Императора Михаила Александровича. Но ныне и он отрекся и велел повиноваться временному правительству, а посему, и только посему, мы поминаем временное правительство. Иначе бы никакие силы нас не заставили прекратить поминовение Царя и Царствующего Дома...

Меня спрашивают, почему я не отозвался к ожидающей моего слова пастве о том, кому же теперь повиноваться в гражданской жизни и почему перестали поминать на молитве царскую фамилию.

...Мы должны это делать (повиноваться Временному правительству), во-первых, во исполнение присяги, данной нами Государю Николаю II, передавшему власть великому князю Михаилу Александровичу, который эту власть впредь до Учредительного собрания сдал Временному правительству. Во-вторых, мы должны это делать, дабы избежать полного безвластия, грабежей, резни и кощунства над святынями. Только в одном случае не должно ни теперь, ни в прошлом никого слушать - ни царей, ни правителей, ни толпы: если потребуют отречься от веры, или осквернять святыни, или вообще творить явно беззаконные и греховные дела.

Теперь второй вопрос: почему не молимся за царей? Потому, что царя у нас теперь нет и нет потому, что оба царя от управления Россией отказались сами, а насильно их невозможно именовать тем наименованием, которое они с себя сложили. Если бы царь наш не отказался от власти и хотя бы томился в темнице, то я бы увещавал стоять за него и умирать за него, но теперь ради послушания ему и его брату, мы уже не можем возносить имя его, как Всероссийского Государя. От вас зависит, если желаете, устроить снова царскую власть в России, но законным порядком, чрез разумные выборы представителей своих в Учредительное собрание. А какой это будет законный порядок выборов, о том решат, уже не мы духовные, а Временное Правительство.»

(Пастырь и паства. Харьков, 1917. № 10. Часть неофиц. С. 280-281).". (Письма митр. Антония, стр. 57).

1917: 7 марта в заявлении членов Св. Синода говорилось: "7 марта г. обер-прокурор нам объяснил, что Временное Правительство считает себя облечённым всеми прерогативами царской власти в церковных делах. Он же, обер-прокурор, не то что остаётся фактическим хозяином и начальником, как при прежнем режиме, но оказывается на неопределённое время до созыва Собора и безапелляционным вершителем церковных дел. В виду столь коренной перемены в отношениях государственной власти к Церкви, нижеподписавшиеся не считают для себя возможным оставаться присутствующими в Св. Синоде, сохраняя, конечно, к нему сыновнее послушание и должное повиновение Временному Правительству". Впрочем, через несколько часов авторы заявления изменили своё решение относительно присутствия в Синоде. В последующие дни они продолжали обсуждать сложившееся положение и указали правительству на "неканоничный и незакономерный" образ действий нового обер-прокурора. На этом конфликт между Св. Синодом и Временным правительством был исчерпан. И хотя 10 марта на заседании правительства В.Н. Львовым было высказано предложение о желательности обновления состава членов Синода, но изменения было решено осуществлять постепенно. В тот же день (7 марта) была установлена присяга Временному Правительству. В ней, в частности, говорилось: "Обещаюсь перед Богом и своею совестью быть верным и неизменно преданным Российскому Государству. Обязуюсь повиноваться Временному Правительству, ныне возглавляющему Российское Государство, впредь до установления образа правления волею Народа при посредстве Учредительного Собрания. В заключении данной мною клятвы осеняю себя крестным знамением и нижеподписуюсь". 9 марта определением Св. Синода эта присяга была по духовному ведомству объявлена "для исполнения", о чём по всем епархиям были разосланы соответствующие указы. Также, было признано необходимым участие духовенства в церемониях принятия новой присяги. (Михаил Бабкин, ibid).

1917: 7 марта Обращение архиепископа Тверского и Кашинского Серафима (Чичагова) к благочинным г. Твери «по вопросу о перемене государственного

строя».:

«Милостию Божиею, народное восстание против старых, бедственных порядков в государстве, приведших Россию на край гибели в тяжёлые годы мировой войны, обошлось без многочисленных жертв, и Россия легко перешла к новому государственному строю, благодаря твёрдому решению Государственной думы, образовавшей Временное правительство, и Совету рабочих депутатов. Русская революция оказалась чуть ли не самой короткой и самой бескровной из всех революций, которые знает история.

Поэтому долг и обязанность каждого православного гражданина Русской земли, во-первых, - всемерно и любовно поддержать новую власть во всех её начинаниях по водворению порядка и законности в городах и во всей стране, дабы Временное правительство могло скорее приступить к созыву Учредительного собрания, которое определит решение народное о новой форме правления в России, и довести великую мировую войну до победоносного конца, а во-вторых, - всенародно вознести в храмах в ближайшее воскресенье, 12 марта, благодарение Господу Богу за предотвращение бесполезного, не допустимого в христианстве кровопролития и поддержание достойнейших русских людей, вошедших в состав нового Временного правительства во дни неожиданного переворота, с провозглашением многолетия Богоспасаемой Российской Державе и правителям государства..."

(Тверские епархиальные ведомости. Тверь, 1917. № 9-10. Часть офиц. С. 75-76.)

1917: 9 марта. Обращение Св. Синода ко всем чадам Православной Российской Церкви по поводу отречения Николая II и отказа Вел. Князя Михаила воспринять власть до решения Учредительного Собрания.

"Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на ее новом пути.

Возлюбленные чада Святой Православной Церкви!

Временное Правительство вступило в управление страной в тяжкую историческую минуту. Враг еще стоит на нашей земле, и славной нашей армии предстоят в ближайшем будущем великие усилия. В такое время все верные сыны Родины должны проникнуться общим воодушевлением.

Ради миллионов лучших жизней, сложенных на поле брани, ради бесчисленных денежных средств, затраченных Родиною на защиту от врага, ради многих жертв, принесенных для завоевания гражданской свободы, ради спасения ваших собственных семейств, ради счастья Родины оставьте в это великое историческое время всякие распри и несогласия, объединитесь в братской любви на благо России, доверьтесь Временному Правительству; все вместе и каждый в отдельности приложите усилия, чтобы трудами и подвигами, молитвою и повиновением облегчить ему великое дело водворения новых начал государственной жизни и общим разумом вывести Россию на путь истинной свободы, счастья и славы.

Святейший Синод усердно молит Всемогущего Господа, да благословит Он труды и начинания Временного Российского Правительства, да даст ему силу, крепость и мудрость, а подчиненных ему сынов Великой Российской Державы да управит на путь братской любви, славной защиты Родины от врага и безмятежного мирного ее устроения".

Подписали Члены Синода: Владимир, митр. Киевский; Макарий, митр. Московский; Сергий, арх. Финляндский; Тихон, арх. Литовский; Арсений, арх. Новгородский; Михаил, арх. Гродненский; Иоаким, арх. Нижегородский; Василий, арх. Черниговский; протопресв. Александр Дернов.

(Церк. Вед., 1917, № 9-15, стр. 57).

1917: 12 марта (ст. ст.) без согласия Св. Синода Русской Церкви, вопреки протестам экзарха Грузии архиепископа Платона группа грузинских епископов провозгласила автокефалию Грузинской Церкви. Местоблюстителем Католикоса поставлен был Леонид (Окропиридзе), епископ Гурийско-Мингрельский. Эта автокефалия не признавалась Русской Церковью до 1943 г. В официальном документе собора грузинских архиереев по этому случаю говорилось: "1917 года, марта 12, в воскресенье, мы, архипастыри Грузинской Церкви, клир церковный и представители мирян, собравшись во Мцхете в католикосском всей Грузии храме Двенадцати Апостолов, по совершении Литургии... приняв во внимание, что

1) в Грузинской Церкви, имевшей согласно с канонами Вселенских Соборов автокефальное существование, уничтожение или упразднение которого не подлежало компетенции никакой силы, за исключением Вселенского Собора, совершенно антиканонически приостановлено было автокефальное управление, и что

2) в России установилась новая форма государственного управления, в которой не гармонирует бесправное существование Грузинской Церкви, признали необходимым и единогласно и единодушно постановили: с этого момента считать восстановленным автокефальное церковное управление в Грузии и, пока произведены будут канонические выборы Католикоса Грузинской Церкви, местоблюстителем его назначить преосвященного Леонида, епископа Гурийско-Мингрельского, и при нем для управления Церковью, под его председательством, учредить Временное Управление Грузинской Церкви в составе духовных и светских лиц" (свящ. В. Егоров. К истории провозглашения грузинами автокефалии своей Церкви в 1917 году. М., 1917, с. 9).

1917: 19 марта. Из воззвания к воинам от лица архиепископа Ярославского Агафангела (Преображенского), пастырей и ревнителей православной веры г. Ярославля:

«Доблестные воины, славные граждане Великой России! Пробил час народной свободы. Зажглась заря яркого солнышка, которое несёт счастье, правду, знанье и свет нашей Отчизне. Заблистали повсюду ласковые, полные жизни и силы лучи свобод - свобода веры, свобода слова, свобода собраний, свобода союзов и братств. В этот великий час всенародного ликования и торжества, охвативших из края в край необъятную Русь, всех от мала до велика, Временное правительство Богом хранимой Державы Российской обратилось ко всем верным сынам её с горячим призывом сплотиться около него, всем объединиться, все силы отдать измученной павшим строем и внешним врагом, а отныне возрождающейся и свободной России. Это - клич лучших русских людей. Это - клич избранников народных. Это - клич преданных Отчизне её сынов...»

(Ярославские епархиальные ведомости. Ярославль, 1917. N° 11-16. Часть неофиц. С. 122-123.)

1917: 20 марта. Постановление Св. Синода об увольнении на покой: митр. Петроградского Питирима (Окнова), митр. Московского Макария (Невского), арх. Тобольского Варнавы (с назначением еп. Гермогена), арх. Сарапульского Амвросия. В дальнейшем уволено еще восемь архиереев, поставление которых было связано с влиянием Распутина. В управление Московской епархией временно вступил епископ Иоасаф (Дмитровский), (Церк. Вед., 1917, № 9-15, стр. 69-70).

1917: 26 марта архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий) на пастырском собрании в Новгороде говорил: «...2 марта подписан акт об отречении бывшего императора от престола. И мы стоим перед совершившимся фактом. Царствование дома Романовых прекратилось... Двести лет православная церковь пребывала в рабстве. Теперь даруется ей свобода. Боже, какой простор!»

(Новгородские епархиальные ведомости. Новгород, 1917. №8. Часть неофиц. С. 322.) ,

1917: В марте епископ Уфимский Андрей (кн. Ухтомский) писал: "Отречение от престола Николая II освобождает его бывших подданных от присяги ему. Но кроме того, всякий православный христианин должен помнить слова одного церковного песнопения, что «если ты клялся, но не о добре клялся, то лучше тебе нарушить клятву», чем сотворить зло (из службы на день Усекновения главы Иоанна Предтечи). Об этом я писал в «Размышле-нии на 9 февраля 1916 года», когда указывал на великий церковно-гражданский подвиг митрополита, святителя московского Филиппа, в своей совести нашедшего опору для обличения беззакония Грозного. Итак, вопрос о присяге для смущённых и немощных совестей вполне отпадает.

...Самодержавие русских царей выродилось сначала в самовластие, а потом в явное своевластие, превосходившее все вероятия... и вот рухнула власть, отвернувшаяся от Церкви. Свершился суд Божий... Освободилась от гнёта государства Христова соборная Церковь.»

(Уфимские епархиальные ведомости. Уфа, 1917. №5-6. Отдел неофиц. С. 138-139.)

1917: 7 апреля (ст. ст.) в Троице-Сергиевой Лавре по распоряжению Временного правительства был подвергнут домашнему аресту бывший Митрополит Московский Макарий (Невский). Он приготовил к печати воззвание к русским иерархам с просьбою признать его увольнение на покой недействительным и снова восстановить его на Московской кафедре. Накануне Пасхи он приехал из Троице-Сергиевой Лавры в Москву с нарочным письмом для вручения под расписку одному из секретарей Московской Консистории. В этом письме Митрополит заявляет, что ввиду прекращения возношения его имени большинством духовенства Московской епархии, он объявляет все это духовенство запрещенным в священнослужении с 10 апреля. Запрещение было отложено до 10 апреля лишь ввиду праздника (Светлая седмица). ("Русское слово" 8/21 апр. 1917 г.). О выступлении бывшего Митрополита Макария секретари Консистории донесли обер-прокурору Синода В. Н. Львову, который телеграммой выразил секретарям Консистории благодарность за их энергию и правильное понимание сознания высокой ответственности перед Родиной и Временным Правительством. В духовных кругах Москвы поднят был вопрос о желательности удаления бывшего Митрополита из пределов Московской епархии. Указывалось, что митр. Макарий может внести смуту среди духовенство и мирян. Кроме того, он не подчинился отданному относительно него распоряжению. Ему был назначен для жительства Николо-Угрешский монастырь, а он вместо этого очутился в Троице-Сергиевой Лавре". ("Царю Небесному и земному верный: митр. Макарий Московский, Апостол Алтайский (Парвицкий-"Невский")", Татьяна Гроян. сс. CXCV-CXCVI).

1917: В марте Российское правительство прекратило субсидировать Американскую епархию. Правящий архиепископ Евдоким (Мещеряков) уехал на Всероссийский Собор, оставив заместителем своего викария епископа Канадского Александра (Немоловского), не отличавшегося ни авторитетом, ни административными способностями. В Америке началась затяжная смута. Протоиерей Иоанн Кедровский с группой единомышленников священников-обновленцев попытался отстранить от управления епархией епископа Александра и взять власть в свои руки "без подчинения императорской власти или архиерейским указам".

1917: 15 апреля (ст. ст.) в зал заседаний Св. Синода вошли обер-прокурор В. Н. Львов с группой чиновников и военных. Революционный обер-прокурор, служивший прежде в кавалергардском полку, громко скомандовал: "Прошу встать! Объявляю указ Временного правительства" — и зачитал распоряжение о прекращении зимней сессии Синода и об увольнении его членов: митрополита Киевского Владимира (Богоявленского), архиепископов Литовского Тихона (Белавина), Новгородского Арсения (Стадницкого), Гродненского Михаила (Ермакова), Нижегородского Иоакима (Левицкого), Черниговского Василия (Богоявленского), протопресвитеров Александра Дернова и Георгия Шавельского,— всех, кроме архиепископа Финляндского Сергия (Страгородского), и о вызове новых членов и присутствующих на летнюю сессию. На летнюю сессию вызваны были экзарх Грузии архиепископ Платон (Рождественский), архиепископ Ярославский Агафангел (Преображенский), епископ Уфимский Андрей (Ухтомский), епископ Самарский Михаил (Богданов), протопресвитер Николай Любимов, настоятель Успенского собора Московского Кремля, профессора протоиереи Александр Смирнов и Александр Рождественский, протоиерей Феодор Филоненко. (прот. В. Цыпин...)

1917: 29 апреля (ст. ст.) Святейший Синод объявил о начале подготовки к созыву Поместного Собора и о введении выборного начала на всех уровнях церковного управления, в том числе и при замещении архиерейских кафедр. Во многих епархиях выборы проходили в нецерковной обстановке, обновленческие настроения охватили часть мирян и клириков, особенно псаломщиков, пономарей. В церковной печати раздавались призывы ввести белый епископат и даже вовсе отменить институт монашества. При таком помрачении церковного сознания многие из достойных иерархов оказались неизбранными. На покой были уволены: архиепископы Черниговский Василий (Богоявленский), Калужский Тихон (Никаноров), Харьковский Антоний (Храповицкий). Архиепископ Нижегородский Иоаким (Левицкий) был даже арестован и некоторое время содержался в заключении. Увольнение архиепископа Владимирского Алексия (Дородницына) оправдывалось его прежней близостью к Распутину, остальных обвинили в приверженности к самодержавной власти.

1917: 13 мая архиеп. Сев. Американский Евдоким (Мещерский) и его викарии еп. Александр (Немоловский) и еп. Алексадр (Дзюбай) хиротонисали сирийца архим. Афтимия (Офиеша) во епископы Бруклина, вместо скончавшегося (в 1915 г.) главы сиро-арабской миссии епископа Рафаила (ныне прославленного Антиохийской Церковью).

1917: В июне греческий король Константин под давлением, восставшего против него, премьер министра Елевферия Венизелоса (дяди митрополита Мелетия Метаксакиса, буд. патриарха Кон-ого) отрекся от престола. Королем становится сын Константина Александр. Глава Элладской Церкви митрополит Феоклит I (который год до этого отлучил пермьер-министра Венизелоса от Церкви), по проискам митрополита Мелетия и его всемогущего дяди подвергся церковному суду и был лишен кафедры. Митроп. Мелетий принимает на себя возглавление Элладской Церкви. Таким образом Греция полностью оказалась в руках двух уроженцев Крита. Сторонник Антанты Венизелос 29 июня объявляет войну Германии и ее союзникам.

1917: 14 июля новым Св. Синодом были изданы временные правила об управлении приходами на Кавказе, сохранившими верность Церкви Русской. Епископом в Тбилиси был назначен преосв. Феофилакт. Однако грузинские иерархи были против изъятия из ведения Католикосата негрузинских приходов, и епископ Феофилакт вскоре был удален из Грузии. Назначенный в качестве Экзарха Кавказского митрополит Кирилл (Смирнов) не был допущен в столицу Грузии. Произошел разрыв молитвенного общения между двумя Церквами, который продолжался 25 лет, до избрания в 1943 г. патриарха Сергия.

1917: Телеграмма Таврического епархиального съезда А.Ф. Керенскому:

«Идейный вождь трудовой России и воевода народной армии и флота Александр Фёдорович. Тебе вверена защита интересов трудящихся, тебе вверена защита родной Руси от жестокого врага демократии всего мира. Стой же твёрдо, честный борец, за тобой идёт вся трудовая Россия. Кликни клич, Минин земли Русской, - мы же клир и миряне Тавриды приветствуем в лице твоем армию и флот, несём тебе всю утварь, всё золото и драгоценности церкви и всё, что имеем, а ты, вперив очи орлиные, зорко блюди интересы государственной свободной Руси.»

(Всероссийский церковно-общественный вестник. Пг., 1917. №34. С. 4.)

1917: 25 июля (ст. ст.) обер-прокурором Синода вместо Львова был назначен А. В. Карташов, в прошлом доцент Петроградской Духовной Академии, впоследствие преподаватель св. Сергиевского богословского института в Париже, автор нескольких капитальных трудов по истории Церкви.

1917: Летом "...Грузинская Церковь направила в Святейший Русский Синод особую депутацию, чтобы она известила Святейший Синод о восстановлении автокефалии Грузинской Церкви и приветствовала бы его, Русский Синод устами архиепископа Финляндского Сергия заверил, "что русскому церковному сознанию никогда не была чужда мысль о необходимости возвратить Грузинской Церкви ее прежнее устроение.... Если эта мысль до сих пор не находила осуществлении, то этому были особые", независящие от церковных деятелей, причины, но "теперь, в дни общей освободительной весны, русское церковное сознание готово приветствовать исполнение... давнишней мечты" православных грузин и русские иерархи надеются, "что Бог все устроит во благо, что некоторые шероховатости в этом деле сгладятся" и что на предстоявшем Поместном Соборе Русской Православной Церкви должна была состояться братская встреча представителей двух Церквей для нахождения пути к взаимному пониманию". (Из послания католикоса Леонида патриарху Тихону 5 авг. 1919 г.).

1917: Поставление Св. Синодом на Московскую кафедру арх. Литовского Тихона, "избранного свободным голосованием клира и мирян Московской епархии". (Церк. Вед., 1917, № 28, стр. 11).

1917: По требованию турецкого военного правителя Палестины Джималя паши патриарх Дамиан Иерусалимский с некоторыми членами Священного Синода вынужден был покинуть Иерусалим и обосноваться в Дамаске.

1917: 5 августа (ст. ст.) Временное правительство вовсе упразднило должность обер-прокурора и учредило Министерство исповеданий, назначив министром А. В. Карташова.

1917: 15 августа (ст. ст.) – начало Всероссийского Поместного Собора, первые заседания прошли в Храме Христа Спасителя г. Москвы. Это был самой многочисленный Собор в истории Русской Церкви, и первый Собор со времен реформ Петра I. В Соборе приняли участие все члены Св. Синода, каждая епархия прислала 6 представителей - правящего епископа, двух священников и трех мирян, от русского монашества было 12 представителей, плюс настоятели 4 лавр и 4 крупнейших монастырей, от армии и флота 15 мирян и 10 священников, от единоверцев - 11 представителей, Академия наук и 11 университетов прислали по одному представителю от каждого учебного заведения, 6 представителей от Государственной Думы и Государственного совета, а также представители автокефальных церквей считались активными членами Собора. Всего в Соборе приняли участие 584 члена, 68 из которых были епископы. Архиепископ Антоний (Храповицкий), ввиду своего "ухода" на покой по требованию временного правительства, был избран членом Собора как представитель русского монашества. На следующий день после открытия Собора, путем народного голосования Харьковской епархии, он был вновь выбран в правящие архиереи.

1917: В сентябре грузинское духовенство и паства избрали Католикосом всей Грузии епископа Кириона (1917-1918), по национальности грузина, и приступили к учреждению новых митрополичьих и епископских кафедр, и возведению на них новых епископов. К этому году в Грузии было 2, 455 церквей.

1917: 25 октября/7 ноября после штурма зимнего дворца, было свержено Временное правительство, Ленин на II Съезде советов провозгласил власть советов.

1917: 28 октября (ст. ст.) Всероссийский Собор вынес историческое решение:

1. В Русской Православной Церкви высшая власть — законодательная, административная, судебная и контролирующая — принадлежит Поместному Собору, периодически в определенные сроки созываемому в составе епископов, клириков и мирян.

2. Восстанавливается патриаршество, и управление церковное возглавляется Патриархом.

3. Патриарх является первым между равными ему епископами.

4. Патриарх вместе с органами церковного управления подотчетен Собору.

1917: 30 октября (ст. ст.) начались выборы патриарха, проведен был первый тур тайного голосования. В результате архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий) получил 101 голос, архиепископ Тамбовский Кирилл (Смирнов)— 27 голосов, митрополит Московский Тихон (Белавин) — 23, митрополит Тифлисский Платон (Рождественский) — 22, архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий) — 14, митрополит Киевский Владимир, архиепископ Кишиневский Анастасий (Грибановский), протопресвитер Георгий Шавельский — по 13 голосов, архиепископ Владимирский Сергий (Страгородский) — 5, архиепископ Казанский Иаков (Пятницкий), архимандрит Иларион (Троицкий) и А. Д. Самарин, бывший обер-прокурор Синода,— по 3 голоса. Другие архиереи получили по два или одному голосу.

1917: 31 октября жертвой революционного безумия стал первомученик русского духовенства протоиерей Иоанн Кочуров. О. Иоанн служил в Екатерининском соборе Царского Села. 30 октября настоятель Екатерининского собора о. Н. Смирнов, о. Иоанн и о. Стефан Фокко организовали в Царском Селе крестный ход с чтением нарочитых молений о прекращении междоусобной братоубийственной войны. На следующий день в Царское Село вступили большевистские войска. За участие в крестном ходе отца Иоанна арестовали, отвели на окраину города, и там расстреляли. В 1981 г. он был прославлен РПЦЗ в сонме Новомучеников Российских, и в 1994 г. РПЦ МП.

1917: 5 ноября (ст. ст.) состоялось избрание патриарха путем жребия из трех кандидатов - архиеп. Антония, архиеп. Арсения и митр. Тихона.

При чтении Апостола из Успенского собора в сопровождении митрополита Платона была внесена Владимирская икона Божией Матери. По окончании литургии и молебного пения митрополит Владимир вынес ковчежец с именами кандидатов на амвон, благословил им народ и снял с него печати. Из алтаря вышел, почитаемый в народе, старец Зосимовской пустыни иеросхимонах Алексей. Митрополит Владимир благословил его. Отец Алексей, кладя земные поклоны, трижды совершил крестное знамение. Затаив дыхание, все ждали изъявления воли Божией о новом первосвятителе Русской Церкви. Помолившись, старец вынул из ковчежца жребий и передал его митрополиту Владимиру. Архипастырь вскрыл жребий и внятно прочитал: "Тихон, митрополит Московский. Аксиос!" "Аксиос! Аксиос! Аксиос!" — повторили за ним народ и духовенство.

1917: 15 ноября (ст. ст.) Собор приступил к обсуждению доклада "О правовом положении Церкви в государстве".

В окончательном виде определение Собора гласило:

1. Православная Российская Церковь, составляя часть единой Вселенской Христовой Церкви, занимает в Российском государстве первенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей как величайшей святыне огромного большинства населения и как великой исторической силе, созидавшей Российское государство...

2. Православная Церковь в России в учении веры и нравственности, богослужении, внутренней церковной дисциплине и сношениях с другими автокефальными Церквами независима от государственной власти.

3. Постановления и узаконения, издаваемые для себя православной Церковью... равно и акты церковного управления и суда, признаются государством имеющими юридическую силу и значение, поскольку ими не нарушаются государственные законы.

4. Государственные законы, касающиеся православной Церкви, издаются не иначе, как по соглашению с церковной властью...

6. Действия органов православной Церкви подлежат наблюдению государственной власти лишь со стороны соответствия их государственным законам, в судебно-административном и судебном порядке.

7. Глава Российского государства, министр исповеданий и министр народного просвещения и товарищи их должны быть православными.

8. Во всех случаях государственной жизни, в которых государство обращается к религии, преимуществом пользуется Православная Церковь.

Последний пункт определения касался имущественных отношений. Все, что принадлежало "установлениям православной Церкви, не подлежит конфискации и отобранию, а самые установления не могут быть упразднены без согласия церковной власти".

1917: 18 ноября (ст. ст.) Собор возобновил обсуждение вопроса об организации высшего церковного управления. Решено было, что управление церковными делами принадлежит "Всероссийскому Патриарху совместно со Священным Синодом и Высшим церковным советом". Священный Синод должен состоять из председателя (Патриарха) и 12 членов: Киевского митрополита (постоянно), шести архиереев, избираемых Поместным Собором на 3 года, и пяти архипастырей, вызываемых по очереди на один год по одному из каждого округа. Для вызова в Священный Синод все епархии Русской Церкви были объединены в пять округов: Северо-Западный, Юго-Западный, Центральный, Восточный и Сибирский. В состав Высшего церковного совета (ВЦС), по определению Собора, входят Патриарх (председатель) и 15 членов: 3 иерарха по избранию Священного Синода, один монах — по избранию Собора, пять клириков из белого духовенства и шесть мирян. В равном количестве с членами Синода и Высшего церковного совета избираются их заместители.

В ведение Священного Синода отнесены были дела, касающиеся вероучения, богослужения, церковного управления и дисциплины, общий надзор над духовным просвещением. Высший церковный совет должен был заниматься по преимуществу внешней стороной церковно-административных, школьно-просветительных и церковно-хозяйственных дел, ревизией и контролем. Особо важные дела: по защите прав и привилегий Церкви, по открытию новых епархий, по открытию новых духовных школ, по подготовке к предстоящему Собору, а также утверждение сметы расходов и доходов церковных учреждений — подлежали рассмотрению соединенного присутствия Священного Синода и Высшего церковного совета.

Согласно принятому определению, Патриарх пользуется правом посещения всех епархий Российской Церкви, поддерживает сношения с автокефальными православными Церквами по вопросам церковной жизни, имеет долг печалования перед государственной властью, дает архиереям братские советы, принимает жалобы на архиереев и дает им надлежащий ход, имеет высшее начальственное наблюдение за всеми центральными учреждениями при Священном Синоде и Высшем церковном совете. Имя Патриарха возносится за богослужением во всех храмах Российской Церкви. В случае кончины Патриарха его место в Священном Синоде и Высшем церковном совете заступает старейший из присутствующих в Синоде иерархов, а единственным наследником имущества является патриарший престол.

1917: 21 ноября (ст. ст.), на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы состоялась интронизация патриарха Тихона.

1917: 29 ноября (ст. ст.) на Всероссийском Соборе была оглашена выписка из определения Святейшего Синода о возведении в сан митрополита виднейших архиепископов: Харьковского Антония, Новгородского Арсения, Ярославского Агафангела, Владимирского Сергия и Казанского Иакова.

1917: 2 декабря на территории Бессарабии под влиянием левых фракций краевой совет Бессарабии провозгласил образование Молдавской Народной Республики и заявил о ее вхождении в состав будущей Российской Федерации. Ввиду начавшихся переговоров Советской России с немцами такое решение обеспокоило страны Антанты и с одобрения Франции в декабре Румыния ввела свои войска на территорию Бессарабской провинции бывшей Российской империи.

1917: 6 декабря финский парламент объявил независимость Финляндии, которая 31 дек. была признана декретом Совнаркома.

1917: 9 декабря английские войска взяли Иерусалим, на этом кончилось многолетнее владычество Оттоманской империи в Палестине, и она попала под власть Британского мандата.

1917: 9 декабря (ст. ст.) состоялось последнее заседание первой сессии Поместного Собора Российской Православной Церкви. На последних заседаниях, перед роспуском на Рождественские каникулы, Собор избирал высшие органы церковного управления: Священный Синод и Высший церковный совет. Киевский митрополит Владимир вошел в Синод как его постоянный член, членами Синода были избраны получившие наибольшее количество голосов митрополиты — Новгородский Арсений, Харьковский Антоний, Владимирский Сергий, Тифлисский Платон; архиепископы — Кишиневский Анастасий, Волынский Евлогий. Заместителями членов Синода без отдельного голосования стали те кандидаты, которые по количеству голосов следовали за избранными в Синод: епископ Вятский Никандр (Феноменов), архиепископ Таврический Димитрий, митрополит Петроградский Вениамин, архиепископ Могилевский Константин (Булычев), архиепископ Тамбовский Кирилл, епископ Пермский Андроник. В Высший церковный совет Собор избрал от монашествующих архимандрита Виссариона; от клириков из белого духовенства — протопресвитеров Георгия Шавельского, Николая Любимова, протоиерея А. В. Санковского, протоиерея А. М. Станиславского, псаломщика А. Г. Кулешова; от мирян — профессора С. Н. Булгакова, А. В. Карташова, профессоров И. М. Громогласова, П. Д. Лапина, С. М. Раевского, князя Е. Н. Трубецкого.

1917: 15 декабря. Патр. Тихон послал приветственную телеграмму королю Великобритании по случаю взятия Иерусалима английскими войсками.

"Петроград. Великобританскому послу.

Всероссийский Церковный Собор просит Вас передать Его Величеству, королю Англии, поздравление и радость Православного русского народа по поводу великого события в жизни всего христианского мира, взятия Иерусалима войсками Его Величества. Да благословит Господь начало освобождения Святой земли от иноверного владычества. Уповаем, что отныне великие христианские святыни навсегда останутся в обладании христиан". (Цит. по Л. Регельсон...: Церк. Вед., 1918, № 17-18).

1917: 29 декабря (ст. ст.) патриарх Тихон выпустил указ по вопросу автокефалии Грузинской Церкви. Он писал, что Грузия более ста лет назад соединилась с Россией и с тех пор высшая церковная власть в Грузии принадлежала Св. Синоду, Когда же в 1905 г, произошла попытка восстановить автокефалию Грузинской Церкви, Св. Синод в 1906 г. постановил передать этот вопрос на обсуждение Всероссийского Собора, решения которого грузинские иерархи и должны были ожидать. Патриарх, ссылаясь на церковные правила, напомнил, что для провозглашения Церкви Автокефальной требуется разрешение той Церкви, в юрисдикцию которой входит просящая себе независимость Церковь: "По каноническому порядку требуется согласие и разрешение кириархальной церкви на автокефалию другой поместной церкви, которая подчинялась прежде ее юрисдикции. Обыкновенно та церковь, которая ищет независимости, обращается о просьбой к кириархальной церкви и, на основании данных политического и церковного характера, испрашивает ее согласия на получение автокефалии. Просьба обращается от имени как церковной и гражданской власти страны, так и от народа, о ясно выраженным заявлением о всеобщем и единодушном желании получить церковную независимость. Так было в Греции, Сербии и Румынии, но не так было в Болгарии, где возникла хорошо нам известная схизма, и, к сожалению, не так было и в Закавказье в 1917 году... Указав ваши заблуждении и ошибки, предлагаем вам, Преосвященные Епископы, подчиниться требованию церковных правил и, следуя каноническому порядку, явиться на Всероссийский Священный Собор и, сознав свои заблуждения, предать свои вожделения об автокефальном устроении Грузинской Церкви на суд всего Всероссийского Собора, дабы вам не подвергнуться суду канонов и не подпасть великому и тяжкому греху отчуждения от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви..." (по курсу лекций проф. МДА К. Е. Скурата «Поместные Прав. Церкви»).

1918: Начало Гражданской войны и открытого гонения на Церковь в России.

1918: 19 января (ст. ст.) св. патриарх Тихон анафематствует христиан, сотрудничающих с коммунистами: «Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это - поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей - загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей - земной. Властию, данною нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной, заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: «Измите злаго от вас самех» (1 Кор. 5-13)»...

Зовем всех вас, верующих и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне Святой Матери нашей.

Враги Церкви захватывают власть над нею и ее достоянием силою смертоносного оружия, а вы противостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо против совести народной.

А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою словами Св. Апостола: “Кто отлучит нас от любви Божией? скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?” (Римл. 8, 35).

А вы, братие Архипастыри и Пастыри, не медля ни одного часа в вашем духовном делании, с пламенной ревностью зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви Православной, немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброю волею становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги Церкви будут посрамлены и расточатся силою Креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: “создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее” (Мтф. 16, I8)". (Церковные ведомости. 1918. N 2. С. 11-12).

1918: 20 января (ст. ст.) на следующий день после послания св. патриарха Тихона ВЦК выпутил "Декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви", который не только ознаменовал разрыв многовекового союза Церкви и государства, но и явился юридическим прикрытием для гонения на Церковь. "Никакие церковные религиозные общества,— говорится в документе,— не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют", только, "по особым постановлениям местной или центральной государственной власти" Церковь могла оставить за собой храмы и богослужебную утварь. Декрет также запрещал религиозное воспитание и образование детей в школе. (Известия, 23 янв. 1918 г.)

1918: 25 января (ст. ст.) Постановление Собора "на случай болезни, смерти и других печальных для Патриарха возможностей, предложить ему избрать нескольких блюстителей патриаршего престола, которые в порядке старшинства и будут блюсти власть Патриарха и преемствовать ему".

3/16 февр. при обсуждении вопроса о порядке местоблюстительства кн. Трубецкой упоминает о "закрытом заседании Собора", на котором "было постановлено, что вся полнота прав Патриарха переходит к местоблюстителю", и о том, что "неудобно в открытом заседании говорить о всех мотивах принятого решения".

В 1926 г., в одном из своих писем митр. Агафангелу, митр. Сергий сообщал об этом факте:

"...Собор 1917-18 гг. сделал Св. Патриарху поручение, в изъятие из правил, единолично назначить себе преемников или заместителей на случай экстренных обстоятельств. Имена же этих заместителей Патриарх должен был, кроме их, не объявлять, а только сообщить Собору в общих чертах, что поручение исполнено. Я знал о таком поручении Собора Патриарху, но на заседании том не был. Преосвященный же Прилукский Василий (Зеленцов) подтверждает, что он был и на первом (закрытом) заседании, когда Патриарху было дано поручение, и на втором, когда Патриарх доложил Собору, что поручение исполнено". (Л. Регельсон...)

1918: 25 января (ст. ст.) красноармейцы учинили обыск в лаврских покоях митрополита Киевского Владимира, а вечером к нему вломились пятеро матросов-большевиков. Они втолкнули владыку в спальню и начали пытать, душили цепочкой от креста, сорвали с груди крест и ладанку, нательную иконку. Из спальни святителя вывели в рясе, в белом клобуке, с панагией. Бандиты втолкнули святителя в автомобиль и отвезли на полверсты от лаврских ворот и расстреляли. По свидетельству Неробова Гавриила, жителя с. Покрова, приехавшего в Киев из Ярославской губернии, митрополит, стоя у земляного вала под прицелом солдат, сказал:

- Вы здесь хотите меня расстрелять?

- А что же, церемониться с тобой?

Тогда митрополит попросил у них времени помолиться.

- Но только поскорее, -прозвучал ответ.

Архипастьрь-мученик возвел руки кверху и сказал:

- Господи, прости мои согрешения, вольные и невольные, и прими дух мой с миром.

Потом он благословил крестообразно обеими руками своих убийц и сказал:

- Бог да простит вас...

После этого, когда митрополит еще не успел опустить руки, прозвучали выстрелы». Тело убитого священномученика обнаружили наутро, владыка лежал на спине в луже крови, без панагии и в клобуке без клобучного креста. Святые мощи мученика перенесли в лавру. На похороны убиенного владыки собралось много народу. Служили пять архиереев во главе с митрополитом Платоном, сонм киевского духовенства. Надгробное слово митрополит Платон закончил земным поклоном священномученику от Патриарха Тихона и от всего епископата Российской Церкви. Погребли священномученика Владимира в Дальних пещерах, рядом со святыми мощами киево-печерских угодников.

1918: 2 февраля (ст. ст.) состоялся не разрешенный властями крестный ход в Туле. Шествие двинулось из кремля, впереди несли икону Казанской Божией Матери, а перед иконой шел старик-рабочий с крестом в руках. Красногвардейцы стреляли из пулеметов, на мостовой остались десятки раненых и 13 человек убитых. Среди раненых был и епископ Каширский Корнилий (Соболев).

1918: 3 марта в Брест-Литовске советская делегация подписала мир с Германией, соглашаясь на немецкую оккупацию Прибалтики, Украины и части Белоруссии; русские войска должны были уйти из Финляндии, из Батуми и Карса (которые передавались Турции); российская армия и флот должны были подвергнуться полной демобилизации. Патриарх Тихон выпустил послание с осуждением Брестского соглашения:

"Заключенный ими мир, по которому отторгаются от нас целые области, населенные православным народом, и отдаются на волю чужого по вере врага, а десятки миллионов православных людей попадают в условия великого духовного соблазна для их веры; мир, по которому даже искони православная Украина отделяется от братской России и стольный город Киев, мать городов, колыбель нашего крещения, хранилище святынь, перестает быть городом державы Российской; мир, отдающий наш народ и русскую землю в тяжкую кабалу, - такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения, Церкви же православной принесет великий урон и горе, а отечеству неисчислимые потери... Мы призываемся совестью своей возвысить голос свой в эти ужасные дни и громко объявить пред всем миром, что Церковь не может благословить заключенный ныне от имени России позорный мир; этот мир, принужденно подписанный от имени русского народа".

1918: 27 марта Молдавский парламент, оцепленный румынскими солдатами, проголосовал за присоединение Бессарабии к Румынии и Кишинев вошел в ее состав. Советское правительство это присоединение не признало. Кишиневская епархия была передана новым правительством Румынской Церкви. Архиепископу Кишиневскому Анастасию (Грибановскому) было предложено перейти в Румынскую Церковь, от чего он категорически отказался.

1918: 31 марта за Божественной литургией в храме Московской Духовной семинарии Патриарх Тихон молился об упокоении рабов Божиих, за веру и Церковь Православную убиенных. Святейший помянул митрополита Владимира, протоиереев Иоанна Кочурова, Петра Скипетрова, Иосифа Смирнова, Павла Дернова, игумена Гервасия; иереев Павла Кушнякова, Петра Покрывало, Феодора Афанасьева, Михаила Чефранова, Владимира Ильинского, Василия Углянского, Константина Снятиновского, иеромонаха Герасима, диакона Иоанна Касторского, послушника Антония, раба Божия Иоанна Перебаскина и оставшихся неизвестными трех священников и двух мирян.

1918: В марте секретарь комиссии "Веры и церковного устройства" Роберт Гардинер получил из России ряд приветствий от "русских друзей" экуменического движения, в том числе и письмо Святейшего Патриарха Тихона с его заверениями о поддержке идеи "недели молитв" за единство всех христиан: "Я буду всегда в указанное вами время ревностно молиться об объединении всех христиан. В настоящее беспокойное время, когда враги Христовы воинствуют против Него с особым рвением, теперь особенно необходимо для нас, верных друг другу друзей, объединиться как можно ближе для защиты христианской веры. Призываю на вас благословение нашего Спасителя". (Из архивов Всемирного Совета Церквей. Материалы переписки Роберта Гардинера)

1918: 5 апреля (ст ст.) Всероссийский Собор принял постановление о прославлении святителей Софрония Иркутского и Иосифа Астраханского.

1918: 7 апреля (ст. ст.) на заключительном заседании Собора было принято определение по проекту "Положения о временном высшем управлении Православной Церковью на Украине", утверждавшее автономный статус Украинской Церкви, но при этом постановления Всероссийских церковных Соборов и Святейшего Патриарха должны были иметь обязательную силу для Украинской Церкви. Епископы, представители клира и мирян украинских епархий участвуют во Всероссийских Соборах, а митрополит Киевский по должности и один из архиереев по очереди должны были участвовать в Священном Синоде.

1918: 18 апреля (ст. ст.) Всероссийский Собор вынес определение: установить возношение в храмах за богослужением особых прошений о гонимых ныне за православную веру и Церковь и скончавших жизнь свою исповедниках и мучениках и ежегодное молитвенное поминовение в день 25 января или в следующий за сим воскресный день вечером всех усопших в нынешнюю лютую годину гонений исповедников и мучеников. Устроить в понедельник второй седмицы по Пасхе во всех приходах, где были скончавшие жизнь свою за веру и Церковь исповедники и мученики, крестные ходы к местам их погребения, где совершать торжественные панихиды с прославлением священной их памяти.

1918: Весной, глава Элладской Церкви митрополит Мелетий (Метаксакис), будущий патриарх Константинопольский, с архидьяконом Афинагором, также будущим К-им патриархом, приехали на остров Эгину для расследования возводимых на святителя Нектария Эгинского ложных обвинений. Митрополит Мелетий поверив клевете очень грубо обошелся со святителем и сестрами. Воистину, подобное привлекается подобным. Несколько дней спустя, следуя тому-же навету, на остров приехал Пирейский прокурор с полицией, обругав и оскорбив святителя и сестер, он грозил разогнать обитель. При расследовании выяснилось, что обвинения оказались грязной клеветой. Несколько месяцев спустя, жена прокурора приехала на Эгину и со слезами просила святителя помолиться о ее муже, который умирал в Афинском госпитале от быстро разошедшейся гангрены. Несмотря на молитвы святителя прокурор через 5 дней скончался. (Saint Nektarios. Sotos Chondropoulos. 1989, Brookline).

1918: В мае архиеп. Анастасий (Грибановский) Кишиневский покидает Бессарабию. И Кишиневская архиепископия подпадает под юрисдикцию Румынской Церкви.

1918: 15 мая (ст. ст.) св. патриарх Тихон посылает послание Константинопольскому патриарху Герману V о воздвигнутых на Церковь Божию в России гонениях:

"...В братоубийственной распре, под влиянием тлетворных человеческих страстей, распались многовековые связи, объединявшие благочестивый русский народ в благодатном союзе спасаемых смиренною верою во Христа... Широким потоком разлился по русской земле дух своеволия и любостяжания и, как последствие его, всякие злодеяния и братоубийственная брань... В тесноте своей обращаем духовные взоры наши к Великой Константинопольской Церкви... И будет любовь Церкви Матери и Сестры елеем радости для страждущей Церкви Российской, верим, что взойдут молитвы их к престолу Божию..."

(Лев Регельсон, Трагедия Русской Церкви 1917-1945).

1918: 19 мая на Киевском епархиальном собрании, по указу св. патриарха Тихона, состоялись выборы нового Киевского митрополита. Были представлено четыре кандидатуры: митрополит Харьковский Антоний (Храповицкий), митрополит Платон (Рождественский), бывший Экзарх Грузии, митрополит Новгородский Арсений (Стадницкий) и епископ Уманский Димитрий (Вербицкий). Обсуждение кандидатур вызвало немалое волнение у православных Киева. В принятии решения участвовало около 300 человек, и большинством был выбран митрополит Антоний. За него стояло все русское население и украинские центристы, а за епископа Димитрия - «самостийники». Игнорируя результаты выборов, правительство гетмана Скоропадского признавало владыку Антония митрополитом Харьковским, а не Киевским. Правительство решило обратиться к Патриарху с претензией. Но, несмотря на протесты через несколько недель в Киев пришли документы за подписью Патриарха с подтверждением законности выборов и сообщением Высшего Церковного Совета о невозможности их отмены.

1918: В ночь с 2 на 3 июня (ст. ст.) в Сибири в реке Туре большевики утопили епископа Тобольского Гермогена. В марте в городе был устроен крестный ход без разрешения властей. На том месте, откуда был виден дом, где содержались арестованные Царственные мученики, владыка Гермоген остановил шествие, подошел к краю стены, высоко поднял крест и благословил царственных узников. В своем послании, ставшем последним, епископ Гермоген напоминал верующим, что "никакая власть не может требовать от вас того, что противно вашей вере. Богу мы должны повиноваться более, чем людям... Апостолы с радостью страдали за веру. Будьте готовы и вы на жертвы, на подвиг и помните, что физическое оружие бессильно против тех, кто вооружает себя силой веры Христа".

1918: В ночь с 4 на 5 июня в покои архиепископа Андроника Пермского ворвался отряд красноармейцев. Архиерей бодрствовал, около него было два священника. Предводитель отряда объявил, что явился его арестовать. В это время монах отец Михаил поднялся на колокольню и ударил в набат. По колокольне открыли огонь. Арестованных немедленно отвезли в чрезвычайку. Священномученик Андроник перед казнью сам себе выкопал могилу. Среди бумаг, оставшихся от покойного архипастыря, найден конспект речи на возможном суде: 1) "Моя речь кратка: радуюсь быть судимым за Христа и Церковь... 2) Контрреволюция! Политика — не мое дело. Ибо погибшая Россия не спасется в вашей взаимной грызне от отчаянности. 3) Но церковное дело — святыня моя. Всех всюду зовя, отлучаю, анафематствую восстающих на Христа и посягающих на Церковь. 4) Кто слов не принимает, тот, может быть, убоится суда Божия за захват священного. 5) Посему только через мой труп захватите святыню. Это мой долг, почему и христиан зову к стоянию до смерти. 6) Судите меня, а прочих освободите — они должны исполнять волю мою, пока христиане. Иначе — анархия, развал, презрение от всех". (Трагедия Русск. Церкви, Л. Регельсон, стр. 46, 216).

1918: 14 июня Св. Синод Румынской Церкви назначил заместителем местоблюстителя на Кишиневскую кафедру епископа Хушского Никодима (Мунтяну), впоследствии Румынского патриарха. Он решил серьезно порумынить Церковь, ввел румынский язык в богослужении, реорганизовал епархиальный центр, в Кишиневскую семинарию назначил румынских преподавателей и само преподавание стало вестись на румынском яз., в некоторых монастырях настоятели из русских и украинцев были заменены румынами.

1918: 4 июля (ст. ст.) большевиками в Екатеринбурге, в подвале Ипатьевского дома, был убит Царь-мученик Николай II вместе со своей семьей: императрицей Александрой, наследником Алексием и дочерьми — Ольгой, Татьяной, Марией и Анастасией. Одновременно были расстреляны лейб-медик Е. С. Боткин, горничная царицы А. С. Демидова, повар И. М. Харитонов, камердинер А. Е. Трупп. В Екатеринбургской тюрьме расстреляли верных царских слуг: гофмаршала князя В. А. Долгорукова, генерал-адъютанта И. Л. Татищева. Вместе с ними казнили уведенных в день цареубийства в тюрьму дядьку царя матроса К. Г. Нагорного, камердинеров И. Д. Седнева и В. Ф. Челышева. Фрейлину царицы графиню А. В. Гендрикову и гоф-лектрису Е. А. Шнейдер вывезли в Пермь и там расстреляли.. В 1981 г. они были канонизированы в лике новомучеников Российских Русской Православной Церковью Заграницей и в 2000 г. РПЦ МП.

1918: На следующий день 5 июля (ст. ст.) около Алапаевска приняли мученическую кончину великая княгиня Елизавета Феодоровна, сестра государыни, ее верная сподвижница монахиня Варвара, великий князь Сергей Михайлович, князья: Игорь Константиновичь, Константин Константиновичь младший, Иоанн Константинович, граф Владимир Павлович Палей. Великого князя Сергея Михайловича застрелили, а остальных заживо сбросили в шахту и забросали хламом и камнями. . В 1981 г. они все также были прославлены РПЦЗ в лике новомучеников Российских и в 1992 г. св. Елизавета была прославлена РПЦ МП.

1918: 8 июля (ст. ст.) Сообщение прот. П. Н. Лахостского Всероссийскому Собору о слове, произнесенном после литургии в Казанском Соборе патриархом Тихоном, записанном Лахостским и просмотренном патриархом, - по поводу убийства Царя-мученика Николая Романова.

"...На днях совершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович... и высшее наше правительство - Исполнительный Комитет - одобрил это и признал законным. Но наша христианская совесть, руководясь словом Божиим, не может согласиться с этим. Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его... Пусть за это называют нас контрреволюционерами, пусть заточат в тюрьму, пусть нас расстреливают. Мы готовы все это претерпеть в уповании, что и к нам будут отнесены Слова Спасителя нашего: "Блаженны слышащие Слово Божие и хранящие е". (Цит. по Л. Регельсон...: Выписка из 132-го деяния Собора).

1918: В конце лета глава Элладской Церкви архиепископ Афинский Мелетий (Метаксакис) в сопровождении епископа Александра и архимандрита Хризостома (Пападопулоса) буд. главы Элладской Церкви, введшего в ней новый стиль, отправляются в США. Здесь, пробыв 3 месяца, архиеп. Мелетий успел положить фундамент для будущей греческой архиепископи, инкорпорировав независимые греческие приходы и назначив епископа Александра своим представителем в Америке.

1918: 2 августа (ст. ст.) Всероссийский Собор вынес определение о признании недействительным лишения сана священнослужителей по политическим мотивам. Это решение распространялось на осужденного при Екатерине II митрополита Арсения (Мацеевича), решительно выступившего против секуляризации церковных земельных владений и на священника Григория Петрова, в своей политической деятельности придерживавшегося крайне левого направления. (Л. Регельсон...)

1918: 3 августа. Заявление членов Собора по поводу открытия отдела воссоединения христианских церквей.

"Освященный Собор Православной Русской Церкви, собравшийся и работающий в таких исключительно тяжких для всей христианской церкви условиях, когда волны неверия и безбожия грозят самому существованию христианской церкви, взял бы на себя огромную ответственность перед историей, если бы не поднял вопрос о соединении христианских церквей и не дал бы этому вопросу соответствующего направления в тот момент, когда огромная опасность со стороны неверия и безбожия угрожают не одному какому-либо христианскому исповеданию, а всему христианству.

Задача отдела - подготовить материал для решения настоящего Собора по этому вопросу и дальнейшего направления дела в период междусоборный".

(Орловск. Еп. Вед., 1918, № 5).

1918: В августе на станции Тюрлем был замучен епископ Амвросий (Гудко), живший на покое в Свияжском монастыре. На собрании братства православных приходов, епископ Амвросий говорил: "Мы должны радоваться, что Господь привел нас жить в такое время, когда можем за него пострадать. Каждый из нас грешит всю жизнь, а краткое страдание и венец мученичества искупают грехи всякие, и дадут вечное блаженство, которого никакие чекисты не смогут отнять". Расправились с владыкой по приказу Троцкого, который нагрянул со своим штабом в Свияжск и расположился на станции Тюрлем. Посреди нескошенного поля его келейник нашел тело архипастыря со штыковыми ранами и предал честные останки святителя земле. (Прот. М. Польский, Новые мученики Российский, 1957, т. 2, стр. 97-99).

Летом в Смоленске убили епископа Вяземского Макария (Гневушева). Вместе с ним расстреляли еще 13 человек. Их пригнали на пустырь и построили спиной к свежевырытой яме. Убивали по очереди, подходя вплотную и приставляя винтовку ко лбу. Владыка был последним, он молился с четками в руках и благословил каждого: "С миром отыди". Когда очередь дошла до епископа Макария, у красноармейца дрогнула рука. Увидев страх в глазах палача, святитель сказал: "Сын мой, да не смущается сердце твое. Твори волю пославшего тебя!" Несколько лет спустя этот красноармеец, простой крестьянин, оказался в больнице для душевнобольных. Каждую ночь он видел во сне убитого святителя, благословляющего его. "Я так понимаю, что убили мы святого человека. Иначе как мог он узнать, что у меня захолонуло сердце? А ведь он узнал и благословил из жалости, и теперь из жалости является ко мне, благословляет, как бы говоря, что не сердится. Но я-то знаю, что моему греху нет прощения. Божий свет мне стал не мил, жить я недостоин и не хочу"( там же, т. 1, стр. 73-74).Тогда же был арестован епископ Балахнинский Лаврентий (Князев). Перед казнью он обратился к солдатам, и они отказались стрелять в него. Тогда по приказу чекиста Булганина пригнали китайцев, которые и убили архипастыря. Та же участь постигла епископов Вольского Германа (Косолапова) и Кирилловского Варсонофия (Лебедева).

1918: Летом в канадской провинции Саскачевань состоялся Народный Съезд эмигрировавших в Канаду униатов галичан и буковинцев, на этом съезде было решено создать свою "Украинскую Греко-Православную Церковь Канады". Не желая более принадлежать к римо-католикам делегаты съезда обратились к русскому архиепископу Александру (Немоловскому) с просьбой взять их под свой омофор. Архиепископ Александр им не отказал.

1918: 23 августа в Москве был расстрелян епископ Селенгинский Ефрем (Кузнецов), вместе с ним пострадали всероссийски известный миссионер протоиерей Иоанн Восторгов и бывшие сановники: министры внутренних дел Н. А. Маклаков и А. Н. Хвостов, председатель Государственного совета И. Г. Щегловитов, сенатор С. П. Белецкий, а также ксендз Лютостанский с братом. Перед расстрелом приговоренным разрешили помолиться и проститься друг с другом. После молитвы епископ Ефрем и отец Иоанн Восторгов благословляли мирян. В этот же день в Петербурге расстреляли настоятеля Казанского собора протоиерея Философа Орнатского и двух его сыновей, служивших в гвардии. Это был талантливый проповедник и благотворитель, основатель детских приютов в столице. Вместе с отцом Философом были убиты еще 31 человек. Расстрелянных бросили в море. Тело пастыря было выброшено на берег у Ораниенбаума, его подобрали, и тайком погребли.

Вскоре после панихиды по отцу Философу православные питерцы оплакивали другого маститого столичного протоиерея Алексия Ставровского, почти 90-летнего старца. После убийства Урицкого он был арестован, как заложник. Из Петербурга его вместе с другими перевели в Кронштадт, где арестованных вывели на плац, выстроили и объявили: "Каждый десятый будет расстрелян в возмездие за Урицкого, а остальных отпустят!" Рядом со старцем стоял совсем юный священник, на которого выпал страшный жребий. Тогда отец Алексий сказал ему: "Я уже стар, мне недолго осталось жить, в жизни я получил все, что было можно. Жена моя старуха, дети мои все на ногах. Иди себе с Богом, а я стану на твое место!" Он был расстрелян, а останки его брошены в воды Финского залива. Спасенного священника скоро снова задержали и убили. (Прот. М. Польский, т. 2, стр. 130-131).

1918: 4 сентября (ст. ст.) на Всероссийском Соборе отделом «По соединению христианских церквей перед лицом надвигающегося безбожия» был составлен проект постановления Собора, в котором говорилось уже не просто о «христианских», но о «дружественных Православию Церквах». Священный Собор с радостью видит искренние устремления старокатоликов и англикан к объединению с Православной Церковью на основе учения и Предания Древней Вселенской Церкви. Он благословляет труды и усердие лиц, которые трудятся в поисках пути к соединению с названными дружественными Церквами.

Этот проект был рассмотрен и утвержден Собором на последнем его, 170-м, заседании 7/20-го сентября 1918 года. Однако на последнем епископском совещании, которое должно было утверждать все решения принципиально богословского или догматического характера, этот проект не рассматривался. (Д-р Гюнтер Шульц. Вопрос о соединении Церквей на поместном Соборе Российской Правослвной Церкви 1917-18 годов. В: Православие и экуменизм. М., 1999. С. 66-67).

1918: 6 сентября членами Священного Синода Иерусалимской Церкви патриарх Дамиан во второй раз был официально объявлен низвергнутым с престола. Местоблюстителем был провозглашен архиепископ Синайский Порфирий. Однако при поддержке новой, сменившейся вскоре в Палестине военной власти, 23 декабря 1918 года патриарх Дамиан возвратился на Иерусалимский престол.

1918: 7 сент. (ст. ст.) был рассмотрен и утвержден Всероссийским Собором на последнем, 170-м его заседании проект комисси по соединению Церквей:

Председатель Отдела о соединении Церквей архиеп. Алеутский Евдоким (Мещерский): "...Я очень скорблю, что доклад поступил в такое тяжелое время, когда кончаются часы нашего священного единения в этой палате и когда при окончании работы путаются мысли и я не могу доложить вам всего того, что мог бы сообщить. Собор, с нашей точки зрения, давно должен был бы обратить внимание на этот вопрос. Если Церковь жива, то мы не можем оставаться в таких узких рамках, в каких были. Если у нас нет мужества пойти с проповедью за пределы нашего отечества, то мы должны выслушать голос, идущий оттуда к нам. Я имею в виду голос англикано-епископальной церкви. ... Отдел о соединении Церквей, ознакомившись с положением вопроса о соединении со старокатолическою и англо-американскою епископальною Церквами, искренно и настойчиво ищущими единения или сближения, не находит непреодолимых препятствий на пути к означенной цели. Считая единение христианских церквей особенно желательным в переживаемое время напряженной борьбы с неверием, грубым материализмом и нравственным одичанием, Отдел предлагает Священному Собору принять следующее постановление:

1. Священный Собор Православной Российской Церкви, с отрадою видя искренние стремления старокатоликов и англикан к единению с Православною Церковью на основе учения и преданий древне-кафолической Церкви, благословляет труды и усилия лиц работающих над изысканием пути к единению с названными дружественными Церквами.

2. Собор предоставляет Священному Синоду организовать постоянную при Священном Синоде Комиссию с отделениями в России и за границей для дальнейшего изучения старокатолического и англиканского вопросов, для разъяснения путем сношений со старокатоликами и англиканами трудностей, лежащих на пути к единению, и возможного содействия к скорейшему достижению конечной цели".

Решения Собора принципиального богословского или догматического значения подлежали утверждению особым совещанием епископов. На последнем таком совещании 9/22 сентября 1918 года решение не рассматривалось. Возможно, что поэтому «Постановление относительно соединения Церквей», принятое Собором, не вошло в официальное «Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917 - 1918 годов». (Святая Русь, 2003 г.)

1918: Осенью 1918 г. сиро-ливанское побережье было занято английскими войсками, а области внутренней Сирии находились под контролем союзника Антанты эмира Фейсала, сына хиджазского короля.

1918: Осенью патриарх Тихон отреагировал на захват Кишиневской епархии Румынской Церковью двумя посланиями, адресованными председателю Синода Румынской Церкви митрополиту Молдавскому и Сучавскому Пимену, составленными в октябре 1918 г. В них Патриарх Тихон резко протестовал против антиканонических деяний священноначалия Румынской Церкви, которая "своим односторонним, предпринятым без согласия Русской Церкви решением не имела права определить судьбу Кишиневской епархии в смысле подчинения ее своей власти, после того как православная Бессарабия в последние сто лет составляла нераздельную часть русского церковного тела; такой образ действий Румынского Священного Синода противоречит одинаково и духу христианской любви, и исконным каноническим указаниям, и священным обычаям православной Церкви. Указание на то, что будто политическое единение всегда влечет за собой и единение Церквей, не может в данном случае служить оправданием для румынской церковной власти, во-первых, потому, что оно само не оправдывается историей, и, во-вторых, потому, что такая точка зрения покоится на смешении природы церковной и политической жизни, разнородных по самому своему существу... И к тому же и самый акт присоединения Бессарабии к Румынскому королевству, как мы утверждали это и ранее, далеко еще не является общепризнанным с международной точки зрения и может быть подвергнут пересмотру при окончательном учете результатов мировой войны". Послание Патриарха заканчивалось предупреждением: "Если Румынская Церковь, невзирая на выставленные нами возражения, попытается насильственно закрепить за собой положение, мы вынуждены будем прервать всякое братское и каноническое общение с Румынским Синодом и принести настоящее дело на суд других православных Церквей" (Акты С. 155)

1918: 13 октября патриарх Тихон обратился с воззванием к совету народных комиссаров:

"Все взявшие меч мечом погибнут" (Матф. 26:52)

Это пророчество Спасителя обращаем Мы к вам, нынешние вершители судеб нашего отечества, называющие себя "народными комиссарами". Целый год держите вы в руках своих государственную власть и уже собираетесь праздновать годовщину октябрьской революции, но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает Нас сказать вам горькое слово правды.

Захватывая власть и призывая народ довериться вам, какие обещания давали вы ему и как исполнили эти обещания?

По истине вы дали ему камень вместо хлеба и змею вместо рыбы (Мф. 7, 9, 10). Народу, изнуренному кровопролитной войной, вы обещали дать мир "без аннексий и контрибуций". От каких завоеваний могли отказаться вы, приведшие Россию к позорному миру, унизительные условия которого даже вы сами не решились обнародовать полностью? Вместо аннексий и контрибуций великая наша родина завоевана, умалена, расчленена и в уплату наложенной на нее дани вы тайно вывозите в Германию не вами накопленное золото... Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли их в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью и, вместо мира, искусственно разожгли классовую вражду. И не предвидится конца порожденной вами войне, так как вы стремитесь руками русских рабочих и крестьян доставить торжество призраку мировой революции... Но мало вам, что вы обагрили руки русского народа его братской кровью, прикрываясь различными названиями контрибуций, реквизиций и национализаций, вы толкнули его на самый открытый и беззастенчивый грабеж. По вашему наущению разграблены или отняты земли, усадьбы, заводы, фабрики, дома, скот, грабят деньги, вещи, мебель, одежду. Сначала под именем "буржуев" грабили людей состоятельных, потом, под именем "кулаков", стали уже грабить и более зажиточных и трудолюбивых крестьян, умножая таким образом нищих, хота вы не можете не сознавать, что с разорением великого множества отдельных граждан уничтожается народное богатство и разоряется сама страна.

Соблазнив темный и невежественный народ возможностью легкой и безнаказанной наживы, вы отуманили его совесть и заглушили в нем сознание греха, но какими бы названиями ни прикрывались злодеяния, - убийство, насилие, грабеж всегда останутся тяжкими и вопиющими к небу об отмщении грехами и преступлениями. Вы обещали свободу.

Великое благо - свобода, если она правильно понимается, как свобода от зла, не стесняющая других, не переходящая в произвол и своеволие. Но такой-то свободы вы и не дали: во всяческом потворстве низменным страстям толпы, в безнаказанности убийств и грабежей заключается дарованная вами свобода. Все проявления как истинной гражданской, так и высшей духовной свободы человечества подавлены вами беспощадно. Это ли свобода, когда никто без особого разрешения не может провезти себе пропитание, нанять квартиру, переехать из города в город? Это ли свобода, когда семьи, а иногда населения целых домов выселяются и имущество выкидывается на улицу, и когда граждане искусственно разделены на разряды, из которых некоторые отданы на голод и на разграбление? Это ли свобода, когда никто не может высказать открыто свое мнение, без опасения попасть под обвинение в контрреволюции?

Где свобода слова и печати, где свобода церковной проповеди? Уже заплатили своею кровью мученичества многие смелые церковные проповедники, голос общественного и государственного обсуждения и обличения заглушен, печать, кроме узко-большевистской, задушена совершенно. Особенно больно и жестоко нарушение свободы в делах веры. Не проходит дня, чтобы в органах вашей печати не помещались самые чудовищные клеветы па Церковь Христову и ее служителей, злобные богохульства и кощунства. Вы глумитесь над служителями алтаря, заставляете епископа рыть окопы (епископ Тобольский Гермоген) и посылаете священников на грязные работы. Вы наложили свою руку на церковное достояние, собранное поколениями верующих людей, и не задумались нарушить их последнюю волю. Вы закрыли ряд монастырей и домовых церквей без всякого к тому повода и причины. Вы заградили доступ в Московский Кремль - это священное достояние всего верующего народа... Не наше дело судить о земной власти, всякая власть, от Бога допущенная, привлекла бы на себя Наше благословение, если бы она воистину явилась Божиим слугой, на благо подчиненным и была "страшна не для добрых дел, а для злых" (Рим.,13,34). Ныне же к вам, употребляющим власть на преследование ближних и истребление невинных, простираем Мы Наше слово увещевания: отпразднуйте годовщину своего пребывания у власти освобождением заключенных, прекращением кровопролития, насилия, разорения, стеснения веры, обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный и заслуженный им отдых от междоусобной брани. А иначе "взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая" (Лук.,11,51), "и от меча погибнете сами вы, взявшие меч" (Мф.,26,52).

(Вестник русского студенческого христианского движения. Париж, 1968. N 89-90. С. 19-23.)

1918: 26 октября, в США, состоялась неофициальная конференция по вопросу соединения Православной и Англиканской Церкви, в которой со стороны православных приняли участие глава Элладской Церкви митрополит Мелетий (Метаксакис), архим. Хризостом (Пападопулос), ректор Семинарии, профессор афинского университета, кот. впоследствие возглавил Элладскую Церковь и ввел в ней новый стиль, и Хамилкар Аливизатос, директор церковного отдела греческого министерства религии и образования. Со стороны англикан было 10 участников епископы и профессора дух. семинарий (один из них епископ Дарлингтон был главой комиссии по диалогу с Прав. Церковью, кот. состояла из 110 епископов).

Англиканский епископ Куртней начал конференцию с заявления, что не следует говорить о том, что нас объединяет, это и так известно, а давайте поговорим о том, что нас разъединяет и задал первый вопрос:

"Ваше Высокопреосвященство, признаете ли вы законными англиканские хиротонии?"

Митр. Мелетий, после красноречивых описаний страданий Православного Востока под игом мусульман, дал понять своим англиканским слушателям, что полный диалог возможен только при полном освобождении христиан Востока от ига ислама, затем извинившись своей необразованностью, предоставил архим. Хризостому ответить на поставленный вопрос. О. Хризостом объяснил, что наиболее подробно этот вопрос был изучен русским доктором богословия профессором Соколовым и греческим богословом Андрустосом. Профессор Соколов пришел к выводу, что англиканские хиротонии должны стать общепризнанными, но взгляд этот не был принят Русским Св. Синодом. Далее он заметил: "На сегодняшний день среди греков повсюду бытует мнение, что исторический факт законности рукоположения первого англиканского епископа Паркера должен быть признан каноничным вне сомнения..." Затем архим. Хризостом, с оговоркой, что митроп. Мелетий не согласен с постановкой этого вопроса, спросил - готова ли Англиканская Церковь признать таинство священства одним из семи таинств, ибо из 39 членов "символа веры" Англиканской Церкви не совсем понятно признает ли его Англ. Церковь за таинство. "...В этом главная причина того, что Греческая Церковь пока воздерживается от формулирования своего мнения по этому вопросу". Тут митр. Мелетий подробно объяснил, что у православных архиерейские Соборы обладают беспрекословным авторитетом только в том случае если они согласованы с совестью Церкви и церковного народа, проиллюстрировав свою мысль примерами Флорентийского Собора, на кот. один св. Марк Ефесский явился выразителем совести Церкви и Евсевия Кессарийского, кот. оставаясь арианином подписал Православный Символ Веры, "ибо он сознавал необходимость находится в согласии с совестью Церкви и своего народа...".

Англ. епископ Коуртней тогда спросил: "Ваше Высокопреосвященство, можете ли вы на будущем Соборе поставить вопрос о признии законность наших хиротоний, с условием если Англиканская Церковь официально объявит священство таинством".

Митрополит: "Если всеблагий Бог благословит наш труд, и произойдет единение, смогут ли тогда ваши епископы заявить, что для них (39 членов) просто исторический документ?"

Еп. Коуртней: "Да".

Митрополит: "Это очень радостно слышать, потому что тут с нами два очень образованных богослова, которые преподают и читают лекции, и они оповестят всех о ваших взглядах и помогут изжить ошибочные мнения".

На втором заседании православные участники совещания были ознакомлены с документом, в котором излагались изследования русских богословов об истории и догматике англиканства.

Прочитав этот документ митр. Мелетий сказал: "... Впервые я имел возможность познакомиться с взглядоми Русской Церкви по этому вопросу. И теперь, узнав, что этот вопрос уже поднимался между англиканским и православным духовенством, и что учение Англиканской Церкви в сущности не противоречит православному, великая радость наполнила мое сердце...".

На втором заседании Конференции был затронут вопрос филиокве. Объяснив, что англикане верят в исхождение Св. Духа от Отца также как и православные и под словами: "от Отца и Сына исходящего" понимают то, что Дух Святой исходит от Отца и подается через Сына согласно православному учению, епископ Коуртней спросил: "Смогли бы Вы, Ваше Высокопреосвященство, на будущем соборе, обсуждающем этот вопрос, передать о нашем праве употреблять старую формулировку, но со значением которое бы от нас требовалось?"

На что митрополит ответил: "Это бы удовлетворило епископов, но никогда не найдет понимания в народе. Если Англиканская Церковь принимает это так же как и мы, и вкладывает тот же смысл, как и мы, почему в ее духе протеста против Римской Церкви, она по прежнему держится этой формулировки? Мы не понимаем почему мы должны согласиться с трактовкой, но по прежнему придерживаться формулировки, когда опустив эти слова мы бы встали на одну общую позицию, которой придерживалась Церковь во времена Первого Вселенского Собора. Мы должны иметь ввиду, что тут стоит вопрос о соединении миллионов верующих. Если уберем эти слова, то американцы и англичане будут возмущены, если они будут оставлены, то миллионы членов Греческой Церкви будут возмущены. Если обе стороны должны быть убеждены, то видимо лучше убеждать тех, которые легче могут усвоить объяснения. Англичане лучше понимают объяснения, тогда как восточные народы не вполне способны усвоить эту идею".

На это профессор Холл заметил: "Филиокве появился не в Риме, а в Испании и был принят на Соборе в Хатфильде, в Англии, в 680 г., более столетия до того, как он были принят Римом... Если мы откажемся от употребления филиокве, то только от смысла, который вкладывается в приставку... Мы находим употребление филиокве особенно полезным для ограждения себя от нападок унитариев. Потому что это подчеркивает вечное равенство Отца и Сына, Их единосущие... Третий Вселенский Собор запретил добавлять или убавлять что-либо из Символа Веры... Дабы сохранить Веру, но когда Запад столкнулся с ересью арианства, то он добавил эти слова ради сохранения веры в Символ Веры, т.ч. хоть это нарушает букву постановленя Собора, но сохраняте дух его". Епископ Коуртней спросил: "Послужит ли сохранение приставки препятствием для соединения с греками?" Митрополит: "Я буду готов объяснить, что учение Англиканской и Православной Церквей о исхождении Духа Святого во всем согласны. На большее я не уполномочен". На этом конференция окончилась.

(Report of an Unofficial Conference on Unity Between Members of the Episcopal Church in America and His Grace, Meletios Metaxakis, Metropolitan of Athens, And His Advisers. October 26, 1918. New York: Department of Missions, 1920).

1918: Всероссийский Собор к прежним четырем поводам для расторжения брака (прелюбодеяние, добрачная неспособность, ссылка с лишением прав состояния и безвестная отлучка) добавил новые: уклонение от православия; неспособность к брачному сожительству, наступившую в браке; посягательство на жизнь, здоровье и честное имя супруга; вступление в новый брак при существовании брака с истцом; неизлечимую душевную болезнь; сифилис, проказу и злонамеренное оставление супруга.

1918: Всероссийский Собор постановил, что возраст постригаемого в монашество — должен быть не моложе 25 лет, для пострига послушника в более раннем возрасте требовалось благословение епархиального архиерея. На основании 4 правила Халкидонского, 21 правила VII Вселенского и 4 правила Двукратного Соборов монашествующим предписывалось до конца жизни нести послушание в тех монастырях, где они отреклись от мира. Определение восстанавливало древний обычай избрания настоятелей монастырей братией, епархиальный архиерей в случае одобрения избранного представлял его на утверждение Священного Синода. Такой же порядок вводился и для поставления настоятельниц женских обителей. Казначей, ризничий, благочинный и эконом должны назначаться епархиальным архиереем по представлению настоятеля. Эти должностные лица составляют монастырский совет, помогающий настоятелю в управлении хозяйственными делами обители. Поместный Собор подчеркнул преимущества общежительства перед особножительством и рекомендовал всем монастырям по возможности вводить у себя общежительный устав. Важнейшая забота монастырского начальства и братии — строго уставное богослужение, "без пропусков и без замены чтением того, что положено петь, и сопровождаемое словом назидания". Собор высказался о желательности иметь в каждой обители для духовного окормления насельников старца или старицу, начитанных в Священном Писании и святоотеческих творениях и способных к духовному руководству. В мужских монастырях духовник должен избираться настоятелем и братией и утверждаться епархиальным архиереем, а в женских — назначаться епископом из числа монашествующих пресвитеров. Всем монастырским насельникам Собор предписывал нести трудовое послушание. Духовно-просветительное служение монастырей должно выражаться в уставном богослужении, духовничестве, старчестве и проповедничестве.

1918: Всероссийский Собор, опираясь на апостольские наставления о высоте священнического служения (1 Тим. 3. 2, 12; Тит. 1. 6) и на святые каноны (3 правило Трулльского Собора и др.), вынес определения, ограждающие достоинство священного сана, подтвердив недопустимость второбрачия для вдовых и разведенных священнослужителей и невозможность восстановления в сане лиц, лишенных его приговорами духовных судов. Другим определением Собор снизил возрастной ценз для безбрачных кандидатов священства, не состоявших в монашестве, с 40-летнего, установленного прежде в Русской Церкви, до 30 лет.

1918: В октябре патриарх Конст-ий Герман V был вынужден удалиться на покой в результате бурного протеста православных греков против его компромиссной политики по отношению к турецким властям.

1918: Традиционалист, глава Элладской Церкви, архиепископ Феоклит Афинский был неканонично низложен "за подстрекательство к анафематствованию Елевферия Венизелоса" (греч. премьер-министра). Двумя годами позже Феоклит был оправдан. Но дело было сделано — племянник Венизелоса митрополит Мелетий (Метаксакис) был срочно вызван из Америки и интронизирован как архиепископ Афинский в ноябре месяце 1918 г.

1918: С 1 по 20 ноября в Томске проходило Сибирское церковное совещание, в котором участвовали 13 архиереев, возглавлявших епархии Поволожья, Урала, Сибири и Дальнего Востока, а также 26 членов Всероссийского Собора из духовенства и мирян, оказавшихся на этой территории, не подконтрольной советской власти и занятой впоследствии войсками адмирала А. В. Колчака.

Почетным председателем Совещания был избран митрополит Казанский Иаков (Пятницкий), а председателем — архиепископ Симбирский Вениамин (Муратовский). В обращении к пастве участников совещания отсутствовали политические оценки положения в стране, а сам созыв совещания объяснялся тем, что вследствие гражданской войны «Сибирь и весь восток православной России оказался отрезанным от Москвы и пребывающих в ней Всероссийского святейшего патриарха и при нем Высшего церковного управления. Прекращение общения со святейшим патриархом для нас началось с мая месяца настоящего года и неизвестно, когда оно может быть восстановлено...» Исходя из необходимости организации и регулирования церковной жизни на этих территориях, отрезанных от высшей церковной власти, совещание образовало ВВЦУ во главе с архиепископом Омским Сильвестром (Ольшанским). Руководящее ядро в ВВЦУ Сибири помимо председателя составляли: епископ Уфимский Андрей (Ухтомский), архиепископ Симбирский Вениамин и профессор П. А. Прокопьев.

Совещание также постановило, что ВВЦУ «учреждается впредь до соединения и восстановления отношений с патриархом», которому оно обязано дать отчет по прекращении своей деятельности. Окончательно же ВВЦУ было оформлено лишь на Сибирском Поместном Соборе, состоявшемся в Омске после Колчаковского переворота, когда было свергнуто правительство членов Учредительного собрания.

По настоянию Верховного правителя Сибири адмирала А. В. Колчака местонахождение ВВЦУ было определено в Омске и оно «сношалось с правительством не непосредственно, а через министра исповеданий», которому вменялось в обязанность «направлять деятельность ВВЦУ». А. В. Колчак, разделявший идею устройства в России государства на теократических началах, рассчитывал, что Православная Церковь, соединенная с авторитарной системой власти, близкой настроениям русского крестьянства, поможет ему стабилизировать и контролировать политическую ситуацию в Сибири. Адмирал полагал, что идея защиты православия и исконных духовных национально-патриотических традиций может привлечь на его сторону не только крестьянство, но и всю нацию. В связи с этим он говорил: «Ослабла духовная сила солдат. Политические лозунги, идеи Учредительного собрания и неделимой России больше не действуют. Гораздо понятнее борьба за веру, а это может сделать только религия».

Из 3.5 тыс. священнослужителей, находившихся на территории, занятой войсками адмирала А.В. Колчака, около 2 тыс. человек составляло военное духовенство, бывшее в его армии. Ее «православной солью» были Полки Иисуса и Богородицы, созданные Сибирским ВВЦУ и, в частности, епископом Уфимским Андреем. В 1919 г. большевицкий журнал «Революция и церковь» писал о них как об обычных военных формированиях, отличавшихся от других подразделений нашитым на мундире восьмиконечным крестом: «Солдаты этих полков, как описывают очевидцы, наряжены в особую форму с изображением креста. Впереди полков идут… с пением молитв и лесом хоругвей облаченные в ризы и стихари служители культов. Состоят эти полки из наиболее… фанатично настроенных солдат колчаковской армии». Также были в белом строю проповеднические отряды, руководимые главой ВВЦУ архиепископом Омским Сильвестром. (История РПЦЗ. Вл. Черкасов-Георгиевский).

1918: 1 декабря в Белграде было провозглашено "Королевство сербов, хорватов, словенцев".

1918: 17-18 декабря, после захвата Киева петлюровцами, были арестованы митрополит Антоний Киевский, архиепископ Евлогий Волынский, епископ Никодим Чигиринский (новомученик), архим. Виталий (Максименко) и иеромонахи Николай и Тихон. Узников передали в руки польских властей, которые заключили их в униатский монастырь в Бучаче. В заключении они пробыли 5 месяцев, за это время владыка Антоний успел написать свой "Опыт православного христианского катехизиса", "Словарь к творениям Достоевского" и несколько служб и акафистов. В августе 1919 г. Киев был освобожден Добровольческой армией. Вся русская церковная и светская общественность города приняла самые энергичные меры, чтобы добиться от правительства Антанты оказать влияние на Польское правительство и заставить его освободить из плена русских архиереев. Вскоре они были освобождены и владыка Антоний смог вернулся на свою кафедру. (Жизнеоп. митр. Антония...)

1918: К концу года от рук безбожников в России претерпели мученическую смерть: митрополит Киевский Владимир, 8 епископов, около 200 священников, 300 дьяконов, 400 монашествующих и было закрыто 26 монастырей.

1918: "Румыния, Трансильвания, и Буковина объединились в единое национальное государство - Румынию. Большой вклад в создание союзного государства внесла Румынская Православная Церков. В октябре, с благословения патриарха Тихона архиеп. Кишиневский Анастасий (Грибановский), буд. глава РПЦЗ, выехал из Москвы, где он принимал участие в Всероссийском Соборе, в Одессу в надежде восстановить прерванные отношения с Бессарабией, захваченной румынами. К тому времени он был членом Св. Синода и одновременно Высшего Церк. Совета. Возвращение в Кишинёв оказалось, однако, для него невозможным, ввиду усиленной румынизации, которую стало проводить румынское правительство, и особенно вследствие поставленного румынской церковной и гражданской властью категорического требования выйти из канонического подчинения Русской Церкви и войти, вместе с Кишинёвской епархией, в состав Церкви Румынской, на что отнюдь не соглашался Святейший патриарх Тихон и что было неприемлемо и для самого архиепископа Анастасия, не желавшего порывать канонической связи с матерью-Церковью". (Архиеп. Аверкий, Жизнеописание митр. Анастасия).

1918: в декабре на Всероссийском Соборе после обсуждения вопроса о выборах архиереев на вдовствующую кафедру было принято следующее определение: "Архиереи округа или при отсутствии округов Священный Синод Российской Церкви составляют список кандидатов, в который после канонического одобрения, включаются и кандидаты, указанные епархией. По обнародовании в епархии списка кандидатов архиереи округа или архиереи, назначенные Священным Синодом, клир и миряне епархии совместно производят... выборы кандидата, голосуя одновременно всех... причем получивший не менее 2/3 голосов считается избранным и представляется на утверждение высшей церковной власти. Если никто из кандидатов... не получит указанного большинства голосов, то проводится новое голосование... и высшей церковной власти представляются кандидаты, получившие не менее половины избирательных голосов".

1919: После мученической кончины епископа Ревельского Платона (Кульбуша), последовавшей 14 января, в Ревель, переименованный правительством Эстонии в Таллин, на кафедру, ставшую самостоятельной, был переведен Порховский епископ Александр (Паулус) с возведением его в сан архиепископа. Патриарх Тихон предоставил Эстонской Церкви широкую автономию.

1919: 21 января местоблюститель Конст-кого патриарха митрополит Дорофей, под защитой расположенного в городе Греко-Иритского полка, приступил к отмене преподавания турецкого языка в греческих школах Константинополя. Затем, 16 марта, в храмах Константинополя была обнародована резолюция об "Объединении с Грецией", после которой патриархия и греки отказались сообщаться с Блистательной Портой. Когда греки также отказались участвовать в ноябрьских выборах, разрыв с турецкими властями оказался полным. Патриархия, в сущности, организовала политический заговор против Оттоманской империи, изменяя тем самым 466-летнюю традицию подчинения мусульманам в области политики.

Поскольку такой дерзкий заговор требовал политической и военной поддержки всех нетурецких сил в регионе, патриархия принялась заводить дружбу с теми, по отношению к кому она с религиозной точки зрения всегда была расположена враждебно. Так, в январе 1919 г. была проведена греко-армянская конференция, с целью координирования деятельности этих двух групп населения в городе . Затем, летом, митрополит Николай Кесарийский от имени патриархии принял приглашение Совместной комиссии Всемiрной Конференции "Вера и Устройство", предтечи Всемiрного совета церквей, принять участие в ее предварительной конференции в Женеве в будущем году. Он сказал, что патриархия "протягивает руку помощи трудящимся на том же поле и в том же винограднике Господнем". (Вл. Мосс, "Прав. Церковь на перепутье", гл. 2-я).

1919: 21 января св. патриарх Тихон посылает послание Константинопольскому патриарху Герману с размышлениями по поводу перехода на новый календарный стиль:

"30-го января 1918 года, на другой же день по обнародовании вышеупомянутого правительственного декрета о новом стиле, поместный собор вынес постановление: на 1918 год остаться при старом. Юлианском календаре, всестороннее же рассмотрение вопроса о возможности введения нового стиля поручить особому "Отделу", в состав которого вошли известные у нас богословы и другие специалисты по данному вопросу.

Внимательно и со всех сторон исследовав дело. Отдел нашел, что каких либо теоретических оснований предпочитать Григорианский стил[ь] Юлианскому не имеется. Григорианский стиль астрономически хотя и точнее Юлианского, однако, абсолютною точностью не обладает, и, следовательно, в свою очередь, оставляет желать другого более точного стиля, другой более совершенной календарной реформы. Представляется поэтому более целесообразным выждать, пока выяснится вопрос об этой новой и окончательной реформе календаря, чем колебать установившийся церковный порядок для реформы несовершенной и, может быть, кратковременной. Мысль о возможности или желательности замены старого стиля новым, таким образом, порождается не какими либо теоретическими и научными соображениями, а исключительно теми практическими житейскими затруднениями, какие переживает теперь Российская церковь, сохраняя свой старый стиль, при существенно изменившихся условиях всей государственной и народной жизни, и теми опасностями (напр[имер] постепенное удаление народных масс из под влияния церкви), какие из этих затруднений проистекают. Но как бы не велики были эти затруднения и эти опасности, вопрос о перемене календаря настолько важен и имеет такой общецерковный интерес, что Российская церковь, по мнению Отдела, не должна решить этого вопроса для себя, не испросив предварительного мнения и совета всех своих о Христе сестер - святых божиих православных церквей с великою Христовою церковью-матерью во главе. Посему Отдел и предложил собору: 1) поручить нашей мерности просить Ваше высокочтимое и превожделенное святейшество обратиться к предстоятелям всех автокефальных православных церквей с запросом об их мнении о возможности замены в церковной практике старого стиля новым, и 2) впредь до получения ответов на эти запросы. Российской церкви сохранять старый стиль неизменно..."

Далее в письме св. патриарх разбирает четыре различных варианта перехода на новый стиль: "...1) Православная Восточная церковь всецело остается при своем Юлианском стиле, допуская разве лишь перенесение празднования гражданского новолетия, где это будет признано нужным с праздника обрезания господня на день св. мученика Вонифатия (19 декабря ст. ст.) за шесть дней до праздника рождества Христова. Этот ответ наиболее состоятелен теоретически и наиболее приемлем с точки зрения всей предшествующей жизни и практики нашей св. восточной церкви. Но практически он легко применим лишь там и до тех пор, где и пока правящие классы находят нужным считаться с нуждами и мнением православного населения; там же где общественная жизнь устрояется совершенно независимо от церковных порядков (а может быть и намеренно вопреки), там при таком ответе остаются совсем неразрешенными и неустраненными все те затруднения и опасности, которыми, как мы выше видели, вызвана и самая постановка вопроса о новом стиле.

2) Второй ответ противоположен первому: святая православная восточная церковь принимает полностью новый стиль. Наиболее удобным днем для начала счисления по этому стилю указывается для 1919 года 3 июня, которое считается 16. Службы святым, приходящимся на пропускаемые числа 3-15 июня, исполняются применительно к указанию типикона о святых, приходящихся на дни страстной" и пасхальной седмиц. При этом праздники значительные (напр[имер] храмовые и под[обные им]) совершаются в те дни, когда они придутся по старому стилю, а служба, приходящаяся на тот же день по новому стилю, им совершается совместно или переносится на другой день. Выгодная и невыгодная стороны этого ответа очевидны по противоположности первому. Сверх того, введение нового стиля в практику православную может дать основание, хотя и не бесспорное, обвинять нашу церковь в нарушении постановления св. 1 Вселенского Собора о времени празднования Пасхи, а такие обвинения, пущенные в народ, способны создать великое смущение умов среди людей ревностных, но мало осведомленных в вопросах веры и церковной дисциплины.

3) Третий ответ стремится примирить оба предшествующие решения вопроса. По нему праздник св. пасхи и соединенные с ним праздники подвижные (Триоди и Пентикостариона) совершаются по старому Юлианскому календарю, праздники же и память святых неподвижные (Минеи месячной) переводятся на новый стиль. Такое решение, по видимому, устраняет и повод обвинять нашу церковь в нарушении постановления I Вселенского Собора, так как православная пасхалия остается незыблемой, св. пасха и прочие подвижные праздники будут праздноваться в те именно дни, в которые они придутся по Юлианскому календарю; изменяется только относительное положение подвижных праздников среди неподвижных: последние передвигаются на 13 дней раньше. Напр[имер], в 1919 году св. пасха праздновалась бы в тот же воскресный день 7 апреля старого стиля, но по новому это было бы 20 апреля, и потому память св. великомученика Георгия оказалась бы на пасхальной седмице, благовещение же, вместо понедельника шестой седмицы св. четыредесятницы, как оно должно быть по старому стилю, пришлось бы во вторник четвертой седмицы и т. п. Устраняются таким решением и все затруднения, какие при старом стиле связаны для православного населения с соблюдением праздников неподвижных, затруднения же, связанные с праздниками подвижными, уже не имеют такой остроты, т. к. св. пасха и пятидесятница падают на воскресные дни. Но серьезное неудобство такого совместного применения обоих стилей в церковной практике обнаруживается при поздней пасхе 20-25 апреля по ст. ст., т. е. 3-8 мая по новому, когда неделя всех святых только немного не совпадает со днем св. апостолов Петра и Павла или даже и перейдет его. Правда, в таких редких и исключительных случаях, может быть допустимо перенести праздник св. апостолов на несколько дней позднее, как это допускается, напр. для благовещения (по Константинопольскому уставу) или для сретения господня (по уставу русскому). Наконец, 4, возможен и такой ответ: признавая по существу наиболее правильным первый ответ и потому желательным повсюду соблюдения Юлианского стиля, каждой автокефальной" поместной православной церкви предоставить свободу, если найдет нужным, избрать для себя второе или третье из указанных выше решений, при чем то или иное решение не должно считаться основанием для разрыва церковного общения, лишь бы нерушимо соблюдалось наше "общее упование", которым живет и движется св. вселенская и наша и апостольская церковь. Предлагающие такой ответ указывают на пример святителей Поликарпа Смирнского и папы Аникиты, а также на общее правило междуцерковных отношений: "во всем любовь" (св. Викентий). Предлагая все изложенное апостольской любви и богопросвещенной мудрости Вашего достопочтимого святейшества и ожидая, через Ваше посредство, братского ответа всех повсюду православных божиих церквей, усердно молим пастыреначальника Христа да утвердит церковь свою в православии и единомыслии..." (Акты Святейшего Патриарха Тихона, М. 1994, с.332-338).

1919: 25-28 февраля в Кливланде, штат Охайо, состоялся Второй Всеамериканский Собор, на котором, ввиду невозвращения в Америку правящего архиепископа Евдокима (Мещерского), ставшего в России одним из главных деятелей обновленческого раскола, было решено назначить епископа Канадского Александра (Немоловского) правящим Северо-Американским, с возведением его в архиепископы. Но, встретившись с трудностями управления в условиях вынужденного отрыва от Матери-Церкви, архиеп. Александр не пожелал не только оставаться на кафедре, но даже продолжать свое пребывание в Америке. На том же Соборе была учреждена албанская православная епархия, в которую вошли приходы штатов Новой Англии, Среднеатлантических и Великих озер. Архимандрит Феофан Ноли был избран ее епископом. Однако благословения на эту хиротонию Святейшего Патриарха Тихона получить не удалось из-за невозможности установления с ним связи в тяжелые послереволюционные годы. К 1918 г. Американская епархия располагала четырьмя викариатствами - Аляскинским, Бруклинским, Питтсбургским и Канадским, насчитывала три миссии (Албанскую, Сирийскую, Сербскую), в ней было 271 храм, 51 часовня, 31 благочиние, 257 священнослужителей, около 60 братств; она имела Свято-Тихоновский монастырь в Пенсильвании, сиротский приют при монастыре, духовную семинарию, церковные школы, насчитывала до 300 тысяч верующих.

1919: 16 марта, в надежде на поддержку стоявших в Конст-ле английских войск, константинопольские греки провозгласили объединение с Грецией и отказались признавать турецкие власти. Эти события сыграли свою значительную роль в происшедших в те годы обновленческих реформах в Конст-ой и Элладской Церквах.

1919: 28 марта местоблюститель Конст-ого патриаршего престола митр. Дорофей писал архиепископу Кентерберийскому: "Мы умоляем Вас оказать энергичную поддержку Британскому правительству... в его усилиях удалить турок (из Стамбула). Воскрешение Христианства на Ближнем Востоке и восстановление храма Св. Софии не может быть достигнуто никакими иными средствами, кроме этого совершенного и окончательного изгнания" (Вл. Мосс, "Прав. Церковь на перепутье", гл. 2-я).

1919: В апреле в Омске состоялся организованный ВВЦУ Сибири Православный Собор Сибири, предавший анафеме руководителей большевистской партии и постановивший при богослужении поминать адмирала А. В. Колчака Верховным Правителем России. В направленном духовенству Сибири обращении Собора, касаясь его участия в движении за освобождение Сибири и России от большевиков говорилось: "Пастыри Церкви имеют нравственное право на борьбу с большевизмом, и никто не должен рассматривать эту борьбу как неподобающую Церкви, как вмешательство Церкви в политические общественные дела государства". (ПБЭ)

1919: 18-24 мая – в освобожденном от большевиков с ноября 1918 г. Ставрополе состоялся "Юго-восточный русский церковный собор", в котором приняли участие 56 делегатов с правом решающего голоса, среди участников находились: митрополит Платон (Рождественский) Одесский, архиепископы: Агафодор (Преображенский) Ставропольский, Митрофан Донской, Димитрий (Абашидзе) Таврический и Агапит (Вишневский) Екатеринославский, епископы: Макарий (Павлов) Владикавказский, Иоанн Кубанский, Арсений (Смоленец) Таганрогский и Ростовский, Гермоген (Максимов) Аксайский, Михаил Александровский, Гавриил (Чепур) Челябинский. Всего в Соборе приняло участие 11 архиереев. На Соборе также присутствовали Главнокомандующий Добровольческой армией генерал А. И. Деникин с начальником штаба генералом И. П. Романовским, протопресвитер армии и флота Г. Шавельский, проф. протоиерй А. Рождественский. Было образовано Временное Высшее Церковное Управление (ВВЦУ) Юга России под председательством архиепископа Донского Митрофана. Численно управление формировалось из трех архиереев, двух представителей духовенства и двух мирян. Высшее Церковное Управление было облечено всей полнотой власти, принадлежащей патриарху с его Св. Синодом и Высшим Церковным Советом, до восстановления связи с патриархом, когда оно немедленно должно было сложить все свои полномочия. В пар. 6 постановлений Собора говорится: «Временное Высшее Церковное Управление на юговостоке России простирает свои полномочия на все области России, по мере освобождения их вооруженными силами юга России». Пар. 7. «В эти области могут войти и епархии Украинской церкви, автономия коих была признана Всероссийским Церковным Собором, при том условии, что, как только военные обстоятельства не будут тому препятствовать, Украинская церковь восстановится в правах, дарованных ей Всероссийским Собором». Принятое Собором обращение к всероссийской пастве выражало позицию прямой поддержки Белого Движения. «Героическое, победоносное движение к центру России Добровольческой армии, казачьих войск, — подчеркивалось в этом обращении, — поддерживаемое мощным, неудержимым движением войск адмирала Колчака, генерала Юденича и славных западных союзников русского народа, вселяет в души всех верующих русских людей чувства горячего упования с Божией помощью скорого избавления наших братьев, тяжко страдающих под игом большевизма в центральных губерниях России». На Соборе решено было разделить епархии: Ставропольскую — на Ставропольско-Кубанскую и Екатеринославско-Ростовскую, Сухумскую — на Сухумскую и Черноморскую.

(Деникин. Очерки русской смуты. Протопр. Г. Шавельский. Воспоминания...).

1919: 20 мая. Св. Синод Греческой Церкви, по инициативе архиепископа Афинского Мелетия (Метаксакиса), поднял вопрос о переводе церковного календаря на новый стиль. Архиепископ Мелетий в своем обращении к членам Синода заявил: "Положение Церкви в России изменилось, и возможность сближения с Западом стала более реальной. Мы считаем необходимым провести срочную календарную реформу..." Организованная комиссия посылает Синоду следующую окончательную резолюцию: “По мнению комиссии, перемена юлианского календаря, если это не противоречит каноническим и догматическим основаниям, может осуществиться при условии согласия всех остальных Православных автокефальных Церквей и, прежде всего, с согласия Константинопольской патриархии, которой было бы необходимо предоставить инициативу всякого рода действий в этой области, при условии не переходить на григорианский календарь, а составить новый, более точный в научном отношении календарь, свободный и от других недостатков обоих употребляемых календарей — юлианского и григорианского” (“The Struggle against Ecumenism,” Boston).

1919: 31 мая (ст. ст.) произошло покушение на Патриарха Тихона П. К. Гусевой, с нанесением ножевой раны. Советский суд признал ее психически невменяемой (Гусева имела политическую судимость, мать двоих красноармейцев) (Рев. и Церк., 1919, № 3-5).

1919: В мае в Белграде встретились сербские епископы и провозгласили объединение различных сербских епархий в единую Сербскую Православную Церковь.

1919: 4 июля на первом заседании ВВЦУ Юга России, происходившем в Екатеринодаре, было постановлено: "«Поминать на всех богослужениях во всех церквах, после Богохранимой Державы Российской, Благоверного Верховного Правителя» адмирала Колчака, которого за несколько дней до этого ген. Деникин объявил Верховным Правителем России (Протопр. Г. Шавельский).

1919: 5 августа Грузинский католикос Леонид направил патриарху Тихону послание, в котором писал, что Грузия, "...соединившись более ста лет тому назад с Россией под единой политической властью, никогда не проявляла желания соединиться с ней в церковном отношении. Мало того, иерархи Грузии имели определенное решение сохранить и при новом политическом строе свою церковную самостоятельность. Эту независимость в первые годы признавал и Святейший Синод Русской Православной Церкви, не желавший вмешиваться во внутренние дела Грузинской Церкви.

Упразднение автокефалии Грузинской Церкви было насильственным делом светских властей вопреки церковных законам. Русская же Церковь вместо того, чтобы протестовать против этих злоупотреблений светских правителей, приняла антиканонически переданное ей светской властью господство над Автокефальной Грузинской Церковью. Всякий после этого протест или иерархов или мирян против произвольного упразднения независимости Грузинской Церкви и руссификации грузин подавлялся светской властью. Так как и в позднейшее время Русский Синод не поддержал иерархов Грузии, подавши в 1905 г. просьбу в отношении восстановления; автокефалии их Церкви, то они решили по собственной инициативе провозгласить независимость своей Церкви. Но и после этого акта они исполнены желания быть в единстве веры и любви, почему бывшего Экзарха Грузии архиепископа Платона считают местоблюстителем-иерархом Русской Церкви на Кавказе в епархиях, находящихся вне пределов Грузинской Церкви... Мы и теперь надеемся, Святейший Владыко, "что Бог все устроит во благо, что некоторые шероховатости в этом деле сгладятся", а что мы братски не встретились на Поместном Соборе Русской Церкви, в том, Владыка Святый, вина не наша, - нас на Собор "братски", вопреки обещанию обер-прокурора А. В. Карташева, никто и не звал, как были позваны представители Церквей Константинопольской, Элладской. Сербской и др. ...Приглашение нас Твоей Святыней явиться на Всероссийский Священный Собор и сознать якобы наши заблуждения и неуместно, и бесцельно: в деяниях наших нет заблуждении. А если бы паче чаяния они оказались, то для искоренения их у каждой Церкви есть средство, известное и Твоей Святыне: неоскудевающая "благодать Святого Духа, чрез которую правда иереями Христовыми и зрится разумно, и содержится твердо..." Что касается тех "шероховатостей", о которых говорит Первоприсутствующий Св. Синода, преосвященный Сергий, и которое действительно имело место у Вас и у нас, то они вызваны вмешательством в дела церковные мирских начальников более ста лет назад... Но, Блаженнейший, Ты знаешь, что все это "произошло не по правилу церковному, а по другим побуждениям человеков" и потому, восстановят канонический порядок в Церквах Грузинской и Русской, будем крепко блюстисти, "дабы впредь ничего такового не было" (1 Вс. Соб. прав.. 21). И это том более возможно и необходимо, что милостью Божией древнее прошло, теперь все новое (2 Кор. 5,17).

При обновленном церковно-государственном строе жизни необходимо обновиться и нам в своих чувствах друг к другу, "чтобы наши два единоверных народа, верные обоим церковным заветам могли жить в мире, исполняя каждый свое призвание, к нашему общему спасению, во славу Божию". (Скурат К.Е. История Поместных Православных Церквей, гл. 1).

1919: август – на территорию Вооруженных сил юга России прибыл освобожденный из галицийского плена митрополит Киевский Антоний (Храповицкий). Владыке Антонию была устроена торжественная встреча, и он принял звание Почетного Председателя ВВЦУ.

1919: Послание Святейшего патриарха Тихона к архипастырям Русской Церкви с призывом о невмешательстве в политическую борьбу:

"...много уже и Архипастырей, и пастырей, и просто клириков сделались жертвами кровавой политической борьбы. И все это, за весьма, быть может, немногими исключениями, только потому, что мы, служители и глашатели Христовой Истины, подпали под подозрение у носителей современной власти в скрытой контрреволюции, направленной, якобы, к ниспровержению Советского строя. Но Мы с решительностью заявляем, что такие подозрения несправедливы: установление той или иной формы правления не дело Церкви, а самого народа. Церковь не связывает Себя ни с каким определенным образом правления, ибо таковое имеет лишь относительное историческое значение.

Говорят, что Церковь готова, будто бы, благословить иностранное вмешательство в нашу разруху, что Она намерена звать "варягов" прийти помочь нам наладить наши дела... Обвинение голословное, неосновательное: Мы убеждены, что никакое иноземное вмешательство, да и вообще никто и ничто, не спасет России от нестроения и разрухи, пока Правосудный Господь не преложит гнева Своего на милосердие, пока сам народ не очистится в купели покаяния от многолетних язв своих, а через то не "возродится духовно в нового человека, созданного по Богу в справедливости и святости истины" (Ефес. 4,24).

Указывают на то, что при перемене власти служители Церкви иногда приветствуют эту смену колокольным звоном, устроением торжественных богослужений и разных церковных празднеств. Но если это и бывает где-либо, то совершается или по требованию самой новой власти, или по желанию народных масс, а вовсе не по почину служителей Церкви, которые по своему сану должны стоять выше и вне всяких политических интересов, должны памятовать канонические правила Святой Церкви, коими Она возбраняет Своим служителям вмешиваться в политическую жизнь страны, принадлежать к каким-либо партиям, а тем более делать богослужебные обряды и священнодействия орудием политических демонстраций.

Памятуйте, отцы и братия, и канонические правила и завет Св. Апостола: "блюдите себя от творящих распри и раздоры", уклоняйтесь от участия в политических партиях и выступлениях, "повинуйтесь всякому человеческому начальству" в делах мирских (I Петр. 2,13), не подавайте никаких поводов, оправдывающих подозрительность Советской власти, подчиняйтесь и ее велениям, ибо Богу, по апостольскому наставлению, должно повиноваться более, чем людям (Деян. 4,19; Галат. 1,10). Посвящайте все свои силы на проповедь Слова Божия, истины Христовой, особенно в наши дни, когда неверие и безбожие дерзновенно ополчились на Церковь Христову, и Бог любви и мира да будет со всеми вами. Аминь (2 Кор. 13,11)".

(Распоряжения Высш. Церк. Власти, №- 21-22, Вятка, 1919 (ЧС-1)

Свидетельство кн. Трубецкого о впечатлении, произведенном в Белой Армии этим посланием: "...Пастырским посланием, помеченным 25-м сентября (день памяти Св. Сергия), Патриарх вменил в обязанность пастырям церкви стоять в стороне от гражданской войны. Я помню, как нас, стоявших тогда близко к Добровольческой Армии на юге России, огорчило это послание Патриарха, но впоследствии я не мог не преклониться перед его мудрой сдержанностью: всюду, где епископы и священники служили молебны по поводу победоносного продвижения Добровольческой Армии, духовенство принуждено было вслед за тем разделить участь этой армии и спешно покидать свою паству, к великому ущербу для церковного дела..." ("Руль", 1923, 17/VII).

1919: В октябре в Новочеркасске состоялся Собор архиереев ВВЦУ для осуждения архиеп. Агапита Екатеринославского за учиненный им на Украине раскол, участвовало 12 архиереев. Интересен заключительный момент Собора. Прочитано следствие; резюмированы выводы; прошли прения, при которых только архиеп. Димитрий (в миру князь Абашидзе) силился обелить своего приятеля. Началось голосование, как всегда, с младших. — «Ваше мнение?» — обращается председатель, архиеп. Митрофан к младшему архиерею. — «Лишить кафедры, послать в монастырь», — отвечает тот. — «Лишить кафедры... послать в монастырь... в монастырь... Молод сам, а уже других — в монастырь...» — ворчит недовольный архиеп. Димитрий. «Ваше мнение?» — обращается архиеп. Митрофан к следующему. «Послать в монастырь, лишив кафедры», — отвечает и этот. «То же, в монастырь... Строг больно... Смотри, как бы сам не попал туда», — продолжает ворчать архиеп. Димитрий. И так как мнения всех архиереев в общем оказались согласными, то он не переставал давать подобные реплики на суждение каждого. Наконец, очередь дошла до него. «Ваше мнение?» — обратился к нему председатель. Архиеп. Димитрий встал, перекрестился: «Господи, помоги сказать по совести!» И, помолчав немного, скороговоркой ответил: «Лишить кафедры, сослать в монастырь». (Протопресвитер Григорий Шавельский, "Воспоминания последнего протопресвитера Армии и Флота"...)

1919: В октябре ВВЦУ Сибири на должность первого в истории Русской Церкви епископа армии и флота назначило б. епископа Чебоксарского Бориса (Шипулина). Всего в Сибирской Белой армии в этом году находилось свыше 2000 священников, подчинявшихся ВВЦУ Сибири (Прав. Богословская Энциклопедия).

1919: Из Обвинительного заключения Верховного Суда РСФСР по делу патриарха Тихона (17 апреля 1923 г): "По признанию самого обвиняемого БЕЛЛАВИНА (свят. патриарха Тихона, ред.), во время гражданской войны 1917-1919 годов, он оказывал Деникину и Колчаку моральную поддержку. На деле, однако, поддержка эта была иного рода. На юге России, где царствовал тогда Деникин, Краснов и другие "правители", рука об руку с Тихоном действовал Антоний ХРАПОВИЦКИЙ, состоявший руководителем Высшего церковного Управления Ставропольского Церковного Собора, организованного с благословения ТИХОНА, членом же Синода В.Ц.У. был архиепископ Новочеркасский МИТРОФАН, с которым ТИХОН все время находился в непосредственной" связи. Оба - крайние реакционеры и монархисты, боровшееся против Советской Республики под открыто-выброшенным лозунгом: "за царя из дома Романовых". От них к б[ывшему] патриарху ТИХОНУ в течение 1918-1919 г.г. неоднократно приезжал какой-то, следствием точно неустановленный "Федя"... "человек в военной форме", привозивший деловые бумаги от Киевского Антония и Новочеркасского Митрофана (уж не келейник ли это митр. Антония, кот. он ласково звал - "Федя", он был солдатом, затем постригся и до конца жизни митрополита верно служил ему уже в сане архимандрита). Каким именно путем этот "Федя" перебирался через фронт, следствию установить не удалось... В июле же 1919 года гр. БЕЛЛАВИНЫМ была установлена связь с контр-революционерами в Ставрополе, где происходил Собор с участием генерала ДЕНИКИНА. О Соборе был своевременно извещен ТИХОН запиской "на клочке бумаги"... Переписка, которую он вел с Югом, по словам обвиняемого, касалась церковных вопросов. Через этого же ФЕДОРА иногда Синод посылал на Юг ответы. Ему, БЕЛЛАВИ-НУ, известно также, что в конце 1918 г. в Киеве на Украинском Соборе было оглашено его, ТИХОНА, обращение к Совету Народных Комиссаров".

1919: Сербский богослов иеромонах Николай (Велимирович) был хиротонисан во епископа Жичского. В 1920 г. он был переведен на Охридскую кафедру - древний город в Македонии, лежащий близ прекрасного Охридского озера. Здесь, в колыбели славянской письменности, где проповедывали святые братья Кирилл и Мефодий, владыкой Николаем, уже зрелым духовным писателем, были созданы истинные жемчужины его творчества: «Молитвы у озера», «Омилие», «Охридский пролог» и другие. В 2003 г. святитель Николай был прославлен Сербской Церковью.

1919: После отделения Финляндии от России, новое лютеранское правительство потребовало от православных ввести Григорианскй календарь и перейти на финский язык в богослужениях. Церковный Собор в городе Сердоболе (ныне – Сортавала вынес решение о учреждении автокефалии и обратился к Святейшему патриарху Тихону с ходатайством о предоставлении временной автономии Финской Церкви, которая бы рассматривалась как переходная ступень к автокефалии.

1919: В ночь с 24 на 25 ноября Святейший патриарх Тихон по распоряжению ВЧК был подвергнут домашнему аресту без предъявления обвинения. В его покоях учинили обыск и поставили стражу.

1919: В декабре при ВВЦУ Юга России был учрежден Церковно-беженский Комитет для попечения о бежавших с севера от большевиков священнослужителях под председательством викария Харьковского епископа Митрофана. Также при ВВЦУ был создан Церковно-общественный Комитет под председательством архиепископа Волынского и Житомирского Евлогия (Георгиевского).

1919: 27 декабря после захвата Воронежа большевиками, в монастыре свят. Митрофана безбожники повесили на царских вратах архиепископа Воронежского Тихона (Никанорова), за служение панихиды по жертвам красного террора, вместе с ним пострадало 160 священников Воронежской епархии.

1919: По условиям Версальского договора, Сирия и Ливан подпали под протекторат Франции. В самой Сирии арабские националисты связывали с эмиром Фейсалом, сыном хиджаского короля, мечты о создании независимой арабской державы на территории Аравии, Сирии и Месопотамии. Часть православной общины поддержала эти планы; Патриарх Антиохийский Григорий IV (Хаддат) проявил лояльность новому правительству и при провозглашении Фейсала королем Сирии (март 1920) принял участие в церемонии его коронации. Однако европейские державы не пожелали мириться с тем, что в Дамаске образовывался очаг арабского национально-освободительного движения, и летом 1920 г. французские войска свергли режим Фейсала. Патриарх Григорий, известный своими националистическими настроениями, в 1921-1922 гг. содержался французскими властями под домашним арестом.

1919: Румынский Синод пренебрег законным протестом Патриарха Тихона и в 1919 г. поставил на Кишиневскую кафедру архимандрита Гурия (Гроссу), русского клирика молдавского происхождения, выпускника Киевской Духовной Академии, бывшего в канун революции настоятелем монастыря в Смоленске.

1919: В Иерусалим из Египта возвратились члены Русской Духовной Миссии и монашествующие. В декабре 1914 года турецкие власти в Палестине распорядились всему русскому мужскому населению покинуть Святую Землю и выехать в Александрию. Начальник Миссии архимандрит Леонид (Сенцов), весь состав Миссии и старшие сестры обителей были высланы из Палестины. Храмы были закрыты, а помещения Миссии, монастыри и паломнические приюты были заняты турецкими войсками. Оставшиеся в Святом Граде, но изгнанные из своих обителей, монашествующие, паломники и члены Миссии терпели немало лишений. В 1917 г. архим. Леонид (Сенцов) уехал в Россию на Всероссийский Собор, где и скончался в 1918 г. (Протоиерей Виктор Потапов (Вашингтон) Русская Православная Церковь заграницей и судьбы русской Палестины: 1921 – 1948 гг.)

1919: В конце года со вступлением в Омск частей Красной армии прекратилась деятельность ВВЦУ Сибири, его председатель архиеп. Сильвестр был арестован и в марте 1920 г. казнен вместе с оставшимися в Омске министрами Временного Правительства.

1919: К концу года около 20 епископов и более 1000 священников стали жертвами красного террора. Было изъято или осквернено 58 святых мощей.

1920: 14 июля произошло третье столкновение между патриархом Дамианом Иерусалимским и Священным Синодом. Высшие члены Священного Синода и два архимандрита прервали с ним общение и ушли в раскол. Через некоторое время патр. Дамиан в сослужении с оставшимися ему верными членами Священного Синода и архиепископом Анастасием Кишиневским (будущим главой РПЦЗ) восполнил места ушедших новохиротонисанными епископами.

1919: 18 декабря (ст. ст.) митрополитом-пероиерархом Румынской Церкви был избран трансильванец, бывший униат, епископ Мирон Кристеа.

1920: В январе митрополит Дорофей, местоблюститель Конст-ого патриаршего престола, и его Синод выпустили послание «Ко всем церквам Христовым повсюду», в котором говорится:

«Первой необходимостью является оживление и укрепление любви между церквами, отношение друг к другу не как к чужакам, а как к родственникам во Христе и сонаследникам обетований Божиих, данных чрез Христа». И далее: «Эта любовь и доброе расположение друг к другу может быть особо выражена и доказана, по нашему мнению, в следующем:

а) в принятии единого календаря для одновременного празднования великих христианских праздников всеми церквами;

б) в обмене братскими посланиями по поводу этих праздников по единому календарю;

в) близким общением представителей различных Церквей;

г) общением богословских школ и представителей богословской науки, обмен богословскими и экклизиологическими публикациями, издаваемыми каждой церковью;

д) отправка молодых людей для обучения из одной церкви в другую;

е) проведение всехристианских конференций для рассмотрения вопросов, представляющих общий интерес;

ж) объективное и историческое изучение догматических различий;

з) взаимное уважение к обычаям и традициям разных церквей;

и) предоставление молитвенных домов и кладбищ для похорон умирающих за границей христиан других конфессий;

к) решение вопроса о смешанных браках между христианами разных конфессий;

л) взаимная поддержка в укреплении веры и благотворительности». (Дмитрий Капустин, "Краткие сведения по истории Греческой Церкви ХХ столетия", электр. версия).

В этом послании Вселенский Патриархат также обращался ко всем христианским Церквам с предложением и обоснованиями необходимости создания Лиги Церквей - содружества всех христианских Церквей для взаимной помощи, сотрудничества и достижения единства. Название предлагаемой организации было заимствовано от Лиги Наций, созданной после первой мировой войны, но цели были церковные - ради блага Церквей и их единства пред лицом внешнего и враждебного Церкви мира. Следует заметить, что в то время в Константинополе насчитывалось около 100.000 православных греков, к началу XXI в. осталось только 4.000.

1920: 8 января армия адмирала Колчака терпит поражение под Красноярском (7 февраля адмирал был казнен).

1920: 5 февраля пять русских архиереев-беженцев: архиеп. Евлогий, епископы: Митрофан, Георгий, Гавриил и Аполлинарий прибыли в Белград. На вокзале они были встречены сербским преосвященным Досифеем Нишским, который обратился к ним с радушным приветствием: "Приветствую вас, владыки, с любовью... Мы рады оказать вам гостеприимство за все то, что русские для нас сделали. И это не фразы..." - Эти слова были сказаны искренно, горячо" - вспоминал митр. Евлогий. Такой же радушный прием был оказан русским архиереям и главой Сербской Церкви митрополитом Димитрием и королем Александром. (Митр. Евлогий, Путь моей жизни, гл. 19).

1920: 12 марта митрополит Антоний путем белой лжи был вывезен из занимаемого крассной армией Новороссийска в Грецию. Видя его нежелание покидать город перед лицом неминуемой жестокой расправы, прот. Г. Ломако пошел на хитрость, и в сговоре с местными греками сообщили владыке радостную "новость", что греки взяли Царьград и над св. Софией воодрузили крест, по поводу чего его просят отслужить благодарственный молебен на греческом пароходе "Элевзис". Владыка, по свидетельству его келейника архим. Феодосия: "...благодарил Бога, крестясь многократно, так как это было его желание от малых лет, и с радостью согласился отслужить молебен... Подали лазаретный автомобиль. Мне о. Ломако шепнул на ухо - возьмите и остальные вещи... Владыке отвели двухместную каюту... думали, что ждем, пока соберутся греки, но слышу - поднимают якорь, выхожу на палубу смотрю, а мы уже выходим в море... Только тогда владыка понял, что его вывезли и избавили от верной смерти. Снаряды уже долетали до Новороссийска и наполняли город своим свистом и грохотом, что наводило панику. Наш пароход ушел последним..."

("Жизнеоп. митр. Антония", архиеп. Никон Рклицкий)

1920: 25 марта митрополит Антоний прибыл в Афины, Пасхальную заутреню служил с архиепископом Мелетием (Метастакисом), а в неделю жен мироносиц уехал на Афон, где пробыл 5 месяцев.

1920: 17 мая в Севастополе было составлено воззвание ВВЦУ на Юге России, под которым стояли подписи архиеп. Димитрия (Абашидзе) Таврического, архиеп. Феофана (Быстрова) Полтавского, еп. Вениамина (Федченкова) Севастопольского, прот. Сергия Булгакова и др.:

"Православный русский народ и Христолюбивое воинство! Третий год, как мы ведем ужасную войну с жестоким врагом, а между тем враг еще не побежден. Происходит это оттого, что большинство русских людей до сих пор не понимает ни своего врага, ни смысла настоящей войны. Ныне настало благоприятное время сказать вам, что настоящая война есть борьба веры и неверия, Христа с Велиаром и Церкви с сатанинским сборищем. Враги Христа, Спасителя нашего, некогда распявшие Его на кресте и многократно воздвигавшие гонения на Церковь Его, ныне собираются распять Невесту Его - Церковь Христову. Ныне во главе полчищ безбожников - дьявол, восставший на Церковь. Он оскверняет алтари Господни и убивает служителей Бога Всевышнего. Он кощунствует над святынями православными. Он предает огню города и селения русской земли и мечу всех лучших сынов ее. Он это делает для того, чтобы разрушить вначале Россию, а потом - все христианские государства Запада и Востока... Восстанем как один за святую веру и Церковь Православную и за святую правду Божию. Поспешим освободить несчастных братьев наших из тяжелого плена безбожных и безжалостных правителей". (Священномуч. Никодим, архиеп. Костромской и Галичский, "Духовный Крым" интернет-издание)

1920: В конце лета игумения Екатерина с сестрами Лесненской женской обители (в Польше) и чудотворной иконой Божией Матери Лесненской прибыли в Сербию. Это имело, по словам митр. Евлогия, огромное значение для возрождения сербского женского монашества: "Дело в том, что сербское женское монашество уже давно умерло. За последние века в Сербии не было ни одного женского монастыря, и сербы стали считать это вполне нормальным явлением. "Наши сербские женщины неспособны к монашеству", – говорили мне некоторые сербы из мирян. Действительность это суждение опровергла, монашество возникло вновь, лишь только появились женщины, способные к организации монастырей. Монастырь в Хопове, куда направили леснинских монахинь, был отдан им не в собственность, а на правах пользования церковным имуществом; так велось хозяйство и в других монастырях в Новой Сербии... Часть доходов оставалась в монастыре для удовлетворения потребностей монашеского общежития, все остальное отсылалось в патриаршую казну... Хопово быстро сделалось центром духовно-религиозной жизни. Монастырь стал привлекать паломников, потянулась к нему сербская и русская, главным образом интеллигентная, молодежь... Мать Екатерина, просвещенная и глубоко религиозная игуменья, всегда умела влиять и воодушевлять молодежь, и к ней тоже потянулись юные души, взыскующие руководства на путях духовной жизни... Она приняла в Хопово несколько сербок. Создалась сербская группа во главе с сербкой м. Меланией; вследствие разности понятий и нравов слиться с русским монашеским ядром сербки не смогли, к ним примкнуло несколько русских монахинь, и обособившаяся группа основала новый монастырь "Кувеждин", сербский. Одновременно стараниями епископа Досифея в Нишской епархии организовались кое-где маленькие сербские монастырьки. В одном из них подвизалась м. Диодора, круглый год ходившая босиком. Отсюда женское монашество перекинулось в другие епархии – словом, погибшее в Сербии женское монашество ожило". (Митр. Евлогий, Путь моей жизни, гл. 19).

1920: 10 был заключен Севрскй договор между странами Антанты и Грецией, в 13-й статье которого Греция обязывалась "признавать и хранить традиционные права и свободы, которыми пользуются негреческие монашеские общины на Афоне, в соответствии с 62-й статьей Берлинского трактата от 13 июля 1878г. Севрский договор ставил исполнение этого пункта под контроль Совета Лиги Наций, каждый член которого мог вносить в Совет предложение о принятии тех или иных мер против Греции за нарушение с ее стороны этого пункта. В целом Севрский договор так и не был ратифицирован.

1920: 12-20 августа в Женеве состоялась первая конференция "Вера и церковное устройство" (Faith and Order), в которой участвовали представители Православных Церквей: Константинополя, Александрии, России, Сербии, Румынии, Болгарии и Греции. ВЦУ на Юге России уполномочило представлять Русскую Церковь архиепископу Евлогию (Георгиевскому), протоиерею Сергию Орлову, диакону Димитрию Поповицкому и Михаилу Бибикову, бывшему русскому консулу в Женеве.

Делегаты Православных Церквей собрались в женевской гостинице "Россия", обсудили все вопросы конференции и выработали Меморандум, где изложили взгляды, надежды и требования Православных Церквей в их участии в движении "Вера и церковное устройство". В архивах Всемирного Совета Церквей сохранилось описание этой конференции, сделанное ее участником сербским епископом Тимокским Эмилианом Пиперковичем (Гласник. 1920. №67). По приглашению архиепископа Евлогия конференция, заключая свою работу, собралась в день праздника Преображения Господня на торжественное богослужение в русском Крестовоздвиженском храме в Женеве. Служили все православные епископы и духовенство, участвовавшие в конференции. Проповедь о необходимости единства сказал митрополит Селевкийский Герман (Вселенская Патриархия). Председатель конференции епископ Чарльз Брент тоже сказал слово: "Мы собрались здесь в последний день конференции вместе в этот праздник Преображения по приглашению в русском православном храме на торжественную Божественную литургию молиться - и мы молились... Мы, западные, нуждаемся в неописуемой красоте богослужений Восточной Церкви. Божественная красота наполняла храм. Мы чувствовали, что восхищены, как в книге Откровения (21, 21), до жемчужных ворот (Нового Иерусалима), и мы вышли из храма с благословенным хлебом (антидором) и виноградом в наших руках, и благостная радость наполнила наши души". Епископ Чарльз Брент окончил заверением. что западным христианам следует внимательно относиться к предложениям православных, ибо они весьма ценны своим содержанием и направлены на сотрудничество в созидании сообщества. (Путь моей жизни, митр. Евлогия).

1920: 5 сентября на Афон пришла телеграмма от генерала Врангеля, которой он вызывал митрополита Антония в Крым для возглавления ВВЦУ. Владыка сразу же вернулся в Россию. Но пребывание его и Белой армии в Крыму продлилось только 40 дней.

1920: 12 сентября на день Собора сербских святых в Сремских Карловцах состоялось торжественное провозглашение объединения и восстановления Сербской Патриархии. В состав восстановленной Патриархии вошли следующие епархии: Белградская, Банялукско-Бихачская, Бачская, Битольская, Бококоторско-Дубровницкая, Будимская, Велешско-Дебарская, Вршачская, Горнокарловацкая, Дабро-Боснийская, Далматинско-Истрийская, Дорянская, Жичская, Захолмско-Рашская, Захолмско-Грецеговинская, Зворницко-Тузланская, Злетовско-Струмичская, Нишская, Охридская, Пакрачская, Печская, Рашко-Призренская, Скоплянская, Сремско-Карловацкая, Шабачская,Темишоарская, Тимокская и Черногорско-Приморская.

1920: В сентябре семидесятилетнего святителя Нектария Пентапольского отвезли в больницу в Афины. Владыку определили в палату для бедных неизлечимо больных. Два месяца врачи пытались облегчить страдания тяжелобольного старца (у него было обнаружено острое воспаление предстательной железы). Владыка мужественно переносил боль. Сохранились свидетельства медицинских работников о том, что бинты, которыми перевязывали старца, источали необычайные аромат.

8 ноября Господь призвал к себе душу Владыки Нектария. Когда тело почившего стали переодевать, его рубашку случайно положили на кровать лежащего рядом парализованного больного. Произошло чудо: больной тут же исцелился.

Из воспоминаний монахини Нектарии: «Когда Владыка умер, и его перевезли на Эгину, поехала и я. Гроб сопровождало множество священников его ученики Ризарийской школы, и масса народа. Вся Эгина вышла! Флаги были приспущены. Закрыты магазины, дома... Его несли на руках. Те, кто нёс гроб, рассказывали, что потом так благоухала их одежда, что они благоговейно повесили её в шкафы как святыню и уже больше не надевали... Все мы сёстры, около десяти человек находились у гроба и держали коробочку с ватой. Мы постоянно протирали лоб Владыки, бороду и руки – между пальцев. В этих местах проступало, как влага сквозь стенки кувшина, Миро! Так продолжалось три дня и три ночи. Все люди разбирали ваточки. Миро сильно благоухало». Святитель был прославлен Элладской Церковью в 1961 г. (память 9 нояб.).

1920: 12 сентября в Сремских Карловцах Архиерейский Собор Сербской Церкви восстановил патриаршество. В тот же день патриархом был выбран Белградский митрополита Димитрий (Павлович), но первоначально правительство не признало это избрание, так как государством еще не было принято соответствующих законодательных актов. («Гласник Српске Православие Цркве». Београд, април, 1962. С. 148).

1920: 30 сентября молодого греческого короля Александра во время прогулки в дворцовом саду укусила обезьяна. Развившийся сепсис — тогда об антибиотиках еще ничего не было известно — привел к смертельному исходу, 20 октября король умер. Решение сложного вопроса о преемнике престола совпало с выборами в греческий парламент. Вопреки ожиданиям премьер министр Е . Венизелос не был перевыбран. К власти пришли вернувшиеся из эмиграции противники Антанты, которые полностью поменяли политический курс страны, генералитет был почти поголовно заменен. Деметриус Гунарис, непримиримый враг союзников, занял кресло премьер-министра. Король Константин, зять Бисмарка, вновь был возведен на престол. Помощь союзников сразу отпала, и Греция продолжила войну с Турцией в одиночку, что привело к жестоким потерям и невыгодному для Греции мирному договору. Черчилль писал, что «четверть миллиона людей погибли от укуса этой обезьяны».

1920: 1 окт. (ст. ст.) – русские православные приходы в Германии входят в Западно-Европейскую епархию с временно Управляющим ею архиепископом Евлогием (Георгиевским).

1920: 2 окт. (ст. ст.) – ВВЦУ, собравшееся в Симферополе, назначает архиепископа Евлогия Управляющим западно-европейскими русскими православными приходами на правах епархиального архиерея. На том же заседании была изменена форма поминания на сугубой ектении, - введена молитва за главнокомандующего Вооруженными силами на Юге Росси генерала Врангеля: вместо "благочестивейшего Государя нашего" поминали: "Благоверного вождя и правителя нашего".

1920: 23 октября Сербское правительство приняло Распоряжение о избрании первого патриарха объединенной Сербской Православной Церкви, согласно которому патриарх должен был избираться специальным Избирательным собором из трех кандидатур, предложенных в свою очередь Священным Архиерейским Собором. В тот же день было обнародовано и временное Распоряжение о Сербской Патриархии. После принятия этих документов 12 ноября 1920 года митрополит Димитрий вновь был избран первым Сербским Патриархом со времени упразднения Печской Патриархии в 1766 году. Избрание предстоятеля подтвердил король Александр. Торжественное настолонование прошло в кафедральном соборе г. Белграда.

1920: 8 ноября Красная Армия штурмом взяла Перекоп и к 17 ноября занимает весь Крым.

1920: 14 ноября премьер министр Греции Е. Венизелос потерпел поражение на выборах.

1920: 17 ноября вдовствующая королева Ольга становится регентом Греции.

1920: 19 ноября, под предводительством Главнокомандующего Русской армией генерала П. Н. Врангеля, к Константинополю прибыли и сосредоточились на Босфоре свыше 125 кораблей русского и иностранных флотов, переполненных русскими беженцами, около 150.000 человек. Здесь были архипастыри во главе с митрополитом Антонием, воины, российские ученые, литераторы, более 27.000 женщин и детей.

1920: 19 ноября на борту парохода "Вел. кн. Александр Михайлович", у стен Константинополя произошло первое заграницей заседание ВВЦУ, в котором приняли участие митрополит Антоний Киевский, митрополит Платон Одесский, архиепископ Феофан Полтавский и епископ Вениамин Севастопольский. На этом заседании было постановлено продолжить полномочия членов ВВЦУ с обслуживанием всех сторон церковной жизни беженцев и армии во всех государствах, не имеющих сношения со Святейшим патриархом.

1920: 20 ноября св. патриарх Тихон, Священный Синод и Высший Церковный Совет принимают постановление № 362 о самоуправлении епархий при невозможности поддерживать связь с каноническим центром или в случае прекращения деятельности высшего церковного управления. В этом постановлении, в частности говорится:

2) В случае, если епархия, вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т. п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным управлением или само Высшее Церковное управление во главе со Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность, епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организаци высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Правительства или митрополичьего округа или еще иначе).

3) Попечение об организаци Высшей Церковной Власти для целой группы оказавшихся в положении, указанном в п. 2 епархий составляет непременный долг старейшего в означенной группе по сану Архиерея.

4) В случае невозможности установить сношения с Архиереями соседних епархий и впредь до организации высшей инстанции церковной власти, епархиальный Архиерей воспринимает на себя вою полноту власти, предоставленной ему церковными канонами, принимая вс меры к устроению местной церковной жизни и, если окажется нужным, к организации епархиального управления, применительно к создавшимся условиям, разрешая все дела, предоставленныя канонами архиерейской власти, при содействии существующих органов епархиального управления Епархиального Собрания, Совета и проч. или вновь организованных); в случае же невозможности составить вышеуказанныя учреждения - самолично и под своей ответствепностью.

5) В случае, если положение вещей, указанное в п. п. 2 и 4, примет характер длительный и даже постояниый, в особенности при невозможности для Архиерея пользоваться содейстаием органов епархиального управления наиболее целесообразной (в смысле утверждения церковного порядка) мерой представляется разделение епархии на несколько местных епархий, для чего епархиальный Архиерей:

а) предоставляет Преосвященным своим викарияим, пользующимся ныне, согласно Наказу, правами полусамостоятельных, все права епархиальных Архиереев, с организацией при них управления, применительно к местным условиям и возможностям;

б) учреждает, по соборному суждению с прочими Архиереями епархии, по возможности, во всех значительных городах своей епархии новыя архиерейския кафедры с правами полусамостоятельных или самостоятельных.

6) Разделенная указанным в п. 5 образом епархия образует из себя во главе с Архиереем главного епархиального города церковный округ, который и вступает в управление местными церковными делами согласно канонам.

7) Если в положении указанном в п. п. 2 и 4, окажется епархия, лишенная Архиерея, то епархиальный Совет или, при его отсутствии, клир и миряне обращаются к епархиальному Архиерею ближайшей или наиболее для них доступной по удобству сообщения епархии, и означенный Архиерей или командирует для управления вдовствующей епархии своего викария или сам вступает в управление ею, действуя в случаях, указаинных в п. 5 и в отношении этой епархии согласно п. п. 5 и 6, причем при соответствующих данных вдовствующая епархия может быть организована и в особый церковный округ.

8) Если по каким-либо причинам приглашения от вдовствующей епархии не последует, епархиальный Архиерей, указанный в п. 7 и по собственному почину принимает на себя о ней и ее делах попечение.

9) В случае крайней дезорганиизации церковной жизни, когда некоторыя лица и приходы перестанут признавать власть епархиального Архиерея, последний, находясь в положении, указанном в п. п. 2 и 6, не слагает с себя своих иерархических полиномочий, но организует из лиц, оставшихся ему верными, приходы и из приходов - благочиния и епархии, предоставляя, где нужно совершать богослужения даже в частных домах и других приспособленных к тому помещениях и прервав церковное общение с непослушными.

10) Все принятыя на местах, согласно настоящим указаниям мероприятия, впоследствии, в случае возстановления центральной церковной власти, должны быть представляемы на утверждение последней." (Церк. Вед., 1922, № 1.)

1920: 19 ноября (ст. ст.) митрополит Киевский Антоний (Храповицкий) встретился с местоблюстителем Константинопольского Престола митрополитом Дорофеем, который благословил существование ВВЦУ, и сообщил владыке Антонию, что Патриархия, хорошо зная митр. Антония, как ревнителя св. канонов, дает свое согласие, чтобы русские архиереи окормляли свой народ, оставивший родину, на канонической территории Конст-ого патриархата:

"Указ №9084 от 2 дек. 1920 (н. ст.)

Высокопреосвященнейший митрополит Киевский и Галицкий, во Христе Бозе возлюбленный Брат Наш и Сослужитель, Господин Антоний, Ваше Возлюбленное Высокопреосвященство братски о Господе лобызаем.

Читан в заседании Священного Синода доклад от 16 прошедшего месяца за # 1, который ваше Высокочтимое Высокопреосвященство вместе с соподписавшимся преосвященными архиереями сочли нужным представить о трудном положении, создавшемся ввиду происшедших событий в деле пастырского управления и удовлетворения религиозных нужд как многочисленных русских солдат и беженцев, сосредоточенных по особым лагерям и помещениям в православных странах, так и по колониям, которые до сего времени пользовались прямым пастырским управлением от Блаженнейшего Патриарха Всероссийского и от епископов в России.

Свято-Священный Синод по прочтении сего доклада первее всего выразил свое соболезнование по поводу долгих и великих испытаний благочестивого русского народа и Сестры Святой Церкви Российской и при сем усердно помолился о скором окончании бедствий. Засим внимательно обсудил представленную Вашими Преосвященствами просьбу об удовлетворении в достаточной мере религиозных нужд вышеупомянутой паствы Церкви российской, которая ныне находится временно вне пределов России и вне связи с нею.

По благосклонном же обсуждении сей просьбы Синод постановил дабы Ваше Высокопреосвященство и остальные поименованные архиереи: преосвященный митрополит Херсонский Платон, преосвященный архиепископ Полтавский Феофан, преосвященный епископ Севастопольский, главенствующий армии и флота Вениамин, образовали бы для пастырского обслуживания названного населения временную комиссию под высшим управлением Вселенской патриархии для надзора и руководства общецерковной жизнью русских колоний в пределах православных стран, равно как русских солдат и беженцев, помещающихся несмешанными с прочими православными по городам и деревням в лагерях и особых помещениях. Вы будете озабочены посылкою им иереев, антиминсов, проповедников и всего необходимого, будете посещать их лично, рассеивая увещаниями возникающие сомнения, прекращая распри, будете делать вообще все потребное, что вменяется Церковью и религией в целях утешения и ободрения упомянутых православных русских христиан.

Что же касается до распрей супружеских, требующих правильного судебного разбирательства, их, как и надлежит, заинтересованные лица должны направлять в законный церковный суд архиепископии Константинопольской Вселенского престола и вообще в законные суды тех православных стран, в коих беженцы пребывают, и прямо в Суд Вселенской патриархии, если таковые дела возникают в русских заграничных колониях.

С удовольствием уведомляя сим посланием Вас об изложенном, снова молимся, да положит Господь скорый предел бедствиям и испытаниям благочестивого русского народа и да дарует ему утешение и возрождение. Да будут лета Вашего Возлюбленного Нам Высокопреосвященства и прочих с Вами во Христе братий многи здравы и спасительны".

А также, митрополит Антоний, по свидетельству судебного протокола по делу патриарха Тихона, получил благословение и от самого Святейшего: "В этом же показании гр. БЕЛЛАВИН признал, что дал свое благословение Высшему Церковному Управлению, организованному АНТОНИЕМ в Константинополе..." (Обвинительное заключение Верховного Суда РСФСР по делу Патриарха Тихона, митрополита Арсения (Стадницкого), архиепископа Никандра (Феноменова) и П. В. Гурьева по 62-й и 119-й статьям Уголовного кодекса РСФСР).

1920: Русская Духовная Миссия в Иерусалиме подчиняется ВЦУ Заграницей. Наблюдать за работой Миссии поручается архиеп. Анастасию Кишиневскому.

1920: К новоизбранному сербскому патриарху Димитрию обратились сербы Америки с просьбой прислать им епископа. Просьба была удовлетворена: от имени Патриарха в Америку был направлен для изучения ситуации и управления сербскими приходами епископ Охридский Николай (Велимирович). После двухлетнего пребывания в Америке епископ Николай вернулся в Сербию.

1920: В конце года около 200.000 русских беженцев с отступающей Белой армией покинули пределы России и пересекли русско-китайскую границу, среди них было 6 епископов и множество священников.

1920: Англиканские эмиссары пообещали щедрые пожертвования обнищавшей Антиохийской патриархии в ответ на признание законности своего священства. Никаких обещаний не было дано, но в США была послана делегация во главе с митрополитом Герасимом (Мессара), чтобы принять участие в конференции англиканских епископов, происходившей в Портланде, шт. Орегон, где был затронут этот вопрос. Конференция не оправдала надежд англикан, кроме того, что, прибывшему с митрополитом Герасимом, архидьякону Антонию Башир (Bashir), в будущем архиепископу и главе Антиохийской архиепископии в США, было обещано жалование, если он, приняв рукоположение, обещается работать среди единоверцев для сближения церквей.

(METROPOLITAN ANTONY BASHIR, by Paul D. Garrett)

1920: В Белграде открывается богословский факультет при Белградском университете.

1921: 5 января (ст. ст.) святые мощи преподобномученицы вел. княгини Елизаветы Феодоровны и ее сподвижницы монахини Варвары были привезены в Иерусалим, где они были торжественно встречены св. патриархом Дамианом, русским и греческим духовенством и положены в храме св. Марии Магдалины в Гефсимании.

1921: 29 января (ст. ст.) св. патриарх Тихон издал указ о предоставлении автономии Финской епархии.

1921: Зарождение Национальной Чехословацкой Церкви. Часть чешского римо-католического духовенства обратилась к папе с требованием упразднения целибата, основания Чехословацкой католической Патриархии, введения в качестве литургического языка чешского взамен латинского. Папа ответил отказом на эти требования, не соглашаясь главным образом на введение института женатого духовенства. Этот отказ только усилил рационалистический дух в организации и ускорил процесс образование Национальной Чехословацкой Церкви насчитывавшей ок. 500.000 человек. Один из активных деятелей движения католический священник о. Матфей добился того, что на соборе нового движения в январе 1921 г. большинство участников высказались за присоединение к Православной Церкви. Второй собор, состоявшийся 29 августа 1921 г. в присутствии делегата Сербской Православной Церкви епископа Досифея, принял православное вероучение, выраженное Вселенскими и Поместными Соборами. Тогда же были выдвинуты три кандидата во епископы на открывающиеся кафедры: доктор Карл Фарский для Пражского диоцеза (епархии), Рудольф Паржик для Восточно-Чешского диоцеза и о. Матфей Павлик для Моравско-Силезского диоцеза. Однако хиротония первых двух кандидатов была отменена в связи с тем, что последовал протест от ряда приходов, которые заявили, что Фарский и Паржик исповедуют Православие притворно, оставаясь в душе еретиками, что вскоре и подтвердилось. Отец Матфей Павлик 21 сентября 1921 г. принял в Сербии, на Фрушка Горе в Лавре Крушедол, монашество с именем Горазда и через четыре дня (25 сентября 1921 г.) в Белграде был хиротонисан во епископа патриархом Димитрием. Но как только он вернулся на родину, между ним и Фарским развернулась борьба. В Чехословацкой Церкви возникли две общины: православная, возглавляемая епископом Гораздом, и реформаторская — под руководством Фарского.

1921: В феврале советские войска оккупировали Грузию. В стране началось гонение на Церковь, постановлением от 15 апреля того же года Грузинская Прав. Церковь была объявлена организацией неимеющей юридического статуса, стали закрываться церкви и монастыри. Если в 1921 году в Грузии насчитывалось свыше 1500 церквей, 25 монастырей с 1600 духовными лицами, то в 60-70-е годы ХХ века осталось только 52 действующих церкви, 2 монастыря и около 100 человек духовенства.

1921: В феврале афинский архиепископ Мелетий (Метаксакис) посетил США. Без согласия священноначалия Русской Православной Церкви, окормлявшей православных всех национальностей в Северной Америке в силу исторического первенства своей миссии в этом регионе, он создал Греческую архиепископию Северной и Южной Америки под юрисдикцией Священного Синода Элладской Православной Церкви с центром в США. Греческий посол в Вашингтоне послал сообщение префекту Солуни, в котором писал, что архиеп. Мелетий "в полном облачении, принял участие в англиканском богослужении, приклонял с ними колена и целовал их престол, сказал проповедь, и благословил присутствующих" (The Struggle against Ecumenism. Boston 1998 , pg. 30).

1921: В марте делегация Константинопольской патриархии во главе с митрополитом Дорофеем отправилась в Лондон, где встретилась с лордом Керзоном, министром иностранных дел Великобритании, королем Георгом V и архиепископом Кентерберийским. Там, у митрополита Дорофея случился сердечный удар и он скончался, как раз тогда, когда должен был получить почетный титул вице-президента Всемiрного Конгресса за дружбу во всем мiре. (Вл. Мосс, "Прав. Церковь на перепутье", гл. 2-я).

1921: 25 марта по случаю 100 летней годовщины восстания греков в 500 кипрских церквах прошли собрания киприотов, они обратились к английской администрации требуя присоединения Кипра к Греции.

1921: 26 марта (ст. ст.) – вышел указ св. патриарха Тихона и Св. Синода подтверждающий указ ВЦУ заграницей о подчинении всех русских православных приходов в Западной Европе, до восстановления нормальных отношений с Родиной, канонической юрисдикции архиепископа Евлогия (Георгиевского) с возношением его имени за богослужением:

"Преосвященному Евлогию, Архиепископу Волынскому и Житомирскому.

По благословению Святейшего Патриарха, Священный Синод и Высший Церковный Совет, в соединенном присутствии, слушали: письмо Преосвященного Финляндского, от 5 марта сего года, по ходатайству настоятеля церкви при Российском Посольстве в Париже протоиерея Якова Смирнова о преподании указания по поводу постановления Высшего Русского Церковного Управления заграницей о назначении Вашего Преосвященства управляющим, на правах епархиального архиерея, всеми заграничными церквами в Западной Европе.

Постановлено: В виду состоявшегося постановления Высшего Русского Церковного Управления заграницей, считать православные церкви в Западной Европе находящимися временно, впредь до возобновления правильных и беспрепятственных сношений означенных церквей с Петроградом, под управлением Вашего Преосвященства, и имя Ваше должно возноситься за богослужением в названных храмах, взамен имени Преосвященного Митрополита Петроградского, о чем и уведомить Преосвященного Митрополита Петроградского, Ваше Преосвященство и Архиепископа Финляндского, 26 марта - 8 апреля 1921 г. N 423.

Член Священного Синода М.Евсевий

Делопроизводитель Самуилов" (Митр. Евлогий, Путь моей жизни, стр. 386-387).

1921: 2 апреля (ст. ст.) Указ ВЦУ Заграницей №318:

"Его Высокопреосвященству Преосвященнейшему Евлогию Архиепископу Волынскому и Житомирскому.

Сим имею честь уведомить Ваше Высокопреосвященство, что постановлением Высшего Временного Русского Управления Вам вверено управление всеми западноевропейскими русскими церквами на правах Епархиального Архиерея, включая и церковь с приходом в Болгарской Софии и в Букуреште; прочие же русские церкви на Балканском полуострове и в Азии управляются Р.В. Церковным Управлением; все сие впредь до восстановления сношений с Всероссийским Свят. Патриархом.

Председатель В.Ц. Управления

Антоний Митр. Киевский и Галицкий".

(Митрополит Евлогий, Путь моей жизни, гл. 19).

1921: 13 апреля Высшее Церковное Управление Заграницей постановило:

«Ввиду особо важного значения для дела Православия на Востоке Иерусалимской Миссии, высокой материальной ценности ее имущества, сложности настоящей политической и церковной обстановки в Палестине и необходимости авторитетного разрешения всех не терпящих отлагательства вопросов, связанных с ликвидацией дел, оставшихся невыясненными и неоконченными, вследствие неожиданной кончины прежнего Начальника Миссии архимандрита Леонида, и, принимая во внимание донесение нынешнего Заведующего Миссией о том, что он сам не в силах разрешить множество возникающих вопросов, а промедление в таковом разрешении может причинить ущерб русским церковным интересам, - Высшее Церковное Управление уполномачивает Высокопреосвященнейшего архиепископа Анастасия отправиться в Палестину, принять там от имени Высшего Церковного Управления все необходимые меры для упорядочения церковных, гражданских, имущественных и всяких других дел Миссии, могущих возникнуть на месте и во всех вопросах церковных, канонических, юридических и всяких иных действиях в качестве полномочного Представителя Высшего Церковного Управления" (Архиеп. Никон (Рклицкий), «Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого». Т. 5. Нью-Йорк. 1959. стр. 17-18).

Архиепископу Анастасию не только удалось достичь соглашения с английскими властями о сохранении имущества Миссии, сдав миссийские здания в арендное пользование для нужд английских учреждений, но и способствовать умиротворению смуты в Иерусалимской Церкви, возглавляемой патриархом Дамианом, личным другом митрополита Антония и почитателем России.

1921: 18 мая нарком внешней торговли и полномочный представитель РСФСР в Лондоне Л. Б. Красин послал министру иностранных дел Великобритании лорду Керзону ноту, в которой говорится:

«Российское правительство заявляет, что все земли, гостиницы, больницы, школы и другие здания, как и вообще все другое движимое или недвижимое имущество Палестинского общества в Иерусалиме, Назарете, Кайфе, Бейруте и в других местах Палестины и Сирии, или вообще где бы оно ни находилось, составляет собственность Российского Государства. Российское правительство одновременно подтверждает свои аналогичные права на имущество бывшей Русской духовной миссии, которое находилось в ведении бывшего Святейшего Синода и которое, в силу этого и согласно декрету от 23 января 1918 г. об отделении Церкви от Государства, перешло в собственность Российского Государства. Наконец, Российское правительство констатирует то же самое в отношении движимого и недвижимого имущества бывшего Министерства иностранных дел в Палестине и Сирии (здания консульств и т. д.)» (Н. Лисовой, Русское духовное присутствие в Святой Земле в XIX – XX в. на сайте русское воскресение.ru стр. 11-12).

1921: Антиохийский патриарх Григорий IV приглашает митрополита Антония (Храповицкого) поселиться в Дамаске. Это предложение не было принято ввиду того, что центр русской церковной эмиграции стал формироваться в Белграде, куда, по ходатайству архиеп. Евлогия и по приглашению Сербского патриарха Димитрия, и переехал митрополит Антоний и ВВЦУ.

1921: Весной епископ Николай (Велимирович), впоследствии прославленный Сербской Церковью, прибыл в Америку, он явился первым сербским епископом посетившим этот континент. Во время своего 3-месячного пребывания в США святитель ознакомился с положением православных сербов в стране и создал базу для учреждения американской епархии Сербской Церкви. Замечательный проповедник и лектор, по праву стяжавший наименование "Сербского Златоуста" он за три месяца дал 150 лекций и проповедей. Святитель выступал в Колумбийском университете, в церквах разных дономинаций - перед афро-американскими протестантами Гарлема, перед англиканами в соборе св. Иоанна в Нью-Йорке. За время своего пребывания в США владыка собрал значительную сумму денег, на которую устроил несколько детских приютов в разоренной войной Сербии, в одном из них окормлялось 600 сирот. (Saints of the Serbian Orthodox Church, by Fr. Daniel Rogich.).

1921: 21 июня 1921 г. Патриарх Тихон, Священный Синод и Высший Церковный Совет признали самостоятельность Латвийской Церкви (Акты С. 177). Во главе ее был поставлен архиепископ Иоанн (Поммер). Латышская Церковь находилась тогда в крайне плачевном состоянии. После убиения временно управляющего епархией епископа Платона (Кульбуша) в 1919 г. она три года была без архипастыря. В конце 1919 г. большевики покинули Ригу. У Православной Церкви появилась надежда на государственную поддержку. Но этого не случилось. Новые чиновники продолжали беззаконие. Ряд государственных структур самочинно захватывали лучшие здания, принадлежавшие Православной Церкви. Так, в Рижскую Духовную семинарию с анатомикумом вселился университет, Министерство иностранных дел захватило летнюю резиденцию архиепископа Рижского. Военное ведомство разместилось в Рижском Духовном училище. Было отнято здание Гольдингенской семинарии, принадлежавшей Петро-Павловскому Православному братству. Рижский Христо-Рождественский кафедральный собор был объявлен государственной собственностью. Его намеревались либо приспособить для государственных нужд, либо вообще взорвать и смести с лица земли. Унижению и притеснению подвергся Рижский Св. Троице-Сергиев женский монастырь. У него, кроме зданий, были отняты луга, лесные угодья под Митавой, земля и усадьба основательниц обители, завещанные монастырю. В официальных бумагах монастырь стал именоваться «бывшим», т.е. ликвидированным, и все его имущество, вплоть до белья монахинь, было описано. Православная Церковь тех лет столкнулась и с другим беззаконием. При попустительстве властей, церковные здания стали самочинно захватывать другие конфессии. Так, Рижский православный Алексеевский мужской монастырь со всем имуществом, прекрасно обустроенной церковью, архиерейским домом - резиденцией главы Рижской епархии - заняла Католическая курия. Лютеране-эстонцы, воспользовавшись тем, что настоятель храма православный протоиерей Александр Вэратс находился в отъезде, самочинно заняли православную Петро-Павловскую церковь и зарегистрировались в Минюсте как «Лютеранская эстонская община». Все надежды возлагались на прибывшего в Латвию Высокопреосвященнейшего Иоанна (Поммера), архиепископа Рижского и всея Латвии. Однако Владыка столкнулся с жестким противодействием властей и сам был вынужден поселиться в подвале Христо-Рождественского собора, так как его резиденция - архиерейский дом был отобран. А власти продолжали захватывать здания и земли, принадлежавшие православию. Минюст медлил с регистрацией Православной Церкви в целом, утверждая, что она вообще не является латвийской.

1921: В июне в новом королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев была принята конституция, которой провозглашалось равноправие православия, католичества и магометанства. Государство обещало им оказывать одинаковую материальную помощь.

1921: Открытое появление на свет обновленчества. Священник Александр Введенский возглавил "Петербургскую группу прогрессивного духовенства". В среде епископата обновленцы вначале нашли себе опору только в лице заштатного епископа Антонина (Грановского), который совершал богослужения в московских храмах с соблазнительными новшествами: вынес престол посреди храма, служил по-русски, переделывая тексты молитв, за что вскоре и был запрещен св. патриархом в служении.

Заведующий отделом ВЧК Самсонов еще в 1920 г. в письме Дзержинскому писал о проделанной работе по разрушению Церкви изнутри: "...приняв во внимание и то, что низшее молодое белое духовенство, правда, в незначительной своей части, безусловно, прогрессивно, реформистски и даже революционно настроено по отношению к перестройке Церкви, секретный отдел ВЧК сосредотачивает все свое внимание именно на поповскую массу, и только через нее мы сможем путем долгой напряженной и кропотливой работы разрушить и разложить Церковь до конца" (Одинцов М. И. Государство и Церковь. 1917–1938. М., 1991. С. 24–25).

1921: 26 июля состоялось первое заседание ВЦУ в Сремских Карловцах, в Сербии.

1921: В августе, когда до Москвы стали доходить слухи об ужасном голоде на Украине, св. патриарх Тихон обратился за помощью к зарубежью, как он писал: "мы, почитая долгом своим прийти на помощь страждущим духовным чадам Нашим, обратились с посланием к главам отдельных христианских Церквей (Православным Патриархам, Римскому Папе, Архиепископу Кентерберийскому и епископу Йоркскому) с призывом, во имя христианской любви, произвести сборы денег и продовольствия и выслать их за границу умирающему от голода населению Поволжья...".

1921: Старец Порфирий (Биарактарис) в 15-летнем возрасте приходит на Афон и поселяется в Георгиевской келлии на Капсокаливии.

1921: 14 августа Антиохийский патриарх Григорий написал патриарху Тихону письмо, в котором просил благословение на учреждение антиохийской епархии в Сев. Америке. Патриарх Тихон 17 января 1922 г. ответил, что антиохийский патриарх должен сперва получить на это согласие русских епископов в Америке и в частности сирийца еп. Автимия (Офиеша) Бруклинского, который находился в юрисдикции Русской Церкви.

1921: 9 августа архим. Алексий (Кабалюк) открывает собор Карпаторусской Православной Церкви. На него съехались делегаты (более 400 человек) со всех православных сел края. Делегаты приняли Устав и официальное название "Карпаторусская Восточная Православная Церковь". Еще со времен Австро-Венгрии Подкарпатская Русь находилась в юрисдикции Сербской Церкви, Из-за гонений на Православие в России съезд решил остаться в сербской юрисдикции.

1921: 27 августа совершается хиротония архим. Тимофея во епископа Иорданского (будущий патриарх Иерусалимский). В хиротонии в Воскресенском соборе Гроба Господня участвовали патриарх Дамиан, архиепископы Газский Софроний, Неапольский Пантелеимон и русский архиеп. Анастасий (Грибановский), буд. первоиерарх РПЦЗ.

1921: В августе польское правительство сообщило Патриарху Тихону через посланника Филипповича в Москве свою заинтересованность в автокефальном устройстве православной Церкви в Польше. Святейший Патриарх готов был к компромиссу. 15 сентября 1921 г. определением Священного Синода главе православной Церкви в Польше сообщились полномочия окружного митрополита (Поместный Собор 1917–1918 гг. издал Определение об объединении епархий Русской Церкви в митрополичьи округа). Патриарх Тихон своим указом от 27 сентября назначил архиепископа Георгия (Ярошевского) своим экзархом в Польше, правда, без перемещения его на Варшавскую кафедру, которую по-прежнему занимал не имевший возможности выехать за границу митрополит Серафим (Чичагов). В своем послании Минскому архиепископу Георгию (Ярошевскому) Святейший патриарх ввиду затрудненности сношений Патриархии с польскими епархиями даровал Церкви в Польше права автономии.

1921: 25 сент. в Белграде сербским патриархом Димитрием в сослужении митр. Антония (Храповицкого) и сербских архиереев Варнавы и Иосифа был хиротонисан первый чешский епископ Горазд (Павлик). (мон. Горазд, Судьбы...). Впоследствие он принял мученическую смерть от рук гестаповцев и был прославлен Чешской Церковью в лике святых.

1921: 30 сент. (ст. ст.) в ответ на обращение ВЦУ за границей Соединенное присутствие Священного Синода и Высшего Церковного Совета под председательством Патриарха Тихона приняло постановление № 193, в котором говорится: «1) В виду нецелесообразности подчинения существующему за границей Высшему Церковному Управлению Русской Церкви всех православных церквей и общин Московского Патриархата за пределами Советской России, оставить это Управление с прежними его полномочиями, без распространения сферы его действий на православные церкви в Польше, Финляндии, Эстонии, Латвии и Литве, каковые сохраняют существующий у них ныне образ церковного управления, 2) ходатайство об учреждении должности наместника Святейшего Патриарха за границей, как ничем не вызываемое, также отклонить, и 3) сообщение о предполагавшемся созыве на 1 октября ст. ст. Собора русский православных заграничных церквей принять к сведению. О чем уведомить Преосвященного Митрополита Антония» (Следственное дело… - С. 695). (Акты… - С. 193-194).

1921: С 1 по 17 октября (ст.ст.) в Киеве проходил I Всеукраинский Собор Украинской автокефальной православной церкви (УАКПЦ), положивший начало неканоничной Украинской церкви "самосвятов". B день открытия сего мероприятия зарегистрировалось 445 делегатов и приглашенных, среди коих было 48 священников, 8 диаконов и 30 дьяков. Отличительной чертой данного собрания было отсутствие на нем епископов и поэтому согласно церковным канонам оно не могло называться собором и являлось "самочинным сборищем".

6(19) октября 1921 г. митр. Михаил (Ермаков) в сопровождении двух священников явился в Софийский собор, где и заседал I Всеукраинский собор УАПЦ. Экзарх призвал присутствующих не вносить смуту в церковную жизнь, подчеркнув, что с его подачи, Патриарх "благословил богослужение на украинском языке, когда того пожелает большинство прихожан, в т.ч. и женщины, которых Патриарх благословил к церковной работе с полными правами", и подчеркнул, что он надеется, что "делегаты данного съезда не нарушат церковных правил и не нарушат воли Святейшего Патриарха". Владыка не дал благословения данному собранию и предложил его участникам разойтись по домам, указав на его неканоничность. После ухода митрополита частью участников собора был опять поднят вопрос о создании комиссии для переговоров с епископатом. На это предложение председатель собора М. Мороз ответил так: "… я предлагал бы теперь никаких комиссий не выбирать. Они слышали, чего мы хотим. Пусть обдумают и ответят, а если не пожелают, то они недостойны и нашего высокого собора и нашего народа…Если мы стали на революционный путь, то мы должны сами выбрать архиепископа и в воскресенье его посвятить."

Вечером 9(22) октября 1921 г. состоялся чин наречения Василия Липковского во "митрополиты", а 10(23)октября состоялась его так наз. "соборная хиротония". Сам Липковский описал свою "хиротонию" в одном из своих писем так: "В посвящении приняли участие 30 священников и все миряне, каких только в состоянии вместить в своих стенах Софийский храм. В момент посвящения по толпе пробежала волна энтузиазма. Члены собора и все присутствующие клали руки на плечи друг другу, пока цепи рук не дошли до священников, меня окружавших." После этого Липковского подвели к почивающим в Софийском соборе мощам св. великомученика митр. Макария и возложили на его голову мертвую голову святого. Таким образом свершилось "рукоположение" В. Липковского во "епископы". Этим актом данное собрание окончательно порвало с Православным вероучением, отказавшись от принципа апостольской преемственности иерархии. 11(24) и 17(30) октября состоялись "рукоположения" во "епископы" И. Теодоровича, Н. Шараевского, С. Орлика, И. Павловского и еще нескольких человек. Другим деянием этого собора было введение женатого епископата и второбрачия духовенства. В определении по этому поводу говорилось: "16. Происхождение и состояние в браке не является препятствием для принятия всех степеней духовного сана, до епископского включительно, лицами пригодными к этому, как с моральной, так и с образовательной стороны. 17. Для принятия епископского сана монахи не должны иметь каких-либо привилегий. 18. В деле заключения и расторжения браков священнослужители Украинской Церкви подчиняются общим законам."

1921: В октябре, под давлением лютеранского правительства Финская Церковь перешла на Григорианский календарь, включая, вопреки постановлению I Вселенского Собора, пасхалию. Только в монастырях Пасху разрешалось праздновать согласно Юлианскому календарю, но после 1924 г. и это разрешение было снято.

1921: Ноябрь. В результате политических перемен, т.е. смещения с поста премьер министра Греции Е. Венизелоса, дяди архиеп. Мелетия, экуменическая и антиканоническая деятельность главы Элладской Церкви архиепископа Мелетия (Метаксакиса) наконец возбудила протесты Св. Синода Греческой Церкви, кот. создала комиссию для расследования его церковных преступлений.

29 декабря он был лишен кафедры "за нарушение канонов и учинение раскола". Первоиераршество было возвращено несправедливо смещенному архиепископу Феоклиту. В 1967 г. редакция периодического издания массонской ложи Греции "Массонский бюллетень", попросила своего "собрата" Александра Зервудакиса написать личные воспоминания о Мелетии (Метаксакис). Он написал подробную его биографию. Александр впервые познакомился с патр. Мелетием в Константинополе в 1922 г.: "...Я его приветствовал как массон массона, он улыбнулся и сказал: Я вижу, что вы меня понимаете... " Еще в 1908 г. массоны успешно направили "... испытующий дух Мелетия следовать по стопам огромного числа английских и др. иностранных епископов и посвятить себя в таинства скрытые в масонстве..." Мелетий вступил в Константинопольскую масонскую ложу № 44 "Гармония", и так никогда от этого "вступления" и не отмылся. Его посвящение произошло на Кипре в 1909 г. Два других клирика были одновременно с ним приняты в ложу, одним из них был митрополит Василий Анчиалосский, официальный представитель Константинопольского патриархата. Зервудакис так описывает это событие: "Я помню с какой радостью и гордостью все братья говорили о посвящении Мелетия... После посвящения брат Мелетий распространял масонскую деятельность везде, где он смог послужить во время своей бурной жизни..." В заключение Зервудакис пишет: "Не так уж много тех, кто вступив в массонство, смогли это сделать целью всей своей жизни..." ("The struggle against ecumenism", by HOCNA, Boston, 1998). В Международном масонском словаре сказано следующее: "Многие греческие православные ...Патриархи принадлежали и принадлежат к масонству ...в том числе Патриарх Александрийский Мелетий, бывший до того Вселенским Константинопольским Патриархом". (Lennhoff E., Posner O. Internationales Freimaurer-Lexikon. Wien - Munchen, 1932. (Nachdruck 1980). S. 584-585).

1921: 8 ноября (ст. ст.) в Сербии, в Сремских Карловцах, состоялся первый Всезарубежный Собор РПЦЗ. Митрополит Антоний (Храповицкий) являлся президентом Собора. В Соборе лично приняли участие 11 русских архиереев и два сербских: митр. Иларион и еп. Максимилиан, 24 русских архиерея, не имея возможности приехать на Собор, прислали письма и телеграммы, в которых признавали полномочность Всезаграничного Собора решать вопросы организации церк. жизни, а также признавали власть ВЦУ и Архиерейского Собора. В Соборе также приняли участие представители духовенства, монашества и мирян. Всего было 163 участника. Среди почётных членов были: председатель Совета Министров Югославии г. Пашич и Главнокомандующий Русской Армией генерал Врангель. Почетным председателем Собора был Сербский патриарх Димитрий, предполагалось, что он лично посетит Собор, но неожиданно произошло событие, которое расстроило это посещение. Еще не утихла вражда между Югославией и Болгарией, воевавших между собою в великую войну и добрососедские отношения еще не наладились, к тому же "болгарская схизма" еще не была изжита. На Собор из Софии прибыл Болгарский митр. Стефан, кот. привез с собой приветствие от Болгарского Синода. Это вызвало неудовольствие Сербской иерархии и патриарх Димитрий отказался посетить Собор, сославшись на свою занятость и усталость. Болгарский митр. Стефан, узнав об этом, покинул Собор, оставив ему приветствие от Болгарского Синода. (Архиеп. Никон. Жизнеописание блаженнейшего Антония, митр. Киевского и Галицкого. Т. VI. С. 10-11). На Соборе помимо постановлений пастырско-миссионерского характера, было принято Положение о Высшем Церковном Управлении, об епархиальном управлении, о церковно-хозяйственных делах, об обслуживании еще существовавших частей Армии, об обслуживании разнообразных групп беженцев. Собор составил молитву о спасении России и заменил ею молитву о Государе, эта молитва в течени свыше 70 лет читалась во время литургии во всех храмах РПЦЗ. 16 ноября Миссионерский отдел Собора высказал свое отрицательное отношение к Обществу христианской молодежи YMCA и Обществу «Маяк»: "Противохристианские учения проводятся в жизнь не только идейно и в печати, но и под флагом благотворительных, явно масонских учреждений, каковы Христианский союз молодежи, Общество "Маяк"..." (Деяния Собора, С. 45). Собор направил обращение к Генуэзской международной конференции, с просьбой не признавать советское правительство и помочь русскому народу свергнуть своих безбожных поработителей. В отделе Собора занимавшегося вопросом духовного возрождения России возникли прения по поводу призыва восстановить в России династию Романовых, высказывались мнения, что вина "в большей или меньшей степени ляжет на общего святейшего отца и духовного вождя, Патриарха Тихона". После голосования Собор выпустил послание к русской эмиграции, в котором были такие слова: "Да вернет (Господь Бог) на Всероссийский престол Помазанника, сильного любовью народа, законного православного царя из Дома Романовых". Никто из противников такой формулировки не возражал в принципе против упоминания Монархии, споры разгорелись из-за упоминания династии. В связи с этим выразили свое несогласие архиепископ Евлогий и Председатель Отдела, архиепископ Анастасий. Мнение архиереев за и против разделились поровну, две трети духовенства воздержались от голосования и послание в этой формулировке прошло только благодаря голосу мирян. Собор вызвал гнев большевиков, впоследствие, в 1923 г., во время судебного процесса над св. патриархом Тихоном они вменяли патриарху в вину то, что он благословил созыв этого Собора: "По поводу Карловицкого Собора обвиняемый гр-н БЕЛЛАВИН (свят. патр. Тихон, ред.) показал, что о созыве этого Собора он узнал из письма Антония ХРАПОВИЦКОГО, полученного через Эстонскую Миссию в последних числах сентября 1921 года. Сообщение это было обсуждено на соединенном заседании Высшего Церковного Управления и Синода в Москве, при чем совещание постановило благословить созыв Карловацкого Собора. Это благословение им, БЕЛЛАВИНЫМ, было сообщено Антонию также через одну из иностранных миссий. Ему, БЕЛЛАВИНУ, тогда же было известно, что на этом собрании могут быть и представители монархических организаций. Впоследствии он узнал из письма ЕВЛОГИЯ, что Собор принял резолюцию о восстановлении в России самодержавной монархии из дома Романовых. Он, БЕЛЛАВИН, считает, что благословение его и Синода Карловацкому Собору, ставшему на путь политический, было ошибкой. Постановления же Собора (о поддержке ВРАНГЕЛЯ и других), он считает антинародными и неправомерным... Резолюции Собора были доставлены Арх[иепископом] ЕВЛОГИЕМ в Москву патр[иарху] ТИХОНУ... Никаких шагов к отмежеванию от этого Собора ТИХОНОМ принято не было и только после того, как ТИХОН никак не реагировал на эти преступные замыслы беглых попов и монархистов, ему об этих резолюциях было сообщено Наркомом Юстиции тов. КУРСКИМ. ТИХОН ограничился оффициальным наложением резолюции: "Собор закрыть (Собор был уже закрыт), а за постановлениями Карловицкого Собора не признавать канонического значения, ввиду вторжения его в политическую область, ему не подлежащую. Материалы заграничного Собора затребовать, чтобы судить о степени виновности участников Собора". Соединенное собрание (церковников), приняв эту резолюцию ТИХОНА к сведению, вынесло постановление: "Войти в обсуждение деятельности виновников Собора с преданием их церковному суду по восстановлении нормальной жизни Российского Синода". Фактически это означало, конечно, отказ от всякого расследования и лицемерную отписку... " (Обвинительное заключение Верховного Суда РСФСР по делу Патриарха Тихона, митрополита Арсения (Стадницкого), архиепископа Никандра (Феноменова) и П. В. Гурьева по 62-й и 119-й статьям Уголовного кодекса РСФСР).

Епископ Серафим (Соболев), управляющий русскими православными общинами в Болгарии, доложил Собору о своем крайне тяжелом положении в Болгарии из-за болгарской схизмы и невозможности сослужения с болгарским духовенством. Архиереи всесторонне обсудили этот вопрос и заявили, что они желали бы возстановить общение с Болгарской Церковью, но не могут превышать свои каноничные правомочия, без участия других Поместных Церквей и в частности Конст-ой. Несмотря на это, продолжая практику Русской Церкви и основываясь на правилах (71, 81, 88, 122 карфагенского собора и 122 по номерации в кормчей), соборяне разрешили русским священникам и дьяконам совершать все виды богослужений и таинств с епископами и клиром Болгарской Церкви, также и русским епископам с болгарским духовенством. А между епископами разрешалось только совместное служение молебнов, панихид и проч., но "никак не совершение Божественной литургии и других св. таинств Православной Церкви.“ (Академик Иван Снегаров. Отношенията между Българската църква и другите православни църкви след провъзгласяването на схизмата).

Полный список участников Собора: митр. Антоний Киевский, архиеп. Анастасий Кишиневский, архиеп. Александр Сев.-Американский, еп. Антоний Алеутский, еп. Адам, еп. Апполинарий Белгородский, еп. Владимир Белостокский, еп. Вениамин Севастопольский, еп. Гавриил Челябинский, еп. Гермоген Екатеринославский, еп. Дамиан Царицынский, еп. Даниил Охотский, архиеп. Елевферий Литовский, архиеп. Евфимий Бруклинский, митр. Евлогий Зап. Европейский, архиеп. Иннокентий Пекинский, еп. Мар-Илья Урмийский, еп. Иона Тяньцзинский, архиеп. Мефодий Харбинский, еп. Мелетий Забайкальский, еп. Михаил Александровский, еп. Михаил Владивостокский, еп. Нестор Камчатский, архиеп. Пантелеимон Пинский, митр. Платон Северо-Американский, архиеп. Серафим Финляндский, еп. Серафим Лубенский, еп. Сергий Бельский, еп. Сергий Черноморский, архиеп. Сергий Японский, еп. Стефан Питсбургский, еп. Симон Шанхайский, архиеп. Феофан Полтавский, еп. Феофан Курский, (архиепископ Иоанн Латвийский не участвовал в Соборе по местным политическим условиям). (Прот. Михаил Польский "Каноническое положение высшей церк. власти в СССР и заграницей", Джорданвилл, 1948 г. стр. 115).

1921: 25 ноября архиепископ Мелетий (Метаксакис) вопреки каноничным выборам митр. Германоса, был поставлен патриархом Константинопольским. Сторонник антитурецкого политического курса своего дяди премьер-министра Греции Элевфериоса Венизелоса, новый патриарх Мелетий IV прибыл в оккупированный в то время войсками Антанты Стамбул на корабле под византийским желтым флагом с черным орлом. Высокая Порта решительно опротестовала это избрание. Митрополит Германос (Каравангеис) вспоминал об этом событии так: "Когда меня путем голосования выбрали в патриархи, то ни у кого не было сомнений в каноничности выборов, из 17 проголосовавших только один высказался против. Затем один из моих мирских друзей предложил мне 10.000 фунтов стерлингов если я откажусь от патриаршества в пользу Мелетия (Метаксакиса). Естественно я с возмущением отказался от такого предложения. В то же время поздно вечером неожиданно мне нанесли визит три представителя "Национальной Лиги Обороны" и стали усердно убеждать меня отказаться от патриаршества в пользу Мелетия (Метаксакиса). Они говорили, что Мелетий может внести 100.000 долларов на восстановление патриархата и, т.к. он имеет дружеские связи с англиканскими епископами в Англии и Америке, то может быть крайне полезным для Греческих международных интересов... Об этом также просил примьер-министр Греции Елевферий Венизелос. Я думал об этом предложении всю ночь. В патриархате царствовала полная финансовая разруха, греческое правительство прекратило посылать помощь, и других средств дохода не было, жалование не выплачивалось уже 9 месяцев, благотворительные организации патриархата находились в критическое состоянии. По этим причинам и ради блага народа я принял это предложение..." (Delimpasis, A. D., Pascha of the Lord, Creation, Renewal, and Apostasy, Athens, 1985, pg. 662 (in Greek)). Большинство архиереев патриархата собрались в Солуни и признали поставление Мелетия в патриархи неканоничным, они решили совершить новые каноничные выборы Константинопольского патриарха, но не смотря на непризнание своих собратий, Мелетий, хоть и не надолго, стал патриархом Константинопольским. В своем слове при интронизации он ясно выразил путь своей дальнейшей деятельности: "Я отдаю себя на служение Церкви, чтобы с ее первого престола способствовать развитию, насколько возможно, более тесных дружеских отношений с неправославными христианскими церквами Востока и Запада, для продвижения дела объединения между теми и другими".

1921: 29 декабря Св. Синод Элладской Церкви низвергает из священного сана Мелетия Метаксакиса за ряд церковных проступков и за учинение раскола.

1921: В этом году в Болгарии созывается Церковно-народный собор, который кодифицировал болгарские церковные законы. Выработанное им Положение (Устав) состояло из 568 статей. Основные принципы этого Положения заключались в синодальной системе церковного управления и в широком участии в управлении мирян. Согласно данному Положению органами церковного управления были: 1. Священный Синод (весь епископат) - высшая духовная власть в решении вопросов духовного характера (догматических, литургических и др.). 2. Духовно-Светское Собрание (духовенство и миряне) — законодательный орган для всей Церкви и Епархиальные Собрания (архиерей, клирики и миряне) - для отдельных епархий. 3. Постоянный (Малый) Священный Синод (из Экзарха и четырех архиереев по алфавитному списку епархий на двухлетний срок) - административный орган Церкви. К административным органам относился и Церковный Совет (из двух клириков и двух мирян), избираемый Духовно-Светским Собранием на четыре года. Компетенции Церковного Совета подлежали дела Церкви финансового и юридического характера. Решения его имели силу после одобрения Прстоянным Священным Синодом. 4. Высший Церковный Суд при Священном Синоде (епископы, клирики и миряне) и Епархиальный Духовный Суд.

1921: К концу года около 3 миллионов русских беженцев покинули пределы России.

1921: К концу года в России было закрыто 722 монастыря. (В. Русак. т. 1. стр. 216).

1922: 17 янв. – вышел указ Патриарха Тихона и Св. Синода о возведении в сан митрополита Управляющего Зап.-Европейскими русскими православными приходами архиепископа Волынского и Житомирского Евлогия (Георгиевского). (Митр. Евлогий, стр. 401).

1922: 24 января архиепископ Георгий (Ярошевский) созвал архиерейский Собор в Варшаве, в котором кроме него приняли участие архиепископы Дионисий (Валединский) и Пантелеимон (Рожновский), к ним впоследствии под давлением польских властей присоединился и епископ Владимир. Министерство религиозных исповеданий на Соборе представлял Пекарский. Его усилия в переговорах с русскими архиереями направлены были главным образом на то, чтобы вынудить их подписать так называемые "Временные правила", составленные в министерстве, которыми предусматривался далеко идущий государственный контроль за жизнью Православной Церкви в Польше. 30 января "Временные правила" подписали только владыки Георгий и Дионисий. Архиеп. Пантелеимон и еп. Владимир отказались поставить свои подписи под документом, ущемлявшим права православных в Польше.

В тот же день патриарх Тихон издал указ о переводе архиепископа Георгия на Варшавскую кафедру и возведении его в сан митрополита, поскольку стала очевидной невозможность добиться от польских властей разрешения на въезд в Варшаву митрополита Серафима (Чичагова), который имел репутацию крайне правого. Но титулярное возвышение владыки Георгия отнюдь не означало поддержки его намерений со стороны патриарха, ибо в указе уже не упоминаются ни церковная автономия, ни его экзаршие права. Следовательно, на основании указа патриарха он стал всего лишь одним из епархиальных архиереев в Польше без всяких юрисдикционных прав по отношению к другим епархиальным архиереям.

Арест св. патриарха Тихона был использован митрополитом Георгием как еще один довод в пользу провозглашения автокефалии.

В 1925 г. возгорелись споры и полемика получил ли митр. Георгий власть областного митрополита или нет. Интересовавшиеся церковными делами лица обратились за разрешением этого вопроса к самому патриарху Тихону и получили следующее, известное также и Варшавскому Синоду разъяснение: "Божиею милостию Патриарх Московский и всея России Тихон. Во всеобщее сведение Преосвященных архипастырей, досточтимых пастырей и верных чад Патриаршей области Нашей по вопросу о пределах канонической юрисдикции покойного Варшавского Митрополита Георгия объявляем нижеследующее: 1) Покойный Митрополит Георгий, назначенный Нами на Варшавскую кафедру в январе 1922 года, был лишь епархиальным архиереем Варшавской епархии с почетным титулом "Митрополита", каковой титул предоставлен Нами покойному согласно пожеланию Правительства Польского, выраженному через г-на Посла. 2) Покойный Митрополит Георгий не был "митрополитом всея Польши", т. е. канонической юрисдикции "Областного Митрополита" покойный не имел, так как "Положение о Высшем управлении Православною Церковью в Польском Государстве", выработанное при Патриархии Московской и своевременно посланное Нами на отзыв Польского Правительства, последним до сих пор не возвращено и отзыва с его стороны по содержанию "Положения" не последовало, по каковой причине упомянутое "Положение" о Высшем Церковном управлении в Польском Государстве окончательного утверждения Нашего не получило и в законную силу не вошло. Дано в Богоспасаемом граде Москве, в лето от Рождества Христова 1925-ое, Патриаршества же Нашего в восьмое, месяца марта в 24-ый день. (Печать и подпись) — Тихон, Патриарх Московский". (К. Свитич, Православная Церковь в Польше и ее автокефалия).

1922: 10 февр. (ст. ст.) Декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей на нужды голодающих.

(Известия, 1922, 26 февр.)

1922: 15 февраля (ст. ст.) св. патриарх Тихон выпускает послание по поводу изъятия большевиками церковных ценностей: "...Желая усилить возможную помощь вымирающему от голода населению Поволжья, Мы нашли возможным разрешить церковноприходским советам и общинам жертвовать на нужды голодающих драгоценные церковные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления, о чем и оповестили Православное население 6(19) февраля с.г. особым воззванием, которое было разрешено Правительством к напечатанию и распространению среди населения.

Но вслед за этим, после резких выпадов в правительственных газетах по отношению к духовным руководителям Церкви, 10(23) февраля ВЦИК, для оказания помощи голодающим, постановил изъять из храмов все драгоценные церковные вещи, в том числе и священные сосуды и прочие богослужебные церковные предметы. С точки зрения Церкви подобный акт является актом святотатства, и Мы священным Нашим долгом почли выяснить взгляд Церкви на этот акт, а также оповестить о сем верных духовных чад Наших. Мы допустили, ввиду чрезвычайно тяжких обстоятельств, возможность пожертвования церковных предметов, неосвященных и не имеющих богослужебного употребления. Мы призываем верующих чад Церкви и ныне к таковым пожертвованиям, лишь одного желая, чтобы эти пожертвования были откликом любящего сердца на нужды ближнего, лишь бы они действительно оказывали реальную помощь страждущим братьям нашим. Но Мы не можем одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской Церкви и карается Ею как святотатство – миряне отлучением от Нее, священнослужители – извержением из сана (Апостольское правило 73, Двухкратн. Вселенск. Собор. Правило 10).

(Акты Святейшего Патриарха Тихона)

1922: 3 марта (ст. ст.) св. патриарх Тихон посылает благодарственное письмо Сербскому патриарху Димитрию за гостепримство оказанное им русским архиереям-беженцам: "Да вознаградит Вас Господь сторицею за это доброе дело, и да благословит Он Ваши дни на патриаршем престоле..."

1922: 11 марта (ст. ст.), по благословению св. патриарха Тихона, была учреждена новая епископская кафедра в Харбине, Китае, которую возглавил архиепископ Мефодий.

1922: 19 марта В. И. Ленин диктует секретное письмо В. М. Молотову для членов Политбюро ЦК РКП(б) об изъятии церковных ценностей: «... Для нас именно данный момент представляет собой не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий.

Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и потому должны) произвести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету.

Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей... без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности, и никакое отстаивание своей позиции в Генуе в особенности, совершенно немыслимы... Все соображения указывают на то, что позже сделать нам этого не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс... Кроме того, главной части наших заграничных противников среди русских эмигрантов заграницей... борьба против нас будет затруднена, если мы, именно в данный момент, именно в связи с голодом, проведем с максимальной быстротой и беспощадностью подавление реакционного духовенства.

Сейчас победа над реакционным духовенством обеспечена нам полностью...

...Мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий...

Официально выступать с какими то ни было мероприятиями должен только тов. Калинин, - никогда и ни в каком случае не должен выступать ни в печати, ни иным образом перед публикой тов. Троцкий... Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше». (Вестник Русского Студенческого Христианского движения. 1970. № 98. С. 54-57; Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 190-193.)

1922: 1 марта патриарх Константинопольский Мелетий (Метаксакис) официальным указом переводит греческую архиепископию в США, подчинявшуюся до этого Элладской Церкви, в юрисдикцию Константинопольского патриархата. На том же заседании патриарх и Священный Синод Константинопольской Церкви приняли решение об обязательном и исключительном подчинении Константинопольскому патриарху всей православной диаспоры всего православного рассеяния и всех православных приходов и епархий, находящихся вне границ государств, в пределах которых пребывают Поместные Православные Церкви.

1922: 16 марта (ст. ст.) Высшее Церковное Управление за границей, заслушав ходатайство Управляющего КВжд и его помощника, постановило: "1) Ввиду особого исключительного положения, в котором находится полоса отчуждения КВжд в церковно-административных и политических отношениях и ввиду полного прекращения связи со Святейшим Патриархом Всероссийским и высшими церковным органами и нарушенных сношений с кафедральным городом Владивостоком, где проживает Епископ Владивостокский Михаил, в юрисдикции которого находится полоса отчуждения КВжд, учредить временно, в пределах полосы отчуждения КВжд, самостоятельную епископию с кафедрой в г. Харбине. 2) Назначить на Харбинскую епископскую кафедру проживающего в Харбине Высокопреосвященнейшего Мефодия, Архиепископа Оренбургского, с наименованием его Архиепископом Харбинским и (пропуск), предписав ему организовать при себе временное Епархиальное Управление." Об этом своем постановлении Высшее Церковное Управление за границей уведомило Архиепископа Мефодия и Епископа Владивостокского Михаила указом от 16/29-го марта 1922 г. (Прот. Аристарх Пономарев, «Христианство на Дальнем Востоке", рукопись).

1922: 22-23 марта Троцкий конкретизирует свои директивы гонения на Церковь в следующих тезисах: "Арест Синода и патриарха признать необходимым, но не сейчас, а примерно через 10-15 дней... В течение этой же недели поставить процесс попов за расхищение церковных ценностей (фактов таких не мало)... Печати взять бешеный тон, дав сводку мятежных поповских попыток в Смоленске, Питере и пр. После этого арестовать Синод... Ассигновать немедленно миллион рублей в счет изъятых церковных ценностей для получения хлеба для голодающих. Широко оповестить об этом как о первом ассигновании... Тов. Калинину дать интервью такого содержания: ... изъятие ценностей ни в коем случае не является борьбой с религией и церковью... Декрет об изъятии ценностей возник по инициативе крестьян голодающих губерний... Ассигновать 10 миллиардов советскими деньгами на расходы по изъятию..."

(Полные тексты писем Троцкого и Ленина см. в числе издательских приложений к книге Э. Саттона "Уолл-стрит и большевицкая революция". М., "Русская идея", 1998.)

1922: 5 апреля патриарх Константинопольский Мелетий (Метаксакис) учреждает в Англии Фиатирскую митрополитю, во главе которой ставит своего соратника по реформам митрополита Германа (Стринопулоса) с титулом экзарха Западной и Центральной Европы. В то время в Англии было четыре греческих общины, кот. окормлялись Элладской Церковью.

1922: С 10 апреля по 19 мая в Генуе, Италия, проходила международная конференция для обсуждения мер "экономического восстановления Центральной и Восточной Европы, и главным образом - проблем, связанных с Советской Россией. В конференции приняли участие 29 государств и 5 доминионов Великобритании. В советскую делегацию (председателем кот. был Ленин, оставшийся в Москве) входили: Чичерин, Литвинов, Красин, Раковский, Иоффе и др. К этой конференции было обращено Послание от Русского Всезаграничного Собора, написанное в декабре 1921 г. митрополитом Антонием. Владыка писал:

"Среди множества народов, которые получили право голоса на Генуэзской конференции, не будет только представительствовать двухсотмиллионный народ русский, потому что невозможно же назвать его представителями, и притом единственными, его же поработителей, как нельзя было в средние века признать гуннов представителями франкских и германских племен Европы, хотя среди гуннских вождей, конечно, успевали втереться несколько процентов предателей из народов европейских как и среди наших коммунистов — евреев, латышей и китайцев — втерся известный процент русских, и то преимущественно не на первых ролях. Впрочем, если бы вожди большевиков и не были инородцами и иноверцами, то и тогда какая же логика может признать право народного представительства за теми, кто поставил себе целью совершенно уничтожить народную культуру, т. е. прежде всего то, чем народ жил почти тысячу лет — его религию, чем продолжает жить и теперь, перенося жестокое гонение на свою родную веру, будучи лишен самых священных для него — Московских Кремлевских — храмов и всех почти русских монастырей, бывших в его глазах светочами жизни, рассеянными по лицу всей земли русской? Завоеватели-большевики казнили сотнями тысяч русских людей, а теперь миллионами морят их голодом и холодом: где было слышно, чтобы интересы овечьего стада представляли собою его истребители — волки? Если бы спросить еще не растерзанных волками овец, чтобы они желали для своего благополучия, то в ответ послышался бы один дружный вопль: уберите от нас волков. Так было бы, если бы овцы могли говорить; так оно и есть с русским народом, который до того забит и терроризирован, что не может поднять голоса и лишен физической возможности дать себя услышать просвещенной Европе и всему миру...

Спрашивается, какие могут быть дальнейшие последствия для Европы и других стран, если они поддержат большевиков? Элементов, сродных нравственному нигилизму последних, имеется довольно в каждом народе, о чем свидетельствуют переполненные тюрьмы и места ссылки. А с падением религии в последние 50-100 лет во всех странах западной культуры естественно усиливается жажда земных наслаждений, т. е. богатства и власти, а вместе с ними и зависть к тем, кто всего этого достиг, или кому это дано, по заслугам ли или по благоволению фортуны.

Таких элементов много и среди полуинтеллигентной части европейского общества. Десятая заповедь для них не существует: они уже довольно напитались противоположными идеями сознательных нарушителей нравственных начал общественной жизни.

Сколько энергии государственной жизни расходуется на борьбу с такими элементами населения, на охранение от них парламентов и школы, сколько общественных сил отвлекается от сознательной работы на внутреннюю самозащиту государства.

Теперь пусть подумают вершители судеб человечества, какое гибельное оружие дают они в руки всех преступных, аморальных и безрелигиозных элементов своего населения, если Всемирная Конференция, заменившая теперь совет королей и папы, введет в свою среду убийц и цареубийц, предателей своего отечества, разбросавших в чужие руки сотни тысяч квадратных километров своей территории и десятки миллионов населения, вовсе того не желавшего и временно примирившегося со своей фиктивной свободой только для того, чтобы не быть под пятой большевиков.

Если на Конференции или после Конференции выяснится, что большевицкая власть в России признана полноправной, то в одном государстве за другим начнутся большевицкие перевороты, которые, как это всем известно, настойчиво подготовляются интернационалом во всех народах. Их неуспех или медлительность в достижении полного успеха зависит 1) от непризнания большевиков всеми правительствами, 2) от страшных бедствий голода, холода и эпидемий, разразившихся над Россией по причине большевицкой неурядицы. Однако, русские палачи, ведущие энергичную пропаганду, настойчиво и не без успеха убеждают и русское и иностранное население в том, что неизлечимость этих бедствий имеет причиной прекращение дипломатических сношений с Европой, лишающее Россию транспорта и, следовательно, приобретения хлеба, лекарств и других произведений индустрии...

Народы Европы! Народы Мира! Пожалейте наш добрый, открытый, благородный по сердцу народ русский, попавший в руки мировых злодеев! Не поддерживайте их, не укрепляйте их против Ваших детей и внуков! А лучше помогите честным русским гражданам. Дайте им в руки оружие, дайте им своих добровольцев и помогите изгнать большевизм — этот культ убийства, грабежа и богохульства из России и всего мира. Пожалейте бедных русских беженцев, которые за свой патриотический подвиг обречены среди Вас на голод и холод, на самые черные работы, которые принуждены забывать все, чему учились, и быть лишенными даже таких необходимых удобств жизни, которые доступны последнему неграмотному чернорабочему. Они в лице доброй своей половины офицеров, генералов и солдат готовы взяться за оружие и идти походом в Россию, чтобы выручить ее из цепей постыдного рабства разбойников. Помогите им осуществить свой патриотический долг, не дайте погибнуть вашей верной союзнице — России, которая никогда не забывала своих друзей и от души прощала тех, кто временно был ее врагом..." (Жизнеописание митр. Антония Храповицкого, архиеп. Никон Рклицкий).

1922: 26 апреля в Москве открылся судебный процесс, на котором были осуждены 20 московских священников и 34 мирянина за "подстрекательства к безпорядкам при изъятии церковных ценностей". Пятеро из обвиняемых были казнены. Московский трибунал вынес постановление о привлечении к суду и главного "виновника" - патриарха Тихона, а также провозгласил, что трибунал "устанавливает незаконность существования организации, называемой православной иерархией". Так, было вынесено юридическое определение, поставившее вне закона всю Русскую Православную Церковь.

1922: 3 мая состоялось секретное совещание Президиума ГПУ с участием первого заместителя Председателя ГПУ И. С. Уншлихта, начальника Секретно-оперативного Управления ГПУ В.Р. Менжинского, его заместителя Г. Г. Ягоды, начальника Секретного отдела ГПУ Т. П. Самсонова и П. А. Красикова. Совещание рассмотрело вопросы, связанные с ведением московского процесса, о вызове патриарха Тихона в ГПУ в качестве свидетеля и об его аресте. 2 пункт постановления совещания гласит: "2. ТИХОНА вызвать и затребовать от него в 24 часа публикации отлучения от церкви лишения сана и отречения от должности вышеуказанного (заграничного, ред.) духовенства, а также потребовать от него издания специального послания заграничному православному духовенству и выдаче представителям Соввласти ценностей находящихся в заграничных церквах. В случае если ТИХОН откажется от исполнения вышеуказанных требований такового немедленно арестовать предъявив ему все обвинения совершенных им против Советской Власти по совокупности " (ЦА ФСБ, ф. 1, оп. 6, д. 11, л. 127-об).

1922: 3 мая (нов. ст.) американские делегаты протоиерей О. Пашковский (будущий митрополит Феофил, глава Американской Митрополии) и представитель YMCA Е. Т. Колтон посетили свят. патриарха Тихона, это было за два дня до его домашнего ареста, он уже тогда был несвободен в своем передвижении и находился под постоянным надзором. Делегаты ходатайствовали перед патриархом о назначении на Сев. Американскую кафедру митрополита Платона Одесского. Патриарх отнесся сочувственно к этому назначению, но не решился утверждать его без согласия Высшего Церковного Управления Заграницей. На следующий день Колтон писал:

"Е. Б. В. Буймистрову

Милостивый Государь!

перед самым мои отъездом в Россию я получил Ваши серьезные телеграммы. Я мог лично передать их Патриарху и получить его одобрительный ответ. Никто из нас не считает благоразумным для него послать письменное сообщение. Это оказалось правильным, т.к. мои бумаги были просмотрены на границе. Патриарх высказал свое пожелание и рекомендацию, чтобы Высшее Церковное Управление Заграницей просило Митрополита Платона остаться в Америке с полными правами, о которых просят, в частности, поручив Канаду Архиепископу Александру и США Антонию. Он предпочел сделать все это в форме рекомендации, поскольку дело уже было в руках Управления и он не хотел распоряжаться через его голову. Он просил меня передать ответ Митрополиту Евлогию в Берлин и я это сделал в прошлое воскресение утром. В ответ на мой запрос, когда можно ожидать для Вас ответа в Нью-Йорке, он ответил, что он немедленно свяжется с Управлением, имеющим главную штаб-квартиру на Балканах в надежде, что окончательное решение не задержится долго..." (архив Американской Прав. Церкви, цит. по Еп. Григорий Граббе, К ИСТОРИИ РУССКИХ ЦЕРКОВНЫХ РАЗДЕЛЕНИЙ ЗАГРАНИЦЕЙ Опровержение ошибок и неправд в сочинении Д.Поспеловского "The Russian Church Under the Soviet Regime 1917-1982")

1922: 4 мая возмущенный молчанием советской прессы о судебном процессе московского духовенства, Л. Троцкий пишет грозные письма в редакцию:

"в[есьма] срочно с. секретно.

РЕДАКЦИИ “Известий”

РЕДАКЦИИ “Правды”

РЕДАКЦИИ “Рабочей Москвы”

ЦК РКП Тов. Зеленскому

Что же это такое? Сегодня ни в “Известиях”, ни в “Правде”, ни даже в “Рабочей Москве” нет ничего по поводу поповского процесса. Окончание процесса отсрочено специально для того, чтобы дать возможность прессе восполнить свое прямо таки преступное упущение в деле освещения и разъяснения процесса... Предлагаю редакция(м) по поручению Политбюро ПК отвести в субботнем и воскресном номерах поповскому процессу главное место. Все силы редакции должны быть мобилизованы для всестороннего освещения процесса и его главных выводов. Важнейший из этих выводов таков: в советской республике существует централизованная антинародная контр-революционная организация, которая прикрывается религией, а на деле является политическим сообществом. Эта организация имеет свое отделение в виде монархической поповской заграничной организации, которая расходует большие денежные средства. Церковная иерархия, возглавляемая патриархом Тихоном, за эти годы переправила за границу огромные церковные ценности. Эти церковные ценности идут там на поддержание богатой жизни монархистов-попов, на контр-революционную пропаганду, на подготовку монархической реставрации... Необходимо довести дело до конца. Необходимо привлечь к строжайшей ответственности действительных виновников и организаторов монархически-поповского заговора.

Р. S. Извещаю редакции, что мною будет внесено в Политбюро предложение о привлечении к партийной ответственности редакций за невыполнение постановления ПОЛИТБЮРО". ("Архивы Кремля, Политбюро и Церковь 1922-1925 гг." дело №25-3)

1922: 5 мая для св. патриарха Тихона подвергся двум допросам - в Московсом трибунале, во время процесса над московским духовенством, и в ГПУ. Московский трибунал в этот день вынес определение о необходимости привлечения к суду в качестве обвиняемых патриарха Тихона и архиепископа Крутицкого Никандра (Феноменова). А в ГПУ Т. П. Самсонов и В. Р. Менжинский потребовали от патриарха сказать определенно, какие меры наказания он намерен применить по отношению к зарубежному духовенству, прежде всего митрополитам Антонию и Евлогию. В. Р. Менжинский даже предложил патриарху пригласить к себе в Москву митрополитов Антония и Евлогия, чтобы потребовать "личного объяснения", на что патриарх ответил: "Разве они поедут сюда". На том же допросе патриарху было предъявлено требование издать директиву зарубежному духовенству о выдачи всего церковного имущества за границей представителям советской власти согласно декрету ВЦИК. На что патриарх ответил: "В имущественных вопросах Патриарх[ии] изданы распоряжения совместно с Высшим Церковным Управлением, при нем состоящем, и я указанному Управлению сделаю предложение для приведения в исполнение". (АПРФ. Ф.3. Оп.60. Д.25. Л.9; ЦА ФСБ. Д.Н-1780. Т.2. Л.45).

1922: 5мая (н. ст.) патриарх Тихон, Св. Синод и ВЦ Совет выпускают указ № 349 о роспуске ВЦУ заграницей:

"Управляющему Русскими православными церквами за границей

Преосвященному Митрополиту Евлогию.

По благословению Святейшего Патриарха, Священный Синод и Высший Церковный Совет, в соединенном присутствии, слушали: предложение Святейшего Патриарха, от 28 марта (10 апреля сего года), следующего содержания: "Прилагаю при сем номера "Нового Времени" от 3 и 4 декабря 1921 года и 1 марта 1922 года. В них напечатаны послания Карловацкого Собора и обращение к мировой Конференции. Акты эти носят характер политический, и, как таковые, они противоречат моему посланию от 25 сентября 1919 года. Поэтому:

1) я признаю Карловацкий Собор заграничного русского духовенства и мирян не имеющим канонического значения и послание его о восстановлении династии Романовых и обращение к Генуэзской Конференции не выражающими официального голоса Русской Православной Церкви,

2) ввиду того, что Заграничное Русское Церковное Управление увлекается в область политических выступлений, а с другой стороны, заграничные русские приходы уже поручены попечению Вашего Преосвященства, Высшее Церковное Управление за границей упразднить,

3) Священному Синоду иметь суждение о церковной ответственности некоторых духовных лиц за границей за их политические от имени Церкви выступления.

По обсуждении изложенного предложения Святейшего Патриарха

ПОСТАНОВЛЕНО: 1) Признать "Послание Всезаграничного Церковного Собора чадам Русской Православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим", о восстановлении в России монархии с царем из дома Романовых, напечатанное в "Новом Времени" от 3 декабря 1921 года, № 184, и "Послание Мировой Конференции от имени Русского Всезаграничного Церковного Собора", напечатанное в том же "Новом Времени" от 1 марта сего года за № 254, за подписью Председателя Российского Заграничного Синода и Высшего Церковного Управления за границей Митрополита Киевского Антония, – актами, не выражающими официального голоса Русской Православной Церкви и ввиду их чисто политического характера не имеющими церковно-канонического значения; 2) ввиду допущенных Высшим Русским Церковным Управлением за границей означенных политических от имени Церкви выступлений и принимая во внимание, что, за назначением тем же Управлением Вашего Преосвященства заведующим русскими православными церквами за границей, собственно для Высшего Церковного Управления там не остается уже области, в которой оно могло бы проявить свою деятельность, означенное Высшее Церковное Управление упразднить, сохранив временно управление русскими заграничными приходами за Вашим Преосвященством и поручив Вам представить соображения о порядке управления названными церквами, и 3) для суждения о церковной ответственности некоторых духовных лиц за границей за их политические от имени Церкви выступления озаботиться получением необходимых для сего материалов и самое суждение, ввиду принадлежности некоторых из указанных лиц к епископату иметь по возобновлении нормальной деятельности Священного Синода при полном, указанном в соборных правилах, числе членов. О чем, для зависящих по предмету данного постановления распоряжений, уведомить Ваше Преосвященство." ("Мотивы моей жизни", митр. Евлогия, стр. 402-403).

Сразу по получению указа митрополит Евлогий написал письмо митрополиту Антонию и приложил к письму копию указа. В своем письме к владыке Антонию митр. Евлогий писал: "Указ этот поразил меня своей неожиданностью и прямо ошеломляет представлением той страшной смуты, которую он может внести в нашу церковную жизнь. Несомненно он дан под давлением большевиков. Я за этим документом никакой обязательной силы не признаю, хотя бы он и был подписан Патриархом. Документ этот имеет характер политический, а не церковный. Вне пределов советского государства он не имеет значения ни для кого и нигде...» (Жизнеоп. блаж. митр. Антония, еп. Никона Рклицкого).

В ответ на это письмо владыка Антоний послал митр. Евлогию телеграмму: "Volontе du Patriarche faut accompar venex immеdiatement" (Волю патриарха надо исполнить приезжайте немедленно). (митр. Евлогий, "Мотивы моей жизни").

1922: 6 мая, на следующий день после допроса в ГПУ св. патриарх Тихон был заключен под домашний арест. По завещанию патриарха временное управление Церковью должно было перейти к митрополиту Казанскому Кириллу, но ввиду того, что последний находился в заключении, следующий по завещанию - митрополит Агафангел Ярославский должен был взять управление Церковью в свои руки.

1922: 7 мая был вынесен приговор Московского Революционного Трибунала по делу московского духовенства и мирян. К расстрелу приговаривалось 11 человек.

1922: Патриарх Константинопольский Мелетий (Метексакис) обратился к архиепископу Алеутскому и Северо-Американскому Александру (Немоловскому) и другим архиереям Русской Православной Церкви в Северной Америке с официальным предложением о переходе в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. Архипастыри рассмотрели это обращение на конференции 7 мая и решительно его отвергли. В своей резолюции они писали, что поскольку русская епархия в Сев. Америке является частью своей основательницы - Русской Православной Церкви, то "...Русская православная епархия в Сев. Америке является органической частью автокефальной Русской Церкви, и все указы Вселенского патриарха на территории ее епархии не применимы..." (The Canonical Status of the Patriarch of Constantinople in the Orthodox Church, Archbishop Gregory (Afonsky)

1922: 9 мая св. патриарх Тихон вновь был вызван на допрос, на котором его ознакомили с приговором по московскому процессу духовенства и о привлечении его к судебной ответственности и взяли подписку о невыезде. Допрос вновь велся вокруг отношения патриарха к РПЦЗ. Сопротивление патриарха было сломлено, и чекисты услышали ( и записали - а патриарх скрепил протокол своей подписью) нужные им слова: "Антония Храповицкого, митрополита Киевского, врагом рабоче-крестьянской власти я не считал. В настоящее же время, судя по выступлениям его в заграничной печати - "Новое время" и другие - я нахожу, что он, Антоний Храповицкий, является заклятым врагом рабоче-крестьянских трудящихся масс России. Антисоветские и интервенционистские выступления Антония Храповицкого мне стали известны только с марта 22-го года, может быть - с февраля". Самсонов вцепился крепче: была ли у патриарха переписка с "беглым православным духовенством"? Через кого? "Такие письма, - ответил патриарх, зная, должно быть, что некоторые из них перехвачены ГПУ, - я получал от Антония Храповицкого, митрополита Евлогия, от архиепископа Анастасия и других. Письма от беглого контрреволюционного духовенства я получал через иностранные миссии - латвийскую, эстонскую, финляндскую и польскую. Кто из миссий персонально приносил эти письма, я не знаю, не припоминаю. Чины моей канцелярии, в частности, мой секретарь Неофит, лиц, приносивших письма, видели и должны их знать. Из польской миссии письма из-за границы приносил и передавал лично мне член миссии Моравский". (ЦА ФСБ. Д.Н-1780. Т.2. Л.42.;Т.29.Л.86-87).

1922: 11 мая патриарх Мелетий Константинопольский назначает греческого архиепископа Александра Родостолонского своим экзархом в Северной и Южной Америке.

1922: 12 мая из Петрограда в Москву приехала группа обновленцев — Введенский, Боярский, Белков и псаломщик Стадник. Прямо из тех инстанций, где, по словам самого Введенского, "быть нельзя", появились они в покоях патриарха в сопровождении двух чекистов и сообщили ему, что добились разрешения на созыв Поместного Собора при условии, что патриарх оставит престол. Патриарх в ответ заявил, что патриаршество его тяготит как крест. "Я с радостью приму, если грядущий Собор снимет с меня вообще патриаршество, а сейчас я передаю власть одному из старейших иерархов и отойду от управления Церковью". Предлагаемые кандидатуры епископов модернистов патриарх отверг и назначил своим заместителем митрополита Агафангела. Через день успешно выполнившие поручение ГПУ обновленцы напечатали в "Известиях" воззвание, осуждавшее "тех иерархов и тех пастырей, которые виновны в организации противодействия государственной власти по оказанию ею помощи голодающим и в ее других начинаниях на благо трудящихся. Мы считаем необходимым,— заявили провокаторы,— немедленный созыв Поместного Собора для суда над виновниками церковной разрухи, для решения вопроса об управлении Церковью и об установлении нормальных отношений между нею и советской властью". Под документом подписались епископ Антонин (Грановский), московские священники С. Калиновский, И. Борисов, В. Быков, священники из Петрограда В. Красницкий, А. Введенский, Ев. Белков, псаломщик С. Стадник и саратовские священники Русанов и Ледовский.

1922: 12 мая (н. ст.) св. патриарх Тихон направил митрополиту Агафангелу письмо, извещавшее о передаче ему "церковного правления впредь до созыва Собора. На это имеется согласие гражданской власти,— писал он,— а потому и благоволите прибыть в Москву без промедления". Митрополит Агафангел готов был исполнить волю святителя Тихона, но по распоряжению ВЦИК его задержали в Ярославле. Патриарх между тем оставался под домашним арестом и без разрешения ГПУ к нему никого не пускали. Его сношения с другими архипастырями и оставшимися членами Синода и ВЦС были прерваны. Обновленцы, почувствовав себя хозяевами положения, извещают председателя ВЦИК о создании нового Высшего церковного управления (ВЦУ), "ввиду устранения Патриархом Тихоном себя от власти". (Левитин, т. 1-й).

1922: 17 мая в Наркоминдел поступила шифртелеграмма Г.В.Чичерина о просьбе папы Римского освободить патриарха Тихона. Вместе с тем папа предложил советскому правительству выкупить изъятые ценности и передать их главе католической церкви в России архиепископу Я. Цепляку, немедленно выплатив властям необходимую сумму. Запрашивая руководство страны по данному вопросу, сам Г. В. Чичерин хотя и счел предложение соблазнительным, но заметил, что "передача православных церковных предметов католикам вызовет бурю в России". Предложение папы принято не было. (АПРФ. Ф.3. Оп.60. Д.25. Л.11).

1922: 18 мая обновленцы Введенский, Белков и Калиновский опять явились в покои святителя Тихона, требуя подписать составленное ими прошение о передаче им канцелярии св. патриарха, "дабы не продолжалась пагубная остановка в делах управления Церковью. По приезде Вашего заместителя он тотчас же вступит в отправление своих обязанностей. К работе канцелярии мы временно привлекаем, до окончательного сформирования управления под главенством Вашего заместителя, находящихся на свободе в Москве святителей". На самом деле обновленцы планировали, что ВЦУ возьмет на себя всю полноту власти в Церкви, потому что еще 15 мая от председателя ВЦИК М. И. Калинина они знали, что митрополита Агафангела в Москву не пустят.

После долгих уговоров посланники ГПУ все же увезли с собой документ с резолюцией Патриарха: "Поручается поименованным ниже лицам, то есть подписавшим заявление священникам, принять и передать высокопреосвященнейшему Агафангелу по приезде его в Москву синодские дела при участии секретаря Нумерова, а по Московской епархии — преосвященному Иннокентию, епископу Клинскому, а до его прибытия — преосвященному Леониду, епископу Верненскому, при участии столоначальника Невского". О том, как поступать "подписавшим заявление священникам" в случае, если митрополит Агафангел в Москву не приедет, патриарх никаких распоряжений не сделал. И тогда находчивые авантюристы объявили резолюцию Патриарха об учреждении временной канцелярии актом передачи им церковной власти и, сговорившись с епископами Леонидом (Скобеевым) и Антонином (Грановским), объявили об образовании ВЦУ во главе с преосвященным Антонином. На другой день НКВД выдворило Патриарха Тихона из Троицкого подворья, определив в Донской монастырь под домашний арест, со строжайшей охраной и в полной изоляции от внешнего мира. На Троицком подворье, в покоях св. патриарха, в тот же день водворилось самочинное ВЦУ во главе с расколоучителем еп. Антонином (Грановским). (прот. Владислав Цыпин, "История Русской Церкви" 1917-1918, гл. 2)

1922: Обновленцы сколотив немногочисленную группу единомышленников, организовали издание журнала "Живая церковь", а вскоре так назвали и свою группу. Православный народ стал именовать обновленцев "живцами". В мае вышли два номера "Живой церкви" под редакцией Калиновского со статьями епископа Антонина, священников Введенского, Красницкого и В. Н. Львова. Бывший обер-прокурор Львов советовал священникам прежде всего скинуть рясу, обстричь волосы и превратиться, таким образом, в "простых смертных". Смысл обновленческого движения журнал видел в освобождении духовенства "от мертвящего гнета монашества, оно должно получить в свои руки органы церковного управления и непременно получить свободный доступ к епископскому сану",— пишет Красницкий в № 2 "Живой церкви". Статья о монастырях под названием "Гнезда бездельников" появилась в следующем номере. (прот. Владислав Цыпин, "История Русской Церкви" 1917-1918, гл. 2)

1922: 19 мая из Троицкого подворья св. патриарх Тихон был перевезен в Донской монастырь, где был заключен под строжайшей охраной, в полной изоляции от внешнего мира, в небольшой квартирке над монастырскими воротами, в которой раньше жили архиереи, находившиеся на покое. Только один раз в день, в 12 часов, заключенный патриарх выходил на балкон; каждый раз при этом он видел вдали группы людей, склоняющих головы при его появлении; им он издали посылал благословение. В таких условиях полной изоляции ему предстояло пробыть ровно год.

1922: 25 мая обновленческий священник Александр Введенский посетил Петроградского митрополита Вениамина и предъявил ему удостоверение за подписью обновленческого епископа Леонида, что он, "согласно резолюции Патриарха Тихона, является членом ВЦУ и командируется в Петроград и другие города по церковным делам". Ознакомившись с бумагой, митрополит Вениамин отказался признать удостоверение обновленческого ВЦУ, не увидев подписи Патриарха. Через день, за воскресной литургией, с амвонов петроградских церквей было зачитано послание митрополита Вениамина, в котором он анафематствовал взбунтовавшихся священников Александра Введенского и Евгения Белкова и всех присоединившихся к ним. "По учению Церкви,— говорится в этом послании,— епархия, почему-либо лишенная возможности получать распоряжения от своего Патриарха, управляется своим епископом, пребывающим в духовном единении с Патриархом... Епископом Петроградским является митрополит Петроградский, послушаясь ему, в единении с ним и вы будете в Церкви". На другой день после того, как в городских храмах было зачитано послание митрополита, в покои Петроградского владыки явились чекисты для ареста святителя, а Введенский — для принятия канцелярии. Не смутившись, он подошел к святителю под благословение. "Отец Александр,— спокойно сказал митрополит Вениамин,— мы же с вами не в Гефсиманском саду", и, не благословив раскольника, спокойно и ровно выслушал объявление о своем аресте.

(прот. Владислав Цыпин, "История Русской Церкви" 1917-1918, гл. 2)

1922: 29 мая был арестован митрополит Петроградский Вениамин, управление епархией перешло к его викарию епископу Ямбургскому Алексею Симанскому (буд. патриарху). В тот же день, в здании бывшего Дворянского собрания начался судебный процесс. На скамье подсудимых оказалось 86 человек. Среди обвиняемых, помимо митрополита Вениамина, были его викарий епископ Венедикт (Плотников), профессор Юрий Новицкий, архимандрит Сергий (Шеин), настоятели Казанского собора — протоиерей Николай Чуков и Исаакиевского собора — протоиерей Л. К. Богоявленский и Троицкого собора — протоиерей Михаил Чельцов, священники А. Н. Толстопятов, М. В. Тихомиров, П. П. Левитский; члены правления петроградских приходов Иван Ковшаров, известный канонист профессор В. Н. Бенешевич, преподаватели Духовной Академии и Богословского института, университетские профессора и студенты, церковные старосты. Вызванные вначале на суд как свидетели Н. А. Елачич, профессор Н. Ф. Огнев, протоиерей П. А. Кедринский были арестованы и посажены на скамью подсудимых. Митрополит Вениамин и его помощники обвинялись в том, что вели переговоры с советской властью в целях отмены или смягчения декрета об изъятии церковных ценностей и что состояли, как сказано было в обвинительном заключении, "в сговоре со всемирной буржуазией и русской эмиграцией." Главный свидетель обвинения обновленческий священник Александр Введенский был в первый день суда ранен одной истеричной женщиной, бросившей в него булыжник при выходе из здания суда, выбивший ему зубы, поэтому допрос происходил у него на квартире.

1922: 4 июня временно управляющий Петроградской епархией епископ Ямбургский Алексей (Симанский) (буд. патриарх) выпустил следующее воззвание:

"Одним из поводов к волнениям и смущениям послужило, между прочим, известное послание митрополита Вениамина от 15 мая, где он объявляет отпавшими от церковного общения протоиерея Александра Введенского и всех присоединившихся к нему. Основанием к этому посланию для Владыки была недостаточная наличность доказательств в том, что протоиерей Александр Введенский участвует в Высшем Церковном Управлении, имея на то благословение Патриарха Тихона. Рассмотрев данные, представленные мне прот. А.И.Введенским, и приняв во внимание новые доказательства, что такое благословение имелось налицо, я нашел возможным как непосредственный и законный преемник Владыки Митрополита Вениамина по управлению Петроградской епархией подвергнуть это дело новому рассмотрению... Ввиду исключительных условий, в какие поставлена Промыслом Божиим церковь петроградская, и, не решаясь подвергнуть в дальнейшем мире церковном какого-либо колебания, я, призвав Господа и Его небесную помощь, имея согласие Высшего Церковного Управления, по преемству всю полноту власти замещаемого мною Владыки Митрополита, принимая во внимание все обстоятельства дела, признаю потерявшим силу постановление Митрополита Вениамина о незакономерных действиях прот. Александра Введенского и прочих упомянутых в послании Владыки Митрополита лиц и общение их с церковью признаю восстановленным...". Предистория этого воззвания, по свидетельству А. Левитина, такова: "...тотчас после его (еп. Алексея, ред.) вступления в должность управляющего Петроградской митрополией, он был вызван в некое нецерковное учреждение (помещавшееся по Гороховой ул., 2) и ему был предъявлен ультиматум: трое священников, отлученных митрополитом от церкви, должны быть восстановлены в своих правах - в противном случае митрополит будет расстрелян. Епископ Алексий, ссылавшийся сначала на свою некомпетентность, затем просил дать ему неделю на размышление. Эта просьба епископа была удовлетворена. Затем, на протяжении недели, происходили совещания в Епархиальном совете, причем по указанному вопросу мнения разделились. Викарные епископы - собратья владыки Алексия - также не могли установить по этому поводу единой точки зрения. В конце концов, в Епархиальном совете победила та точка зрения, что необходимо идти на все для спасения жизни владыки-митрополита... В результате епископ Алексий составил соответствующее послание к петроградской пастве. Когда епископ узнал, что митрополит Вениамин все же приговорен к расстрелу, он разрыдался, как ребенок. Все сказанное мне А. В. Волковой, умершей в феврале 1932 года, вполне подтверждается тем, что я слышал впоследствии от А.И.Введенского, а также от двух ныне здравствующих иерархов Русской Православной Церкви". (А. Левитин, В. Шавров, Очерки по истории Русской церковной смуты).

1922: 15 июня Высшее Русское Церк. Управление заграницей обратилось с особым воззванием против чинимых над св. патриархом Тихоном насилий - ко всем главам Православных и инославных Церквей, кроме папы Римского, о котором имелись сведения, что он старался использовать гонения на Русскую Церковь в прозелитских целях. Воззвание это было составлено митрополитом Антонием Киевским. С таким же воззванием ВЦУ обратилось ко всем главам государств. Вскоре незамедлили последовать ответы. Французское правительство писало, что оно: "...оповестило о Вашей просьбе Британское, Итальянское, Бельгийское и Американское правительство и сносится с ними о мерах, могущих быть принятыми в пользу патриарха Тихона...". Архиеп. Кентерберийский писал владыке Антонию: "Вы, я уверен, не сомневаетесь в искренности сочувствия, с которым не только епископы и духовенство Англиканской Церкви, но и главы всех христианских общин в нашей стране относятся к печальным событиям последних месяцев. И Вы увидите объединенный протест, который был отправлен нами Советскому правительству в Москве 31 мая...". Подобные же полные сочувствия послания были получены от патриархов Константинопольского Мелетия (Метаксакиса), Антиохийского Григория IV, Иерусалимского Дамиана, архиепископа Кипрского Кирилла и митрополита Афинского Хризостома. Антиохийский патриарх в своем ответе сурово осудил обновленцев: "...мы категорически заявляем, что остаемся в непоколебимом духовном братском единении с Блаженнейшим Тихоном патриархом Всероссийским и его верными сотрудниками-иерархами, мы продолжаем поминать за Божественной литургией его св. имя, никогда не имели и не будем иметь никакого общения с вышеупомянутыми отступниками, имена и местожительство которых нам желательно было бы знать для сведения...". Также и митрополит Афинский Хризостом писал владыке Антонию: "... Осуждаем безоговорочно тех русских архиереев и иереев, которые, повинуясь больше человекам, нежели Богу, создали так называемую "Живую церковь", плод и последствие которой Московский лже-собор и считаем необходимым объявить Вашему Высокопреосвященству, что Православная Церковь богохранимого Греческого королевства не может иметь никакого общения с лже-собором, именуемым себя "Живой церовью"..." (Письма блаж. митр. Антония Храповицкого, Джорданвилл, 1988, стр. 91-91).

1922: 5 июня (ст. ст.) митрополит Агафангел Ярославский, согласно указу св. патриарха Тихона, издаёт Послание № 214 о своём вступлении во временное управление Русской Православной Церковью, в котором призывает верующих хранить в чистоте устои Церкви и остерегаться тех, кто пытается незаконно узурпировать церковную власть. Он также писал: “... вопреки моей воле, по обстоятельствам от меня не зависящим, я лишен и доныне возможности отправиться на место служения. Между тем, как мне официально известно, явились в Москве иные люди и встали у кормила правления русской церковью. От кого и какие полномочия получили они, мне совершенно неизвестно. А потому я считаю принятую ими на себя власть и деяния их незакономерными. Они объявили о своем намерении пересмотреть догматы и нравоучения нашей православной веры, священные каноны святых Вселенских Соборов, православные богослужебные уставы, данные великими молитвенниками и подвижниками христианского благочестия, и организовали новую, именуемую ими "Живую Церковь". Мы не отрицаем необходимости некоторых видоизменений и преобразований в служебной практике и обрядах. Некоторые вопросы этого рода были предметом рассмотрения Всероссийского Собора 1918 года, но не получили решения вследствие преждевременного прекращения его деятельности по обстоятельствам тогдашнего времени. Но во всяком случае возможные изменения и церковные реформы могут быть произведены только Соборной властью, а посему я почитаю своим долгом по вступлении в управление делами церкви созыв Всероссийского Поместного Собора, который правомерно, согласно со словом Божиим и в меру правил святых Вселенских Соборов, этих первых и основных источников нашего церковного строительства, рассмотрит все то, что необходимо и полезно для нашей духовной жизни. Иначе всякие нововведения смогут вызвать смятение совести верующих, пагубный раскол между ними, умножение нечестия и безысходного горя. Начало всего этого мы уже с великою скорбью и видим. Возлюбленные о Господе Преосвященные Архипастыри!

Лишенные на время высшего руководства, вы управляйте теперь своими епархиями самостоятельно, сообразуясь с Писанием, церковными канонами и обычным церковным правом, по совести и архиерейской присяге, впредь до восстановления Высшей Церковной Власти. Окончательно вершите дела, по которым прежде испрашивали разрешения Свящ. Синода, а в сомнительных случаях обращайтесь к нашему смирению. Честные пресвитеры и все о Христе служители алтаря и церкви!

Вы близко стоите к народной жизни, вам должно быть дорого ее преуспеяние в духе православной веры. Умножьте свою священную ревность. Когда верующие увидят в вас благодатное горение духа, они никуда не уйдут от своих святых алтарей.

Братья и сестры о Господе - наши пасомые! Храните единство святой веры в союзе братского мира. Не поддавайтесь смущению, которое новые люди стремятся внести в ваши сердца по поводу учений нашей православной веры. Не склоняйтесь к соблазну, которым они хотят обольстить вас, производя изменение в православном богослужении, действуя не законным путем Соборного Постановления, но по своему почину и разумению, не повинуясь голосу древних Вселенских отцов и великих подвижников, созидавших наши церковные уставы, не обольщайтесь беззаконием путей, которыми хотят повести вас новые люди какой-то новой церкви; ищите законных средств и путей, которыми должно устранять церковные нестроения; держитесь и не порывайте союза со своими духовными пастырями и архипастырями. Повинуйтесь с доброй совестью просвещенной Христовым светом государственной власти, несите в духе мира и любви свои гражданские обязанности, памятуя Завет Христов: воздадите кесарево кесареви и Божие Богови. Наипаче же увеличьте молитвенный подвиг, ограждая себя им от наветов духа злобы, врага нашего спасения. ” (Цит. по А. Левитин, В. Шавров, Очерки по истории русской церк. смуты.). За своё сопротивление обновленцам в их попытке захватить Церковную власть святитель немедленно подвергается аресту. В конце 1922 года больной старец, после заключения в ряде тюрем, отправляется общим этапом с уголовными преступниками в трёхлетнюю ссылку в посёлок Колпашёв Нарымского края (Томская губерния).

1922: 16 июня митрополит Владимирский Сергий (Страгородский) и архиепископы Евдоким и Серафим издают воззвание о своем переходе в обновленчество: « Мы, Сергий (Страгородский), митрополит Владимирский и Шуйский, Евдоким (Мещерский), архиепископ Нижегородский и Арзамасский, и Серафим (Мещеряков), архиепископ Костромской и Галичский, рассмотрев платформу Временного церковного управления и каноническую законность управления, заявляем, что целиком разделяем мероприятия Церковного управления, считаем его единственной канонически законной верховной церковной властью и все распоряжения, исходящие от него, считаем вполне законными и обязательными. Мы призываем последовать нашему примеру всех истинных пастырей и верующих сынов церкви как вверенных нам, так и других епархий. 16 июня 1922 г.». (Живая Церковь. 1922. № 4 - 5). Младший викарий митрополита Сергия епископ Варнава Беляев обратился к дивеевской юродивой Марии Димитриевне за советом, в ответ услышал от блаженной: "держись Старой Церкви", что он и исполнил.

1922: 17 июня св. Синода Болгарской Церкви решил внести в ектении на литургии прошение за русский народ и его Православную Церковь.

1922: 4 июля Петроградский рев. трибунал предоставил последнее слово обвиняемым по делу о изъятии церк. ценностей. Зал замер, и в тревожной тишине зазвучала мерная, ровная, достойная речь митрополита Вениамина: "Я старался по мере сил быть только пастырем душ человеческих. И теперь, стоя перед судом, я спокойно дожидаюсь его приговора, каков бы он ни был, хорошо помня слова апостола: Берегитесь, чтобы вам не пострадать как злодеям, а если кто из вас пострадает как христианин, то благодарите за это Бога (1 Пет. 4. 15–16)". Потом владыка заговорил об обстоятельствах дела, об отдельных пунктах обвинения, посвятив большую часть слова оправданию и защите некоторых обвиняемых. "Вы все говорили о других, трибуналу желательно узнать, что же вы скажете о самом себе?" — обратился к нему председатель суда. Святитель тихо произнес: "О себе? Что же я могу вам о себе еще сказать? Разве лишь одно: я не знаю, что вы мне объявите в вашем приговоре: жизнь или смерть, но что бы вы в нем ни провозгласили, я с одинаковым благоговением обращу свои очи горе, возложу на себя крестное знамение (при этом владыка широко перекрестился) и скажу: "Слава Тебе, Господи Боже, за все!".

1922: 5 июля председатель суда — председатель уголовного отделения Петроградского ревтрибунала Н.И.Яковченко огласил приговор. Митрополит Вениамин и еще 9 человек были приговорены к расстрелу, 36 человек к различным срокам заключения до 5 лет, 11 человек направлены на принудительные работы без содержания под стражей. Кассационная Коллегия Верховного трибунала ВЦИК заменила расстрел долгосрочным тюремным заключением епископу Кронштадскому Венедикту (Плотникову), настоятелям Казанского собора Н.К.Чукову, Исаакиевского Л.К.Богоявленскому и Троицко-Измайловского М.П.Чельцову; профессору Д.Ф.Огневу и Н.А.Елачичу. Митрополиту Вениамину (Казанскому), профессору Ю.П.Новицкому, юрисконсульту Лавры И.М.Ковшарову и архимандриту Сергию (Шеину) приговор оставлен в силе.

1922: 10 июля (ст. ст.) во Владивостоке, на освобожденной Белой армией территории, собрался Земский Собор, ключевым моментом которого стало принятие на заседании 21 июля / З августа трех основных тезисов:

1. Приамурский Земской Собор признает, что права на осуществление Верховной власти в России принадлежит династии Дома Романовых. (207 голосов "за" и 23 - "против")

2. В связи с этим Земской Собор считает необходимым и соответствующим желанию населения возглавление национальной государственности Приамурья Верховным Правителем из членов семьи Романовых, династией для сего указанным. (175 голосов "за", 55 - "против")

3. По сим соображениям Земской Собор почитает необходимым доложить о вышеизложенном Ея Императорскому Высочеству Государыне Императрице Марии Феодоровне и Его Императорскому Высочеству Великому Князю Николаю Николаевичу, высказывает свое пожелание, чтобы правительство вступило в переговоры с династией Дома Романовых на предмет приглашения одного из членов династии на пост Верховного Правителя.

24 июля (6 августа) Собор избрал генерал-лейтенанта М.К.Дитерихса Правителем, возглавляющим Приамурское Государственное Образование на правах Верховной Власти, а также Воеводой русских ратных сил Дальнего Востока. В своем первом указе от 2 сентября он писал. "По грехам нашим против Помазанника Божьего, мученически убиенного советской властью Императора Николая II со всею Семьею, ужасная смута постигла народ русский, и Святая Русь подверглась величайшему разорению, расхищению, истязанию и рабству от безбожных воров и грабителей, руководимых изуверами из еврейского племени... Здесь, на краю земли русской, в Приамурье, вложил Господь в сердца всех людей, собравшихся на Земский Собор, едину мысль и едину веру: России Великой не быть без Государя, не быть без преемственно-наследственного Помазанника Божьего. И перед собравшимися здесь, в маленьком, но сильном верой и национальным духом Приамурском объединении последними людьми земли Русской стоит задача направить все служение свое к уготованию пути Ему — нашему будущему Боговидцу. " В Соборе приняли участие архиепископ Владивостокский и Приморский Михаил, архиепископ Мефодий Харбинский, епископ Камчатский Нестор, епископ Казанский Филарет, епископ Мелетий Читинский и Забайкальский не смог участвовать по болезни, но прислал свое благословение, старообрядческий епископ, главный священник армии и флота, главный старообрядческий священник армии и флота и главный мулла армии и флота. Патриарх Тихон был выбран заочно почетным председателем Собора. Земский собор единогласно утвердил текст обращения к населению советской России и присоединился к обращению харбинского епископа Мефодия римскому папе, епископу кентерберийскому, президенту Америки. Земский собор постановил выразить протест против предпринимаемой в Совроссии антиканонической церковной реформы, насилий над патриархом Тихоном и признал необходимым созыв поместного церковного собора.

1922: 28 июля, по настоянию нового патриарха Мелетия IV (Метаксакис), Синод Конст-ой Церкви создал Комиссию по изучению вопроса законности англиканских епископских хиротоний. Выслушав доклад Комиссии, Св. Синод пришел к выводам:

"1) Что рукоположение Матфея Паркера архиепископом Кентерберийским четырьмя епископами является историческим фактом.

2) Что в этой и последующих рукоположениях найдены во всей полноте необходимые православные, видимые и ощутимые (?) (sensible - трудно сказать какое из значений этого слова тут имеется ввиду) элементы законных епископских хиротоний, таких как возложения рук, Призывание Святого Духа и также преподание благодати епископского служения.

3) Что православные богословы, которые научно изучили этот вопрос, единогласно заключили, что англиканские рукоположения вполне законные.

4) Что церковная практика не дает никакого повода заключить, что Православная Церковь когда-либо официально ставила под сомнение законность англиканских рукоположений, и предписывала бы перерукополагать англиканское духовенство, как это принято в случае объединения Церквей". (Project Canterbury, Anglicanism and Orthodoxy, в инете).

Странное заявление, ибо сами англикане священство не считают таинством. В 25-м артикуле веры Англиканской Церкви читаем: «Существуют два таинства, установленные Христом Господом нашим в Евангелии, а именно крещение и евхаристия. Те пять, обычно называемые таинствами, т. е. миропомазание, покаяние, священство, брак и елеосвящение, не должны почитаться за евангельские таинства: они отчасти возникли из извращенного последования апостолам, отчасти же представляют дозволенные Писанием состояния жизни, не имеющие, однако, одинаковой с крещением и евхаристией природы таинств, поелику они не имеют какого-либо видимого знака или обряда, установленного Богом».

1922: 29 июля (ст. ст.) в Оптинский скит к старцу Анатолию (младшему) нагрянула комиссия ГПУ. Начались допросы. Собирались в тот же день арестовать, но преподобный попросил себе отсрочки до утра, чтобы приготовиться. Ночью ему стало плохо. Позвали доктора, тот не нашел ничего, угрожающего жизни. Под утро келейник, о. Варнава, нашел старца стоящим на коленях. Войдя в келию через несколько минут, он понял, что старец Анатолий тихо отошел ко Господу.

Наутро приехала комиссия. Вышли из машины: «Старец готов?» - «Да, готов», - ответил отец Варнава. И впустил их в келию.

Господь принял готового Своего раба в ночь на 30 июля.

1922: "9 августа в Богоявленском монастыре собором (обновленческих) епископов из 8 человек во главе с Антонином, произведена хиротония во епископы Новороссийско-Кубано-Черноморской епархии члена "Живой церкви" протоиерея Николая Федорова. Николай Федоров первый белый архиерей, не только не принявший монашеского чина, но даже клобука и монашеской мантии.

Хиротония произошла в присутствии большого количества молящихся, в начале как будто относившихся враждебно к белому епископу, но потом выразивших ему свои симпатии".

("Известия" 10 августа 1922 года)

1922: 11 августа в Нью-Йорке на Втором соборе духовенства и мирян Греческой Архиепископии в Америке был разработан новый устав Архиепископии, который предоставлял ей полную административную автономию. Были учреждены новые епархии - Сан-Францисская, Чикагская и Бостонская, архиереи которых вместе с архиепископом Нью-Йоркским должны были составить Архиерейский Синод. Согласно новому уставу, Собору духовенства и мирян принадлежало право выбирать трех кандидатов на вдовствующие кафедры, Архиерейский Синод выбирал из них одного и патриарх утверждал кандидата. Только архиепископ должен был выбираться и поставляться патриархом. Патриарх Константинопольский Мелетий утвердил новый устав.

1922: В ночь с 12 на 13 августа (ст. ст.) митрополит Вениамин Петроградский, архимандрит Сергий (Шеин), профессор Новицкий и юрисконсул лавры И. М. Ковшаров были расстреляны. Русская Зарубежная Церковь их прославила в лике новомучеников Российских в 1981 г., и Московская Патриархия в 1992 г.

1922: В августе, в Москве, состоялся первый собор "Живой церкви"

В списке обсуждаемых реформ были: введение нового стиля, упразднение постов, сокращение богослужений, допущение второбрачия для духовенства и женатый епископат.

1922: 22 августа (ст.ст.) в Сермских Карловцах Архиерейский Синод постановил: "Ввиду выраженной Святейшим Тихоном, Патриархом Московским и всея и России, воли о том, чтобы управление Северо-Американской Епархией временно принял на себя Митрополит Херсонский и Одесский Платон, сообщенной в рапорте прибывшего из Москвы протоиерея о. Пашковского от 1/14 июля 1922 г. за N 1 и ввиду согласия Архиепископа Александра на передачу временно управления епархией Митрополиту Платону, - считать Митрополита Платона временно управляющим Северо-Американской епархией".

1922: 9 сентября турки заняли, освобожденную в 1919 г. греческой армией Смирну. В городе в то время проживало ок. 400.000 греков, многие из которых были беженцами. По свидетельству американского консула в Смирне Джорджа Хортона митрополиту Смирнскому Хризостому (Калафатес): "было предложено убежище во французском консульстве и эскорт морских десантников, но он отказался, сказав, что его обязанность оставаться со своей паствой". В этот день храмы наполнились беззащитными христианами, митрополит Хризостом коленопреклоненно молился со всеми в соборе. По окончании молитвы, он сказал: "Господь испытывает сейчас нашу веру, наше мужество, и наше терпение. Но Он никогда не оставит христиан. Во время бури добрый моряк выделяется от других, и во время часа испытаний добрый христианин также выделяется над толпой..." После службы, в сопровождении турецкой полиции, митрополит был представлен паше Нуредину. Паша с балкона обвинил митрополита в разжигании греческих национальных чувств, услышав безстрашный ответ митрополита, разяренный паша крикнул толпе делать с ним все, что им угодно. Озверелые турки били святителя, выкололи ему глаза, таскали за бороду по улице, отрубили благословляющую их руку и наконец застрелили. Началось жестокое избиение греческого, армянского и вообще христианского населения города, муки и насилия над христианами продолжалось несколько дней. Весь греческий и армянский район были сожжены. В конце этого жесточайшего в истории человечества холокоста от огня и меча погибло 250.000 христиан.

Команды около сорока союзных кораблей и береговой патруль французской, английской и американских армий были свидетелями этого избиения. Американский консул в Смирне Джордж Хортон, в своих воспоминаниях, сравнивая разрушение Смирны с разрушением Карфагена, писал: "... только тогда у стен Карфагена не стояли христианские корабли наблюдавшие события, виновниками которых были их правители" (Marjorie Dobkin, "Smyrna 1922: the Destraction of a City", Newmark press, New York, 1971). Священномученик Хризостом был прославлен Греческой Церковью в лике святых.

1922: Осенью митрополит Конст-го патриархата Прокопий Конийский, которому подчинялись все церкви Анатолии, с двумя титулярными епископами и двумя священниками (один из которых, Папа Евтим, стал движущей силой в движении сепаратистов) отделились от Конст-ого патриархата и создали свой Синод «Турецкой Православной Церкви». Новый Синод усиленно поддерживался правительством Ататурка. Ввиду этого патр. Мелетий счел неуместным подвергать их запрещению. Он предложил создать автономную турецкую Церковь, находящуюся в подчинении Конст-ому патриархату, в которой обещал ввести в богослужение турецкий язык. В то время в Анатолии жило ок. 50.000 туркоязычных православных. Движение это потеряло всякую поддержку после великого исхода православных из Турции, но до начала 30-х годов оно попортило много крови вселенским патриархам (Teoman Ergene, Istikll harbinde Trk ortadokslari, (The Turkish Orthodox in the War of Independence) (Istanbul, 1951), pp. 25-26.

1922: 24 сентября под сильным нажимом разных политических сил низвержение из сана Мелетия (Матаксакиса) было противоканонично снято Элладской Церковью.

1922: В октябре Конст-ий патр. Мелетий, в интервью итальянской газете Oriento Moderno, заметил, что если патриархат не сможет свободно функционировать в Турции, его придется перевести на Афон. В тот же месяц Св. Синод дважды обсуждал вопрос о перемещении Патриархата за пределы Турции (Oriento Moderno (Rome), November 15, 1922, pp. 382-383.

1922: 26 октября епископ Питсбургский Александр (Дзюбай), бывший униатский священник, принятый в Православие, постриженный и хиротонисанный в 1916 г., после отъезда архиепископа Александра (Немоловского) из США, самочинно объявил себя главой Сев. Американской епархии (хотя он был только викарием у архиепископа Александра) и посвятил Адама (Филипповского) во епископа Канадского.

1922: Католикос-патриарх Грузии, Святейший Амвросий взял на себя смелость выразить волю грузинского народа, когда в направленном в апреле 1922 года на Генуэзскую международную конференцию меморандуме потребовал у международного сообщества защитить Грузию, её свободу и самобытность от большевиков.

1922: Югославский астроном Миланкович предложил "новоюлианскую" систему календаря (взамен григорианской) со следующей поправкой: последние годы столетий, числа веков в которых не дают при делении на 9 остатка, равного 2 или б, нужно считать простыми. Так, например, простыми являются следующие годы 2100, 2200, 2300, 2500, 2600, 2700, 2800 (с остатками соответственно: 3, 4, 5, 7, 8, О, 1). Високосными же являются годы: 2000, 2400, 2900, 3300 (с остатками соответственно1 2, 6, 2, 6). В 900 годах, по Миланковичу, содержится 682 простых года по 365 дней и 218 високосных лет по 366 дней Календарь Миланковича одобрен Совещанием Православных Церквей, состоявшимся в Константинополе в мае-июне 1923 г.

1922 г. Епископ Чешский Горазд в интересах Православия предпринял поездку в Америку. В Америке жило немало чехов и словаков, интересовавшихся новым религиозным движением в Чехословакии и желавших принять в нем участие. Владыка Горазд за короткое время основал среди них семь православных приходов. Однако его отсутствие нанесло Чехословацкой Церкви большой ущерб. Без него Фарский и Ф. Калоус (бывший католический священник и доктор богословия) издали свой «Катехизис», в котором отрицалось Божество Иисуса Христа и вообще существование личного Бога; Спаситель признавался одним из пророков, подобных Моисею, Сократу, Магомету, Будде, Зороастру, Конфуцию, Гусу; излагалось учение, что Духа Святого нет, а существует только «Божие воодушевление в человеке»; отрицалось приснодевство Богоматери, а Христос назывался плодом супружеской жизни Иосифа и Марии. Признавалась теория эволюции; Священное Писание — естественное человеческое произведение и не имеет в себе ничего Божественного; повествование Библии о сотворении мира — сказки и т. п. Был издан Новый Катехизис, исправленный и дополненный в вероучении. С выходом в свет этого «Катехизиса» Сербская Православная Церковь прекратила общение с Национальной Чехословацкой Церковью. Узнав об этом решении Сербской Церкви еп. Горазд вернулся на родину и стал собирать всех верных Православию. (мон. Горазд...)

1922: Вследствие проигранной войны с Турцией 28 сентября в Греции совершился военный переворот, король Константин I был свергнут с престола, вся королевская семья вынуждена была эмигрировать в Италию, новым королем становится наследный принц Георг II.

1922: В сентябре в Никольск-Уссурийске прошло совещание епископов: Харбинского и Манчьжурского Мефодия, Читинского и Забайкальского Мелетия, Владивостокского и Приморского Михаила, Токийского и Японского Сергия, Камчатского и Петропавловского Нестора. На совещании было решено 22 октября 1922 года созвать во Владивостоке Дальневосточный Поместный Церковный Собор. На Соборе намечалось создать Высшее Церковное управление для дальневосточных епархий. Ожидалось прибытие на него около 50 членов: архиереев, священства, участников Всероссийского Поместного Церковного Собора 1917-1918 годов, выборных от мирян, военного духовенства и приходов. Однако в конце октября 1922 года под ударами большевиков Приамурский Земский край прекратил свое существование. В последнем указе правителя генерала М.К. Дитерихса, датированном 17 октября, читаем: "Силы Земской Приамурской рати сломлены. Двенадцать тяжелых дней борьбы одними кадрами бессмертных героев Сибири и Ледяного похода, без пополнения, без патронов, решили участь Земского Приамурского края. Скоро его уже не станет".

1922: 1 сентября состоялось заседание ВЦУ, на котором его секретарь Махараблидзе сделал подробный доклад об указе патриарха. В своем докладе Махараблидзе высказал сомнение в подлинности указа, указал на его каноническую, по его мнению, безграмотность. А также указал: Свободна была ли воля патриарха? Скорей всего нет, скоропалительность решения, что несвойственно патр. Тихону, ясно, что предложение написано им под давлением и даже в присутствии большевиков. В заключении Махараблидзе сделал вывод, что нельзя указ провести в жизнь немедленно без дополнительных разъяснений и указаний. Нельзя, во-первых, потому, что подлинность указа всё-таки надо предварительно проверить; во-вторых, нельзя потому, что указ построен на явных недоразумениях. (ГАРФ ф.6343, оп.1. д.4, л.43).

1922: 2 сентября состоялся Архиерейский Собор РПЦЗ, в котором приняли участие: митрополиты Антоний и Евлогий, архиепископы Анастасий и Феофан, епископы Черноморский Сергий, Курский Феофан, Челябинский Гавриил, пребывавший на покое бывший Екатеринославский Гермоген, управляющий приходами в Греции епископ Александровский Михаил, Царицынский Дамиан, Севастопольский Вениамин и Лубенский Серафим (Соболев), управляющий русскими приходами в Болгарии. Соборяне прекрасно понимали, что указ св. патриарха о роспуске ВЦУ был дан под давлением большевиков, исходя из этого было решено упразднить ВЦУ, но образовать Временный Заграничный Священный Синод РПЦ. Решение Собора гласило:

"1.Во исполнение Указа его Святейшества Святейшего Тихона Патриарха Московского и всея Руси и Святейшего при нём Синода от 24 апреля (5 мая) 1922 года за 348 существующее Высшее Русское Церковное Управление упразднить;

2. Для организации новой Высшей церковной власти созвать Русский Всезаграничный Собор 21 ноября 1922 года;

3. В целях сохранения правопреемства Высшей Церковной власти образовать Временный Заграничный Архиерейский Синод РПЦ за границей с обязательным участием митрополита Евлогия, каковому Синоду и предать все права и полномочия Русского Церковного Управления за границей;

4. Состав Временного Заграничного Архиерейского Синода определить в 5 человек;

5. Названному Синоду принять зависящие от него меры к созыву Русского Всезаграничного Церковного Собора

6. Об образовании Временного Архиерейского Синода довести до сведения Святейшего Патриарха Тихона и всех глав Автокефальных церквей, а также российских посланников".

(ГАРФ ф.6343, оп.1, д.4, лл. 88-89).

1922: 23 сентября Собор Эстонской Автономной Церкви под председательством архиеп. Александра (Паулуса) принял решение об обращении к Патриарху Константинопольскому Мелетию IV с прошением о принятии Эстонской Церкви в юрисдикцию Константинопольского Патриархата и даровании ей автокефалии. 10 сентября 1940 г. в обращении к Сергию Московскому, митрополиту и Патриаршему Местоблюстителю, митр. Александр (Паулус) писал, что это решение было принято под сильным политическим давлением со стороны государственной власти в то время, когда из Советской России непрерывно поступали сведения о тяжелейшем положении Святейшего Патриарха Тихона и Русской Православной Церкви и в ответ на призыв Патриарха Мелетия IV. (Алексей (Ридигер), патриарх Московский. Православие в Эстонии).

1922: 7-9 ноября состоялся Третий Всеамериканский Собор в Питсбурге. На этом Соборе по рекомендации св. патриарха Тихона и по назначению Зарубежного Архиерейского Синода митрополит Платон Одесский был выбран главой Северо-Американской и Канадской епархии. Епископ Александр (Дзюбай) со своими сторонниками 5 декабря созвал параллельный собор в Филадельфии, на котором отказался признать назначение митрополита Платона, но в начале следующего года он покаялся и вернулся в лоно Церкви, пребывание в которой было не долгим, в 1924 г. он вернулся в Римо-католичество, в котором и скончался в 1933 г.

1922: 9 ноября вступает в силу мандат Великобритании на управление Палестиной. Арабы объявляют эту дату Днем траура.

1922: На заседании архиерейского Синода 14 июня в Варшаве под председательством митрополита Георгия и при самом деятельном участии правительства Польши было решено, что "ввиду церковной смуты и развала в России не может быть возражений против автокефалии православной Церкви в Польше", но необходимым условием для ее провозглашения ставилось "благословение на автокефалию польскому правительству от Константинопольского и других Патриархов, а также от глав автокефальных Церквей Греческой, Болгарской и Румынской, а также от Московского Патриарха в случае его возвращения к церковному управлению, и если в России не будет упразднено Патриаршество" (Цит. по: Heyer Friedrich. Die Orthodoxe Kirche in der Ukraine von 1917 bis 1945. Kц ln, 1953. S. 137–138.). Это решение означало условное учреждение автокефалии и принято было очевидным меньшинством, которое в связи с новой волной антицерковного террора в России лишалось практической защиты со стороны Патриархии. Епископ Владимир и архиепископ Елевферий (Богоявленский) по приговору церковного суда, состоявшего из епископов, подчинившихся диктату польской власти, были уволены со своих кафедр.

1922: Патриарх Конст-ий Мелетий (Метаксакис) обратился к главе Финской автономной Церкви архиепископу Серафиму (Лукьянову) с предложением рукоположить обновленческого священника Германа (Аава) в свои викарные епископы и принять автокефалию от Константинополя. Архиеп. Серафим в ответ написал патриарху: "Русский Зарубежный Синод не признал избрание священника Германа (Аава) каноничным, о чем я был извещен митрополитом Антонием Киевским... Лично я поддерживаю постоянный контакт с Синодом, также как и с другими Православными Церквами, по поводу возникающих сложных вопросов, и я считаю Синод законным преемником и представителем Высшей Церковной власти после патриарха Тихона и членов его Св. Синода, которые насильно были лишены возможности управлять Церковью. Если я найду священника Германа (Аава) достойным кандидатом, то тогда обращусь к Русскому Зарубежному Синоду, потому что этот Синод уже самостоятельно рукоположил несколько епископов и даже открыл новую епархию в Сибири, и наш патриарх не возражал против этих самостоятельных действий Русского Зарубежного Синода. Вопрос автокефалии Финской Церкви я нахожу сейчас несвоевременным, ввиду нахождения патриарха Тихона, а также верных ему епископов, под арестом. Прекратить подчиняться главе и отцу нашему в момент его страданий за Христа и Церковь нахожу не только неканоничным, но и аморальным..." (Игумен Харитон Валаамский, "К истории введения нового стиля на Валааме...", 1927, стр. 115). Тем не менее, Герман (Аав) — финн, прежде бывший священником в Эстонии, под давлением финских властей был избран викарием архиепископа Серафима, 8 июля 1922 г. в Константинополе, несмотря на протест правящего архиерея, Герман без предварительного пострига был хиротонисан Патриархом Мелетием IV во епископа Сортавальского.

1922: Определением Зарубежного Синода была образована новая епархия - Пекинская и Китайская. Ее возглавил Начальник Российской Духовной Миссии архиепископ Иннокентий (Фигуровский), личность незаурядная, именно он восстановил Миссию после боксерского восстания в 1901 г., владыка Иннокентий много сделал для развития Православия в Китае в трудное для служения время. Наряду с церковной деятельностью (с 1902г. он первый епископ в Китае, с 1927г. - митрополит) он много внимания уделял синологии. Под его редакцией был подготовлен и в 1909г. в типографии Успенского монастыря в Пекине издан "Полный китайско-русский словарь" в 2-х томах. Владыка уделял большое внимание пополнению богатой библиотеки Миссии, к концу его жизни в ней хранилось ок. 4000 томов богословских и филологических трудов. В нее присылала свои синологические издания Императорская Академия Наук в Санкт-Петербурге. И созданный им журнал "Китайский благовестник" пользовался его неизменным вниманием и поддержкой вплоть до его кончины в 1931г. Сохранив старое название, Миссия стала первой православной епархией на территории Китая и ее административным центром. В пределах Пекинской епархии были в том же году образованы викариатства в Шанхае - во главе с епископом Симоном (Виноградовым) и Тяньцзине (позднее перенесено в Ханькоу) - во главе с епископом Ионой (Покровским), впоследствие прославленным РПЦЗ. К концу 1922 г. в Китае было по некоторым данным около 400.000 русских беженцев. (Воронин О.Л. Русская белая эмиграция в политической жизни Китая 20-х гг. XX в. // Народы Востока. Основные тенденции и противоречия: Тез. докл. к региональной конференции. Иркутск, 1986. С.22–24; Он же. Российская белая эмиграция в Китае 20-30-х гг.: военный аспект ее деятельности // 21-я науч. конф. «Общество и государство в Китае». Ч.3. М., 1990. С.132).

1922: К концу года от рук большевиков приняли мученическую кончину: 2691 священник, 1962 монаха, 3447 монахинь. Во время изъятия церк. ценностей пострадало около 25000 верующих.

1922: В этом году все епархиальные архиереи Элладской Церкви получили титул митрополитов. До этого года Элладская Церковь имела 40 епархий: 1 митрополия - Афинская, 17 архиепископий и 22 епископии.

1922: Из показаний митр. Киевского Михаила (Ермакова), данных им в 1925 г.: "В 1922 году состоялось на Украине совещание церковников, в числе около 7 епископов, в том числе и меня, а всего около 70 человек. На этом совещании было вынесено пожелание, чтобы митрополита Антония Храповицкого, митрополита Киевского, считать устраненным от управления и звания митрополита Киевского. Однако Патриарх Тихон в том же, а может быть в 1923 или в 1924 году аннулировал это постановление, прислав соответствующий акт, на имя Полтавского епископа Григория в ответ на его запрос; что Киевская митрополия остается за Антонием, видно из того, что Патриарх в этом документе заявил о непризнании им всех вынесенных на упомянутом совещании пожеланий. Таким образом я не мог быть Киевским митрополитом, или, вернее говоря, носить титул «митрополита Киевского и Галицкого», титул, который, следовательно, остается за Антонием Храповицким..."

(Патриарший местоблюститель священномуч. Петр. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописния и материалы к ним. Книга 2).

1923: 4 января турецкая делегация официально потребовала от членов Лозаннской межд. Конференции перевести Конст-ую Патриархию за пределы Турции, ввиду ее враждебного отношения к турецкому правительству во время прошедшей войны. В противном случае турки грозили депортацией всех греков из Конст-ля. Делегаты предложили перевести Конст-лий престол на Св. Гору Афон (Great Britain, Parliamentary Papers, Lausanne Conference on Near Eastern Affairs, 1922-1923, Records of Proceedings and Draft Terms of Peace, Turkey No 1 (1923), Cmd 1814, p. 336).

Французская делегация предложила компромиссное решение – оставить Патриархат в Конст-ле, но лишить его политической власти, которой он пользовался при халифате. Греческая делегация поддержала предложение французов.

1923: 4 января, обращаясь к Лозаннской международной конференции, на повестку дня которой была, среди прочего, поставлена судьба Константинопольского Патриархата, митр. Антоний (Храповицкий) писал:

"Мы применяем это выражение /наша апостольская вера/ к судьбе Константинопольского престола, потому что, в соответствии с учением Церкви Христовой, выраженном в решениях семи вселенских, соборов, признанных, как православными, так и римо-католиками, Константинопольский престол — не просто одна из церковных областей, подобная прочим; он считается неотъемлемой частью Православной церкви, распространенной по всей вселенной... Особенно важно отметить тот факт, что только за ним одним признается право принимать прошения с жалобами епископов, почитающих себя обиженными поместными соборами (четвертый Вселенский собор, правило 17-е). В этом последнем смысле Патриарх Константинопольский предстает перед православными всех стран в качестве верховного судьи" (Церковные ведомости, №№ 1 (1-14 января) и 2 (15-28 января), 1923).

1923: 10 января лорд Керзон, председатель военно-территориальной комиссии Лозаннской конференции, заручившись поддержкой всех православных держав, в ответ на требования турецкой делегации, заявил, что удаление Патриархата из Конст-ля вызовет шок для совести всего цивилизованного мира. Греческий премьер Венизелос предложил туркам принять предложение лорда, обещая в свою очередь приложить все усилия к удалению с Конст-го престола своего племянника патр. Мелетия, замаравшего в глазах турок свою репутацию поддержкой греческой партии. В ответ глава турецкой делегации Исмет Паша нехотя согласился сохранить патриарший престол в Истанбуле, если будет удален патр. Мелетий и в будущем патриархат оградить себя от политической деятельности.

1923: 15 января патриарх Александрийский Фотий посылает послание патриарху Константинопольскому: "Принимая во внимание послания Церквей Сербии и Румынии, мы пребываем неизменны касательно данных вопросов, которые были догматизированы на прежних соборных заседаниях, и мы отвергаем любое прибавление или изменение в календаре прежде созыва Вселенского Собора, который один вправе обсуждать этот вопрос, и предлагаем скорейший созыв такого Вселенского Собора".

1923: 8 февраля ректор Волынской семинарии архимандрит Смарагд (Латышенко) в митрополичьей резиденции несколькими выстрелами убил Варшавского митрополита. Как выяснилось на процессе, в его намерение входило и убийство архиепископа Дионисия, который также находился в резиденции, но он спрятался в шкафу и тем спас себе жизнь. Архимандрит Смарагд, один из самых последовательных, энергичных и образованных противников автокефалии, был лишен сана и осужден на 10 лет тюремного заключения. Отбыв их полностью, он в 1935 г. выехал в Чехословакию.

Убийство митрополита Георгия явилось вопреки замыслу его исполнителя ударом не по автокефалистам, а по их противникам. Вначале, правда, у автокефалистов возникли канонические трудности с избранием нового митрополита и формированием нового состава Синода, ибо для соборного решения требуется участие по крайней мере трех епископов. Для преодоления сложившихся обстоятельств в викарные епископы Люблина был хиротонисан архимандрит Антоний (Марценко), эмигрант из России, поляк по отцу. 27 февраля состоялось избрание архиепископа Волынского и Кременецкого Дионисия (Валединского) в митрополита. В Москву о результатах выборов польский Синод не докладывал, а направил материалы избирательных заседаний через правительство Польши на утверждение Константинопольскому Патриарху Мелетию IV, который утвердил их. 29 апреля в Богоявленском монастыре Кременца состоялась интронизация митрополита Дионисия как главы Церкви, с титулом "митрополита Варшавского, и Волынского, и всей православной Церкви в Польше и священноархимандрита Почаевской Успенской лавры". Новый глава Церкви, так же как и его предшественник, действовал в полном согласии с правительством. Возглавлявший оппозицию архиепископ Елевферий (Богоявленский), арестованный и высланный польскими властями в Литву, продолжал управлять своей епархией из Каунаса (Ковно) и требовал от епархиального духовенства не подчиняться митрополиту Дионисию.

1923: Февраль. Вскоре после трагической смерти митрополита Георгия был созван Собор епископов Православной Церкви в Польше, пополненный к тому времени новохиротонисанным епископом Антонием (Марценко), получившим назначение на должность викария Варшавско-Холмской епархии. На вдовствующую митрополичью кафедру Собор епископов единогласно избрал Кременецкого архиепископа Дионисия, причем за ним была оставлена в управлении и Волынская, самая многочисленная, епархия, как сказано в "Деянии Собора епископов", от 27 февраля 1923 года, — "по лично категорически выраженному желанию на то его Высокопреосвященства".

О состоявшемся избрании митрополита Дионисия было доведено до сведения Польского Правительства — "на предмет выражения им согласия на проведение в жизнь этого постановления, а также на предмет испрошения Правительством, в виду пребывания не у власти Святейшего Патриарха Московского, благословения Святейшего Вселенского Патриарха на бытие архиепископу Дионисию Митрополитом Православной Церкви в Польше". (А. К. Свитич, Прав. Церковь в Польше и ее автокефалия).

1923: Кипрская Церковь признает законность англиканских хиротоний.

1923: Греческое правительство созывает Избирательный Синод из 5 человек, который 23 февраля 1923 г. выбирает тремя голосами нового Афинского архиепископа — проф. богословия архимандрита Хризостома Пападопулоса. В его пользу была изготовлена рекомендация Афинского Богословского факультета, по инициативе проф. Г. Аливизатоса и с одобрением Е. Венизелоса и патриарха Мелетия (Метаксакиса). Проведенные выборы были неканоничны. Однако, через два дня архим. Хризостом все-таки был рукоположен во архиепископа Афинского только тремя голосовавшими за него архиереями.

1923: 27 февраля (ст. ст.) патриарх Иерусалимский Дамиан посылает письмо архиепископу Кентерберийскому от имени Иерусалимского Св. Синода:

"Его Блаженству архиепископу Кентерберийскому, первоиерарху всея Англии, нашему возлюбленному и дорогому брату в Господе нашем Иисусе, Высокопреосвященному Рандаллу...

Вчера мы послали Вашему Блаженству следующую телеграмму: "Мы имеем удовольствие сообщить Вашему Блаженству, что Св. Синод нашего Патриархата после неоднократного изучения вопроса Англиканского священства, с Православной точки зрения признал его законность". Сегодня, дополняя эту телеграмму, мы извещаем Ваше Блаженство, что Св. Синод, имея за основу резолюцию выпущенную незадолго до этого Церковью Константинопольскою, которая является первопрестольной Церковью среди Православных Церквей, пришел к заключению, что посвящение епископов, рукоположения священников и дьяконов в Англиканской Епископальной Церкви имеет такую же законность как и рукоположения в Римокатолической Церкви, потому что в них присутствуют те же необходимые элементы, которые необходимы для признания их законными с Православной точки зрения..."

(The Christian East, vol. IV, 1923, pp. 121-122).

В том же году архиепископ Синайский выразил свое согласие с решениями Константинопольского и Иерусалимского патриархата.

1923: 4 марта Константинополь признает автокефалию Чешской церкви, которая находилась в подчинении Сербской ПЦ. В тот же день патриарх Мелетий IV посвящает чешского архимандрита Савватия во епископа и архиепископа "Пражского и всея Чехословакии". Архиепископ должен был распоряжаться в трех епархиях: пражской, маришской и карпато-русской. Патриарх сербский Димитрий направил патр. Мелетию IV телеграмму с предостережением о возможном расколе Чешской Церкви, в которой еще в 1921 г. Сербской Церковью был поставлен епископ Пражский Горазд. Чешское правительство взяло сторону архиеп. Савватия и стало притеснять православных подчинявшихся Сербскому патриарху. Архиеп. Савватий пригласил к себе в помощники, проживавшего в Сербии, еп. Севастопольского Вениамина (Федченкова), которого назначил своим викарием в Подкарпатской Руси. Вместо того, чтобы продолжать миссию среди униатов началась юрисдикционная война. Архим. Алексей (Кабалюк), исповедник, впоследствии прославленный Церковью, поехал в Белград к сербскому патриарху Димитрию с заявлением, что "они признают только его за своего верховного первосвятителя". (Мон. Горазд...)

1923: 8 марта еп. Хризостом (Пападопулос), после незаконного удаления революционным правительством полковника Пластироса с престола Элладской Церкви митрополита Феоклита I, был избран митрополитом Афинским. Епископство он получил за месяц до этого. Новоизбранный первоиерарх был впоследствие признан большинством иерархов Элладской Церкви. Малочисленный Священный Синод был преобразован в многочисленный, в котором периодически стали принимать участие все иерархи. Через год он ввел в Элладской Церкви новый стиль, хотя в январе 1923 г. года в докладе Департаменту Религий Греции он писал: "Греческая Церковь и другие автокефальные Церкви, несмотря на их независимость, тесно связаны друг с другом принципом духовного единства Церкви, они все составляют одну Православную Церковь и не могут отделяться от остальных и принимать новый календарь не превратившись в раскольников в глазах других".

1923: 13 марта от Вселенского Патриарха Мелетия IV была получена телеграмма на имя нового варшавского митрополита Дионисия, в которой говорилось:

"В глубине сердца потрясенные горестным известием о трагической кончине митрополита Георгия, Мы с удовольствием узнали ныне из официального сообщения епископов о том, что Вы, Ваше Преосвященство, избраны преемником покойного. На основании постановления здешнего Синода, Мы, вместе с Нашим благословением, препровождаем Вам все отличия, своевременно присвоенные Нашим братом во Христе Патриархом Тихоном Вашему предместнику, как митрополиту Варшавскому и всея Польши". (А. К. Свитич, Прав. Церковь в Польше и ее автокефалия).

1923: Патриарх Конст-ий Мелетий попытался убедить управляющего приходами Русской Православной Церкви в Западной Европе митрополита Евлогия (Георгиевского), подведомственный ему клир и паству перейти в юрисдикцию Константинопольского Патриархата в подчинение митрополита Фиатирского Германа, экзарха Западной и Центральной Европы. Митрополит Евлогий в послании 28 марта 1923 г. отклонил это предложение.

1923: Весной член раскольнического Синода Турецкой Прав. Церкви священник Папа Евтим при содействии турецкого правительства захватил храм Панагии Кафатиани в Истанбуле.

1923: 10 апреля Записка наркома иностранных дел Г. В. Чичерина в Политбюро ЦК РКП(б) И. В. Сталину: "...Англо-саксонские страны, сверху до низу проникнутые ханжеством, не менее интересуются православием, чем католицизмом; англиканизм чувствует себя даже ближе к православию. Одним словом, вынесение смертного приговора в деле (патриарха) Тихона еще гораздо больше ухудшит наше международное положение во всех отношениях. Выносить же смертный приговор и потом отменять его как будто под давлением других государств для нас крайне невыгодно и создает в высшей степени тяжелое впечатление. Предлагаем поэтому заранее отказаться от самого вынесения смертного приговора Тихону.

С коммунистическим приветом Георгий Чичерин". ("Архивы Кремля, Политбюро и Церковь 1922-1925 гг." дело №25-13)

1923: 23 апреля в городе Кременце, на Волыни, в присутствии всех членов Синода, состоялась интронизация нового варшавского митрополита Дионисия. Митрополит возложил на себя знаки митрополичьего достоинства и вступил в управление Православной Церковью в Польше.

1923: В Пшерове (Чехословакия) состоялась первая европейская встреча представителей эмигрантских студенческих религиозных групп и объединений.

Именно на этой конференции произошло организационное оформление РСХД. После этого движение стало стремительно развиваться. Идеологами и активными участниками РСХД были почти все высланные большевиками заграницу русские религиозные философы начала века: о. С. Булгаков, Н. А. Бердяев, А. В. Карташев, С. Л. Франк, Б. П. Вышеславцев, И. А. Ильин, В. Н. Ильин и другие.

1923: 21 апреля, за три дня до окончания срока ультиматума лорда Керзона Дзержинский объявляет всеобщий отбой:

"В Политбюро ЦК РКП

Полагаю, что необходимо отложить процесс Тихона в связи с разгаром агитации за границей (дело Будкевича) и необходимостью более тщательно подготовить процесс.

Ф. Дзержинский

Я думаю, что Дзержинский прав.

Г. Зиновьев. Л. Каменев.

Троцкий. Сталин.

Безусловно прав.

М. Томский.

Согласен.

М. Калинин.

т. Рыков — против". (Архивы Кремля. № 61, п. 3).

Предложение Дзержинского принято Политбюро того же 21 апреля (л. 32).

Вскоре члены Политбюро были ознакомлены еще с одним документом, укреплявшим аргументацию Дзержинского. Со страстным призывом не расстреливать патриарха Тихона к Троцкому обратился Фритьоф Нансен (лл. 46 — 47), один из организаторов зарубежной помощи голодающим России.

Внешне вроде бы ничего нового в предложении Дзержинского не содержалось — суд над патриархом откладывался и раньше по той же причине “неподготовленности”. Но готовить его и впрямь оказалось очень трудно: мешали зарубежные протесты и сведения ГПУ о недовольстве внутри страны борьбой Политбюро с Церковью. Дело было и в самом патриархе. Е. А. Тучков вскоре будет вспоминать об этих днях в своем докладе Менжинскому, “что здесь с Тихоном работы было чрезвычайно много” (Тучков присовокупляет, что о приемах своей работы он сознательно не пишет, ибо они Менжинскому известны). И все же записка Дзержинского означает начало поворота в этом деле, который 25 июня 1923 года завершится принятием решения об освобождении патриарха Тихона из-под ареста без прекращения, однако, его следственного дела.".

1923: 23 апреля Почаевский архимандрит (позже -- архиепископ) Виталий (Максименко) основал миссионерскую обитель и типографию преп. Иова Почаевского в Ладомирово, Карпатская Русь, которая после Второй мировой войны переехала в Америку, в Джорданвилль. На Карпатах архим. Виталий первое время находился в подчинении архиеп. Савватия и его викария еп. Вениамина (Федченкова). (Мон. Горазд...)

1923: 24 апреля патриарх Мелетий (Метаксакис) и его Синод постановили рекомендовать русским иерархам воздерживаться от общения с "Живой церковью": "Уведомить представителя Вселенского Патриарха в Москве, что Великая Церковь не только не пошлет на суд своего представителя, но рекомендует и русским иерархам воздержаться от всякого участия в нем, потому что Православие смотрит на Патриарха Московского и всея России как на исповедника" (ЦА ФСБ.Ф.2.Оп.1.Д.336. Л.51. Проф. Троицкий С.В. Что такое "Живая церковь", с. 34-36). Но в 1926 г. в письме патриарху Мелетию (Метаксакису), занимавшему тогда Александрийский престол, члены обновленческого Синода писали: "Священный Синод с сердечной признательностью вспоминает о той моральной поддержке, которая была оказана Вашим Блаженством, в бытность Вашего Блаженства Константинопольским Патриархом, Священному Синоду вступлением в каноническое общение с ним как единственно законным органом Русской Православной Церкви” (Епископ Фотий Триадицкий Роковой шаг по пути к отступлению О "Всеправославном конгрессе" в Константинополе).

1923: 29 апреля открылся второй Всероссийский собор обновленцев в Москве, в храме Христа Спасителя. Президентом собора был выбран женатый "митрополит" Петр (Блинов). За первый год своего существования "Живая церковь" обросла множеством женатых архиереев, принявших участие в этом соборе. Его участники открыто вознесли хвалы революции, которую они величали "христианским творением", и советскому правительству, бывшему, по их словам, первым правительством в мiре, пытающимся осуществить "идеалы Царства Божия", а также Ленину: "Прежде всего мы должны обратиться со словами глубокой благодарности к правительству нашего государства, которое, вопреки клевете заграничных шептунов, не гонит Церковь... Слово благодарности и привета должно быть высказано нами единственной в мiре власти, которая творит, не веруя, то дело любви, которое мы, веруя, не исполняем, а также вождю Советской России В. И. Ленину, который должен быть дорог и для церковных людей..." Затем патриарх Тихон (все еще находившийся под домашним арестом) был заочно осужден и лишен не только сана, но даже и монашества. Отныне он назывался "мiрянином Василием Беллавиным". После этого было отменено и само патриаршество, а его восстановление названо контрреволюционным деянием. Огласив верноподданнические приветствия Советскому Правительству и ВЦИК, Собор приступил к выработке резолюций, узаконивших противоканонические реформы ВЦУ... о закрытии монастырей; о белом брачном епископате и второбрачии духовенства; о мощах, осуждающую всякую фальсификацию нетленности; об отлучении от церкви всех членов Карловацкого Собора; о переходе на григорианский стиль. Собор заявил о том, что советская власть не является гонителем церкви и объявил анафематствование советской власти не имеющим никакой силы.Когда решения собора были принесены патриарху на подпись, он спокойно написал на них: "Прочел. Собор меня не вызывал, его компетенции не знаю, и потому законными его решения признать не могу". На этом соборе лжемитрополит Виссарион увлекшись предложил всем членам собора вступить в коммунистическую партию. (Губонин, Акты св. патриарха Тихона, стр. 224).

1923: Протоиерей Иоанн (Кедровский) прибыл из Америки в Москву на поместный обновленческий собор, где и был рукоположен во епископа Аляскинского, будучи в брачном состоянии. Хиротонию совершали обновленческие митрополиты: Виталий (Введенский) и Александр (Введенский) тайно при закрытых дверях в Сокольнической церкви г. Москвы. Через несколько дней он получил назначение быть митрополитом Алеутским и С.-Американским и был послан в Америку иностранным отделом /обновл. церк. управл./. Там он вел упорную борьбу с митрополитом Платоном, сумел временно привлечь на свою сторону 115 церквей, объявил себя главой всей Северо-Американской епархии.

1923: 8 мая министр иностранных дел Англии лорд Керзон предъявил советскому правительству ультиматум, в котором требовал компенсаций за конфискованную советским правительством британскую собственность - рыболовные суда в Белом море и расстрелянных по обвинению в шпионаже британских подданных, а также прекращения коммунистической пропаганды в Индии и проч. восточных английских владениях, преследований религии в СССР и освобождения св. патриарха Тихона. В случае неисполнения условий ультиматума он угрожал новой интервенцией против СССР. Писатель М. Булгаков в своем дневнике писателя 11 июля 1923 г. писал: "Нашумевший конфликт с Англией кончился тихо, мирно и позорно. Правительство пошло на самые унизительные уступки, вплоть до уплаты денежной компенсации за расстрел двух английских подданных, которых советские газеты упорно называют шпионами". Это было видно уже из текста разрекламированного "Нашего ответа". В нем, в частности, заявлялось, что российское правительство не видит никаких оснований для разрыва сношений, что большинство спорных вопросов можно легко решить на взаимоприемлемой основе в короткое время и что со стороны советского правительства имеется "искреннее желание к достижению соглашения..." (Писательский дневник Михаила Булгакова, стр. 51). Через полтора месяца св. патриарх был выпущен на свободу.

1923: 10 мая 1923 года в Константинополе начал работу "Всеправославный конгресс" в составе девяти членов: шести епископов, одного архимандрита и двух мирян. От Константинопольской патриархии — трое представителей: патриарх Мелетий IV — председатель, Кизический митрополит Каллиник, В. Антониадис — проф. Халкинского богословского института. От Кипрской Церкви: Никейский митрополит Василий (впоследствии Вселенский патриарх 1925—1929 гг.). От Сербской Церкви: Черногорский и Приморский митрополит Гавриил (впоследствии Сербский патриарх, +1952), д-р Милутин Миланкович — проф. математики и механики в Белградском университете. От Элладской Церкви: Драчковский митрополит Иаков. От Румынской Церкви: архимандрит Юлий (Скрибап). В комиссии принимали участие Алеутский и Североамериканский архиепископ Александр (Немоловский), находившийся тогда в невыясненном каноническом положении, против него были воздвигнуты серьезные канонические обвинения со стороны Русского Архиерейского Синода Заграницей. Впоследствии он перешел в евлогианский экзархат, под юрисдикцию Вселенского патриарха). На шести заседаниях присутствовал находившийся в то время в Константинополе Кишиневский архиепископ Анастасий (Грибановский), член Русского Архиерейского Синода Заграницей (будущий глава РПЦЗ).

На этом конгрессе главное внимание было уделено календарной реформе. "С научной точки зрения проекты реформы календаря были рассмотрены подкомиссией в составе митрополитов Черногорского Гавриила и Диррахийского Иакова, и архиепископов Кишинёвского Анастасия и Североамериканского Александра. За основу нового календаря были отобраны два проекта: доктора М.Миланковича и П.Дрангича. Первый из них практически совпадал с Григорианским календарем но был несколько его точнее. Второй календарь был ещё точнее первого, но в то же время отличался и большей сложностью. В результате было решено рекомендовать временно принять календарь Миланковича, а со временем, после соответствующего предварительного одобрения международными научными и религиозными кругами, перейти на календарь П.Дрангича".

(И. Якимчук. Раскол в Элладской Православной Церкви в 20-м веке. Диссертация на соискание ученой степени кандидата богословия. Сергиев Посад. 1999г., стр. 69-70).

На первом же заседании 10 мая архиеп. Анастасий заявил, что не имеет “определенных инструкций по календарному вопросу от русских карловацких иерархов» (Роковой шаг по пути к отступлению. О "Всеправославном конгрессе" в Константинополе

Епископ Фотий Триадицкий).

На шестом заседании обсуждался вопрос второбрачия духовенства, во время прений архиеп, Анастасий заметил, что церковные каноны ясно запрещают второй брак клириков, в чем его поддержал архиеп. Сев. Американский Александр. После этого заседания архиеп. Анастасий покинул конгресс.

Кроме перемены календаря, на конгрессе были приняты след. решения:

1. Священники и диаконы могут жениться после рукоположения.

2. Разрешается второй брак вдовым священникам и диаконам.

3. Поместные церкви призываются принять отдельные решения о праздновании дней Святых в будние дни, до принятия нового календаря, в котором празднование дней Святых будет происходить только в воскресенье, чтобы уменьшить количество праздников.

4. Поручить Вселенскому патриархату взять на себя инициативу по созыву «вселенского собора» для решения спорных вопросов.

Всего на Совещании было 11 заседаний, подпись архиеп. Анастасия стоит только под первыми 4.

Последнее 11-е заседание конгресса состоялось в июне того же года.

1923: 31 мая 1923 г. в Сремских Карловцах состоялся очередной архиерейский Собор, на котором присутствовало 12 епископов, 16 других заграничных архиереев (всего за рубежом тогда находилось 32 русских епископа) прислали письменные мнения на следующие вопросы митрополита Антония:

1. Признаете ли Вы необходимость существования высшего церковного института для управления заграничными церквями епархиями или считаете возможным, чтобы иерархи управляли своими епархиями автономно?;

2. Если Вы признаёте необходимость высшего соборного органа для управления зарубежной церковью, то в каком составе Вы полагали-бы его организовать: то-есть в составе-ли только Епископов Синода, или-же с участием пресвитеров и мирян?;

3. Кого из живущих за рубежом иерархов Вы указали бы в качестве членов Синода?;

4. Кто по Вашему мнению должен быть председателем Синода?;

5. В виду отсутствия в настоящее время высшего церковного органа для управления церковной деятельностью в России, не представляете ли возможным и желательным распространение высшего церковного управления за границей и на церковную жизнь в пределах России в той мере в какой это возможно по существу и по практической жизни?

На Соборе 1923 г. обсуждался проект реорганизации церковного управления, предложенный митрополитом Евлогием. Главные предложения митрополита Евлогия: твёрдое признание Патриаршей воли, изложенной в указе 348; будущий Собор не должен быть чисто эмигрантским, а должен проводиться под эгидой Вселенского Патриарха с участием всех православных церквей; идея объединения должна быть согласована с принципом внутреннего самоуправления; новый орган не должен быть простым повторением прежнего ВЦУ с простой переменой названия. Предложения митрополита Евлогия не нашли поддержки у членов Архиерейского Собора. Так, секретарь Синода Махарабалидзе считал: в докладе (Евлогия) есть данные совершено не соответствующие действительности или недостаточно обоснованные, проектируемый Синод сводится к положению простой канцелярии за спиной Митрополита Евлогия. В докладе управляющего русскими православными общинами в Болгарии Епископа Серафима обращалось внимание на осторожное отношение к Указу 348 и необоснованность претензий митрополита Евлогия на управление всей зарубежной церковью. Анализ анкет и выступлений русских иерархов также показывают, что митрополит Евлогий остался в меньшинстве. Ни один из иерархов не поддержал митрополита Евлогия в вопросе о созыве Собора всех православных церквей под эгидой Вселенского Патриарха. Более того, только два епископа поддержали организацию Собора с участием мирян. Особое мнение выразил Епископ Бруклинский Евфимий: Собор не нужен вообще. Достаточно признать Высокопреосвящённым митрополита Евлогия для всей заграницы (кроме Америки) и Платона для Америки.

Собор вынес ряд постановлений, в одном из которых говорилось: "Представители епархий, находящихся за пределами России, в их совокупности выражают голос свободной Русской Заграничной Церкви, но ни отдельное лицо, ни Собор иерархов этих епархий не представляет собой власти, которой принадлежали бы права, какими во всей полноте обладает Всероссийская Церковь в лице ее законной иерархии... Все находящиеся за пределами России русские православные епископии... суть неразрывная часть автокефального Московского Патриархата". В постановлении Собора о Западноевропейской епархии было сказано, что она "на основании прав, данных митрополиту Евлогию указами Святейшего Патриарха Всероссийского... и вследствие того, что территория ее обнимает не одну страну, как в прочих епархиях, а заключает в себе большую часть европейских государств,— выделяется в автономный митрополичий округ". Собор также отверг Григорианский календарь и обновленческие нововведения: второбрачие священства, "новый стиль не может быть принят ввиду того, что это противоречит свв. канонам и древней церковной практике". Живоцерковники были признаны находящимися вне Церкви. (ГАРФ ф.6343, оп. 1. д.5, лл. 5-15). Также на Соборе были осуждены незаконные отделения Финляндской, Польской, Латышской, Грузинской, Украинской и Эстонской Церквей от Матери Церкви.

1923: 1 июня последователи свящ. Папы Евтимия (см. весна того же года) созывают митинг, который заканчивается нападением на Патриархию с целью низвержения патр. Мелетия (Метаксакиса) и изгнания его из Константинополя. Турецкая полиция пассивно наблюдала за безпорядками, только после прибытия французской военной полиции порядок был возстановлен.

1923: 6 июня на десятом заседании «Всеправославного конгресса» патриарх Мелетий и все участники конгресса не признали постановление Обновленческого собора о лишении сана св. патриарха Тихона, и заявили, что "все мировое Православие считает его исповедником".

1923: 6 июня томосом Конст-го патриарха Мелетия IV была принята в юрисдикцию Константинопольского Патриархата Финляндская Православная Церковь (состоящая из Финляндской и Выборгской епархий Русской Православной Церкви), которой при этом была предоставлена автономия, хотя эта Церковь ею уже пользовалась с 11 февраля 1921 г. в соответствии с решением высшей церковной власти Московского Патриархата. (Алексий (Ридигер), Патриарх Московский и всея Руси. «Православие в Эстонии»).

1923: В начале июня патр. Мелетий опять поставил на заседании Синода вопрос о перемещении Патриархата за пределы Турции. Тогда же он посылает телеграмму своему дяде премьер-министру Греции Венизелосу в Лозанну, испрашивая его совета, в ответ дядя тут же прислал ему телеграмму с предложением оставить патриарший престол. По свидетельству, присутствовавшего при получении телеграммы главы греч. Красного Креста Паллиса, предложение это привело патриарха в ярость, но он, тем не менее, внял совету, и 10 июня под предлогом болезни и необходимости лечения, покинул Константинополь и временно поселился на Афоне (A. A. Pallis. (Greeks Abroad) (Athens, 1953), p. 187 (по греч.) Вместо себя патр. Мелетий поставил местоблюстителем Николая, митрополита Кесарии.

1923: 11 июня Записка председателя Антирелигиозной комиссии ЦК РКП(б) Е. М. Ярославского в Политбюро ЦК РКП(б) об условиях освобождения из-под ареста патриарха Тихона:

"В ПОЛИТБЮРО ЦК тов. СТАЛИНУ

Необходимо срочно провести следующее постановление по делу Тихона:

1. Следствие по делу Тихона вести без ограничения срока.

2. Тихону сообщить, что по отношению к нему может быть изменена мера пресечения, если: а) он сделает особое заявление, что раскаивается в совершенных против Советской власти и трудящихся рабочих и крестьянских масс преступлениях и выразит свое теперешнее лояльное отношение к Советской власти; б) что он признает справедливым состоявшееся привлечение его к суду за эти преступления; в) отмежуется открыто и в резкой форме от всех контрреволюционных организаций, особенно белогвардейских, монархических организаций, как светских так и духовных; г) выразит резко отрицательное отношение к новому Карловицкому Собору и его участникам; д) заявит о своем отрицательном отношении к проискам как католического духовенства (в лице папы), так и епископа Кентерберийского и Константинопольского епископа Мелетия; е) выразит согласие с некоторыми реформами в церковной области (например, новый стиль).

В случае согласия, освободить его и перевести в Валаамское Подворье, не запрещая ему церковной деятельности.

Председатель антирелигиозной комиссии Ярославский"

("Архивы Кремля Политбюро и Церковь 1922-1925 гг." дело №25-31)

В тот же день Е. М. Ярославский написал еще одну докладную записку об условиях освобождения патриарха Тихона:

"Краткая мотивировка предложения о Тихоне.

1. Необходим какой-нибудь шаг, который оправдывал бы наше откладывание дела Тихона, иначе получается впечатление, что мы испугались угроз белогвардейщины;

2. Из разговоров с Тихоном выяснилось, что при некотором нажиме и некоторых обещаниях он пойдет на эти предложения;

3. В случае его согласия, также заявления с его стороны будут иметь огромное политическое значение: они спутают совершенно карты всей эмигранщины; они явятся ударом по всем тем организациям, которые ориентировались на Тихона; Тихон явится гарантией против усиления влияния ВЦУ; его личное влияние будет скомпрометировано связкою с ГПУ и его признаниями; выступления Тихона против еп[ископа] Кентерб[ерийского], Мелетия, Антония, папы будет пощечиной прежде всего английскому правительству и лишит в глазах европейских кругов всякого значения выступления Англии в защиту Тихона; наконец, согласие его хотя бы с какой-нибудь реформой (он согласен на признание нов[ого] григор[ианского] календаря) делает его “еретиком” — новатором в глазах истинно православных.

ВЦУ при этом сохранит прежнее положение при значительном уменьшении влияния."

("Архивы Кремля Политбюро и Церковь 1922-1925 гг." дело №25-32)

14 июня на заседании Политбюро: "Постановили:

9. Принять предложение т. Ярославского".

1923: 9/22 июня почил о Господе московский прозорливый духовник, настоятель храма на Маросейке, прот. Алексей Мечев. Он был прославлен в лике святых на юбилейном Соборе МП в 2000 г.

1923: 7 июля патриарх Конст-ий Мелетий IV вручил в Константинополе архиепископу Таллинскому и Эстонскому Александру (Паулусу) томос о принятии Православной Церкви в Эстонии в юрисдикцию Константинопольского Патриархата как отдельного автономного церковного округа «Эстонская Православная Митрополия». Таким образом, Константинопольским Патриархатом были аннексированы Таллинская и Эстонская епархия, часть Нарвского викариатства Петроградской епархии и часть древней Псковской епархии Русской Православной Церкви. Обосновывая свои действия, Константинопольский Патриархат в первую очередь напомнил о том, что Вселенский Престол осуществляет каноническое попечение о церковном устроении тех православных общин, которые остаются без пастырского окормления. Во-вторых, в томосе утверждалось, что перехода под юрисдикцию Константинопольского Патриархата требовали новые политические условия, сложившиеся в Эстонии, и в-третьих, подчеркивалось, что возникшие в России церковные нестроения сделали невозможным установление «надлежащего церковного устроения в Эстонии со стороны святой Церкви России» (Алексей (Ридигер), патриарх Московский. Православие в Эстонии).

Архиепископ Александр был возведен в сан митрополита Таллинского и всей Эстонии. Тогда-же в Эстонской Церкви был введен в употребление новый календарь. Митрополит Александр настойчиво проводил эстонизацию церковной жизни, несмотря на то что большинство православных в Эстонии были русскими. Московская Патриархия не признала этот канонически неправомерный переход.

1923: 16 июня Заявление патриарха Тихона:

"В ВЕРХОВНЫЙ СУД Р.С.Ф.С.Р.

От содержащегося под стражей патриарха Тихона (Василия Ивановича БЕЛЛАВИНА).

ЗАЯВЛЕНИЕ

Обращаюсь с настоящим заявлением в Верховный Суд Р.С.Ф.С.Р.[,] я считаю по долгу своей пастырской совести заявить следующее:

Будучи воспитан в монархическом обществе и находясь до самого ареста под влиянием антисоветских лиц, я действительно был настроен к Советской Власти враждебно, причем враждебность из пассивного состояния временами переходила к активным действиям как-то: обращение по поводу Брестского мира в 1918 г., анафемствование в том же году Власти и наконец воззвание против декрета об изъятии церковных ценностей в 1922 г. Все мои антисоветские действия за немногими неточностями изложены в обвинительном заключении Верховного суда. Признавая правильность решения суда о привлечении меня к ответственности по указанным в обвинительном заключении статьям уголовного кодекса за антисоветскую деятельность, я раскаиваюсь в этих проступках против государственного строя и прошу Верховный Суд изменить мне меру пресечения т.е. освободить меня из под стражи. При этом я заявляю Верховному Суду, что я отныне Советской Власти не враг. Я окончательно и решительно отмежевываюсь как от зарубежной, так и внутренней монархической белогвардейской контр-революций.

16 Июня 1923 года

Патриарх Тихон (Василий Беллавин)"

(Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943. М., 1994. С. 280-281.

1923: 27 июня св. патриарха Тихона выпустили на свободу. На следующий день он поехал на Лазаревское кладбище, где совершалось погребение известного старца о. Алексея Мечева. Встречен он был с восторгом, народ забросал его коляску цветами. Сбылось предсказание о. Алексея: «Когдя я умру, вам будет большая радость». Обосновавшись в своей резиденции в Донском монастыре, он патриарх начал нелегкую борьбу за преодоление навязанного Троцким и ГПУ обновленческого раскола. В его обращении к верующим и духовенству от 28.06 и воззвании от 01.07 1923 г. можно найти отражение требований Антирелигиозной комиссии Е. Ярославского - допущение нового стиля и орфографии, упоминание в осудительном смысле политических действий митр. Антония Храповицкого и патриарха Мелетия, но основной смысл этих документов заключается в осуждении постановлений обновленческих организаций и в авторитетном призыве патриарха к преодолению раскола, к объединению на канонической основе вокруг законно утвержденной Собором 1917- 1918 гг. иерархии, благодаря которым обновленческий раскол был обречен на вымирание, вскоре одни за другими приходы и епархии РПЦ стали возвращаться под омофор ее соборно избранного главы. Писатель Михаил Булгаков, безпристрастный наблюдаетль событий того времени, писал: "...а в белых газетах за границей - буря. - Следует заметить, что в белогвардейских кругах за границей быстро уловили истинный смысл "покаяния" патриарха Тихона перед большевиками. Так, белогвардейская газета "Новое время" (1924, 3 сентября) писала: "Население относится к Патриарху Тихону с большим уважением. В России его не осуждают за его нынешнюю политику по отношению к власти, не видят в ней преклонения перед этой властью и считают, что только забота о благе церковном и отрешение от политических страстей заставили Патриарха принять по отношению к советской власти в России новую позицию... Церковь в России - единственный оплот для русского национального чувства, и этим отчасти объясняется религиозный подъем.

Возвращение Патриарха Тихона к церковному управлению вновь объединило Православную Церковь. Обновленческие толки исчезли... Встревоженные этим, большевики усилили гонения на Церковь и антирелигиозную агитацию, но она совершенно парализуется обаянием имени Патриарха Тихона" (Писательский дневник Михаила Булгакова, стр. 51).

1923: На следующий день после выхода на свободу св. патриарх Тихон выпустил след. послание:

“Архипастырям, пастырям и пасомым Православной Церкви.

Более года прошло, как вы, отцы и братия, не слышали слова моего. Тяжелое время переживали мы, и особенно эта тяжесть сильно сказывалась на мне в последние месяцы. Вы знаете, что бывший у нас Собор месяц тому назад постановил лишить меня не только сана, но даже и монашества, как “отступника от подлинных заветов Христа и предателя Церкви”.

Когда депутация Собора 8 мая объявила мне такое решение, я выразил протест, так как признал приговор/неправильным, как по форме, так и по существу.

По апостольскому правилу 74\епископ зовется в суд епископами, если он не послушает - зовется вторично через посылаемых к нему двух епископов, и когда не явится, Собор произносит о нем решение, “да не мнится выходу имети, бегая от суда”. А меня не только не ввели на суд, а даже не известили о предстоящем суде, без чего формально и приговор не имеет силы и значения.

Что касается существа дела, то мне ставят в вину, будто я “всю силу своего морального и церковного авторитета направлял на ниспровержение существующего гражданского и общественного строя нашей жизни”.

Я, конечно, не выдаю себя за такого поклонника Советской власти, какими объявляют себя церковные обновленцы, возглавляемые Высшим Церковным Советом, но зато я не такой враг ее, каким они меня выставляют. Если я в первый год существования Советской власти допускал иногда резкие выпады против нее, то делал это вследствие своего воспитания и господствовавшей тогда на Соборе ориентации. Но со временем многое у нас стало изменяться и выясняться, и теперь, например, приходится просить Советскую власть выступить на защиту обижаемых русских православных в Польше, в Гродненщине, где поляки закрыли православные храмы. Я, впрочем, еще в начале 1919 года старался отмежевать Церковь от царизма и интервенции и в сентябре того же года выпустил к архипастырям и пастырям воззвание о невмешательстве Церкви в политику и повиновении распоряжениям Советской власти, буде они не противные вере и благочестию.

Посему, когда нами узналось, что на Карловацком Соборе в январе 1921 г. большинство вынесло решение о восстановлении династии Романовых, мы склонились к меньшинству о неуместности такого решения. А когда в марте 1922 года стало нам известно обращение Президиума Высшего Церковного Управления за границей о недопущении русских делегатов на Генуэзскую конференцию, мы упразднили самое это Управление, учрежденное с благословения Константинопольского патриарха.

Отсюда видно, что я не такой враг Советской власти и не такой контрреволюционер, каким меня представляет Собор.

Все это, конечно, мною было бы раскрыто на Соборе, если бы меня туда позвали и спросили, как и следовало, чего, однако, не сделали. Вообще о Соборе ничего не могу сказать похвального и утешительного. Во-первых, состав епископов его мне кажется странным. Из 67 прибывших архиереев мне ведомы человек 10-15. А где же прежние? В 46 правиле Двукратного Константинопольского Собора говорится: “По причине случающихся в Церкви Божией распрей и смятений, необходимо и сие определить: отнюдь да не поставляются епископы в той церкви, которой предстоятель еще жив и пребывает в своем достоинстве, разве сам добровольно отречется от епископства, - то подобает прежде привести к концу законное исследование вины, за которую он имеет удален быта, и тогда уже по его низложении вывести на епископство другого, на место его”. А у нас просто устранили и назначили других, часто вместо выборных.

Во-вторых, как на бывшем Соборе, так и в пленуме Высшего Церковного Совета, входят только “обновленцы”, да и в епархиальных управлениях не может быть член, не принадлежащий ни к одной из обновленческих групп (параграф 7). Это уже насилие церковное... Кто и что такое церковные “обновленцы”? Вот что говорил и писал о них еще в 1906 году мыслитель-писатель, ставший впоследствии священником, Вал. Свенцицкий:

“Современное церковное движение можно назвать либеральным христианством, а либеральное христианство - только полуистина. Душа, разгороженная на две камеры - религиозную и житейскую, не может целиком отдаться ни на служение Богу, ни на служение миру. В результате получается жалкая полу истина - теплопрохладное, либеральное христианство, в котором нет ни правды Божией, ни правды человеческой.

Представители этого христианства лишены религиозного энтузиазма, среди них нет мучеников, обличителей, пророков. И союз церковно-обновленных - это не первый луч грядущей апокалиптической жены, облаченной в солнце, а один из многих профессиональных союзов, и я убежден, - говорит Свенцицкий, - что настоящее религиозное движение будет не это и скажется оно совсем не так”. (Вопросы религии, 1906, вып. 1, с. 5-8.)

И с этим нельзя не согласиться, если обратить внимание на то, что занимает наших обновленцев, что интересует их, к чему они стремятся. Прежде всего выгоды, чины, награды. Несогласных с ними стараются устранить, создают себе должности и титулы, называют себя небывалыми митрополитами всея Руси, архипротопресвитерами всея России, из викарных поспешают в архиепископы. И пусть бы дело ограничивалось бы названиями. Нет, оно идет дальше и серьезнее. Вводится женатый епископат, второбрачное духовенство, вопреки постановлениям Трульского Собора, на что наш Поместный Собор не имеет права без сношения с восточными патриархами, причем возражающие лишаются слова. Будем уповать, что и у нас, как говорится в послании восточных патриархов, “хранитель благочестия есть Тело Церковное”, т. е. народ, который не признает таких решений бывшего Собора.

Из постановлений его можно одобрить и благословить введение нового стиля календарного и в практику церковную. Об этом мы еще вопрошали Константинопольского патриарха.

Что касается моего отношения к Советской власти в настоящее время, то я определил его в своем заявлении на имя Верховного Суда, которым я прошу изменить меру пресечения, т.е. освободить меня из-под стражи. В том преступлении, в котором я признаю себя виновным, по существу виновато то общество, которое меня как главу Православной Церкви постоянно подбивало тем или иным ходом против Советской власти. Отныне я определенно заявляю всем тем, что усердие их будет совершенно напрасным и бесплодным, ибо я решительно осуждаю всякое посягательство на Советскую власть, откуда бы оно ни исходило. Пусть все заграничные и внутренние монархисты и белогвардейцы поймут, что я Советской власти не враг. Я понял всю ту неправду и клевету, которой подвергается Советская власть со стороны ее соотечественников и иностранных врагов и которую они устно и письменно распространяют по всему свету. Не миновали в этом обойти и меня. В газете “Новое время” от 5 мая за No 605 появилось сообщение, что будто бы мне при допросах чекистами была применена пытка электричеством. Я заявляю, что это сплошная ложь и очередная клевета на Советскую власть.

Бог мира и любви да будет с вами...

Донской монастырь, 28 июня 1923 г. Патриарх Тихон”.

1923: 1 июля под давлением большевиков св. патриарх Тихон выпускает послание, в котором угрожает архиереям РПЦЗ церковным судом: "...Сознав свою провинность перед народом и Советской властью, я желал бы, чтобы так поступили и те, которые, забыв свой долг пастыря, вступили в совместные содействия с врагами трудового народа - монархистами и белогвардейцами и, желая свергнуть Советскую власть, не чуждались даже входить в ряды белых армий.

Как ни тяжко сознаваться в этом преступлении, но мы должны сказать хоть и горькую, но истинную правду сию. Мы осуждаем теперь такие действия и заявляем, что Российская Православная Церковь аполитична и не желает отныне быть "ни белой, ни красной" Церковью, она должна быть и будет единою, соборною, апостольской Церковью, и всякие попытки, с чьей бы стороны они ни исходили, ввергнуть Церковь в политическую борьбу должны быть отвергнуты и осуждены.

Исходя из этих соображений, мы в апреле месяце 1922 года на соединенном заседании Священного Синода и Высшего Церковного Совета уже осудили заграничный церковный собор Карловацкий за попытку восстановить в России монархию из дома Романовых. Мы могли бы ограничиться этим осуждением владык, бывших на соборе, во главе с Высокопреосвященным Антонием, Митрополитом Киевским, если бы они раскаялись в своих поступках и прекратили дальнейшую деятельность в этом направлении, но нам сообщают, что они не только не прекратили, а еще более того ввергают Православную Церковь в политическую борьбу совместно с проживающими в России и за границей злоумными противниками Советской власти, принесшими немало несчастий родине нашей. Пусть хотя теперь они сознают это, смирятся и покаятся, а иначе придется звать преосвященных владык в Москву для ответа перед церковным судом и просить власть о разрешении им прибыть сюда.

Господь да умудрит всех нас искать каждому не своих сил, а правды Божией и блага Святой Церкви.

Смиренный Тихон, Патриарх Московский и всея России." (Вестник РХД № 115 за 1975 год).

1923: 8 июня (ст. ст.) Сербский патриарх Димитрий в письме уведомляет патриарха Мелетия Конст-ого, что решение "Всеправославного конгресса" о календарных реформах может быть приемлемо только: "...при условии, что оно будет применено одновременно во всех Православных Церквах".

1923: 25 июня Александрийский патриарх Фотий в своем послании к Антиохийскому патриарху Григорию IV определяет календарную реформу как “бесцельную, неканоническую и вредную”. По словам патриарха Фотия, постановления Константинопольского конгресса “пахнут ересью в схизмой”.

1923: 19 июля в письме архиепископу Финляндскому Серафиму (Лукьянову) Конст-ий патриарх Мелетий ложно заявляет, что новый календарь принять "с согласия и посредством решения всех Православных Церквей..."

1923: В июле Св. Синод Православной Церкви в Польше возбудил перед Польским Правительством ходатайство о том, чтобы служащие в правительственных учреждениях православного исповедания, а также состоящие на военной службе православные воины освобождались от службы в свои православные праздники. В ответ на это ходатайство Министерство Исповеданий предложило митрополиту Дионисию рассмотреть в Св. Синоде вообще вопрос о переходе на григорианское календарное летоисчисление. Св. Синод обратился по этому вопросу за указаниями к Вселенской Патриархии и Вселенский Патриарх Григорий VII, извещая о введении нового стиля в Константинопольской Церкви, благословил ввести в церковное употребление новый стиль и в Польше.

1923: 24 июля в Лозанне, Швейцария, был подписан мирный договор между Грецией и Турцией. По этому договору в составе Турции оставалась Восточная Фракия и Турецкая Армения; греческое население Малой Азии репатриировалось в Грецию; в свою очередь, в Анатолию должны переселится турки, проживавшие в Балканских странах. Турции также возвращены о-ва Имброс и Тенедос. В результате этого договора около 1.6 миллионов греков снялись со своих насиженных мест и отправились на свою историческую родину, которая находилась в состоянии полного банкротства и помочь им матерьяло была неспособна, та же участь постигла и ок. 350.000 турок. В результате этого вынужденного перемещения погибло около 300.000 беженцев, от голода, холода и болезней (National Geographic, nov. 1925, стр. 584). По этому договору Турция официально отказалась от всех прав на Кипр, который с 1925 г. стал английской колонией.

1923: 25 июля Константинопольский Синод, еще под председательством патр. Мелетия, обращается к поместным Православным Церквам, заявляя, что ожидает их “общего одобрения” решения о церковно-календарной реформе, для того, чтобы оповестить “решение (Всеправославного) Конгресса как решение Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви”

1923: В августе был созван "Всероссийский съезд белого духовенства", на котором присутствовало до 200 делегатов от обновленческих групп. Съезд принял резолюции о закрытии городских монастырей и превращении провинциальных монастырей в трудовые коммуны, о предоставлении права монахам свободного сложения с себя монашеского сана и перехода в белое духовенство. Единогласно при трех воздержавшихся делегаты приняли главную резолюцию съезда - потребовать на предстоящем Соборе суда над патриархом Тихоном.

1923: 11 августа (ст. ст.) митрополит Антоний (Храповицкий) пишет ответное письмо св. патриарху Тихону:

"От себя лично и пребывающих заграницей архиереев приветствую Ваше Святейшество с освобождением из заключения, о чем мы все неустанно молили Всевышнего. Мы верим, что Ваше освобождение положит конец расколу в Церкви и направит «живоцерковников» на путь истины к своему Архипастырю...

По получении Вашего указа о закрытии Высшего Русского Церковного Управления заграницей, я принял решение немедленно его исполнить и удалиться на покой, на Афоне, где я проживал с марта 1920 года по сентябрь того года. Но не мог его привести в исполнение, так как сущие при мне архиереи, а также Заграничный Синод и Церковный Совет Высшего Русского Церковного Управления заграницей представили веские мотивы о невозможности закрытия его без организации какой-либо иной Высшей Церковной инстанции заграницей, в чем вызывалась крайняя необходимость запутанностью русской церковной жизни заграницей и имущественных отношений Русской Церкви. А из Вашего указа было видно, что Вы не представляете церковную жизнь заграницей ясно. Вы полагали, что при существовании Управляющего русскими заграничными православными церквами в З[ападной] Европе митрополита Евлогия, собственно для Высшего Церковного Управления уже нет области, в которой оно могло проявлять свою деятельность. Между тем митрополит Евлогий один из 14 архиереев, правящих, не на покое, подчиненных Высшему Церковному Управлению, которое ведало в качестве высшего церковного органа русскими епархиями в З[ападной] Европе, Сербии, Болгарии, Греции, Америке, Китае, Маньчжурии, Японии, Иерусалимской Миссии, Управлением военного и морского духовенства и т. д. Кроме того, указывалось многими епископами, что указ этот, как исходящий в обстановке, лишающей Вас возможности свободного волеизъявления, не подлежит исполнению и что вообще заграничная церковь должна действовать автономно, самостоятельно до утверждения в России правопорядка и религиозной свободы.

Кроме того, посыпались со всех концов мира от разных русских церковных общин, приходов, русских колоний, русских общественных организаций, учреждений, учебных заведений, некоторых Преосвященных протесты против закрытия Высшего Русского Церковного Управления и моего удаления от дел. Никто не верил в подлинность указа о сем, все усматривали в этом напор врагов Русской Православной Церкви, тем более что Высшее Церковное Управление ни одного политического акта не издало, а обращение к Генуэзской конференции и постановление о Доме Романовых явилось решением Собора, а не его.

В августе м[еся]це 1922 года мною в согласии со всеми был созван Собор Русских Архиереев, который после долгих и тщательных обсуждений сначала совместно с Высшим Церковным Управлением из клириков и мирян, а затем самостоятельно, решил:

“1. Во исполнение указа Вашего Святейшества существующее Высшее Русское Церковное Управление заграницей упразднить;

2. Для организации новой Высшей Церковной власти созвать Русский Всезаграничный Церковный Собор;

3. Ввиду нарушения деятельности Высшей Всероссийской Церковной власти (в это время Вы были уже арестованы, а Священный при Вас Синод упразднен) и в целях сохранения правопреемства Высшей Церковной власти, на основании постановления Вашего и Священного при Вас Собора, в соединенном присутствии Высшего Церковного Совета, от ноября 1920 г. за № 362, о преподании правил касательно организации Высшей Церковной власти в случае нарушения или прекращения деятельности Святейшего Патриарха и высших церковных органов, образовать Временный Архиерейский Синод Русской Православной Церкви заграницей, с обязательным участием митрополита Евлогия, каковому Синоду и передать все права и полномочия Русского Высшего Церковного Управления заграницей;

4. Состав Временного Архиерейского Синода определить в 5 членов оного;

5. Названному Синоду принять зависящие меры к созыву Русского Всезаграничного Церковного Собора; и

6. Об образовании Синода довести до сведения Святейшего Патриарха Тихона и всех глав Автокефальных Церквей”.

Собор этот особым актом избрал в состав Синода меня и Преосвященных: митрополита Евлогия, архиепископа Феофана и епископов Гавриила и Гермогена. Председательствовал в Синоде я, как старейший.

Автокефальные Церкви были о сем уведомлены, с ознакомлением их с Вашим решением о Высшем Церковном Управлении, и они сносились и сносятся с нами как с Архиерейским Синодом Русской Православной Церкви заграницей. А Вашему Святейшеству до сего времени доложить не представлялось возможности.

Созвать Собор не удавалось. Были назначены сроки: 21 ноября, после Крещения, 9 мая 1923 г. Многие заграничные церкви, общины и епархии (Китайская, Японская, Харбинская и др.) не могли прислать своих представителей за недостатком средств и дальностью расстояния, а другие предоставляли решение вопросов, подлежащих обсуждению на Соборе, совещанию Епископов. В виду этого были разосланы вопросные пункты во все епархии и миссии, подведомственные Всероссийскому Патриархату: Эстония, Латвия, Литва, Финляндия, Китай (3 епископа), Япония (2 епископа), Манчжурия (Харбин – 3 епископа), Аляска, С.-Америка (4 епископа), Иерусалим. От всех их были получены письменные мнения и 17(30) мая с. г. был созван Архиерейский Собор, на котором были представлены следующие Преосвященные: 1) Я – как Управляющий, с благословения Святейшего Патриарха Сербского, русскими православными в Королевстве С.Х.С.; 2) митрополит Евлогий – Управляющий русскими православными церквами в З[ападной] Европе; 3) епископ Серафим, Управляющий русскими православными общинами в Болгарии; 4) епископ Гермоген, Управляющий с благословения митрополита Асинского, русскими православными общинами в Греции; 5) архиепископ Анастасий, Управляющий, с благословения Вселенского Патриарха, русскими православными общинами Константинопольского округа (только в Константинополе 19 русских церквей); 6) Управляющий военным и морским духовенством, эмигрировавшей армии епископ Вениамин; 7) архиепископ Полтавский Феофан; 8) епископ Александровский Михаил; 9) епископ Курский Феофан; 10) епископ Черноморский Сергий; 11) епископ Челябинский Гавриил; 12) епископ Царицынский Дамиан. И были представлены письменными мнениями Преосвященные: Литовский, Латвийский, Финляндский, Китайские 3, Харбинские 3, Аляскинский, С.-Американские 4, Иерусалим (епископ Аполлинарий), епископ Сергий Бельский, епископ Владимир Белостокский, епископ Пантелеимон Пинский. И кроме того поступило множество пожеланий, вполне сходящихся с мнениями Преосвященных от разных церковных общин и приходов, русских общественных организаций и русских колоний со всего мира.

Обсудив положение Русской Православной Церкви заграницей и приняв мнения всех Преосвященных, Архиерейский Собор определил Временный Архиерейский Синод Русской Православной Церкви заграницей оставив в качестве постоянного Архиерейского Синода до умиротворения Европы и установления беспрерывной связи с Вашим Святейшеством. Постановления сего Собора при сем представляю.

Хотя Высшее Русское Церковное Управление заграницей никакой политической деятельности не проявляло, а инкриминируемые ему Вашим Святейшеством обращение к Генуэзской конференции и молитвенное пожелание о восстановлении в России Царя и притом из династии Дома Романовых, было постановлением подавляющего большинства Всезаграничного Собора, а постановление о Царе без упоминания династии и обращение к Генуэзской конференции было единогласным решением Собора, я же был лишь исполнитель постановлений Собора и не считал себя в праве не исполнить его решений, тем не менее, ныне в виду Вашего указа Архиерейский Собор принял решение строго придерживаться указаний сего указа в своей деятельности.

На Соборе этом не была представлена Русская Православная Церковь в Польше, так как иерархи ее во главе с митрополитом Георгием (и неканонически посвященные им епископы Александр, Антоний и Алексий) прекратили братское общение с русскими иерархами, осудившими действия митрополита Георгия по отделению от Русской Православной Церкви и от Вас и провозглашению автокефалии вопреки желанию народа, клира и законных архиереев, им устраненных и заключенных в монастыри преосвященных: Пантелеимона, Владимира, Елевферия и Сергия (последнего он выслал из Польши в Чехию). Ныне архиепископ Дионисий, получивший от Вселенского Патриарха сан Митрополита, старается восстановить это братское общение и мне уже написал письмо. Имею сведения, что вскоре состоится постановление их Синода в этом роде. Причем он изменяет тактику митрополита Георгия и хочет продолжать считать себя в Вашей юрисдикции. Обещал народу и даже принял меры к созыву Собора Русской Православной Церкви в Польше, чего так не хотел делать убитый митрополит Георгий.

В состав Синода избран я, митрополит Евлогий, архиепископы Анастасий и Феофан, епископы Сергий, Гавриил, Михаил и Гермоген. Председателем Синода являюсь я, согласно указанию 28 епископов против двух. Периодически будет собираться Архиерейский Собор. Необходимость существования Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей подтверждена также 28 епископами. Расстройство церковных дел в Америке, защита имущества Русской Православной Церкви в Иерусалиме, Буэнос-Айресе, Китае, почти катастрофическое положение хозяйства Духовной Миссии в Иерусалиме, наличие заграницей множества русских священников, монахов и монахинь, а также епископов, возникающие по местам расселения русских беженцев по всему миру церковные общины, бракоразводные дела и пр. и пр. требуют настоятельно существования Высшей Церковной Власти заграницей, с которой, слава Богу, считаются и державы, и в признании которой не отказывают сестры – Церкви.

С прошлого года подчинились Синоду Российская Духовная Миссия в Корее и Урмии. Последняя и русские церковные общины в Персии находятся в крайне плачевном состоянии, но теперь, слава Богу, несколько налаживается в Персии церковное дело. Духовная Миссия в Корее Архиерейским Синодом подчинена начальнику Российской Духовной Миссии в Японии архиепископу Сергию, который сам подчинился сему Синоду. Распоряжение наше о Корейской Миссии, состоявшееся в конце прошлого года совпало с аналогичным распоряжением Вашим, состоявшимся в 1920 г., но в Корее полученном одновременно с нашим, то есть спустя почти 2 года. В Китае, согласно представлению начальника Российской Духовной Миссии архиепископа Иннокентия, поставлены два епископа – викария. Архимандрит Иона епископом Тяньцзиньским и Архимандрит Симон епископом Шанхайским. Камчатская епархия выделена в самостоятельную епархию Архиерейским Синодом, на основании совещания епископов Дальнего Востока, с присоединением к ней Охотского уезда, епископ которой, преосвященный Нестор, тоже добровольно подчинился в прошлом году Архиерейскому Синоду. Образовано особое викариатство. Охотское с посвящением во епископа протоиерея Даниила Шерстеникова. Харбин с полосой отчуждения Китайской Восточной жел[езной] дороги по усиленному ходатайству администрации дороги и в виду затруднительности сообщения с кафедральным городом Владивостоком, Архиерейским Синодом выделен в особую епархию, с кафедрой в Харбине, и во главе епархии поставлен архиепископ Мефодий с титулом Харбинского и Маньчжурского. Вскоре же после этого сообщения между Харбином и Владивостоком совершенно прекратились.

В Иерусалим командирован епископ Белгородский Аполлинарий, для урегулирования миссионерского хозяйства, так как Миссии угрожает продажа с молотка, в связи с чем и. д. начальника Миссии иеромонах Мелетий, возведенный затем в сан архимандрита, заменен распоряжением Синода новым начальником Миссии кандидатом богословия архимандритом Иеронимом из Курской епархии.

В плачевном состоянии находятся С.-Американская епархия, откуда архиепископ Александр удалился, а управление принял на себя митрополит Платон, ссылаясь на Ваше распоряжение. Причем присвоил себе титул митрополита “всея Америки и Канады”. Управление им С.-Американской епархией Синод и Собор признали за ним, но без такого титула. Владыка Платон в отношении Синода и Собора Русской Православной Церкви заграницей держится двойственно. То признает их, то отрицает. Когда ему в делах худо – он признает. Так, например, в гражданском суде Нью-Йорка он свои права на управление епархией доказывал на основании нашего указа. Против него восстал и поднял церковную смуту епископ Петербургский Стефан. Свои права и ему митрополит Платон доказывал этим указом. Епископ Стефан объявил себя Управляющим С.-Американской епархией, а митрополита Платона чужеепархиальным архиереем. Затем епископ Стефан примирился с ним. Синод и Собор подтвердили права митрополита Платона на управление С.-Американской епархией. Епископ Стефан покорился. Тогда выступил против их обоих епископ Адам, рукоположенный во епископа епископом Стефаном совместно с Чехословацким епископом Гораздом и объявил себя Управляющим епархией. Смута церковная страшная. Но теперь и епископ Адам подчинился решению нашего Синода. Америка раздирается церковной смутой и нестроениями. Вашему Святейшеству следовало бы особым актом подтвердить категорическую подчиненность митрополита Платона нашему Синоду и Собору впредь до установления совершенно свободного сообщения с Вами. Иначе Русская Церковь потеряет Америку, ибо многие, видя такие распри, смотрят на англиканскую, католическую и униатскую церкви. Тяжело стоит в Америке и вопрос об образовании там Сирийской Церкви, согласно Вашей грамоте на имя Святейшего Патриарха Антиохийского Григория. И наш Собор постановил в согласии с этой грамотой, но Владыка митрополит Платон противится сему. Патриарх Григорий огорчен последним...

В текущем же году необходимость существования Высшей Церковной Власти заграницей еще более стала ощутительна, так как некоторые автокефальные церкви стали простирать свои права на Русские Православные Церкви и имущества их, так Вселенский Патриарх на Польшу, Эстонию, Латвию и Финляндию и даже на Китайскую Духовную Миссию, Иерусалимский на нашу Миссию и имущество Палестинского Общества и т. д. Русский Архиерейский Синод охраняет права Русской Православной Церкви. Затем он помогает другим автокефальным церквам сдерживать еретические новаторства некоторых глав автокефальных церквей..."

(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 4. Л. 177–186).

1923: 23 августа (ст. ст.) глава Кипрской Церкви архиепископ Кирилл в своем письме патриарху Мелитию Конст-ому предлагает “отложить выполнение принятых решений ("Всеправославного конгресса") до тех пор, пока не будет достигнуто согласие всех Церквей, дабы избегнуть печального разъединения и схизмы в Православной Церкви”

1923: 27 августа, осознав свою ошибку, митрополит Сергий (Страгородский) оставляет обновленческий раскол и возвращается в лоно Церкви. Покаяние у митрополита Сергия принимал сам Святейший патриарх Тихон, который потребовал от него публичного акта отречения от своего заблуждения. Приведем описание этой сцены, сделанное митрополитом Мануилом (Лемешевским):

"На первый взгляд для знатоков истории обновленческого раскола стало бы непонятным, почему Патриарх Тихон, олицетворение любви безграничной и милости бесконечной, применил такие строгие меры к этому старцу, когда других, отпадавших в обновленчество, принимал в своей келии и келейно прощал содеянный грех. Конечно, он поступил правильно. Ведь недаром говорится, что "большому кораблю -- большое плавание". А он был кормчим большого корабля, он был "ума палата", он был иерарх выдающийся, а не посредственный... Поэтому Святейший Тихон и обставил чин покаяния и приема митрополита Сергия в соответствующей величественной обстановке, давившей на его неложное смирение и сокрушение сердечное. И вот, этот отец всех чаяний русской современной богословской мысли... стоит на амвоне, лишенный моментом покаяния и архиерейской мантии, и клобука, и панагии, и креста... Кланяется низко Святейшему Тихону, восседавшему на кафедре, в сознании своего полного уничижения и признанной им вины просит он дрожащим от волнения, на этот раз негромким голосом свое покаяние. Он припадает до пола и в сопровождении патриарших иподиаконов и архидиаконов тихо сходит с солеи и приближается к вершителю его судьбы, к кроткому и всепрощающему Святейшему Тихону. Снова земной поклон. Постепенно вручаются ему из рук Святейшего панагия с крестом, белый клобук, мантия и посох. Патриарх Тихон в немногих словах, тепло, со слезами приветствует своего собрата во Христе взаимным лобзанием, и, прерванное чином покаяния, чтение часов возобновляется." (Мануил, архиепископ. Каталог русских архиереев за последние 60 лет (1897 - 1957 гг.).

1923: 6 сентября патриарх Иерусалимский Дамиан посылает телеграмму Конст-ому патриарху Мелетию: “Для нашего Патриархата невозможно принять изменение церковного календаря, так как оно ставит нас в слишком невыгодное положение во Всесвятых паломнических местах по отношению к латинянам и из-за опасности прозелитизма”.

1923: 18 сентября Антирелигиозная комиссия на своем заседании постановила: "Признать целесообразным, чтобы (патриарх, ред.) Тихон и К-о в первую очередь фактически провели в церкви новый стиль, разгромили приходские советы и ввели второбрачие духовенства, для чего разрешить им издание журнала". (Архивы Кремля. В 2-х кн. / Кн.1. Политбюро и Церковь 1922-1925 гг. М.-Новосибирск, РОССПЭН, Сибирский хронограф, 1997. Т.1. С.531).

1923: 24 сентября совещание епископов под председательством св. патриарха Тихона постановили принять новый стиль в церковную жизнь. Было составлено послание о переходе на новый стиль, в котором он обосновывался единством с Православными Церквами Востока. Патриарх из-за отсутствия сообщения с другими Православными Церквами был дезинформирован Тучковым, что весь Православный Восток принял новый стиль. Послание было прочитано 14 октября по новому стилю во время патриаршего служения в московском Покровском монастыре. Причем указы о введении нового стиля были разосланы только благочинным Москвы, а епархиальные архиереи их не получали, так как архиепископом Иларионом было испрошено у Тучкова разрешение этих указов в провинции не посылать пока не будет отпечатано патриаршее послание, объясняющее указ. Председатель московского епархиального совета протопр. В. Виноградов отмечает, что новый стиль был официально объявлен и введен только в церквах города Москвы и нигде больше.

1923: 1 сентября произошло "Великое землетрясение в Канто" (свыше 8 баллов по Рихтеру), оно унесло 140.000 жизней, значительная часть Токио превратилась в руины, был сильно поврежден великолепный Воскресенский собор ("Николай-до"), построенный святителем Николаем. Это было самое сильное землятресение в истории Японии. Архиепископ Японский Сергий (Тихомиров) так вспоминал об этом стихийном бедствии: "Утро 1 сентября 1923 года не предвещало ничего особенного. Время до обеда... В эти часы приходил ко мне по делу молодой катехизатор Яков Ямагути и, вероятно желая сказать мне приятное, сказал по-японски: "Давно не было землетрясения, прекрасно", - на что я ему шутя ответил: "Наоборот, худо; если теперь и тряхнет, то уже сильно, и, кто знает, не тряхнет ли и сегодня". А нужно заметить, что в Токио небольшие толчки и неразрушительные землетрясения бывают часто. В 1923 же году их не было с ранней весны. И это обстоятельство многих беспокоило. <...> 11 часов 58 минут 44 секунды... Я стою у стула в столовой и читаю газету. Затрясло... Продолжаю читать газету. Однако начало качать так, как я не испытывал ни разу с 1908 года. Стоять на ногах было трудно... С крыш всех миссийских домов спала вниз черепица, трубы или сломаны и лежат уже внизу на земле, или сломаны, но еще стоят на крышах, на своих местах... Начался второй удар. Земля колебалась, как волны в море. Дома тряслись, как легкие ящики. Черепица продолжала лететь вниз. Чугунный забор Миссии раскачивало в стороны на аршин. Шум бьющихся друг о друга телефонных, телеграфных и электрических проводов. Бледные лица собравшихся. Слезы на глазах. Жуткая картина". Сорокаметровая колокольня переломилась и упала шпилем на купол собора, пробив его. Раздался колокольный звон, и надломленная колокольня, треснув в сводах окон, громадными столбами, с колоколами языками вверх развалилась, разрушив ризницу, завалив кирпичами западный вход в собор. Пожар, спутник землетрясений, не мог не случиться, потому что в 12 часов дня, когда затрясло Токио, в городе не было ни одного дома, где не горела бы плита на кухне, приготовляя обед. 2 сентября, на второй день землетрясения, Миссия представляла собой догорающее пепелище: сгорели дотла оба миссийских дома, семинария, женское училище, три деревянных дома служащих Миссии. Сгорел и собор. Архиепископ Сергий свидетельствовал: "Я вошел в него северными дверями; западные двери и паперть были завалены развалинами колокольни. Уже ни дыму, ни чада. Вот догорает над южной дверью рама иконы. Во всем соборе не осталось ни вершка несгоревшего дерева. А было его много: восьмивершковые балки, везде вершковые полы, дощатые обшивки сводов потолка и купола, деревянные полы и лестницы на колокольню, деревянный трехъярусный иконостас. Деревянный шпиль... Железные каркасы купола от жары размякли и обвалились внутрь собора. Колокола расплавились полностью. Металлическая и серебряная утварь вся или расплавилась, или сильно повреждена. Облачения, митры - все сгорело." 20 октября состоялся экстренный Собор Японской Православной Церкви, постановивший возрождать Токийский Воскресенский собор. К 14 декабря 1929 года ремонт и реконструкция Воскресенского собора были закончены, и Японская Православная Церковь получила возможность торжественно совершить его освящение. (Токийский кафедральный воскресенский собор в истории Японской Православной Церкви, Элеонора Саблина, ЖМП, 2000 г. № 6).

1923: Св. патриарх Тихон пишет письмо на Валаам о переходе Русской Церкви на Григорианский календарь:

"Ваше Высокопреподобие, Всечестный О. Игумен Павлин!

На днях выйдет послание наше о переходе с 2-го Октября на новый стиль. Прошу вас и братию св. обители Вашей не смущаться сим переходом, т.к. этим не вносится изменения в веру нашу и пасхалия остается православная.

Прошу Ваших св. молитв и призываю на обитель Вашу Божие благословение. Ваш богомолец Патриарх Московский- и всея России Тихон.

23 Сентября/6 Октября 1923 г. Донской Монастырь, Москва". (Из дневника валаамца о. Памвы).

1923: 26 сентября в Греции происходит военный переворот, возглавляемый двумя армейскими полковниками и одним капитаном военно-морских сил, сопротивления почти не было. Кабинет премьер министра Гунариса ушел в отставку, на следующее утро король Георгий II отрекся от престола.

1923: 1 октября св. патриарх Тихон написал послание к православному народу о реформе календаря в Русской Православной Церкви:

БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ,

ТИХОН,

Патриарх Московский и всея России и православные епископы, собравшиеся в граде Москве, всем архипастырям, пастырям и верующему народу Церкви Российской.

В заботах наших о благе и добром устроении Российской Православной Церкви, признали мы ныне необходимым исправление церковного время исчисления.

Давно известно, что так называемое Юлианское время исчисление, принятое в Православной Церкви, не точно, а потому еще в конце минувшего и в самом начале нынешнего столетия в Православной Церкви поднимался вопрос об его исправлении.

В 1902 г. Вселенский Константинопольский Патриарх Иоаким III изыскивал способы к тому, чтобы соединить возможную научную точность время исчисления с сохранением освященных церковных определений. По этому же вопросу имел суждение и поместный собор Русской церкви 1917-1918 гг., при чем, хотя и признавалось, что "не будет никаких с догматической точки зрения препятствий к тому, чтобы Православная Церковь, по согласию всех своих членов, тем или иным образом, соответственно с истинными результатами науки, установила свой календарь", однако, к вопросу этому подходили с большой осторожностью, и церковная власть не спешила менять календарь, освященный полуторатысячелетним употреблением во всех православных церквах.

В нынешнем 1923 году самочинное собрание, так называемого обновленческого духовенства и мирян в г. Москве, без сношения с православными Патриархами Востока, не только не заботясь о сохранении священных канонов, но и прямо указывая на полную якобы возможность не считаться с этими правилами, с ненужной поспешностью, не останавливаясь даже пред сокращением св. Петрова поста на 13 дней, - перешло с 12 июня на новый стиль. Эта мера, как проведенная людьми, не имеющими на то права, встречена была православными неприязненно и с понятным смущением духа.

Сознавая необходимость исправления церковного время исчисления, вызываемую несоответствием его современным данным астрономической науки, а также неудобством для православных людей совершать свои праздники в те дни, которые не считаются днями отдыха по советскому законодательству, мы в обращении 28 июня 1923 г. признали возможным исправление церковного календаря.

Храня каноническое общение с собратьями нашими, православными Восточными Патриархами, мы хотели решить этот вопрос в полном единении с ними и ныне уже знаем, что всеправославное собрание представителей церквей Востока, происходившее недавно в Константинополе, под председательством Вселенского Патриарха Владыки Мелетия IV, "признав, что необходимо уничтожить увеличение различия между церковным и гражданским время исчислением и что нет никакого канонического препятствия для исправления употребляемого церковного время исчисления согласно с данными астрономической науки, единогласно постановило исправить Юлианское (старое) время исчисление" таким образом, что, во-первых, отбрасываются 13 дней старого время исчисления, составляющие его отличие от солнечных годов за время с 1-го Никейского Вселенского Собора до сего дня; во-вторых, неподвижные праздники должны праздноваться в те же числа месяца, как раньше; в третьих, подвижные праздники должны определяться по празднику Пасхи; в четвертых, в согласии с каноническими положениями, которые остаются неприкосновенными, Пасха должна праздноваться в воскресенье, которое следует за первым полнолунием после весеннего равноденствия; в пятых, определение пасхального полнолуния должно производиться на основании астрономических данных по времени храма Гроба Господня во святом граде Иерусалиме.

Со многим тщанием рассмотрев купно с боголюбезными епископами нашими постановление Вселенского Патриарха и, по всестороннем обсуждении, признав, что устанавливаемое им церковное время исчисление: 1) вводится законною церковною властию; 2) нисколько не затрогивает догматов и священных канонов Православной Церкви; 3) оставляет празднование дня Св. Пасхи, согласно постановлению 1-го Вселенского Собора, в первое Воскресенье после первого полнолуния, следующего за весенним равноденствием, т. е. позднее Пасхи иудейской; 4) находится в точнейшем соответствии с данными современной астрономической науки; 5) является не введением западного Григорианского календаря, а лишь исправлением старой Пасхалии с исчислением дней Пасхи по времени Матери Церквей Божьих - Церкви Иерусалимской, и в 6) потребно и удобно для согласования церковной жизни Русской с установленным уже в нашем отечестве и во всех христианских странах время исчислением, - мы и епископы наши единогласно постановляем: во 1-х, пропустить во время исчислении 13 дней так, чтобы после 1-го октября старого стиля вместо 2-го следовало 15-ое октября; 2) вопрос о времени празднования Св. Пасхи решить в согласии с православными церквами по постановлениям бывшего в Константинополе в сем году всеправославного собрания.

Оповещая о сем нашем постановлении Богохранимую православную паству нашу, призываем всех возлюбленных о Господе архипастырей и пастырей и верующих мирян принять сие исправление церковного календаря без всякого смущения и колебания. Исправление календаря церковного производится нами в ином духе и с иною целью, нежели вождями именуемых "обновленцев"; наш дух - дух верности святым канонам церкви нашей; наша цель - да будет в Церкви Божией все устроено по лучшему чину и разуму. Нет для православного человека большей радости, как знать и сердцем чувствовать, что свои священные церковные торжества он празднует вместе со всею поднебесною христианскою Церковью. Когда мы знаем, что священные песнопения в прославление Христа Воскресшего в одно время с нами воспеваются и во святом граде Иерусалиме, на самом месте победы Христа над смертью и тлением, - тогда радость наша бывает исполнена. Мы не должны быть лишены этого христианского утешения воспевать Господа едиными усты и во едино время со всею вселенскою Церковью, и потому мы обязаны согласоваться в церковном время исчислении со всеми другими Христианскими Православными церквами. Это мы и делаем настоящим нашим постановлением об исправлении церковного время исчисления. Иначе мы уклонились бы от единства церковного и тем тяжко согрешили бы. Не должно быть раздоров о тех порядках церковной жизни, которые могут и должны быть исправлены. Да не будет сего! Да будет мир и единомыслие во всем христианском мире и Бог мира, любви и единомыслия да будет со всеми нами.

Тихон, Патриарх Московский и всея России.

Донской монастырь, Москва. 1923 г. 1-го октября.

1923: 2 октября священник Папа Евтим, член Синода «Турецкой Прав. Церкви» за час до эвакуации союзных войск из Конст-ля, в сопровождении своих сторонников и турецкой полиции вошел в здание Синода в Фанаре во время заседания и предъявил ультиматум присутствующим архиереям, чтобы они в течении 10 мин. низложили патр. Мелетия. Несмотря на усиленные протесты двух из восьми членов Синода, требование было исполнено. Шесть членов Синода, чьи кафедры были вне пределов Турции вместе с местоблюстителем митр. Николаем были фактически выгнаны из Фанара. Папа Евтим затем заявил, что он не уйдет из Фанара пока не будут выбраны новые семь, предложенных им, членов Синода и новый Вселенский патриарх. Его требования, кроме избрания нового патриарха, были исполнены и он вернулся в Анкару, как представитель Фанара (Times (London), October 3, and 6, 1923; November 21,1923).

1923: 7 октября патриарх Антиохийский Григорий IV в ответном письме патриарху Мелетию Константинопольскому указывает, что решение об изменении календаря принято поспешно и что его применение “преждевременно и сомнительно”.

1923: 12 октября Греческое правительство послало митр. Афинского Хризостома (Пападопулоса) в Солунь к патр. Мелетию с предложение отречься от патриаршества. Венизелос и его правительство были против планов патр. Мелетия перенести временно патриаршую кафедру в Солунь, из опасения, что впоследствии турецкое правительство уже не позволит вернуться Конст-ому престолу в Конст-ль.

1923: 20 октября патр. Конст-ий Мелетий подписал официальный документ отречения от патриаршего престола.

1923: 21 октября Антиохийский патриарх Григорий IV посылает послание № 1356 митрополиту Антонию (Храповицкому) в Карловцы с приложением отрицательных отзывов о календарной реформе патриархов Александрийского и Иерусалимского, в котором говорится: “Все Преосвященные братья, члены Собора, разделили наше восхищение глубоким уважением Вашего Высокопреосвященства к св. канонам Св. Церкви и Вашей непоколебимой твердости в сохранении их неприкосновенности. Мы не сомневаемся, что Ваше Высокопреосвященство, прославившееся горячей ревностью об единстве Св. Церкви, постарается и впредь прилагать свои усилия и авторитет на утверждение строительства ее во славу Божию....Вы можете получить ясное представление о мнении трех Восточных патриархов относительно затронутых Константинопольским собранием вопросов”. (Епископ Фотий Триадицкий Роковой шаг по пути к отступлению О "Всеправославном конгрессе" в Константинополе).

1923: 18 октября по представлению свят. Николая (Велимировича) на Архиерейском Соборе Сербской Церкви архим. Мардарий (Ускокович) был назначен первым сербским епископом для американской епархии Сербской Церкви.

1923: 8 ноября, пользуясь тем, что к началу ноября послание о переходе на новый стиль отпечатано не было, св. патриарх Тихон выпустил указ, в котором распорядился отложить введение нового стиля. Активным помощником Его Святейшества в этом был священномученик архиепископ Иларион (Троицкий). (ЦА ФСБ Д. Н-1780 Т.5. Л.231 а.; Опубл.: Следственное дело Патриарха Тихона. Сборник документов по материалам ЦА ФСБ. М., 2000. С.362-363). Отмена решения о введении нового стиля было неприятной неожиданностью для Тучкова, возможно это явилось одной из причин ареста и отправки на Соловки архиепископа Илариона (Троицкого), который был арестован 15 ноября. Фактически, мужественное отстаивание юлианского календаря в жизни Церкви стоило священномученику Илариону жизни.

1923: 21 ноября албанский архимандрит Феофан (Ноли) был хиротонисан во епископы. Новопоставленный епископ был членом албанского парламента и одновременно до 1924 г. исполнял роль премьер-министра Албании. С 1932 г. он возглавлял Албанскую архиепископию в Америке, где и скончался в 1965 г., оставив после себя 8 литургических переводов на английский.

1923: 27 ноября св. патриарх Тихон и Священный Синод предложили Финляндской епархии Русской Православной Церкви возвратиться из подчинения Константинопольскому Патриархату в юрисдикцию Патриарха Всероссийского, потому что причина, по какой Патриарх Константинопольский счел нужным временно принять в свое ведение Финляндскую Православную Церковь, отпала и предстоятель Московского Патриархата вступил в управление своей Церковью.

1923: 6 декабря митр. Халкидонский Григорий был выбран 10 голосами против 1 и стал новым патриархом Конст-им, Григорием VII.

1923: 7 декабря, на след. день после избрания патриарха Григория VII, священник Папа Евтим, который не был допущен в зал заседаний, со своим протеже митр. Кириллом Родополисским и сторонниками ворвались в Фанар, изгнали оттуда всех обитателей и заявили, что не покинут Фанара пока не будет выбран «законный» патриарх и пока патр. Григорий не отречется от престола. Через два дня из Анкары пришел приказ им покинуть Фанар и они оттуда были выпровожены при помощи турецкой полиции, Фанар был возвращен патр. Григорию VII (Oriente Moderno (Rome), January 15, 1924, p. 30.)

1923: 17 декабря глава Румынской Церкви Бухарестский митрополит Мирон (Кристя) в письме патриарху Конст-ому сообщает, что Румынская Церковь приняла решение "Всеправославного конгресса" о перемене календаря и оно будет применено в 1924 г.

1923: В декабре был созван Собор Греческой Церкви, который изменил ее устройство, издав основной закон Автокефальной Церкви Эллады. Церковь возглавил Архиерейский Собор под председательством Афинского архиепископа с титулом «Блаженнейший» (до этого времени был Митрополит). Собор должен был собираться ежегодно, а в период между заседаниями решения текущих дел предоставлялись Священному Синоду под председательством архиепископа Афинского.

1923: Сторонники албанской церковной автокефалии начали официальные переговоры с Константинопольской Патриархией. Поначалу они ограничивались требованиями лишь церковной автономии. Патриархия в принципе не возражала против автономии, но потребовала, чтобы богослужебным языком в Албанской Церкви оставался только греческий. Албанцы категорически отказались выполнить это требование, и отношения с Константинополем обострились.

1923: Православные румыны в США после безуспешной попытки соединиться с митрополитом Снбиуским и Трансильванским «вверились временному пастырскому попечению Епископальной Церкви. Это подчинение продолжалось до 1929 г., когда наконец Румынский патриархат решил учредить в США свою епархию.

1924: В январе патриарх Тихон издал указ о молитвенном поминовении государственной власти за богослужением: «О стране Российской и властех ея». (Крестный путь русской иерархии. Из писем протопресвитера В. Виноградова // Вестник РХД. 1987. № 150. С. 252–253).

1924: 16 января 1924 г. Патриарх Тихон издал указ следующего содержания:

"Ввиду имеющихся данных о контрреволюционных выступлениях Североамериканского митрополита Платона (Рождественского), направленных против советской власти и пагубно отражающихся на Православной Церкви, постановляем: 1) уволить митрополита Платона от управления Североамериканской епархией со дня объявления настоящего Нашего распоряжения. 2) Иметь особое суждение о кандидате на Североамериканскую кафедру, коему и предписать объявить настоящее мое распоряжение митрополиту Платону и принять от него все церковное имущество, управляя Североамериканской епархией по особо данной мною ему инструкции. Предложить митрополиту Платону (Рождественскому) прибыть в Москву, в наше распоряжение" (Акты. С. 309).

1924: В феврале антирелигиозная комиссия ЦК РКП(б) допустила легализацию Св. Синода МП на условии введения в его состав ряда лиц, "хорошо ведомых ОГПУ". А в марте комиссия поручила ОГПУ ввести в Синод одного из лидеров обновленческого движения священника В. Д. Красницкого при условии, если патриарх Тихон не будет противиться. Е. А. Тучков пообещал патриарху, что если он введет в состав Синода Красницкого, то Синод будет зарегистрирован. Обнаруженные в следственном деле патриарха Тихона письма, докладные записки и рапорты Красницкого в ОГПУ свидетельствуют о том, что Красницкий был не только "хорошо ведом ОГПУ", но играл неприглядную для духовного лица роль доносчика. Стремясь войти в состав Синода, он одновременно предложил ОГПУ целую программу уничтожения патриарха Тихона и его сторонников, порой более радикальную, чем позиция самого ОГПУ. (ЦА ФСБ. Д.-Н-1780. Т.5.)

1924: В феврале между членами правительства Чехословакии и Югославии был заключен договор, который урегулировал все вопросы православных церквей Чехословакии и протестантских в Югославии. По этому договору Православной Церкви в Подкарпатской Руси была предоставлена автономия и право иметь своего епископа, но под юрисдикцией сербского, а не вселенского патриарха (Церк. ведом. №9, 10 мая 1924 г.). Еп. Вениамин (Федченков) вынужден был покинуть пределы своей епархии, в которой он пробыл только 8 месяцев.

1924: В феврале Россию посетила делегация Иерусалимского Патриархата. Ее члены оценили церковную ситуацию в России объективно, глава делегации Константин Григориади определенно высказался в поддержку законного главы Церкви - Патриарха Тихона и за осуждения всех течений обновленчества. (РГАСПИ. Ф.89. Оп.4. Д.89. Л.17; Опубл.: Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. С.195-196).

1924: 10 марта (ст. ст.) патриарх Константинопольский Григорий VII вводит в Константинопольской Церкви новый стиль.

1924: 10 марта (ст. ст.) Под давлением греческого министерства Иностранных дел и Вселенского патриарха, Синод архиеп. Афинского Хризостома (Попадопулоса) ввел в Элладской Церкви новый стиль.

1924: В марте Константинопольский патриарх Григорий VII перевел все греческие приходы в Австралии под свою юрисдикцию, до этого они подчинялись Элладской Церкви, и учреждает в Австралии митрополию, кот. до 1929 г. возглавлял митрополит Христофор (Книтис).

1924: В марте турецкое правительство опять стало разсматривать вопрос выселения Конст-ого патриархата за пределы Турции. Патриарха обвиняли в сотрудничестве с Греческим правительством. Но, в конце концов возобладало мнение умеренных, не желавших нарушать Лозаннское соглашение.

1924: 2-4 апреля в Детройте, штат Мичиган, состоялся Четвертый Всеамериканский Собор. Митрополит Платон отсутствовал при его открытии. Объясняя это обстоятельство, открывший собрание протоиерей Л.Туркевич (впоследствии митрополит Леонтий) сказал: "Отсутствие Владыки Митрополита объясняется нежеланием подать повод злонамеренным лицам распростронять слухи о том, будто бы соборные постановления выносятся под давлением его авторитета". На этом соборе было постановлено превратить Северо-Американскую епархию в "Американскую Православную Церковь". В телеграмме американскому президенту сообщалось, что она "объявила себя самоуправляющейся и отныне будет действовать как Национальное Американское образование (body)". Подписана телеграмма митрополитом Платоном и его же резолюция напечатана на первой странице Постановлений: «28 июля 1924 г. Епархиальный Совет исполнит Соборное Постановление и сделает распоряжение о напечатании сих протоколов, Митрополит Платон". Русской Церкви было обещано "не порывать с нею духовной связи и общения, оказывать ей всякое содействие», патриарха же поминать не как своего главу, а как "Главу Матери Церкви Русской, коей провозглашенная в Детройте новая Американская Церковь обязана своим существованием" (Постановление Священного Собора Русской Православной-кафолической Церкви в Соедин. Штатах С. Америки, состоявшегося в Городе Детройте в 1924 г. 20-23 марта (2-4 апреля), Изд. Епарх. Совета, стр. 4-5).

1924: 9 апреля св. патриарху Тихону удалось добиться аудиенции у М. И. Калинина и А. И. Рыкова, заменившего В. И. Ленина на посту Председателя Совнаркома. Во время встречи патриарх просил оказать содействие в легализации органов церковного управления. Он жаловался на преимущественное положение обновленцев, чьи органы управления зарегистрированы и которым, в отличии от приверженцев Тихона, разрешено созывать съезды, совещания. Патриарх обращал внимание на противоречие между существующим законодательством и практикой властей в отношении к его сторонникам. Патриарх обратился с ходатайством о пересмотре дел высланных в административном порядке архиереев, представив список из 25 человек. Кроме того, он указал на незаконность налогового обложения духовенства и храмов, расходящегося с положениями законодательства. А. И. Рыков пообещал патриарху уменьшить давление на религиозные организации, снизить налоги на храмы и духовенство и даже освободить из тюрем некоторых иерархов церкви. Состоявшаяся встреча свидетельствовала о корректировке церковной политики советской власти. Показательно уже хотя бы то, что новый глава Советского Правительства вскоре после своего вступления в новую должность принял у себя патриарха. (ГАРФ. Ф.5263. Оп.1. Д.57. Л.31 об. 32, 35-39).

1924: 12 апреля после совещания православных епископов в Варшаве Польская Церковь перешла на Григорианский календарь. От имени Польского Правительства всем уездным Старостам, войтам гмин, полицейским комендатурам и т. п. был разослан циркуляр, который гласил:

"Согласно с рескриптом Министерства Исповеданий и Народного Просвещения, от 30.05.1924 г. № 3777, поручаю следить за тем, чтобы новое счисление времени православным населением было принято и исполняемо. О всех случаях неисполнения следует доносить соответствующему посту государственной полиции".

И полиция принялась за весьма ревностное исполнение этого приказа: она разгоняла народ, собиравшийся перед храмами в дни двунадесятых и больших праздников, составляла протоколы, направляла высшим властям доносы на священников, обвиняя их в неподчинении распоряжениям правительственной и церковной власти и в агитации в пользу старого стиля. В ряде местностей доходило даже до кровавых столкновений.

Против введения нового стиля выступили также и православные народные представители в лице депутатов Сейма и сенаторов. Они изготовили канонически и научно обоснованный меморандум против нового стиля и в десятках тысяч экземпляров распространяли его среди верующего народа. Вся печать, и русская, и украинская, и белорусская была переполнена статьями и протестами против насильственного введения нового стиля, в котором видели первый шаг к введению унии. (А. К. Свитич, Прав. Церковь в Польше и ее автокефалия), (Прот. В. Цыпин).

1924: 18 апреля Обновленческий Синод постановил: « В виду изгнания кемалистами вселенского патриарха Григория VII и тяжёлого его материального положения, предложить оказать гостеприимство ему, стоящему всегда на страже интересов Российской Православной Церкви, для чего с согласия пятёрки (Троцкий, Смидович, Галкин (расстриженный протоиерей), Красиков и Тучков) предоставить ему право свободно выбрать себе для своего жительства один из следующих городов: Новороссийск, Одесса, Киев, Петроград и даже Москву с полным иждивением, как Его Святейшеству Григорию VII, так и всей его свите при условии легализации (Обновленческого) Синода и всех постановлений (обновленческого) собора 1923 года, устранившего патриарха Тихона, и в срочном порядке сделать распоряжения Екатеринодарскому Епархиальному управлению об оказании встречи прибывающему Григорию». (П. Троицкий, Патриарх Григорий VII и большевики).

1924: 20 апреля Александрийский патриарх Фотий написал послание архиепископу Афинскому Хризостому (Пападопулосу) в связи с введением нового стиля в Греческой Церкви: "Не будем скрывать от Вас, Блаженнейший брат наш, сию большую скорбь и недоумение, которые вызвало в нашем Синоде неожиданное известие... что без всякой необходимости, вопреки свидетельству и уверениям Вашего Блаженства, без всяких догматических и канонических оснований, были отвержены братский совет и прошения четырех Апостольских престолов (Александрийского, Антиохийского, Иерусалимского и Кипрской Православной ред.), стоящих за истину в течение многих веков, и односторонне предлагается "исправление" церковной практики, воспринятой не только Греческой, но и всей Православной Церковью...

В заключение всего вышесказанного... доводим до сведения Вашего Блаженства, что постановление об "исправлении" (церковного календаря. - ред.), о котором вы сообщили нам, как об уже принятом, наш Синод... отвергает и, оставаясь при своем прежнем мнении, снова предлагает созвать большой поместный или Вселенский Собор, без которого, согласно общеустановленному порядку во всей Православной Церкви, всякое мнение или одностороннее определение было бы канонически недействительным и не имеющим необходимую силу..." (письмо № 226. Цит. По архиеп. Серафим Соболев. О новом и старом стиле).

1924: 23 апр. (ст. ст.) Постановление Вселенского Патриарха Григория VII об "отстранении" патриарха Тихона от управления Русской Церковью, о признании обновленческого Синода и о направлении делегации в Москву для расследования. (Известия, 1924, 1 июня). Русским архиереям в Конст-оле было строго запрещено возносить имя Святейшего за богослужением и поминать Зарубежный Синод. Архиепископы Анастасий и Александр отказались повиноваться этому указу. Затем, патр. Григорий обратился к патриарху Димитрию Сербскому требуя упразднить Зарубежный Синод, но сочувствия не нашел.

1924: 30 апреля, ввиду отказа пребывавших в Конст-ле русских архиереев прекратить поминовение патриарха Тихона, Константинопольский Синод патриарха Григория VII запретил в служении архиепископов Анастасия Кишиневского и Александра Алеутского и Северо-Американского и заявил о неканоничности Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей.

1924: Политика феодально-мусульманского правительства Ахмета Зогу вызвала в Албании протест, который вылился в вооруженное восстание под руководством только что хиротонисанного епископа албанца Фана (Феофана) Ноли. Восстание было успешным. Зогу бежал. Но новое правительство, возглавленное епископом Фаном, продержалось у власти недолго — всего лишь 8 месяцев (с мая по декабрь 1924 года). Не став сразу на путь действительной демократизации страны, оно быстро пало под новым натиском реакции, поддержанной в финансовом отношении итальянским и югославским правительствами. Ахмет Зогу вернулся в Тирану и епископ Фан Ноли вынужден был покинуть Албанию.

1924: 6 мая в своей речи перед Синодом Константинопольской Церкви патриарх Григрий VII призвал патриарха Тихона добровольно отказался от Патриаршества и немедленно удалился от Церковного Управления. Синод принял решение о том, чтобы комиссия в своей работе "определенно опиралась на церковные течения, верные Правительству СССР" т. е. на обновленцев, Синод также высказался в пользу отречения патриарха и упразднения патриаршества в России. (РГАСПИ. Ф.89. Оп.4. Д.89. Л.14; Опубл.: Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. С.193 -194).

1924: 8 мая 1924 г. Следственная комиссия Вселенской патриархии направила архиепископу Анастасию следующее письмо.

"В ответ на Ваше от вчерашнего числа письмо, подписанное также Высокопреосвященнейшим архиепископом Северо-Американским Александром, назначенная Синодальная следственная комиссия сообщает Вам следующее:

Постановление о Вас о немедленном пресечении священнодействования и церковнодействования здесь принято Святым и Священным Синодом не просто на основании только что поданных против вас жалоб, но также и главным образом вследствие данных, существующих уже давно, о том, что, к сожалению, Ваше Высокопреосвященство и отчасти и Высокопреосвященнейший Архиепископ Северо-Американский Александр в церковной деятельности Вашей здесь, в архиепископии Константинопольской, превышаете нормы, указанные в грамоте патриархии от 2 декабря 1920 г. за № 9084, возможной церковной деятельности Вашей здесь, как беженцев и гостящих в чужой епархии архиереев.

Существует уже достаточно данных, свидетельствующих, что Ваше Высокопреосвященство, вопреки вышеупомянутой грамоте и воспрещению общего Патриаршего и Синодального циркуляра об архиереях-беженцах, который и Вы в свое время получили к сведению, действуете здесь с превышением своих прав, поступая как архиерей правящие и имеющие права власти церковной административной и судебной, что, конечно, не может быть допущено канонически, как несовместимое с вашим положением архиереев-беженцев, гостящих в чужой епархии.

Известно также, что Вами или через Вас произведено много, хиротоний, пострижений в монашество и т.п. Также из многократных данных удостоверено использование Вами Церкви при служениях и в проповедях для политических выступлений, несовместимых с церковным характером и по другим соображениям весьма неуместных здесь.

По этим причинам, а не просто из-за поданных только что жалоб, Священный Синод счет необходимым пресечь немедленно данное ранее Вам разрешение священнодействовать и вообще исполнять какую бы то ни было церковно-административную власть здесь, до представления вами удовлетворительного ответа по всем пунктам обвинений, предъявленных Вам.

Также замечается Вам, что упоминаемые вами св. каноны не могут применяться в данном случае, так как они предусматривают архиереев, правящих и пользующихся полнотой своих прав, а не архиереев, временно пребывающих и гостящих в чужой епархии, и должны подчиняться и всецело сообразоваться с церковными порядками и с требованиями местного канонического епископа.

В заключение комиссия замечает вам, что поднятый неуместно шум для извращения сущности вопроса может составить новые элементы ответственности" (Глеб Рар. Временная "опека" для дух. окормления).

Архиерейский Синод в Сремских Карловцах после этого перевел архиепископа Анастасия в Иерусалим, где он фактически возглавил Русскую церковную миссию до возведения его в митрополиты в 1935 г.

1924: 8 мая, посетивший св. Афон, митрополит Антоний (Храповицкий) получает от Константинопольского патриарха Григория VII письмо, в котором указывалось, что без согласия и разрешения патриарха митрополит Антоний не может покинуть Св. Гору. Такой странный запрет был вызван, очевидно, боязнью Константинополя, что авторитетный голос митрополита сможет создать оппозицию константинопольским реформам среди других восточных патриархатов, куда направлял свои стопы митрополит. Владыка вежливо просил разрешения выехать на Восток, и не дождавшись ответа, известил патриарха, что его виза истекает 14 июня и направился в Александрию.

1924: В мае Священный Кинот Афона принял «Новый устав», состоящий из 188 статей. Статья 6 этого устава гласит, что «все обитающие на Святой Горе монахи, какой бы они ни были национальности, считаются приобретшими греческое подданство». Статья 187 говорит: "Всякое распоряжение, противоречащее настоящему Уставу, не может иметь силы на Святой Горе". Тем самым были отменены все прежние уставы и типики, а вместе с ними, разумеется, и "прежние привилегии" славянских монастырей. Все они были поставлены Новым Уставом в жесткую зависимость от греческого большинства.

По смыслу 9-й статьи Устава, вместо своих традиционных типиков монастыри обязываются составить новые правила, подлежащие утверждению и надзору Кинота, состоящего из греческого большинства (17 представителей от греческих монастырей и по одному от русского, болгарского и сербского монастырей).

Поэтому представители Русского Свято-Пантелеимоновского монастыря, хорошо понимая опасность от "Нового устава", ущемляющего права русских иноков, решительно уклонились, несмотря на угрозы, от обсуждения его и от подписи под ним. И в дальнейшем его всячески старались навязать русским инокам. Но позиция иноков Пантелеимоновского монастыря оставалась твердой.

1924: 13 мая. Уклонившийся в обновленческий раскол архиепископ Южно-Американский Николай (Соловей) в своем письме обновленческому митрополиту Евдокиму (Мещерскому) от 7 августа 1925 г. сообщал: "13-го мая 1924 года, за четыре дня до моего отъезда за границу, я имел двухчасовое совещание с Патриархом Тихоном и Петром Крутицким. Патриарх Тихон дал мне собственноручно написанное письмо...". В этом письме Патриарх между прочим, дал ответ на просьбу Вел. Кн. Николая Николаевича, с которой последний тайно обратился к Патриарху Тихону, желая иметь в его лице поддержку и официальное благословение для объединения эмигрантских сил вокруг себя. Святейший Патриарх написал, что

"Святая Церковь не может благословить Великого Князя Николая Николаевича, раз есть законный и прямой наследник Престола - Великий Князь Кирилл" (Цитата из брошюры советских агитаторов "Почему вожди тихоновщены не пошли на Собор РПЦ 1 октября 1925 г.", Вятка, 1925, стр.4).

1924: 21 мая Постановление Патриарха Тихона и Синода (митр. Тихон, митр. Серафим, митр. Петр) о сформировании Высшего Церковного Управления в составе:

Св. Синод: митрополиты Сергий Нижегородский, Кирилл Казанский, Тихон Уральский, Серафим Тверской, Петр Крутицкий, архиепископы Нафанаил Харьковский, Димитрий Томский, Павел Вятский, Григорий Екатеринбургский, Евгений Благовещенский, Иосиф Одесский, епископ Серафим Орловский.

Высший Церковный Совет: митр. Тихон Уральский, митр. Серафим Тверской, митр. Петр Крутицкий, протопресвитер В. Красницкий (обновленец), прот. А. Смирнов, прот. Иоанн Артоболевский (обновленец), прот. Василий Виноградов, прот. В. Неелов (обновленец), прот. Василий Архангельский (обновленец), прот. Д. Боголюбов, прот. Любимов, архим. Анемподист, мирянин А. Рахманов, мирянин В. Белочинов (обновленец), заместители — миряне Грачев и Апарников. (Известия, 1924, №- 147).

1924: 23 мая патриарх Тихон направил письмо митрополиту Дионисию Варшавскому с резким осуждением самочинного отделения православной Церкви в Польше от Всероссийского Патриарха и перехода в юрисдикцию Константинопольской Патриархии.

"Нами только на днях, — писал патриарх, — получено письмо Вашего Высокопреосвященства, от 18-5 ноября 1923 года, в котором Вы уведомляете нас, что после кончины Митрополита Георгия "восприяли достоинство Митрополита Варшавского и Волынского и всея Польши избранием боголюбивых епископов Православной Митрополии в Польше, с согласия Правительства Республики Польской и по утверждении и благословении Святейшего Мелетия IV, Патриарха Константинопольского и Вселенского" и просите Нас благословить самостоятельное существование Православной Церкви в Польском Государстве, покровительствующем Вашему Высокопреосвященству и оберегающем права свободного проявления и развития нашей Православной Церкви".

Это краткое обращение к Нам Вашего Высокопреосвященства возбуждает в Нас некоторое недоумение. В 1922 году, незадолго до Нашего временного устранения от власти, Нами велись переговоры с представителями Польского Правительства об устройстве Православной Церкви в Польше и об Ее отношении к Патриарху Всероссийскому, в результате которых Нами, в согласии с состоявшим при Нас Священным Синодом, был выработан "проект Положения об управлении Православной Церковью в Польском Государстве", посланный Митрополиту Варшавскому для получения согласия Польского Правительства.

Дальнейшие переговоры были прерваны вследствие Нашего ареста, и судьба выработанного Нами проекта для нас остается неизвестной. Письмо Вашего Высокопреосвященства не проливает света на этот предмет. Без изложения обстоятельств дела оно ставит Нас перед фактом полной независимости Православной Церкви в Польше от Патриарха Всероссийского и перехода Ее под юрисдикцию Патриарха Константинопольского, утверждающего, как видно из письма Вашего Высокопреосвященства, акт избрания Митрополита Варшавского и всея Польши.

Для Нас остается неясным, на основании каких канонических правил часть Всероссийской Православной Церкви без согласия Поместного Собора и благословения Ее предстоятеля могла стать независимой и какими каноническими правилами руководясь, Святейший Мелетий IV, бывший Патриарх Константинопольский, счел себя вправе простирать свою власть на часть Патриархата Российского.

Не имея об этом официального доклада Вашего Высокопреосвященства, Мы получаем много частных сообщений, которые рисуют в очень неблагоприятном свете историю перехода Православной Церкви в Польше к независимости и Ее положения в Польском Государстве. Нам сообщают о горячих протестах, которыми было встречено объявление независимости Православной Церкви в Польше со стороны православных епископов и верующих, о насилиях, которым подверглись возражавшие и о незаконном лишении кафедр четырех епископов — Преосвященных Пантелеймона, Сергия, Владимира и Елевферия.

Что касается благожелательного отношения Польского Правительства к Православной Церкви в пределах Польского Государства и покровительства, оказываемого им свободе и развитию Православия, то и в этом отношении Наши частные сведения, подтвержденные, однако, нотой нашего правительства, от 10 мая сего года, предъявленной Правительству Польской Республики, не согласуется с сообщениями Вашего Высокопреосвященства.

При такой неполноте и противоречивости полученных Нами сведений о происходящем в Польской Православной Митрополии Мы не можем благословить самостоятельного существования Православной Церкви в Польском Государстве до тех пор, пока все обстоятельства и канонические основания Ее перехода к независимому бытию не будут выяснены пред Собором Всероссийской Православной Церкви, созыв которого является предметом Наших постоянных молитв и забот.

Посему Мы просили бы Ваше Высокопреосвященство сообщить Нам о жизни и событиях Православной Церкви в Польше с мая месяца 1922 года". (К. Свитич, Православная Церковь в Польше и ее автокефалия).

1924: 27 мая Вселенский патриарх Григорий VII издал окружное послание, в котором объявлял о созыве в 1925 году Всеправославного собора, приуроченного к 1600-летию Первого Вселенского собора.

1924: 1 июня в газете “Известия” было опубликовано следующее сообщение. “Вселенский патриарх отстранил бывшего патриарха Тихона от управления Российской Церковью. Московский представитель вселенского патриарха архим. Василий Димопуло сообщил представителю РОСТа следующее: “Мною только что получено из Константинополя сообщение о том, что Константинопольский патриарший синод под председательством Вселенского патриарха Григория VII вынес постановление об отстранении от управления Российской Православной Церковью Патриарха Тихона, как виновного во всей церковной смуте. Постановление это вынесено на заседании синода при Вселенском патриархе 6 мая и принято единогласно”. По словам архимандрита Василия это постановление является результатом неоднократных советов со стороны восточных патриархов и, в частности, сербского патриарха. Вместе с тем, константинопольский патриарх посылает в Москву авторитетную комиссию из виднейших восточных иерархов для ознакомления с делами Российской Православной Церкви... Одновременно Вселенский патриарх признал российский синод [обновленческий] официальным главою Российской Православной Церкви и запретил в священнослужении иерархов, бежавших из России в эмиграцию, во главе с Антонием (Храповицким). Все эти иерархи предаются церковному суду”. (Цит. по Левитин и Шавров).

1924: 6 июня при письме представителя Константинопольского патриарха в России архим. Василия Димопуло патриарх Тихон получил выписки из протоколов заседаний Синода в Константинополе, в которых содержался призыв к нему отречься от Патриаршества.

1924: 10 июня в Москве открылось предсоборное совещание обновленцев под председательством архиеп. Евдокима, которое вынесло решение о ликвидации института патриаршества. По данным сводки, составленной Тучковым по работе отделения в 1924 г. на съезде присутствовало "156 попов, 83 епископа и 84 мирянина". (ЦА ФСБ. Ф.2. Оп.4. Д.372. Л.201). В этой же сводке указывалось, что на совещание было командировано 126 секретных осведомителей ГПУ, т.е. около 40% состава совещания.

1924: 21 июня, видя упрство еретичествующих радикалистов, епископ Чешский Горазд официально покидает Национальную Чешскую Церковь. Таким образом из более пол-миллиона душ, которые покинули Католическую Церковь в 1920 г., верными Православию остались около 10 тыс. человек во главе с еп. Гораздом. (мон. Горазд...)

1924: 23 июня митрополит Антоний (Храповицкий) прибыл в Иерусалим. Своим архипастырским визитом в Святую Землю он внес духовно ободряющую струю в души 400 членов Миссии и насельников монастырей. Встретившись с патриархом и ознакомившись с настроением представителей английского мандатного правительства в Палестине и возможностями материального улучшения положения бедствующей Миссии, митр. Антоний возвратился в Сербию и вскоре во второй раз направил в Палестину архиеп. Анастасия, чтобы укрепить положение РДМ. Благодаря трудам архиеп. Анастасия, его прекрасному знанию английского Британская администрация в Палестине признала законный статус Заграничной Церкви, а Палестинское Общество – самостоятельной общественной организацией. Владыка Анастасий, несмотря на бедственное положение и соблазнительные предложения английских властей продать часть имущества Миссии, полностью его сохранил и даже приумножил. В Святой Земле тогда было около 300 русских пожилых паломниц, задержанных в Палестине войной 1914 года, а затем революцией. "Эти старушки, - писал митрополит Антоний, - а равно и монахини обеих обителей, содержатся более на средства нашей миссии, чем на собственные труды, хотя и трудятся очень усердно, но трудятся на камне среди чужих людей, иноверцев, боящихся переплатить лишнюю копейку в пользу бедной поденщицы или продавшице своих ручных изделий... Богослужение в часовне Св. Гроба начинается в полночь православной утреней и непосредственно следующей за ней литургией; затем служатся литургия армянская, католическая и т. д. Но еще за пять часов до утрени, т. е. в семь часов вечера, ротонда, посреди которой стоит часовня, наполняется русскими женщинами, остающимися здесь до конца литургии, т.е. до трех часов полуночи. Они то, после целодневных трудов, всю ночь посвящают молитве: беспрерывно поют и читают каноны и акафисты, а затем утреню и литургию. Эти женщины поклонницы живут в великом подвиге и в великой нужде; это своего рода обитель неусыпающих» (Архиепископ Никон (Рклицкий). Жизеописание блженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Нью-Йорк. Т. VII, 1961 г. стр. 47).

1924: 18 июня, как следует из послания митрополитов Петра и Серафима (Следственное дело Патриарха Тихона. Сборник документов по материалам ЦА ФСБ. М., 2000. С. 773), в ответном послании патриарху Константинопольскому Григорию VII, св. патриарх Тихон писал: ""Мы немало смутились и удивились, что... глава Константинопольской Церкви, без всякого предварительного сношения с Нами, как с законным представителем и главою всей Русской Православной Церкви, вмешивается во внутреннюю жизнь и дела автокефальной Русской Церкви. Священные Соборы (см. 2-е и 3-е Правила II Вселенского Собора и др.) за епископом Константинопольским признавали всегда только первенство чести, но не признавали и не признают за ним первенство власти… Народ не со схизматиками, а со своим законным и православным Патриархом". (ЦА ФСБ Д. Н-1780. Т.13. Л.53; Опубл.: Следственное дело. С.377).

1924: 25 июня первый приезд епископа Германа (Аава) на Валаам:

"С вечера в среду: Сегодня встречали Епископа, Карельского (Германа), и временно управляющего Финляндскою Церковью вместо уволенного Архиепископа Серафима. Встречали у святых ворот. В соборе говорил речь. Вид у него странный, без волос (стриженный и бритый как пастор протестантский), и на левой руке носит два обручальных кольца.... Некоторые наши отцы и миряне не подходили под благословение, считая его за неправильно поставленного. Уехал от нас 29-го" (Из дневника валаамца о. Памвы).

1924: В июле митр. Евлогий Западно Европейский вторично отклонил предложение патриарха Константинопольского Григория VII, перейти в юрисдикцию Конст-го патриарха. (Алексей (Ридигер), патриарх Московский. Православие в Эстонии).

1924: Единственный из афонских монастырей, Ватопедский, вслед за патриархом перешел на новый стиль. Прочие монастыри перестали поминать своего новостильного патриарха.

1924: Летом, временно исполняющий должность Председателя Зарубежного Синода архиепископ Полтавский Феофан (Быстров) пишет письмо путешествующему по Востоку митрополиту Антонию (Храповицкому):

"...В виду поднятого большевиками, при содействии Вселенской патриархии, усиленного похода против Русской Православной Церкви в советской России и заграницей и необходимости активного возглавления заграничной Русской Церкви в такой критический момент высоко-авторитетным иерархом, убедительно просит Высокопреосвященного Антония для блага и пользы Церкви ускорить свой отъезд в Палестину и по выполнении порученной ему миссии в скорейшем времени прибыть в Ср. Карловцы..." (Письма митр. Антония, стр. 97).

1924: 16 августа Митрополит Дионисий Варшавский созвал в Почаеве заседание Синода для принятия экстренных мер в связи с нестроениями в Церкви вызванными календарными реформами. Епископы выступали за то, чтобы придерживаться впредь гибкой линии: там, где народ отказывался принимать новый стиль, благословлять совершение богослужения по юлианскому календарю. С тех пор новый календарь остался в употреблении в Варшавском митрополичьем соборе и в православных церквах воеводств с преимущественно польским населением. На Волыни и в Белоруссии в православных церквах вернулись к юлианскому стилю. Решение Синода было, очевидно, согласовано с польскими властями. Министерство религиозных исповеданий направило тогда же волынскому воеводе распоряжение не допускать административного воздействия на приходы, где совершаются православные богослужения по старому календарю.

1924: 31 августа вел. Князь Кирилл Владимирович Романов присвоил себе императорский титул. На Архиерейском Соборе РПЦЗ под председательством митр. Антония «манифест» вел. князя не был признан.

1924: Болгарская Православная Церковь осудила протестантскую молодежную организацию YMCA и запретила православным всякое сотрудничество с ней.

1924: 17 сентября (ст. ст.) св. патриарх Тихон направил свое заявление во ВЦИК, след. образом объясняя свой отказ перевода Русской Церкви на новый календарный стиль:

"После Нашего возвращения к управлению Церковью представителем ГПУ Е. А. Тучковым, от лица Правительства, Нам было предъявлено требование о введении гражданского календаря в обиход Русской Православной Церкви. Это требование, много раз повторенное, было подкреплено обещанием более благоприятного отношения Правительства к Православной Церкви и Ее учреждениям в случае Нашего согласия и угрозою ухудшения этих отношений в случае Нашего отказа. Хотя такое требование казалось Нам нарушением основного закона Республики о невмешательстве гражданской власти во внутренние дела Церкви, однако Мы сочли нужным пойти ему навстречу. Считая введение нового стиля по существу допустимым, ошибочно, вследствие невозможности непосредственного сношения с Востоком и неточности газетных сообщений, убежденные, что состоялось уже соглашение всех Православных Церквей о введении нового стиля на основе постановления Всеправославного Совещания в Константинополе, надеясь, что распоряжение, исходящее от законной власти и опирающееся на Всеправославное соглашение, будет послушно принято народом, Мы решили призвать Церковь Русскую к реформе календаря со 2(15) октября 1923 г. и в этом смысле издали послание. Но уже после состоявшегося постановления о введении нового стиля Мы стали получать более точные сведения с Востока, из которых выяснилось, что в Константинопольском совещании участвовали представители далеко не всех Православных Церквей, что его постановления не приняты большею частью Церквей, что Александрийский Патриарх Фотий в послании на имя Антиохийского Патриарха Григория от 23 июня 1923 г. за №211 объявил постановления Константинопольского совещания не имеющими канонического авторитета, а введение нового стиля невозможным без санкции Вселенского Собора, что Патриарх Иерусалимский Дамиан (Касатос) решительно отказался ввести новый стиль в своем Патриархате и что, наконец, вообще реформа календаря во всех Православных Церквах приостановлена. С другой стороны, как только распространился слух о введении нового стиля со (15) октября, в среде верующих возникло сильное возбуждение. Правда, почти все московские приходы послушно, хотя и не с спокойным сердцем, подчинились Нашему распоряжению. Но из окружающих Москву епархий, с юга, из Крыма и из далекой Сибири к Нам потянулись вереницы депутаций от верующих, чтобы осведомиться, действительно ли предполагается реформа календаря, и чтобы просить Нас от лица народа воздержаться от нее, так как введение нового стиля всюду возбуждает тревогу, опасения, недовольство и сопротивление. Одновременно с этим Мы были завалены письменными сообщениями того же содержания. Ввиду этого Мы сочли своим пастырским долгом принять во внимание голос верующих, чтобы не произвести насилия над совестию народной, и 26 октября (8 ноября) 1923 г. сделали распоряжение: "Повсеместное и обязательное введение нового стиля в церковное употребление временно отложить". После этого канцелярия Наша была опечатана агентами Правительства, из нее были взяты неразошедшиеся экземпляры Нашего, тогда уже отмененного послания о введении нового стиля и оказались расклеенными по улицам столицы без Нашего ведома и согласия. Архиепископ Иларион [Троицкий ], Наш ближайший помощник, арестован и по неизвестным причинам в административном порядке сослан в Соловки. Верующие усмотрели в этой репрессии, явившейся в результате Нашего распоряжения о приостановлении реформы календаря, и доказательство вмешательства гражданской власти во внутренние дела Церкви. Но из епархий Мы получили изъявления великой радости верующих по поводу Нашего распоряжения от 26 октября (8 ноября), а вся Москва облегченно вздохнула и немедленно возвратилась к старому стилю. В декабре прошедшего года, когда Правительством днями отдыха были объявлены Рождественские праздники по новому стилю, Мы поспешили разрешить празднование Рождества Христова по григорианскому календарю там, где это будет желательно и удобно для рабочего населения. Но этим разрешением почти нигде не пожелали воспользоваться, в чем снова проявилось единодушное желание народа сохранить старый обычай... Церковь в настоящее время переживает беспримерное внешнее потрясение. Она лишена материальных средств существования, окружена атмосферой подозрительности и вражды, десятки епископов и сотни священников и мирян без суда, часто даже без объяснения причин, брошены в тюрьму, сосланы в отдаленнейшие области республики, влачимы с места на место; православные епископы, назначенные Нами, или не допускаются в свои епархии, или изгоняются из них при первом появлении туда, или подвергаются арестам; центральное управление Православной Церкви дезорганизовано, так как учреждения, состоящие при Патриархе Всероссийском, не зарегистрированы и даже канцелярия и архив их опечатаны и недоступны; Церкви закрываются, обращаются в клубы и кинематографы или отбираются у многочисленных православных приходов для незначительных численно обновленческих групп; духовенство обложено непосильными налогами, терпит всевозможные стеснения в жилищах, и дети его изгоняются со службы и из учебных заведений потому только, что их отцы служат Церкви. При таких условиях произвести еще внутреннее потрясение в лоне самой Церкви, вызвать смуту и создать, в добавление к расколу слева, раскол справа канонически незакономерным, неосмотрительным и насильственным распоряжением было бы тяжким грехом пред Богом и людьми со стороны того, на кого Промыслом Божиим возложен тяжелый Крест управления Церковью и заботы об Ее благе в наши дни... В настоящее время Мы лишены возможности войти в сношение с Востоком, чтобы иметь точные и вполне достоверные сведения о движении реформы в Православном мире, и для нас даже неясно, в каких легальных формах допустимы необходимые Нам, как Главе Российской Церкви, сношения с Православными Церквами за пределами Республики. При таких условиях Нам ничего не остается, как только занять выжидательное положение по отношению к введению нового стиля, пока не достигнуто будет соглашение по этому вопросу между прочими Православными Церквами. Но Мы могли бы принять более деятельное участие в осуществлении реформы календаря, если бы для Нас открылась возможность чрез избранных Нами уполномоченных или хотя бы письменно снестись по этому вопросу с представителями других Православных Церквей. До Нас доходили слухи, что на Востоке предполагается созыв Всеправославного Собора в 1925 г. в воспоминание о Первом Вселенском Соборе по случаю исполняющегося 1600-летнего его юбилея. Если слух соответствует действительности и Собор состоится в канонически-непререкаемой форме, то удобнее всего было бы приурочить решение вопроса о стиле к этому моменту. Когда новый стиль будет принят согласным голосом всей кафолической Церкви, тогда можно надеяться, что Нам удастся повлиять на верующих и убедить их в допустимости с церковной точки зрения реформы календаря и в ее желательности по практическим и государственным соображениям, если православные епископы, назначенные Нами, которым верят и за которыми следует народ, будут иметь свободу пребывания в своих епархиях, сношения со своей паствой и религиозного руководительства духовенством и приходами, находящимися в каноническом общении с ними. " (Акты Святейшего Тихона... С. 332-338).

1924: 3 октября состоялся 4-й Архиерейский Собор Русской Зарубежной Церкви. В нем приняли участие, вернувшийся день до этого из своего 7-ми месячного путешествия по Православному Востоку, митрополит Антоний, а также митрополиты Платон и Евлогий, 2 архиепископа, 9 епископов приняли непосредственное участие и 16 архиереев прислали свои мнения письменно. На Соборе было решено упразднить автономный статус Западно-Европейской епархии, данный митрополиту Евлогию на предыдущем Соборе. Митрополит Евлогий, не подчинился решению Собора, и демонстративно его покинул. На этом же Соборе было разрешено русским архиереям сослужить литургию с болгарскими, но решение это не было опубликовано, дабы не предавать его официальной гласности и не раздражать Кон-ль. (Академик Иван Снегаров. Отношенията между Българската църква и другите православни църкви след провъзгласяването на схизмата).

1924: В октябре Румынский митрополит (бывший униат) Мирон (Кристи) ввел Григорианский календарь в Румынской Церкви, за что Константинополем ей была дарована автокефалия и статус патриархата. Только Покровский скит, где настоятельствовал игумен Гликерий (Танас), буд. святитель-митрополит и глава старокалендарной Румынской Церкви, отказался перейти на новый стиль, за ним последовали 12 человек его братии. Настоятель лавры Нямц, новостильный епископ Никодим (Мунтяну), будущий румынский патриарх, пригласил к себе иером. Гликерия, советовал быть сговорчивее, принять новый календарь, обещая в этом случае передать под его начало еще один скит, но о. Гликерий решительно отказался и вместе с диаконам Давидом Бидаску покинул скит. В Нямецком монастыре тогда жило 800 иеромонахов, но только 6 отложились от своего патриарха.

1924: 24 октября почил о Господе преподобный Арсений Каппадокийский (пам. 10 ноября). Иеромонах Арсений вышел из Каппадокии вместе со своей паствой - греческими беженцами в сентябре того же года, через 40 дней после прибытия на родину он, согласно своему предсказанию, скончался. Преподобный отличался многими духовными дарами: исцелением, чудотворением и даром пророчества.

1924: 13 ноября, несмотря на протесты св. патриарха Тихона, после переписки с митрополитом Дионисием Варшавским Константинопольский Патриарх Григорий VII за три дня до своей смерти подписал и утвердил, так называемый, "ПАТРИАРШИЙ И СИНОДАЛЬНО-КАНОНИЧЕСКИЙ ТОМОС Вселенской Константинопольской Патриархии, от 13 ноября 1924 года, о признании Православной Церкви в Польше Автокефальною". В этом томосе весьма многозначительно говорилось: "Первое отделение от нашего престола Киевской митрополии и православных митрополий Литвы и Польши, зависящих от нее, а также присоединение их к святой Московской Церкви произошли отнюдь не по предписанию канонических правил, а также не было соблюдено всего того, что было установлено относительно полной церковной автономии Киевского митрополита, носящего титул экзарха Вселенского Престола". В основу "Патриаршего и Синодально-Канонического Томоса", от 13-го ноября 1924 года, Вселенский Патриарх Григорий VII положил утверждение, что "строй церковных дел должен следовать политическим и общественным формам", подкрепляя это свое утверждение ссылкой на 17-ое Правило IV Вселенского Собора и 38 Правило VI Вселенского Собора. Этим путем Патриарх Григорий VII и состоящий при нем Синод не только утверждали автокефалию, но самопроизвольно и самовольно отнимали от Русской Церкви Киевскую Митрополию. (К. Свитич, Православная Церковь в Польше и ее автокефалия).

1924: 16 ноября скончался Константинопольский патриарх Григорий VII.

1924: 26 ноября (ст. ст.) произошло покушение на жизнь св. патриарха Тихона в результате которого был убит его верный келейник Я. С. Полозов.

Описание у Левитина и Шаврова:

"Однажды вечером, в 11 часов, Яков Сергеевич находился у Патриарха, когда в передней кто-то ключом снаружи отпер дверь и чьи-то торопливые шаги прошли в патриаршие комнаты. На пороге показалось двое мужчин. Один из них остановился на пороге, другой, держа руку в кармане брюк, устремился к Патриарху. Яков Сергеевич бросился наперерез, успел загородить своим телом обожаемого им Патриарха. Грянул выстрел. Яков Сергеевич рухнул на пол. Дальше всё было страшно быстро и необъяснимо. После убийства Якова Сергеевича двое ворвавшихся неожиданно (вместо того, чтобы прикончить Патриарха) бросились стремглав в обратном порядке, в переднюю. Один из них схватил с вешалки шубу, и затем оба, толкая друг друга, побежали вниз по лестнице. Но что самое непонятное: Патриарх бросился за ними в погоню, крича: "вернитесь, вернитесь! Вы человека убили!" И возвратился к себе только тогда, когда внизу хлопнула дверь. Тут он склонился к телу своего верного слуги: пуля прошла почти навылет в предсердье — Яков Сергеевич был убит наповал..."

1924: Финское правительство потребовало от архиепископа Серафима (Лукьянова) в трехмесячный срок выучить финский язык и сдать экзамен, если он желает сохранить управление Церковью. Этому оскорбительному ультиматуму владыка Серафим не подчинился, за что был устранен от церковного управления и заточен в монастырь на острове Коневце. По ходатайству митрополита Западноевропейского Евлогия (Георгиевского) вскоре был освобожден и съумел покинуть Финляндию и переехать в Белград, где стал членом Зарубежного Архиерейского Синода. Тем временем Конст-ий патриарх Григорий VII возвел епископа Германа (Аава) в митрополиты Финляндии. Новый митрополит тут-же анулировал право монастырей праздновать Пасху по Юлианскому календарю. В монастырях начались массовые протесты и неповиновение указу нового митрополита. Митрополит Антоний из Белграда поддерживал валаамцев в стоянии против нововведений, в янв. 1925 г. он писал иером. Поликарпу на Валаам: "Печальные вести Ваши я получил и много скорбел о безжалостном ожесточении архипастырей греческих, а Германа (Аава, ред.) я считаю простым мирянином, как посвященного без воли архиепископа, о чем зри 6-е правило 1-го Вселенского собора, и о чем я ему писал в ответ на его письмо. Ясно, что в Константинопольскую патриархию вошла еретическая шайка, во главе с Мелетием... Пока речь шла о новшествах, прямо не воспрещенных канонами, Вы знаете, я советовал Вам послушание, а теперь именем Божиим советую: не повиноваться лже-епископу Герману и постыдно-умершему патриарху Григорию VII, сгубившему своим делом патриархат..." (Письма блаж. митр. Антония Храповицкого, Джорданвилл, 1988, стр. 164).

1924: 17 декабря на Вселенский престол был выбран Константин VI (Арабоглу). Эти выборы настолько накалили отношения между Турцией и Грецией, что казалось война будет неизбежна. Согласно Лозаннскому договору патриархом мог быть выбран только житель Конст-ля, а новый кандидат, хоть и турецкий подданный, жил вне Царьграда и по договору подлежал департации. Почти сразу после выборов турецкое правительство потребовало его удаления.

1924: В конце года митрополит Антоний (Храповицкий) в письме валаамскому о. Иоанну (Пупкову) писал:

"...Господь сподобил меня летом побывать в Иерусалиме и в прочих местах св. земли, также был у Патриархов Восточных Православных. Все трое говорили против введения нового стиля, хотя большевики и некоторые финские попы лгут, будто все Восточные Патриархи за новый стиль. Недавно пришлось побороть последнего - Афинский и всея Греции Митрополит Хризостом, уступая настойчивым требованиям народа, объявил, что можно праздновать и по старому..." (Письма блаж. митр. Антония Храповицкого, Джорданвилл, 1988, стр. 168).

1925: 30 января, несмотря на протест греческого парламента, патриарх Константинопольский Константин VI был свергнут с престола турецким правительством и, не получив время на сборы, был выслан из страны. Патриарший престол до июля оставался незамещенным.

1925: 4 февр. Турецкий премьер в своей речи в ответ на ноту протеста греч. правительства по поводу изгнания патриарха из страны, заявил, что Турцию не запугать, и патриарший вопрос это внутренний вопрос суверенного государства.

1925: 4 февраля Румынская Православная Церковь была провозглашена Патриархатом. Законность этого решения была подтверждена Томосом Константинопольского патриарха от 30 июля 1925 года. 1 ноября того же года состоялась торжественная интронизация первого Румынского патриарха Мирона.

1925: 4 февраля (ст. ст.) митрополит Антоний (Храповицкий) обращается со скорбным посланием к патриарху Константинопольскому Константину VI: “..Вообще история Церкви и, в частности, история Вселенского Патриархата едва ли прежде знала столь грубые нарушения патриархами вселенских канонов и правил общечеловеческой справедливости, на радость еретикам, которые и раньше в официальных бумагах не стеснялись выражать свое надменное презрение Восточной Иерархии, а теперь находят возможным даже не считаться с нею... мы всегда говорим, что четыре Патриарха Востока скорее умрут с голода, чем допустят изменить “едину иоту или едину черту” от закона (Мф. 5, 18) православной веры и Церкви. И только со времени печального “Всеправославного конгресса” у бывшего патриарха Мелетия (давшего такое самозванное наименование собранию 4–6 архиереев и нескольких священников и мирян, без участия в нем трех Восточных Патриархов) — со времени помянутого неправославного конгресса начался тот противоцерковный вандализм, который проектировал многое воспрещенное Церковью со страшными проклятиями, как, например, женатых архиереев, второбрачие клириков, упразднение постов...”

(Епископ Фотий Триадицкий, Роковой шаг по пути к отступлению, О "Всеправославном конгрессе" в Константинополе).

1925: 17 февраля архиепископ Финляндский Серафим (Лукьянов) пишет письмо митрополиту Антонию (Храповицкому):

"Дорогой Владыка

На днях мне удалось получить некоторые точные сведения о церковных делах в России, но эти сведения не могут быть оглашены в печати.

Святейший Тихон поправляется после третьего дерзкого покушения на его жизнь, но он сильно ослабел и страшно переутомился. Он часто служит и ежедневно делает приемы. К нему идут со всех концов России. У него заведен такой порядок: он принимает каждый день не более 50 человек, с архиереями говорит не более 10, а с прочими не более 5 минут. Иногда вследствие изнеможения принимает лежа на диване. Он сильно постарел и выглядит глубоким старцем. Около нет ни Синода, ни канцелярии. Письменные распоряжения он избегает делать во избежание осложнений с властями. Он ослабел не только физически, но и волею - стал уступчив более, чем следует, и не имеет твердости. Поэтому против его распоряжений часто восстают архиереи открыто, и тогда он отменяет свои решения.

В Москве скопилось теперь 60 архиереев, назначенных Святейшим на разные епархии, но задерживаемых властями. Эти иерархи - на свободе и без дела и занимаются только тем, что служат по разным церквам и тем питаются, проживая кое-где и кое-как...

Святейший Тихон пользуется громадным авторитетом и любовью. Имя патриарха возносить запрещено, в некоторых местах даже преследуют за возношение его имени. Сам он не заставляет возносить своего имени, и теперь большею частью в России молятся так: «О святейших патриархах Константинопольском, Александрийском, Антиохийском и Московском». Вообще патриарх избегает делать письменные распоряжения, так как это опасно.

Очень недовольны в России политическими выступлениями Карловацкого собора, считают, что теперь иерархи должны отмежеваться от всяких политических деяний, так как все это ставят в вину патриарху. К бежавшим вообще отношение отрицательное. Очень ждут Вселенского собора, полагая почему-то, что на нем совершится присоединение англикан и даже латинян. Профессор Дмитриевский собирается даже ехать для этого на Восток. Они надеются на то, что иностранные державы заставят большевиков отпустить на Собор и патриарха, и архиереев. О положении автокефальных церквей и об отношении их к нашей церкви имеют не всегда верное понятие...

Вопрос о новом стиле не угас и сторонников его порядочно, особенно ввиду того, что большевики не признают старых праздников и верующие очень стеснены из-за посещения служб. Большевики, кажется, опять хотят сделать на патриарха давление в пользу введения нового стиля.

Вот что сообщено мне из России. За верность и точность сведений ручаться не могу...

Здесь у нас идет борьба из-за Пасхи. Монастыри и многие приходы не желают новой Пасхи, а церковные власти не разрешают старой. Положение крайне обостренное и тяжелое. Церковные власти угрожают преследованием тем, кто будет праздновать Пасху по-старому. Белое духовенство боится и не решается праздновать по-старому. Получается страшная вражда между пастырями и паствою и между церковными властями и всеми подчиненными им. Фанариотов Бог наказует за их явные беззакония. Это им полезно. Они добром не хотят вести дела. А Вселенского собора, кажется, не будет. Это и к лучшему. Программа Собора, сочиненная фанариотами, не исполнима. Для этого нужно толковать на Соборе года два подряд.

Прошу святых молитв

любящий архиепископ Серафим". (ГАРФ. Ф. 6343. On. 1. Д. 264. Л. 125 - 130).

1925: 25 февраля вали (мэр) Константинополя, Сулейман Сами бей, известил Св. Синод, который тогда заседал в Фанаре, что он исходатайствует статус нерепатриантов для членов Синода, если они в свою очередь признают низложение патр. Константина VI и перейдут к выборам нового патриарха.

1925: В марте Англия объявила о. Кипр своей колонией, во главе которой был поставлен английский губернатор.

1925: 25 марта (ст. ст.), на Благовещание, почил о Бозе многострадальный старец-исповедник патриарх Тихон. Лечившая его доктор Е. Бакунина вспоминала: "Незадолго до смерти Патриарх страдал зубной болью. К нему был призван доктор и под кокаином удалил два мучивших его корня. После этого десна распухла и опухоль распространилась на горло... Мы просили устроить консультацию по горловым болезням, чтобы предотвратить возможные осложнения, и пригласили врачей. Эти врачи ничего серьезного не нашли, предписали покой, ингаляцию и полоскания... Так как Патриарх продолжал жаловаться на горло, мы созвали второй консилиум; все врачи повторили, что в этой области не видно ничего опасного и серьезного. Эта консультация состоялась 6 апреля (по новому стилю). Вечером (7 апреля) дежуривший при Патриархе послушник К. Пашкович предложил ему прилечь отдохнуть, так как Святейший страдал бессонницей: «Ночь все равно, Ваше Святейшество, Вы проведете беспокойно». Святейший ответил: «Теперь я усну... крепко и надолго... Ночь будет длинная...» В половине двенадцатого ночи у Святейшего начался сердечный приступ. Была оказана обычная в таких случаях медицинская помощь, но пульс продолжал падать... Медицинские усилия оказались тщетными». Было одиннадцать часов сорок пять минут вечера. Святейший Патриарх Тихон умирал. Умирал с тихой молитвой к Богу, молитвой благодарности и славословия. Последними его словами были: «Слава Тебе, Господи, слава Тебе, Господи, слава Тебе...» — в третий раз перекреститься он не успел. Многострадальная, чистая душа великого Первосвятителя ушла ко Господу, Которому она служила всю свою жизнь здесь, на земле". В книге Левитина и Шаврова приводится следующее свидетельство: «Покойный настоятель храма Илии Пророка в Обыденном переулке в Москве о. Александр Толгский, умерший в 1962 году, говорил одному из авторов: — После признаний, сделанных мне во время исповеди, одного из врачей больницы Бакуниных, у меня нет ни малейших сомнений в том, что Патриарх Тихон был отравлен» (Левитин А., Шавров В. Очерки по истории Русской Церкви. Кюзнахт, Швейцария, 1977). За два часа до смерти св. патриарх подписал воззвание, известное как "предсмертное завещание", оставленное им ближайшему помощнику митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому) и переданное лично последним и митрополитом Уральским Тихоном (Оболенским) в редакцию "Известий". До сих пор нет прямых доказательств, что патриарх подписал это послание. В сохранившихся в архвах ФСБ текстах завещания есть правки, хотя они касались лишь редактирования стиля, а не смысла, факт работы Е. А.Тучкова над документом убедительно подтверждает версию о причастности ОГПУ к подготовке "предсмертного завещания". Вместе с тем все указанные документы представляют собой либо черновые варианты, либо копии. В деле не обнаружен не только подлинный текст "завещания", в котором бы сохранились подпись самого патриарха Тихона, но и текст, носящий какие-либо следы работы над ним патриарха. (ЦА ФСБ. Д.Н-1780. Т.13). По официальной версии послание было подписано за два часа до смерти Святейшего, в присутствие Тучкова, кот. всеми правдами и неправдами вынуждал умирающего старца подписать представленный им вариант. Машинописный текст воззвания с правками, заменяющими на заглавные буквы в словах "Советская Власть" и т.п. на маленькие в словах "Бог" и т.п., был представлен 14 апреля 1925 г. от имени РОСТА членам Политбюро ЦК РКП(б). В этом послании "уступки" патриарха Тихона достигли своих наибольших размеров:

"Не погрешая против нашей веры и Церкви, ...не допуская никаких компромиссов или уступок в области веры, в гражданском отношении мы должны быть искренними по отношению к Советской власти и работе СССР на общее благо, сообразуя распорядок внешней церковной жизни и деятельности с новым государственным строем, осуждая всякое сообщество с врагами Советской власти и явную или тайную агитацию против нее... Призываем и церковноприходские общины и особенно их исполнительные органы не допускать никаких поползновений неблагонамеренных людей в сторону антиправительственной деятельности, не питать надежд на возвращение монархического строя и убедиться в том, что Советская власть действительно — Народная Рабочая Крестьянская власть, и потому прочная и непоколебимая... с глубокой скорбью мы должны отметить, что некоторые из сынов России и даже архипастыри и пастыри, по разным причинам покинули родину, занялись заграницей деятельностью, к коей они не призваны, и во всяком случае вредной для нашей церкви. Пользуясь нашим именем, нашим авторитетом церковным, они создают там вредную и контрреволюционную деятельность. Мы решительно заявляем: у нас нет с ними связи, как это утверждают враги наши, они чужды нам, мы осуждаем их вредную деятельность. Они вольны в своих убеждениях, но они в самочинном порядке и вопреки канонам нашей церкви — действуют от нашего имени и от имени святой церкви, прикрываясь заботами о ея благе. Не благо принес церкви и народу так называемый Карловицкий собор, осуждение коего мы снова подтверждаем, и считаем нужным твердо и определенно заявить, что всякие в этом роде попытки впредь вызовут с нашей стороны крайние меры вплоть до запрещения священнослужения и предания суду собора. Во избежание тяжких кар мы призываем находящихся заграницей архипастырей и пастырей прекратить свою политическую с врагами нашего народа деятельность и иметь мужество вернуться на родину и сказать правду о себе и церкви божией. Их деяния должны быть обследованы. Они должны дать ответ церковному православному сознанию. Особой комиссии мы поручаем обследовать деяния бежавших заграницу архипастырей и пастырей и в особенности митрополитов: Антония бывшего Киевского, Платона быв. Одесского, а также и др. и дать деятельности их немедленную оценку. Их отказ подчиниться нашему призыву вынудит нас судить их заочно. Наши враги, стремясь разлучить нас с возлюбленными чадами, вверенными богом нам пастырям, распространяют ложные слухи о том, что мы на патриаршем посту не свободны в распоряжении словом нашим и даже совестью, что мы засилены мнимыми врагами народа и лишены возможности общения с паствою, нами ведомою. Мы объявляем за ложь и соблазн все измышления о несвободе нашей, поелику нет на земле власти, которая могла бы связать нашу святительскую совесть и наше патриаршее слово. Небоязненно и с великим упованием взирая на грядущие пути святого православия, мы смиренно просим вас, возлюбленные чада наши, блюсти дело божие, да ничтоже успеют сыны беззакония..."

Профессор протопресвитер Василий Виноградов, член Высшего Церковного Совета при св. патриархе, непосредственный участник событий, связанных с последним периодом жизни св. Тихона, пишет в своих воспоминаниях: «Тучков в последние месяцы жизни Патриарха снова с самой решительной настойчивостью повел атаки на Священный Синод с целью заставить его добиться у Патриарха желательного ему акта в форме соответствующего послания, объявления себя сторонником советской власти, с одной стороны, и согласия на заочный суд и осуждение заграничной русской иерархии — с другой. Насколько ультимативно и настойчиво немедленно требовал этого Тучков в последние дни жизни Патриарха, достаточно свидетельствует тот малоизвестный факт, что больной Патриарх в самый день своей смерти, и притом в великий праздник Благовещения, был принужден поехать на экстренное заседание Священного Синода, созванное специально для выработки проекта соответствующего послания. Выработанный таким образом проект послания митрополит Петр поспешил немедленно отвезти для согласования к Тучкову и именно от последнего и явился с этим «исправленным» проектом к Патриарху в последние часы его жизни". (Протопресвитер Василий Виноградов. О некоторых важнейших моментах последнего периода жизни и деятельности Патриарха Тихона. Мюнхен, 1959).

Св. патриарх Тихон был прославлен в сонме новомучеником и исповедников Российских в 1981 г. РПЦЗ и в 1991 г. РПЦ МП.

1925: 27 марта (ст. ст.) Синод Русской Православной Церкви Заграницей, в отсутствие его Председателя митрополита Антония выносит решение: "1) Одобрить составленный Высокопреосвященным Митрополитом Антонием "Опыт Православного Христианского Катехизиса" (в кот. содержалось противоречивое учение о догмате Искупления. ред.) для русских учебных заведений заграницей как учебник . 2) Рекомендовать заменить в учебных заведениях заграницей филаретовский катехизис означенным "Опытом Православного Христианского Катехизиса", как более кратким и удобным для усвоения". На это решение Арх. Синода последовал протест архиепископа Полтавского Феофана (Быстрова) (Заявление и Доклад от 24 апреля 1925 г.) и епископа Лубенского Серафима (Соболева). На эту критику епископ Гавриил Челябинский написал свои замечания, которые впоследствии были представлены на рассмотрение Арх. Синода. Митрополит Антоний подал 9/22 апреля 1925 г. Заявление в Арх. Синод, в котором указал: "...В виду того, что Синодальное Определение от 27 марта/9 апреля 1925 г. об одобрении Опыта Катехизиса в качестве учебника для русских учебных заведений с заменой в учебных заведениях Филаретовского Катехизиса "Опытом Христианского Православного Катехизиса" вызвало в некоторых местах недоумение и споры, и принимая во внимание, что замена учебника по такому важному предмету, как катехизис, должна принадлежать прерогативе Всероссийской церковной власти, а не части ее нахожу вполне целесообразным исполнение Синодального Определения от 27 марта/9 апреля 1925 г. об одобрении моего катехизиса в качестве учебника, пока отменить и вопрос отложить до рассмотрения его полновластным церковным органом в России, оставив сей Опыт Катехизиса в качестве учебного пособия и предоставив усмотрению законоучителей пользоваться им как пособием". (Инок Всеволод, "Историко-каноническая справка").

1925: 30 марта (ст. ст.) после торжественного погребения св. патриарха Тихона в Донском монастыре собираются 60 архиереев Русской Церкви, в присутствии которых оглашается распоряжение патриарха о порядке местоблюстительства, составленное им 25 декабря (ст. ст.) 1924 г.:

«В случае Нашей кончины Наши патриаршие права и обязанности предоставляем временно до законного выбора нового Патриарха Высокопреосвященнейшему Митрополиту Кириллу (Смирнову). В случае невозможности по каким-либо обстоятельствам вступить ему в отправление означенных прав и обязанностей, таковые переходят к Высокопреосвященнейшему Митрополиту Агафангелу (Преображенскому). Если же и сему Митрополиту не представится возможности осуществить это, то наши Патриаршие права и обязанности переходят к Высокопреосвященнейшему Петру (Полянскому), Митрополиту Крутицкому».

Присутствовавшие в Донском монастыре архиереи вынесли следующее решение: “Убедившись в подлинности документа [т. е. завещательного распоряжения патриарха, – авт. ] и учитывая 1) то обстоятельство, что почивший Патриарх при данных условиях не имел иного пути для сохранения в Российской Церкви преемства власти и 2) что ни митрополит Кирилл, ни митрополит Агафангел, не находящиеся теперь в Москве, не могут принять на себя возлагаемых на них вышеприведенным документом обязанностей, Мы, Архипастыри, признаем, что Высокопреосвященный митрополит Петр не может уклониться от данного ему послушания и во исполнение воли почившего ПАТРИАРХА должен вступить в обязанности Патриаршего Местоблюстителя”. (Акты Патр. Тихона..., с. 413).

1925: В апреле переговоры между турецким и греческим правительством по поводу удаления патриарха Константина VI завершились и было достигнуто удовлетворительное для обеих сторон соглашение. Греч. правительство обратилось к 58 митрополитам патриархата с просьбой признать низложение патриарха (большинство из них с 1912 г. пребывали в Греции).

1925: 19 мая патриарх Конст-ий Константин VI известил Греческое правительство, что он отказывается от патриаршества и послал прошение об этом в Синод.

1925: Вероятно, с ведома сербской церковной власти в мае албанский архимандрит Виссарион (Джованни), выбранный в 1922 г. на "Великом Албанском православно-церковном соборе" первым национальным епископом Албании был хиротонисан во епископа двумя архиереями РПЦЗ Михаилом Ставропольским и Гермогеном Екатеринославским в Герцеговине (в Саввинском монастыре). Через три года епископ Виссарион создаст Синод Албанской Церкви и объявит ее автокефалию.

1925: 13 июля, несмотря на попытку свящ. Папы Евтима и его последователей повлиять на турецкое правительство, чтобы оно приняло участие в выборах нового Конст-ого патриарха, на Конст-ий патриарший престол без всякого постороннего вмешательства был выбран митр. Никейский Василий (Георгиадис), ставший патриархом Василием III.

1925: 22 июля новоизбранный патриарх Константинопольский Василий посылает письмо архиепископу Кентерберийскому Рандалу:

«Прилагая к сложившимся между нами вежливым отношениям, всю подобающую значимость и важность, которые по Божию благословению, и особенно во время правления Вашего Блаженства, так счастливо установилось между нашей и Англиканской Церковью, мы очень рады уверить Ваше Блаженство, что приводя в исполнение, в наше скорбное правление на святом престоле, те трудные задачи, которые в нашей немощи мы по общей просьбе предприняли, и о которой просим Ваших братских молитв к Господу нашему, мы сделаем все что от нас зависит, что бы более укреплять священные узы нашей любви во Христе, которые не только важны для наших Церквей, но и для всего дела искомого сближения и блаженного соединения всех Христианских Церквей. (The Christian East, September, 1925, pp. 114-116.)

1925: В Стокгольме состоялась учредительная конференция одного из направлений всемирного экуменического движения Life and Work (“Жизнь и деятельность”), в которой принимала участие православная делегация во главе с патриархом Александрийским Фотием. В конференции приняло участие около 700 делегатов со всех концов мира, англикане, пресвитерианцы, лютеране, не было только католиков. В начале конференции была отслужена панихида по новопреставленному св. патриарху Тихону. На каждом заседании присутствовал Шведский король. Конференция преследовала цель умиротворения послевоенного разобщенного христианского мiра. На одном из ее заседаний была создана постоянная международная организация для разработки социальных вопросов христианства.

1925: 6 августа при Архиерейском Синоде РПЦЗ образована Комиссия по вопросу о воссоединении Англиканской церкви с Православием.

1925: 28 августа - 4 сентября в Сербии проходил съезд РСХД (русское студенческое христианское движение, русский филиал YMCA), участие в котором принял митрополит Антоний (Храповицкий), об этом съезде он писал иером. Амвросию Курганову следующее:

"Последнюю седмицу от четверга 28 августа до четверга 4 сентября я провел в Хоповском женском монастыре на студенческой конференции, на которую съехалось 100 слушателей и 6 профессоров. Заседали и слушали рефераты целыми днями и ежедневно служили литургию и всенощную; юношество поразило меня своим умилением и благоговением. Можно ли было ожидать таких картин после революции? а ведь были все выборные от русских студенческих кружков с целой Европы. Напоследок все исповедывались и причащались. Глубоковский прибыл на последние два дня из Швеции и тоже в восторге от всего виденного и слышанного; на последние три-четыре дня привезли Курскую чудотворную икону, и тогда религиозный восторг молодых людей соединился с радостными слезами..." (Письма Блаженнейшего митр. Антония (Храповицкого). Джорданвилль, 1988. С. 166-167). Впоследствие эта поддержка студенческого движения митрополита Антония послужила к большему расхождению между ним и архиепископом Феофаном Полтавским.

1925: В полночь с 13 на 14 сентября во время Всенощного бдения на праздник Воздвижения (по старому стилю), над часовней Св. Иоанна Богослова в Афинах произошло чудо явления на небе Креста Господня. На праздник собралось около 2000 старокалендарников. Появилась и полиция. "Было 11.30 вечера, когда прямо над церковью и в направлении с запада на восток явился яркий белый крест. Свет от него падал лишь на пространство вокруг церкви и на множество верных, присутствовавших за богослужением. Он совершенно затмил сияние звезд, в то же время освещая церковь и двор, как если бы на них был направлен электрический прожектор. Горизонтальная линия этого Небесного Креста наклонялась вправо, а в нижней части перпендикулярной ей линии меньший крест был образуем другой меньшей горизонтальной перекладиной. Это небесное знамение было непрерывно видимо на протяжении получаса, а затем начало бледнеть мало помалу. То, что последовало за явлением этого небесного знамения, не описать человеческими словами. Едиными усты и единым сердцем все люди, присутствовавшие на всенощной, упали на колени и возопили с чувством, и начали петь и славить Господа. Полицейские власти забыли свое первоначальное намерение и вновь обрели в глубине своего сердца веру своего детства. Все место преобразилось в уголок иного мiра, чуждого этой земле. Каждого одолело невыразимое и священное чувство; все плакали. Бдение продолжалось и окончилось около 4-х утра, когда все множество народа начало возвращаться в город и рассказывать повсюду о чуде, бывшем ночью и переполнившем всех воодушевлением". (Оповещение совета православных от 14 / 27 сентября 1925, цит. по Краткая история священной борьбы старостильников Греции против ереси экуменизма, иером. Нектарий). Автору сей Летописи довелось в 1982 г., в Афинах выслушать тот же рассказ от одного непосредственного участника событий и свидетеля этого чуда.

1925: 15 сентября 1925 года в Варшаву прибыли представители Вселенского Патриарха — митрополит Халкидонский Иоаким, митрополит Сардийский Герман и представитель Румынской Церкви — Буковинский митрополит Нектарий. В присутствии прибывших делегатов, а также всего епископата Польши, представителей всех православных епархий Польши, членов Правительства и значительного числа верующих, в митрополичьем храме Святой Марии Магдалины, на Праге, состоялось 17 сентября объявление Патриаршего "Томоса" о даровании Православной Церкви в Польше автокефалии.

По случаю объявления автокефалии состоялись торжественные приемы у митрополита Дионисия, у Президента Польской Республики, у Председателя Совета Министров, в Министерстве Исповеданий и Народного Просвещения и в Министерстве Иностранных Дел. На этих приемах и раутах произносились речи, в которых подчеркивалась вся важность провозглашения автокефалии. (К. Свитич, Православная Церковь в Польше и ее автокефалия).

1925: В сентябре Теодорос Пангалос, сосредоточивший в своих руках всю полноту государственной власти в Греции, издал новый закон, в котором повторил основные положения закона 1852 года. Был учрежден Постоянный Синод (из семи членов-архиереев) как высшая административная и церковная власть. В Синод Пангалос назначил государственного комиссара (обер-прокурор, председатель Совета по делам религии), который, хотя и не имел права голоса, тем не менее утверждал синодальные постановления, за исключением решений, касающихся вопросов веры и богослужения. Вскоре Постоянный Синод был увеличен до 13 членов (вместе с председателем). Это положение действовало до 1967 года.

1925: 7/20 октября в г. Маньчжурии почил о Господе преосв. Иона (Покровский), молодой епископ Ханькоукский, викарий Пекинской епархии. Ему было всего 36 лет. Владыка Иона свою монашескую школу прошел под руководством оптинских старцев. Подвижническая жизнь святителя явила себя при жизни в делах молитвы и милосердия и после смерти Господь прославил его чудесами. В 1996 г. он был прославлен Собором архиереев РПЦЗ.

1925: В октябре Элладский Первоиерарх — архиепископ Хризостом официальным письмом признает Польскую автокефалию.

1925: 10 ноября в Валаамский монастырь прибыла следственная комиссия, состоявшая из двух священников. В комиссию вошли также некоторые священнослужители из управления монастыря. Возглавил ее игумен Павлин (хотя внутренне он этим тяготился, так как уже раньше подавал прошение об отставке «из-за стиля», но на открытое исповедничество так и не решился). На заседание этой комиссии всю братию монастыря вызывали по одному и выясняли отношение каждого к новостильной финляндско-константинопольской иерархии. Валаамский монах Борис вспоминал, что на судилище он молчал, не зная, что ответить. Допрашивавшие отпустили его, сказав, чтобы он подумал и дал ответ после. Отец Борис много молился Божией Матери, и по милости Божией он услышал глас Богородицы, вещавший: «Если хочешь спастись, держи предание святых апостолов и святых отцов, а не сих мудрецов» («Автобиографический дневник монаха Бориса»). Комиссия заключила, что среди валаамцев было 225 противников календарных нововведений («Рапорт финляндского церковного управления учебному министерству Финляндии от 2 февраля 1927 г.». Фотокопия, архив инока Всеволода). 30 ноября финляндское церковное управление издало распоряжение с прещениями против валаамских старостильников. Все отцы-старостильники были отстранены от занимаемых должностей, некоторые были сосланы в дальние скиты. Самое суровое наказание постигло иеромонаха Поликарпа, высланного в 1925 году на расправу советской власти. Поводом послужили его статьи против новостильников, опубликованные в зарубежной и, как тогда говорили в СССР, «монархической», печати, то есть в изданиях Русской Зарубежной Церкви.

1925: 1 ноября состоялась интронизация первого Румынского патриарха Мирона, в которой принял участие митрополит Антоний (Храповицкий). Румынская Православная Церковь в 1925 году насчитывала 14 миллионов православных верующих с 5 митрополиями и 18 епархиями, она имела 2 богословских факультета (в 1926 году был основан третий), пять богословских академий и многочисленные семинарии.

1925: В ноябре, не поминающий патриарха новостильника, румынский старостильник иеромонах Гликерий (буд. святитель-первоиерарх Рум. старост. Церкви), вместе со своим сподвижником Давидом (Бидаску) вынуждены были покинуть Покровский скит и переехать в Корои Равин, где на зиму построили избушку, а в следующем году избушку побольше вместе с часовней. За это время к ним присоединились иеромонах Памва и два брата - Вениамин и Галактион.

1925: В Лондоне, по инициативе архиепископа Кентерберийского, состоялось юбилейные торжества 1600-летия Первого Никейского Вселенского Собора (325 г.). На них съехалось много приглашенных. В числе гостей: Александрийский патриарх Фотий и Иерусалимский патриарх Дамиан; представитель Константинопольского Патриарха митрополит Германос; русская группа: митрополит Антоний (Храповицкий), митрополит Евлогий (Георгиевский), епископ Вениамин (Федченков), профессор Глубоковский, о. Лелюхин; сербский епископ Ириней, болгарский митрополит Стефан, профессор Цанков. Митрополит Евлогий вспоминал: "Торжественное празднование юбилея Никейского Собора открылось богослужением в Вестминстерском аббатстве, а потом в течение нескольких дней бывали торжественные службы то в одной, то в другой лондонской церкви, и назначались собрания с лекциями в громадных общественных залах. На одном из таких собраний, в зале на 10000 человек, выступали с речами митрополит Антоний и я. Только благодаря громкоговорителю можно было нас услышать. Я очень волновался, ибо чувствовал большую ответственность перед такою аудиторией и в такой исторический момент. Я сказал, что наши шаги навстречу друг другу имеют положительное значение, как проявление воли к соединению Церквей, но пока они ограничиваются лишь иерархией и профессорами; окончательная оценка нашей русской экуменической работы принадлежит всей Матери – Русской Церкви, она и будет нас судить – либо благословит, либо в благословении откажет; только когда русский епископат будет в состоянии пригласить к себе своих англиканских братьев, когда соборное церковное сознание русского народа скажет на наши стремления к сближению и единению Церквей "аминь", только тогда дело наше станет крепко, незыблемо... Основной вопрос, обсуждавшийся на этих многолюдных собраниях, – апостольская преемственность англиканской иерархии и в связи с ним вопрос о допустимости взаимообщения (intercommunion) в таинстве святой Евхаристии. Мы, представители Русской Православной Церкви, проявили большую осторожность; митрополит Антоний сказал, что все инославные исповедания лишены иерархической благодати, Англиканскую Церковь нельзя выделять из ряда других христианских вероисповеданий, в том числе и католичества; но восточные Патриархи, наоборот, высказывали более широкие, либеральные мнения, тем более что некоторые из них, даже наиболее строгий – старейший Патриарх Александрийский Фотий, – фактически, в отдельных случаях, допускали "intercommunion" с англиканами, а Сербский Патриарх Димитрий в частном порядке уже причащал протестантку, румынскую королеву Марию". (Митр. Евлогий, Путь моей жизни, гл. 22).

На торжественном обеде в отеле «Холборн» митрополит Антоний в ответном слове на речь о соединении христианства министра авиации сэра Сэмуэла Хааре отметил, что "существует Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь, которая разделиться не могла, и в то же время существует христианство — т.е. отдельные люди, религиозные общества и целые народы, верующие во Христа как Бога и признающие Святое Евангелие и вообще Библию. Стремиться к объединению их должен всякий ревнующий о слове Божием. Каковое соединение должно выражаться прежде всего в освобождении души нашей не только от всякой тени враждебного чувства к инакомыслящим, но и от преобладающего в уме нашем стремления их опровергнуть. Напротив, более угоден Богу будет тот из нас, кто приложил старание к уяснению всего того, что объединяет нас между собою, и будет стараться не о сокращении числа таких истин, но о возможном расширении их, и в особенности в отношении к тем христианским обществам и вероисповеданиям, которые дружественно идут навстречу нашей Церкви" (Жизнеоп. т. 7, стр. 85)..

На тех же торжествах, при посещении студентов духовного колледжа в Кентербери, митрополит Антоний среди прочего сказал студентам следующее:

"Взирайте с благоговением на предстоящее вам пастырское служение как на самую высшую заслугу пред Господом... Молодые избранники Божиии, вы призываетесь к самому высшему на земле служению Богу — быть светом миру и солью земли" (Жизнеоп. митр. Антония. т. 7, стр. 87).

1925: 11 ноября комиссия по проведению декрета об отделении церкви от государства приняла решение ускорить раскол в Церкви. Для ГПУ это означало — арест церковного управления, всех тех, кто мог возглавить Русскую Православную Церковь и кто воспротивился бы проводимой государством антицерковной политике. Список таких лиц был составлен, и ГПУ приготовилось к арестам. 19 ноября были арестованы епископы Гурий (Степанов), Прокопий (Титов) и Иоасаф (Удалов). 20 ноября арестовали епископа Никона (Дегтяренко) — его, впрочем, отпустили, выяснив, что он отрицательно относится к Местоблюстителю. Основные аресты пришлись на 30 ноября. В этот день в Даниловом монастыре были арестованы епископы Парфений (Брянских), Амвросий (Полянский), Дамаскин (Цедрик), Пахомий (Кедров), Тихон (Шарапов), Герман (Ряшенцев), Николай (Добронравов), архимандрит Сретенского монастыря Серафим (Крутень). Были арестованы священники Николай Семеняко, Николай Покровский, Василий Скворцов, Иоанн Скворцов, Константин Скворцов, Сергий Сидоров, диакон Михаил Шик, псаломщик Иоанн Попов, Александр Самарин, бывший одно время до революции обер-прокурором Святейшего Синода, Петр Истомин, бывший помощник обер-прокурора Синода и из церковной интеллигенции — Феодор Челищев, Константин Виноградов, Владимир Токаревский, князь Иоанн Мещерский. Остальных доарестовывали потом. (Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописния и материалы к ним. Книга 2).

1925: 12 ноября Арх. Синод РПЦЗ постановляет признать митр. Петра законным Патриаршим Местоблюстителем и главою всей Российской Церкви, а также ввести обязательное поминовение его имени во всех заграничных церквях. (Архиеп. Никон (Рклицкий), архиеп. Жизнеописание блаж. Антония, митр. Киевского и Галицкого. Монреаль. 1960. Т. 6, с. 205-212).

1925: 27 ноября (ст. ст.) был арестован местоблюститель патриаршего престола митрополит Петр. Еще раньше в ссылку заблаговременно были отправлены митрополит Кирилл Казанский и митрополит Агафангел Ярославский. За несколько дней до ареста митрополит Петр успевает оставить распоряжение о своих заместителях на случай его насильственного отстранения от церковного управления: «В случае невозможности по каким-либо обстоятельствам отправлять Мне обязанности Патриаршего Местоблюстителя, временно поручаю исполнение таковых обязанностей Высокопреосвященнейшему Сергию (Страгородскому), Митрополиту Нижегородскому. Если же сему митрополиту не представится возможности осуществить это, то во временное исполнение обязанностей Патриаршего Местоблюстительства вступает Высокопреосвященнейший Михаил (Ермаков) Экзарх Украины или Высокопреосвященнейший Иосиф (Петровых), Архиепископ Ростовский».

1925: В декабре Сербский патриарх Димитрий выпускает сообщение с признанием автокефального устройства и существования Православной Церкви в Польше и с указаниями на каноническое общение с новой автокефальной Церковью.

1925: 9 декабря (ст. ст.) в Донском монастыре под председательством архиепископа Екатеринбургского Григория (Яцковского) состоялось совещание десяти архиереев, которые знали о назначении митрополита Сергия временным Заместителем Местоблюстителя, но считали, что после ареста митрополита Петра Церковь осталась без возглавления. Они образовали Временный высший церковный совет (ВВЦС) в составе шести архиереев под председательством архиепископа Григория, по имени которого этот раскол вошел в историю Церкви под именем "григорьевского". Участники совещания обратились к всероссийской пастве со своим посланием: "Верующие пастыри и пасомые в самом начале революции собрались на церковный Собор 1917 г. с тем, чтобы упорядочить жизнь церковную. С тою же целью они возглавили Русскую Церковь Святейшим Патриархом Тихоном... Патриарх Тихон был человек и как человек не мог не ошибаться среди бурного течения революции. Естественно было искать исправления ошибок. Но исправление оказалось хуже самих ошибок. За исправление взялись люди с нечистыми руками и нечистым сердцем и повели Церковь по строптивым, нечистым путям, чем оттолкнули от себя и от своего дела верующий народ и вынудили Патриарха Тихона взять в свои руки кормило церковного правления... Чувствуя приближение кончины и предвидя невозможность канонического избрания себе преемника, Патриарх Тихон назначил Местоблюстителями патриаршей кафедры митрополитов: Казанского Кирилла, Ярославского Агафангела и Крутицкого Петра. Собрание православных епископов, участвовавших в погребении почившего первосвятителя, за отсутствием двух первых вручило права патриаршего Местоблюстителя митрополиту Крутицкому Петру. Но не угодно было Господу успехом благословить труды сего святителя. За время правления его нестроения и бедствия святой Церкви лишь усугубились... Она как бы вернулась к самым темным временам своего бытия. Вся воля святой Церкви как бы затмилась единою человеческою волею. Ввиду сего мы... решили избрать Временный высший церковный совет для ведения текущих дел Русской Православной Церкви и для подготовки канонически правильного Собора... При этом мы твердо решили не входить ни в какие отношения и общение с обновленцами и обновленчеством во всех его видах... Вместе с тем мы считаем своим долгом засвидетельствовать нашу совершенную законопослушность предержащей власти правительства СССР и веру в его добрую волю, в чистоту его намерений в служении благу народа. Взаимно мы просим верить нашей лояльности и готовности служить на благо того же народа". (Прот. Владислав Цыпин, История Русской Церкви 1917-1997).

1925: 10 декабря Конст-ий патриарх Василий III издал окружное послание, в котором сообщал о переносе Всеправославного Собора на 20 июня 1926 года.

1925: 12 декабря началась серия допросов митр. Петра Крутицкого. Основное обвинение было: поскольку митрополит Петр не сместил с поста Киевского митрополита Антония (Храповицкого) и не лишил его звания Киевского митрополита, а митрополит Антоний — контрреволюционер, то значит, контрреволюционер и митрополит Петр. Владыка держался с завидным мужеством.

1925: 14 декабря митрополит Нижегородский Сергий ( Страгородский) уведомил письмом викария Московской епархии епископа Клинского Гавриила (Красновского) о своем вступлении в исполнение обязанностей Заместителя Местоблюстителя по поручению митрополита Петра. Лишенный возможности выехать из кафедрального города в Москву, митрополит Сергий тем не менее приступил к исполнению своих обязанностей и 30 декабря возглавил хиротонию во епископа Гдовского маститого вдового протоиерея Димитрия (Любимова) и назначил новым управляющим Московской епархии епископа Старицкого Петра (Зверева).

1925: Скончался Александрийский патриарх Фотий, кот. управлял Александрийской Церковью 25 лет.

1925: Греческий архимандрит Никодим (Сарикас), проживавший в Моши, Танзания, крестил первых африканцев.

1926: 19 февраля на 91-м году жизни почил о Господе митрополит Московский Макарий (Невский). Святитель Макарий более 50 лет миссионерствовал на Алтае, митрополит Московский с 1912 г., в 1917 г. был снят с Московской кафедры Временным правительством. Владыка отличался простотой нрава и святостью жизни. На Юбилейном Архиерейском Соборе МП в августе 2000 г. он был причислен к лику святых.

1926: 26 февраля архиепископ Верейский Иларион (Троицкий) пишет из заключения митрополиту Сергию:

"Для меня затруднительно суждение о частностях и подробностях этой жизни, но, думаю, общая линия церковной жизни — и ее недостатки, и ее болезни мне известны. Главный недостаток... это отсутствие в нашей Церкви Соборов. Церковная практика, включая и постановления Собора 1917–1918 гг., к этим новым условиям не приспособлена, так как она образовалась в иных исторических условиях. Положение значительно осложнилось со смертью Святейшего Патриарха Тихона. Вопрос о местоблюстительстве... тоже сильно запутан, церковное управление в полном расстройстве. Не знаю, есть ли среди нашей иерархии и вообще среди сознательных членов Церкви такие наивные и близорукие люди, которые имели бы нелепые иллюзии о реставрации и свержении советской власти и т. п., но думаю, что все желающие блага Церкви сознают необходимость Русской Церкви устраиваться в новых исторических условиях. Следовательно, нужен Собор, и прежде всего нужно просить государственную власть разрешить созвать Собор. Но кто-то должен собрать Собор, сделать для него необходимые приготовления, словом — довести Церковь до Собора. Потому нужен теперь же, до Собора, церковный орган. К организации и деятельности этого органа у меня есть ряд требований: 1) Временный церковный орган не должен быть в своем начале самовольным, то есть должен... иметь согласие Местоблюстителя. 2) По возможности во временный церковный орган должны войти те, кому это поручено Местоблюстителем митрополитом Петром или Святейшим Патриархом. 3) Временный церковный орган должен объединять, а не разделять епископат, он не судья и не каратель несогласных — таковым будет Собор. 4) Временный церковный орган свою задачу должен мыслить скромной и практичной — созыв Собора... Над иерархией и церковными людьми встает отвратительный призрак (обновленческого, ред.) ВЦУ 1922 г. Церковные люди стали подозрительны. Временный церковный орган должен как огня бояться хотя бы малейшего сходства в своей деятельности с преступной деятельностью ВЦУ... Его единственная цель — созыв Собора, причем Собор этот должен быть именно собран, а не подобран. Собор подобранный не будет иметь никакого авторитета и принесет не успокоение, а только новое смятение в Церкви. Едва ли есть нужда увеличивать в истории количество разбойничьих Соборов. Довольно и трех: Ефесского 449 г. и двух московских — 1923 и 1925 гг. Самому же будущему Собору мое первое пожелание то, чтобы он мог доказать свою полную непричастность и несолидарность со всякими политически неблагонадежными направлениями, рассеять тот туман бессовестной и смрадной клеветы, которым окутана Русская Церковь преступными стараниями злых деятелей (обновления)... Я верю, что на Соборе обнаружится понимание всей важности ответственного церковного момента и он устроит церковную жизнь соответственно новым условиям" (Л. Регельсон, стр. 130-133).

1926: 5 марта (ст. ст.) митрополит Сергия (Страгородский) пишет письмо митрополиту Петру Крутицкому с обоснованием своего "права", как "первого епископа", подвергать других епископов запрещению до Собора — в качестве прецедентов приводит подобные действия св. патриарха Тихона и самого митрополита Петра:

"...Когда нет ни Собора, периодически созываемого... или организованного Церковного Управления, то обязанность охранять в Церкви благочиние, естественно, целиком падает на "первого епископа", и он не только может, но и обязан принять досудебную форму пресечения, не дожидаясь Собора... Так действовал, между прочим, и Святейший Патриарх Тихон, запретивший, например, быв. архиепископа Владимира Путяту, епископа Иоанна Киструсского и других. Так поступили и Ваше Высокопреосвященство в деле, например, Леонтия (Устинова)..." ("Трагедия Русской Церкви 1917-1945", Лев Регельсон).

1926: 30 марта, во время подготовительной работы к созыву VIII Вселенского Собора в Константинополе, митрополит Антоний (Храповицкий) написал послание ко всем главам Православных Церквей с протестом против приглашения на этот Собор русских "епископов" "Живой Церкви". Константинопольский патриарх в ответном письме написал, что они приглашают все части Русской Церкви включая местоблюстителя митрополита Петра, и на этом Соборе будет разрешен вопрос кто прав в этом церковном споре. 12 окт. митр. Антоний писал на Афонскую Карулю иеросхим. Феодосию: "О готовности нашей пойти на Конст-ий Собор не скорбите. Конечно никакого собора и не будет, но если и будет, и если мы поедем, как попал св. Флавиан на собор разбойничий, то, конечно, веру сохраним,а отступников предадим анафеме. Но, пока они не сказали последнего слова, пока вся Церковь на вселенском соборе не повторила проклятий патриарха Иеремии, то надо держаться общения, дабы самим нам не лишиться спасения, и оцеживая комара не проглотить верблюда" (Письма митр. Антония, стр. 195).

1926: В Великий Четверг 450 иеромонахов и монахов Святой Горы во главе с о. Арсением (Коттеасом) подписали документ против нового календаря. Была создана «Священная Лига монахов-ревнителей». В том же году Лига начала выпускать свою Конституциональную Хартию под названием "Якорь Православия", пока она не была запрещена новым законом об Афонской Горе, принятым греческим правительством в 1927 г. (Вл. Мосс. Прав. Церковь на перепутье. Гл. 4).

1926: 2 апреля 25 русских архиереев, находившихся на свободе, обратились с посланием к митрополиту Сергию, в котором выражено полное согласие с его прещениями против "григорьевцев". Правота митрополита Сергия в его действиях против самозваных претендентов на высшую церковную власть нашла поддержку большей части епископата, духовенства и мирян. (о. Вл. Цыпин, Ист. Русск. Церк.).

1926: 5 апреля (ст. ст.) На основании завещания св. патриарха Тихона о правопреемстве местоблюстителей патриаршего престола, митрополит Агафангел Ярославский выпускает Обращение ко всей Русской Церкви о своем вступлении в права Патриаршего Местоблюстителя. Митрополит Агафангел, после митрополита Кирилла Казанского, находящегося тогда в заключении, являлся, согласно завещанию патриарха Тихона, следующим местоблюстителем патриаршего престола. К обращению была приложена Сопровождающая записка архиереям с просьбой о возношении его имени как Первоиерарха. (Л. Регельсон, "Трагедия Русской Церкви 1917-1945"). В это время митрополит Петр еще не отменил своего решения о передаче церковной власти коллегии с участием архиепископа Григория, и потому враги Церкви злорадствовали: у тихоновской Церкви объявилась четвертая глава, кроме митрополитов Петра и Сергия, архиепископа Григория, еще и митрополит Агафангел.

1926: 17 апреля (ст. ст.) митрополит Сергий (Страгородский) пишет письмо митрополиту Агафангелу Ярославскому, в котором пытается доказать незаконность его притязаний на местоблюстительство: "Собор 1917–1918 гг. сделал Святейшему Патриарху поручение, в изъятие из правил, единолично назначить себе преемников или заместителей на случай экстренных обстоятельств. Имена же этих заместителей Патриарх должен был, кроме них, не объявлять, а только сообщить Собору в общих чертах, что поручение исполнено. Я знал о таком поручении Собора Патриарху, но на заседании том не был. Преосвященный же Прилукский Василий подтверждает, что он был и на первом (закрытом) заседании, когда Патриарху было дано поручение, и на втором, когда Патриарх доложил Собору, что поручение исполнено. В силу именно такого чрезвычайного поручения Святейший Патриарх и мог вас назначить своим заместителем грамотой от 3 (16) мая 1922 г. единолично". О смысле завещания покойного Патриарха митрополит Сергий писал: "...в распоряжении Святейшего нет ни слова о том, чтобы он (Местоблюститель. ред.) принял власть лишь временно, до возвращения старейших кандидатов. Он принял власть законным путем, и, следовательно, может быть ее лишен только на законном основании, т. е. или в случае добровольного отказа, или по суду архиереев" ( Акты. С. 457–458.). В заключение митрополит Сергий просит владыку Агафангела во избежание церковной беды отказаться от претензий на возглавление Церкви.

1926: 22 апреля (ст. ст.) Константинопольский патриарх Василий III пишет послание российскому обновленческому Синоду о том, что Вселенский Собор, намеченный на Троицу 1926 г. на Св. горе Афон, откладывается ввиду необходимости провести сначала Всеправославное предсоборное совещание.

(Тульск. Еп. Вед., 1926, № 5).

1926: 22 апреля чекисты привезли митрополита Сергия в ГПУ, и там он составил письменное объяснение своих действий в отношении "григорьевского" ВВЦС для арестованного митр. Петра. Получив это объяснение, митрополит Петр в тот же день отправил своему Заместителю ответное письмо, в котором объявлял об аннулировании полномочий ВВЦС и подтверждал сделанное им ранее назначение митрополита Сергия своим временным Заместителем. Митр. Петр признает ошибочность своего решения передать церковную власть коллегии с участием архиепископа Григория и под письмом ставит подпись: "Кающийся Петр". Таким образом, претензии ВВЦС были окончательно отвергнуты. (о. Вл. Цыпин, Ист. Русск. Церк.).

1926: 24 апреля вышла в свет Энциклика Греческой Церкви за № 2398 / 2203, в которой говорилось о старостильниках, что "они отделились от Церкви и отсекли себя от Тела Христова, навлекая на себя осуждение и отлучение, не зная или, возможно, забыв, что тот, кто не слушает Церковь – якоже язычник и мытарь (Мф.18:17)... Решения Церкви абсолютно обязательны; тот, кто не подчиняется им, более не принадлежит к ней, он лишен даров божественной благодати; он отделен и отсечен от нее и подлежит вечной муке" (The Struggle... стр. 40–41).

1926: 30 апреля (ст. ст.) митрополит Агафангел и митрополит Сергий встретились в Москве для обсуждения создавшегося положения. Митрополит Агафангел настаивал на передаче ему церковной власти, митрополит Сергий согласился, но просил владыку Агафангела отсрочить вступление в должность Патриаршего Местоблюстителя до освобождения митрополита Петра.

1926: 3 мая (ст. ст.) митрополит Сергий (Страгородский) отказывается от происшедшей 3 дня назад передачи власти митр. Агафангелу и пишет ему письмо, в котором объясняет, что при живом местоблюстителе - митрополите Петре он не может передать власть митрополиту Агафангелу, хотя по завещанию патриарха имя митр. Агафангела стояло до митр. Петра:

"...Митрополит Петр (Полянский) предан лишь гражданскому суду и сохраняет должность за собою... С должностью же Местоблюстителя дело обстоит почти во всем аналогично должности Патриарха... Предъявлять свои права на должность Местоблюстителя, когда она занята законно ее получившим митр. Петром... говоря языком канона, это было бы покушение низвергнуть своего законного главу (первого епископа) и восхитить его права и власть". (Церк. Вед., 1926, № 9-10).

1926: В мае, в Александрии, при поддержке англиканского духовенства и под давлением английского правительства (это было время британского мандата в Египте), на патриарший престол Александрийской Церкви был возведен б. патриарх Конст-ий Мелетий (Метаксакис). В том-же году патриарх-ветеран переводит Александрийскую Церковь на новый стиль.

1926: 7 мая (ст. ст.) митрополит Агафангел телеграфировал из Ярославля в Нижний митрополиту Сергию, что ждет проект послания о передаче местоблюстительских прав. На это митрополит Сергий в тот же день отвечал тоже телеграммой: "Проверив справку, я убедился в отсутствии Ваших прав. Усердно прошу: воздержитесь от решительного шага" (о. Вл. Цыпин, Ист. Русск. Церк.).

1926: 9 мая (ст. ст.) Местоблюститель патриаршего престола митрополит Петр пишет митрополиту Агафангелу Ярославскому, что он узнал из донесения митр. Сергия о вступлении митр. Агафангела в отправление обязанностей Местоблюстителя и приветствует его по этому поводу. ("Трагедия Русской Церкви 1917-1945", Лев Регельсон).

1926: 7 июня в продуктовом складе Соловецкого лагеря тайно собрались 17 архиереев, в том числе и архиепископ Иларион (Троицкий), и еще несколько лиц духовного звания обсудить последние церковные события, о которых сообщил профессор Московской Духовной Академии И. В. Попов. В результате появилась знаменитая "Памятная записка соловецких епископов", обращенная к правительству СССР и отражающая позицию Русской Православной Церкви по вопросу отношений с Советским государством. В этом документе, в частности, говорится:

"Несмотря на основной закон советской Конституции, обеспечивающий верующим полную свободу совести, религиозных объединений и проповеди, Православная Российская Церковь до сих пор испытывает весьма существенные стеснения в своей деятельности и религиозной жизни. Она не получает разрешения открыть правильно действующие органы центрального и епархиального управления; не может перевести свою деятельность в ее исторический центр — Москву; ее епископы или вовсе не допускаются в свои епархии, или, допущенные туда, бывают вынуждены отказываться от исполнения самых существенных обязанностей своего служения — проповеди в церкви, посещения общин, признающих их духовный авторитет, иногда даже посвящения. Местоблюститель патриаршего престола и около половины православных епископов томятся в тюрьмах, в ссылке или на принудительных работах... Подписавшие настоящее заявление отдают себе полный отчет в том, насколько затруднительно установление взаимных благожелательных отношений между Церковью и государством в условиях текущей действительности, и не считают возможным об этом умолчать. Было бы неправдой, не отвечающей достоинству Церкви и притом бесцельной и ни для кого не убедительной, если бы они стали утверждать, что между Православной Церковью и государственной властью советских республик нет никаких расхождений... Церковь не касается политической организации власти, ибо лояльна в отношении правительств всех стран, в границах которых имеет своих членов. Она уживается со всеми формами государственного устройства, от восточной деспотии старой Турции до республики Североамериканских штатов. Это расхождение лежит в непримиримости религиозного учения Церкви с материализмом, официальной философией коммунистической партии и руководимого ею правительства советских республик.

Церковь признает бытие духовного начала, коммунизм его отрицает. Церковь верит в Живого Бога, Творца мира, коммунизм не допускает Его существования, признает самопроизвольность бытия мира и отсутствие разумных конечных причин в его истории... Церковь проповедует любовь и милосердие, коммунизм — товарищество и беспощадность борьбы. Церковь внушает верующим возвышающее человека смирение, коммунизм унижает его гордостью. Церковь охраняет плотскую чистоту и святость плодоношения, коммунизм не видит в брачных отношениях ничего, кроме удовлетворения инстинктов. Церковь видит в религии животворящую силу, основу земного благополучия, счастья и здоровья народов. Коммунизм смотрит на религию как на опиум, опьяняющий народы и расслабляющий их энергию, как на источник их бедствий и нищеты. Церковь хочет процветания религии, коммунизм — ее уничтожения. При таком глубоком расхождении в самых основах миросозерцания между Церковью и государством не может быть никакого внутреннего сближения или примирения, как невозможно примирение между положением и отрицанием, между "да" и "нет", потому что душою Церкви, условием ее бытия и смыслом ее существования является то самое, что категорически отрицает коммунизм. При создавшемся положении Церковь желала бы только полного и последовательного проведения в жизнь закона об отделении Церкви от государства. К сожалению, действительность далеко не отвечает этому желанию. Правительство как в своем законодательстве, так и в порядке управления не остается нейтральным по отношению к вере и неверию, но совершенно определенно становится на сторону атеизма, употребляет все средства государственного воздействия к его насаждению, развитию и распространению, в противовес всем религиям. Из всех религий, испытывающих на себе всю тяжесть перечисленных стеснений, в наиболее стесненном положении находится Православная Церковь, к которой принадлежит огромное большинство русского населения, составляющего подавляющее большинство и в государстве. Ее положение отягчается еще тем обстоятельством, что отколовшаяся от нее часть духовенства, образовавшая из себя обновленческую схизму, стала как бы государственной Церковью, которой советская власть вопреки ею же изданным законам оказывает покровительство в ущерб Церкви Православной. В официальном акте правительство заявило, что единственно законным представителем Православной Церкви в пределах СССР оно признает обновленческий синод... Православная Церковь не может по примеру обновленцев засвидетельствовать, что религия в пределах СССР не подвергается никаким стеснениям и что нет другой страны, в которой она пользовалась бы столь полной свободой... Свое собственное отношение к государственной власти Церковь основывает на полном и последовательном проведении в жизнь принципа раздельности Церкви и государства. Лояльности Православной Церкви советское правительство не верит. Оно обвиняет ее в деятельности, направленной к свержению нового порядка и восстановлению старого. Мы считаем необходимым заверить правительство, что эти обвинения не соответствуют действительности. В прошлом, правда, имели место политические выступления Патриарха, дававшие повод к этим обвинениям, но все изданные Патриархом акты подобного рода направлялись не против власти в собственном смысле. Они относятся к тому времени, когда революция проявляла себя исключительно со стороны разрушительной, когда все общественные силы находились в состоянии борьбы, когда власти в смысле организованного правительства, обладающего необходимыми орудиями управления, не существовало. Всюду действовали группы подозрительных лиц. Они избивали епископов и священнослужителей, ни в чем не повинных, врывались в дома и больницы, убивали там людей, расхищали там имущество, ограбляли храмы и затем бесследно рассеивались. Было бы странным, если бы среди этой всеобщей борьбы одна Церковь оставалась равнодушной зрительницей происходящих нестроений. Проникнутая своими государственными и национальными традициями, унаследованными ею от своего векового прошлого, Церковь в эту критическую минуту народной жизни выступила на защиту порядка, полагая в этом свой долг перед народом. Но с течением времени, когда сложилась определенная форма гражданской власти, Патриарх Тихон заявил в своем воззвании к пастве о лояльности в отношении к советскому правительству, решительно отказался от всякого влияния на политическую жизнь страны. До конца своей жизни Патриарх оставался верен этому акту. Не нарушили его и православные епископы.

Закон об отделении Церкви от государства двусторонен, он запрещает Церкви принимать участие в политике и гражданском управлении, но содержит в себе и отказ государства от вмешательства во внутренние дела Церкви и ее вероучение, богослужение и управление. Всецело подчиняясь этому закону, Церковь надеется, что и государство добросовестно исполнит по отношению к ней те обязательства по сохранению ее свободы и независимости, которые в этом законе оно на себя приняло... Церковь надеется также, что деятельность созданных таким образом церковных учреждений не будет поставлена в такое положение, при котором назначение епископов на кафедры, определения о составе Священного Синода, им принимаемые решения проходили бы под влиянием государственного чиновника, которому, возможно, будет поручен политический надзор за ними. Если предложения Церкви будут признаны приемлемыми, она возрадуется о правде тех, от кого это будет зависеть. Если ее ходатайство будет отклонено, она готова на материальные лишения, которым подвергается, встретит это спокойно" (Акты, стр. 500-507).

1926: 9 июня митрополит Петр из тюрьмы послал владыке Агафангелу письмо, в котором подтверждал передачу ему местоблюстительства, но добавляет, что в случае невозможности или отказа воспринять власть права патриаршего Местоблюстителя возвращаются к нему, а заместительство — к митрополиту Сергию. В письме также подтверждается запрет, наложенный на епископов, вошедших в ВВЦС.

1926: 13 июня 24 епископа во главе с митрополитом Сергием выносят по делу митрополита Агафангела определение о предании его суду и запрещении в священнослужении. Митрополит Сергий ставит на этом определении резолюцию воздержаться от запрещения, "поскольку его выступление находит для себя некоторое извинение в получении письма митрополита Петра (Полянского)" (Акты. стр. 477). Владыке Агафангелу предлагается в недельный срок отказаться от своих притязаний. В этот же день Заместитель Местоблюстителя пишет митрополиту Агафангелу пятое послание, в котором настаивает на своих правах на высшую церковную власть и объясняет причины, по которым он отказывается подчиниться и самому митрополиту Петру: "Митрополит Петр, передавший мне хотя и временно, но полностью права и обязанности Местоблюстителя и сам лишенный возможности быть надлежаще осведомленным о состоянии церковных дел, не может уже ни нести ответственности за течение последних, ни тем более вмешиваться в управление ими". Далее митр. Сергий извещает митр. Агафангела, что он предан архиерейскому суду за совершенное им антиканоническое деяние, приветствуя которое митр. Петр "сам становится соучастником его и тоже подлежит наказанию". "Вы объявили себя Местоблюстителем при живом законном Местоблюстителе, т. е. совершили деяние, влекущее за собою даже лишение сана". (Там же. С. 477–478).

1926: 17 июня митрополит Агафангел телеграммой известил митрополита Сергия о своем отказе от местоблюстительства.

1926: В июне в Сремских Карловцах состоялся Архиерейский Собор Зарубежной Церкви. В Соборе присутствовали и письменно выразили свое мнение 27 архиереев. В заседании 13 июня (ст. ст.) Собор признал митрополита Петра как временного главу Русской Церкви. 17 июня (ст. ст.) архиепископ Полтавский Феофан (Быстров) сделал Собору доклад об обществе христианской молодежи YMCA. В этом докладе владыка Феофан доказывал связь общества с масонством, а также связь Парижского Богословского Института с обществом YMCA. В том же докладе владыка устроил критический разбор экуменических взглядов преподавателей богословского института професоров - о. Сергия Булгакова, Карташова, Бердяева, Зеньковского. Доклад пришелся не по душе митрополиту Евлогию и обстановка на Соборе значительно накалилась. Когда встал вопрос о выделении Германии в отедельную епархию из Западно-Европейской епархии митрополита Евлогия, то накал достиг кипения. Митрополит Евлогий понимал, что при обсуждении таких вопросов, как устройство Богословского Института, отношение к участию YMCA в организации и ведении работы Христианского Студенческого Движения, его деятельность в этой области не могла бы быть одобрена и Собор пожелал бы осуществления контроля над его управлением епархией. Он хотел до обсуждения таких вопросов или иметь признание за ним автономных прав, или отделиться от Синода. Встретив несогласие с ним по этим вопросам, митрополит Евлогий покинул соборные совещания, и ушел в раскол, а с ним и все его викарии и приходы.

На том же Соборе митрополит Платон (Рождественский) докладывал, что он не поддерживает стремления его епархии к автокефалии и что даже Детройтский собор был допущен им "чтобы дать выход настроениям сторонников автокефалии". Поэтому митрополит Платон просил Собор дать ему специальную грамоту на управление Северно-Американской епархией и для ведения судебных процессов против «живоцерковников» по поводу церковного имущества. Когда же Синод ему такой грамоты не дал, усмотрев в этом намерение митрополита Платона быть независимым, то последний также демонстративно покинул заседание. Уйдя с заседаний, он порвал с РПЦЗ и увел с собой своих американских викариев, только епископ Апполинарий (Кошевой) остался верен Св. Синоду и с ним не ушли в раскол 60 приходов, в числе которых был приход архимандрита Герасима на Афогнаке (Аляска).

Выписка из протокола Священного Собора архиереев Русской Православной Церкви заграницей от 17/30 июня 1926 г. за N 8:

"1. Слушали: Доклад Высокопреосвященного архиеп. Феофана об Американском союзе христианской молодежи (YMCA).

После продолжительного обмена мнениями Архиерейский Собор на основании бывших суждений, постановили:

1) Относительно американских интерконфессиональных организаций YMCA и YWCA (Союз христианской молодежи и Всемiрная христианская студенческая федерация) подтвердить постановление Русского Всезаграничного Церковного Собора 1921 г. в Сремских Карловцах: признать эти организации явно масонскими и антихристианскими, и потому 2) не разрешать членам Православной Церкви организовываться в кружки под руководством этих и подобных им неправославных и нецерковных организаций и быть в среде их влияния.

2) Архиерейский Собор слушали: обращение Съезда Бюро РСХД в Западной Европе на имя Собора архиереев Русской Православной Церкви заграницей с выражением преданности и с просьбой о духовном руководительстве сим движением.

Постановили: Благословить и взять под свое покровительство и руководство все православные студенческие кружки, которые в своем уставе официально и определенно называют себя православными, устраивают свою внутреннюю и внешнюю жизнь в полном согласии с началами Святой Православной Церкви, находятся в непременной зависимости и под руководством Православной иерархии или лиц, облеченных ее доверием, и без ее благословения ничего существенного и значительного не делают." (Возрождение. N 465. 10 сентября 1926 г. С. 2. ).

1926: 27 июня (ст. ст.) патриарх Иерусалимский Дамиан пишет послание обновленческому Синоду с подтверждением признания последнего "единственным законным носителем Высшей Церковной Власти на территории СССР". ("Трагедия Русской Церкви 1917-1945", Лев Регельсон).

1926: В июне Православная Церковь в Польше вошла в каноническое общение с Александрийской Патриархией, благодаря тому, что на Александрийский Патриарший Престол был избран бывший Вселенский патриарх Мелетий, содействовавший в свое время введению автокефалии в Польше.

1926: 10 июля (ст. ст.) отвечая на критику своего "Догмата Искупления" в “Окружном послании” митрополит Антоний (Храповицкий) официально заявил: “Я составил не катехизис, а “Опыт православного катехизиса” и в предисловии своем заявил, что с готовностью откажусь от своих мнений в нем, если будет доказана неправильность их. В прошлом году по письменной просьбе Митроп. Евлогия... Архиерейский Синод... на основании отзывов некоторых Свят. Патриархов и иерархов, одобрил его, как учебник, но я отказался от этого ввиду того, что этот Опыт Катехизиса вызвал разногласия... Поэтому труд мой может быть предметом академических споров...” (“Церковный вестник”. № 11 и 12/102-103/, 1926 г.).

1926: 22 июля митрополит Антоний (Храповицкий) пишет объяснительное письмо секретарю РСХД дьякону Л. Липеровскому по поводу решения Архиерейского Собора 1926 г. о запрещении своим чадам находиться в оганизации YMCA. О. Липеровский передает это письмо в редакцию "Возрождения". В письме этом владыка Антоний писал: "...областной православный собор, объединяющий лично и через письменные отзывы 32 архиереев в трех частях света, не мог дать официально своего благословения никакому учреждению, кроме тех, которые именуют себя православными; но он не воспретил своим пасомым состоять членами общества YMCA, а не одобрил только их пребывания под его духовным руководством, как учреждения, хотя и христианского, но интерконфессионального; но службы же в этом обществе в качестве его чиновников Собор не воспретил, как не воспретил участия в его издательствах, в коих и я принимал участие, так как никакой противоправославной пропаганды я не встречал за последние 4-5 лет ни в изданиях Общества, ни в субсидируемом им Парижском богословском институте, ни в отношении его к русским молодым людям... Что касается до отзыва Собора о самом обществе YMCA, то естественно оно явилось повторением отзыва такого же Собора 1921 г.; с тех пор произошла значительная эволюция в Обществе, но Собору настолько мало известная, что я, зная о последней, не мог навязать своего убеждения собратьям-архиереям, к Собору коих Вы обратились с запросом о благословении; надеясь, что Ваша разрастающая и врастающая в жизнь Православной Церкви деятельность ко времени дальнейших Соборов расположит их к полному доверию и сочувствию Вашему движению..." (Возрождение. N 465. 10 сентября 1926 г. С. 2. ). Публикация этого письма вызвала протест архиепископа Феофана Полтавского.

1926: 19 августа ОБРАЩЕНИЕ

от 15 русских обителей с Афона к предстоящему Архиерейскому Собору Русской Зарубежной Церкви 1926 года:

«Православной Церковью со времен Апостольских установлено, чтобы на всех общественных Богослужениях возносить моления за Царя. Так веками велось на Руси и Афоне, в русских обителях, больших, средних и малых до печального дня 2 марта 1917 года, когда Император Николай Александрович, снял с себя Царскую власть и стал русским гражданином, с того времени русская Церковь молчит, при молитвах о своем Царе. На Афоне у нас сделалось большое замешательство и разногласие в поминовении при Богослужении Царствующего Дома.

Глас Матери Св. Церкви, повелевающий молиться едиными усты и единым сердцем, стал гласом вопиющего в пустыне о сравнении холмов и дебрей, потому что каждый пошёл своею стезею и молчание зловеще для нас, Афонцев, и для Матушки России.

Всенородная молитва за Помазанника Божия есть источник государственного благополучия. И вот, с тех пор, как русская Св. Церковь замолчала, не стала молиться за своего Царя, то уже почти девять лет Россия, обуреваемая небывалыми ужасными бедствиями и церковное моление там немыслимо, так как не только молитва, но и всякое слово о Царе карается смертью.

Посему мы, святогорцы, смиреннеше просим Священный Собор Иерархов, возглавляемый Его Высокопреосвященством, Митрополитом Киевским и Галицким Антонием - благословить и разрешить нам поминать на общих церковных молитвах на ектиниях по основным русским законам прямого и законного наследника Русского престола Великого Князя Кирилла Владимировича, принимая Его Царский манифест от 31 августа 1924 года, и весь. Царствующий Дом.

Предоставляя Высокопреосвященному вниманию Вашему, Боголюбивые Архипастыри, на все наши вышеизложенные соображения, горячо и убедительно умоляем Вас, на предстоящем в 1926 году Соборе, благославить всенародно совершать при Богослужениях о законном нашем Государе и тем удовлетворить справедливое желание Православных верноподданных иноков-святогорцев и всех русских людей, снять с измученных душ глубочайшую скорбь и прекратить тем злорадное торжество над нами многочисленных врагов Православной Церкви и законного Русского Царя.

Засим просим Ваших Архипастырских Св. Молитв и благословение Вашего Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейших Владык и Архипастырей, Смиренно послушники.

Св. Гора Афон, 1926 год, августа 19 дня.

За этим следуют подписи 15 настоятелей Обителей с приложением печатей:

1) Обители Вознесения Господня,

2) Богословской Обители,

3) Святотроицкой Обители,

4) Обители Иселлни,

5) Обители Св. Иоанна Златоуста (Иверской),

6) Обители Благовещения Пресвятой Богородицы,

7) Обители Св. Саввы,

8) Обители Св. Николая.

9) Обители Покрова Пресвятой Богородицы,

10) Обители Св. Великомученика Георгия,

11) Обители Преображения Господня,

12) Общ. Обители Св. Георгия.

13) Обители Преп. Евфимия.

14) Обители Рождества Пресвятой Богородицы.

15) Обители Преп. Онуфрия.

1926: 26 августа митрополтит Сергий (Страгородский), по просьбам ленинградских верующих, назначает митр. Иосифа (Петровых) Ростовского митр. Ленинградским.

1926: 30 августа (ст. ст.) митрополит Сергий (Страгородский) обращается с ответным посланием к Зарубежному Архиерейскому Синоду:

"Дорогие мои святители, Вы просите меня быть судьей в деле, которого я совершенно не знаю. Не знаю, из кого состоит ваш Синод и Собор, и какие их полномочия, не знаю я и предмета разногласий между Синодом и митрополитом Евлогием. Ясно, что судьей между вами я быть не могу. Ваше письмо дает мне повод поставить общий ворос: может ли вообще Московская Патриархия быть руководительницей церковной жизни православных эмигрантов, когда между нами фактически нет отношений. Мне думается, польза самого церковного дела требует, чтобы Вы или общим согласием создали для себя центральный орган церковного управления, достаточно авторитетный, чтобы разрешать все недоразумения и разногласия, и имеющий силу пресекать всякое непослушание, не прибегая к нашей поддержке, ибо всегда найдутся основания заподозрить подлинность наших распоряжений или объяснять их недостаточной осведомленностью, одни будут их признавать, другие — нет, например, митрополит Евлогий, как вы пишете, ссылается на указ Святейшего Патриарха от 22 г., а вы — на указ 20 г. и т. п.), или же, если такого органа, общепризнанного всей эмиграцией, создать, по-видимому, нельзя, то уж лучше покориться воле Божией, признать, что отдельного существования эмигрантская Церковь устроить себе не может, и потому всем вам пришло время встать на почву канонов и подчиниться (допустим, временно) местной православной власти, например в Сербии Сербскому Патриарху, и работать на пользу той частной Православной Церкви, которая Вас приютила. В неправославных странах можно организовать самостоятельные общины или церкви, членами которых могут быть и нерусские. Такое отдельное существование скорее предохранит от взаимных недоразумений и распрей, чем старание всех удержать власть и подчинить искусственно созданному центру. ...Желаю всех Вас обнять, лично с Вами побеседовать. Но, видно, это возможно для нас лишь вне условий земной нашей...жизни. ...Господь да поможет Вам нести крест изгнания и да сохранит Вас от всяких бед. О Христе преданный и братски любящий Митрополит Сергий». (Г. Рар. Плененная Церковь. С. 22–23.).

1926: 12 сентября бывших соборных старцев Валаама, продолжавших придерживаться Юлианского календаря, вызвали на новое судилище в Сердоболь (ныне Сортавала). О происходившем там повествует игумен Филимон: «Со слезами на глазах монахи нечто новое открыли им (судиям. ред.), и допросщики сидели в страхе перед тем ответом роковым; из апостольских соборных правил валаамцы прочитали вслух то, что грешный мир теперь оставил — стал к церковной дисциплине глух! ...Судьи, молча, все в волнении встали... и, как Каиафа акт решения, председатель Солнцев произнес: “Обвиняетесь законом страны... в возмущении перед ней... Ваш отец игумен с нами, знайте, и наместник наш усердный друг!” Форменный был суд, и присудили монахов 35 изгнать совсем... посадить за город в Халахуты... С остальными справится игумен, разошлет их всюду по скитам» («Скорбный юбилейный листок. 1926–36 гг.». Владимирово, Словакия, 1937). 9 октября (ст. ст.) изгнанники покинули родную обитель, большая часть, около 30 монахов, по приглашению Зарубежного Синода и благодаря поддержки благотворителей смогли уехать в Сербию, а остальные вернулись в подсоветскую Россию. Благодаря валаамцам в Сербии произошло возрождение монашества во многих сербских монастырях. В одном из них - Мильковском приняли постриг святитель Иоанн (Максимович), архиепископы Антоний Лос-Анжелосский, Антоний Сан-Францисский, иеросхимонахи Серафим и Стефан Карульские.

1926: 1 октября афонский иеромонах Матфей (Карпафакис), духовник Великой Лавры, покидает Святую Гору и переселяется в Афины, где возглавляет движение старостильников. В том же году старостильная "Ассоциация православных" была реорганизована под именем "Греческого Религиозного Общества Истинных Православных Христиан (ИПХ)".

1926: Осенью 1926 г. среди российских епископов обсуждалась возможность тайного избрания патриарха, архиереи надеялись, что законный глава Русской Церкви положит конец церковным нестроениям. Невозможность в условиях гонений созвать для этой цели Поместный Собор была всем очевидна. Кандидатом в Патриархи был намечен первый из архиереев, назначенных в Местоблюстители по "Завещанию" святого Тихона, митрополит Казанский Кирилл, срок ссылки которого скоро заканчивался. Этот выбор поддержал архиепископ Иларион (Троицкий) и другие архиереи в Соловецком концлагере. Инициатива тайного избрания принадлежала епископу Павлину (Крошечкину) и архиепископу Корнилию (Соболеву). Заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий сначала сомневался в целесообразности этой акции, опасаясь "этим избранием возбудить недовольство гражданской власти", но в конце беседы с архиепископом Павлином уступил сторонникам тайного избрания, поставив непременным условием известить обо всем митрополита Петра, но условие это выполнено не было. Практическое руководство проведением выборов взял на себя проживавший тогда в Москве епископ Павлин. Посланники епископа Павлина, иеромонах Таврион (Батозский), отец и сын Кувшинниковы, миряне из купцов, объезжали православных архипастырей и собирали сведения о том, за кого из кандидатов на патриарший престол, они отдали бы свой голос. К ноябрю 1926 г. было собрано 72 подписи об избрании Всероссийским Патриархом митрополита Казанского Кирилла. За ходом выборов с самого начала наблюдало ГПУ. Двое из четырех посланников епископа Павлина, отец и сын Кувшинниковы, были схвачены с документами. По всей России прокатилась волна массовых арестов архиереев, поставивших свои подписи под избирательными бюллетенями. В тюрьмы и лагеря, в ссылки отправлено было 40 архипастырей, арестован был епископ Павлин. В ссылке, в Зырянском крае, схватили и бросили в вятскую тюрьму кандидата в Патриархи митрополита Кирилла. 27 ноября в Нижнем Новгороде арестовали и митрополита Сергия, его этапом отправили в Москву, на Лубянку. Против митрополита Сергия кроме несанкционированных властью выборов Патриарха выдвигалось еще одно обвинение — в преступной связи с эмигрантами. Доверительное послание митрополита Сергия к Карловацкому Синоду, сразу после ареста архипастыря, было опубликовано в "Ревельской газете", потом перепечатано в Париже. (о. В. Цыпин, История Русской Церкви 1917-1997, гл. IV).

1926: На совещании духовенства и мирян в Кутаиси Католикос Грузинской Церкви Амвросий был устранен от дел управления, хотя имя его и продолжали поминать в храмах до самой его смерти, последовавшей в 1927.

1926: В ноябре, после ареста Заместителя местоблюстителя митрополита Сергия во главе церковного управления встал митрополит Иосиф (Петровых) Ленинградский. В распоряжении, сделанном митрополитом Петром, он был назван третьим кандидатом в Заместители Местоблюстителя патриаршего престола после митрополитов Сергия и Михаила.

1926: 21 ноября греческое правительство выпустило закон элинизировавший все топографические наименования городов, деревень, рек и гор. В то же время проживающие на территории Греции македонцы были принуждены поменять свои имена и фамилии на греческие, каждая фамилия должна была оканчиваться на "ус", "ис" или "полос". ("Евфимерис тис Кивернисиос" №322, 324, нояб. 21 и 23 1926 г.). Все славянские книги были изъяты и уничтожены, а в македонских церквах, кладбищах и памятниках уничтожались церк.-слав. надписи, даже иконы подлежали либо уничтожению, либо на них переписывались слав. буквы греческими. Употребление церковно-славянского и македонского языков были запрещены не только в храмах, но и в домашнем употреблении. (John Shea, Makedonia and Greece, The Struggle to Define a New Balkan Nation, стр. 109). Известный английский журналист В. Халид, посетивший в те годы Македонию, писал: "греки не дают им покоя даже в могилах. Они стирают славянские надписи на надгробиях, вынимают кости и жгут их" (Macedonia, What went wrong in the last 200 years, Risto Stefov, стр. 82).

1926: 25 ноября (ст. ст) митрополит Иосиф Ленинградский назначает на случай своего ареста временных заместителей: архиепископов: Корнилия Свердловского, Фаддея Астраханского, Серафима Угличского.

1926: Румынский патриарх Мирон переменил в Румынской Церкви пасхалию на западную. Среди верующих начались массовые протесты и демонстарции, которые вынудили патриарха отменить свой указ.

1926: Большевики вскрыли гробницу св. Иоанна Кронштадтского “в целях пресечения паломничества”, и св. мощи были изъяты в присутствии родственников.

1926: Русские православные приходы, храмы и церковные общины в Германии входят в самостоятельную Германскую епархию РПЦЗ.

1926: В декабре патриарший местоблюститель митрополит Петр был переведен во внутреннюю тюрьму ГПУ, где Тучков предложил ему отказаться от местоблюстительства. Митрополит решительно отверг это предложение.

1926: В декабре (до 16 ст. ст.) Заместитель местоблюстителя митрополит Иосиф Ленинградский был арестован. 16 декабря (ст. ст.) архиепископ Серафим (Самойлович) Угличский пишет послание о принятии на себя обязанностей заместителя патриаршего местоблюстителя.

1926: В этом году в Русской Церкви было совершено несравненно больше архиерейских хиротоний, чем их совершалось за год в предреволюционную пору. Сонм архипастырей пополнился 21 епископом. (о. Вл. Цыпин...)

1927: 13 янв. (ст. ст.) – Архиерейский Синод РПЦЗ запрещает митрополита Западно-Европейского Евлогия в служении. Оценка митр. Евлогия: "Этим актом "карловчане" углубили наше разобщение до крайнего предела. Намерение было ясно — они хотели своим запрещением сокрушить меня, рассчитывая на смутность церковного сознания, на неустойчивость моей паствы, на старую дореволюционную привычку видеть в Синоде высшую церковную инстанцию и считать его постановления для себя обязательными. Но расчет оказался неверный. Моя паства каким-то безошибочным чутьем правды разобралась в сложном церковном положении..." (митр. Евлогий, стр. 615).

1927: Обращение к духовенству и приходам митр. Евлогия по поводу его запрещения Св. Синодом РПЦЗ:

"...Собравшиеся в Карловцах Преосвященные не вняли многократным моим просьбам не изменять существовавшего положения и тем сохранить мир церковный, не пожалели они душ русских людей, которые в тяжком изгнании страждут от нашего разделения, не пощадили они и церковного достояния, облегчив своим заявлением о моем устранении домогательства врагов церкви на наши храмы как раз тогда, когда я веду с ними решительную борьбу.

Пред лицом этих печальных обстоятельств призываю к твердости и спокойствию духа вверенное мне духовенство и паству — в сознании правильности избранного нами направления церковной жизни, в полном согласии со священными канонами и с волей в Бозе почившего Святейшего Патриарха Тихона. Исходящие же от заграничного Архиерейского Синода запрещения и другие меры по отношению ко мне, к моему духовенству и пастве не имеют никакой канонической силы, ибо Собор и заграничный Архиерейский Синод в нынешнем их составе не являются моею канонической властью и посему не могут вмешиваться в дела моей епархии и не могут вязать и решать духовную совесть вверенной мне паствы. Отныне наша Западно-Европейская Митрополия становится на путь самостоятельного, независимого от заграничного Архиерейского Синода, существования, — так же, как независимо от него живут Американская Русская Православная Церковь с митрополитом Платоном во главе и со всеми его епископами, Латвийская Церковь с Архиепископом Иоанном, Литовская с Архиепископом Елевферием и другие..." Тогда же произошел обмен посланиями между митр. Евлогием и Вселенским Патриархом Василием III, высказавшим неодобрение действий Карловацкого Синода:

"...Мы отнюдь не затрудняемся решительно объявить, что, как всякая другая деятельность, так и вынесенное против Вас запрещение со стороны так называемого Архиерейского Синода за границей — являются деяниями канонически беззаконными и никакой посему церковной силы не имеющими, ибо и самое существо этого самозванного собрания в качестве органа управления канонически несообразно и о необходимости роспуска его и прекращения суетливой и вредной деятельности его не раз уже были даны от власти указания и распоряжения..."(митр. Евлогий, стр. 616-617).

1927: 16 февр. (ст. ст.) Архиепископ Полтавский Феофан (Быстров) пишет доклад Архиерейскому Синоду Зарубежной Церкви, к которому прилагает два доклада "Русского Патриотического общества" и доклад четырех мирян с протестами против письма митрополита Антония, опубликованного в "Возрождении":

"Ясное и категорическое постановление Собора 1926 года об YMCA вскоре же по окончании этого Собора было нарушено не только, митроп. Евлогием вместе с подчиненными ему иерархами (архиеп. Владимир, архиеп. Серафим и еп. Вениамин), но и самим председателем Собора митр. Антонием, равно как и последовавшим его примеру архиеп. Анастасием. - Особое волнение среди верующих православных людей произвели письменные заявления по этому вопросу председателя Собора митр. Антония, напечатанные в газете "Возрождение" (от 22 июля 1926 г. и 10 сентября 1926 г.) и в N 10 "Вестника Русского студенческого христианского движения", в которых он называет постановление Собора 1926 г. относительно YMCA простым "повторением отзыва Собора 1921 г." и основанным на "малой осведомленности" членов Собора по этому вопросу (письмо от 22 июля 1926 г., напечатанное в газете "Возрождение"). - Такого рода заявления председателя Собора относительно постановлений Собора 1926 г. по вопросу об YMCA, по свидетельству составителей Парижского доклада, "ныне всеми толкуется не иначе, как юридическое аннулирование их смысла и значения" (С. 9-10). С своей стороны, составители докладов находят, что председатель Собора не имеет права делать заявления в печати, аннулирующие смысл и значение соборных постановлений, как вообще, так в частности и по данному вопросу, и просят Синод подтвердить и, если необходимо, разъяснить истинный смысл соборных постановлений по данному вопросу. При этом они заявляют, что если не найдут поддержки в борьбе за чистоту Православия у Синода, то будут вынуждены "с верными Православию пастырями искать путей спасения Русской Церкви помимо Синода и даже вопреки ему" (Парижский доклад, С. 16) по примеру православных братств юго западной России в XVI и XVII веках..." (ГА РФ фонд 6343 оп. 1 дело 282 лист 124-125).

1927: Тучков предложил митр. Кириллу Казанскому возглавить Русскую Церковь.

"...Перед тем, как митр. Сергий стал заместителем Местоблюстителя, его роль Тучков предлагал... митрополитам Агафангелу и Кириллу... Когда Тучков вызвал митр. Кирилла, последний давал согласие на занятие этой должности, но не принял предложенных условий. "Если нам нужно будет удалить какого-нибудь архиерея, — сказал Тучков, — вы должны будете нам помочь". "Если он будет виновен в каком-либо церковном преступлении, да. В противном случае я скажу: брат, я ничего не имею против тебя, но власти требуют тебя удалить и я вынужден это сделать". "Нет, не так. Вы должны сделать вид, что делаете это сами и найти соответствующее обвинение!" Владыка Кирилл, конечно, отказался. Говорят, он ответил: "Евгений Алекс., Вы не пушка, а я не бомба, которой вы хотите взорвать изнутри Русскую Церковь!" (Вестник РСХД, 1973, № 107, стр. 180).

1927: 30 марта митрополит Сергий (Страгородский) вышел из тюрьмы, ему было разрешено жить в Москве (раньше запрещалось). Архиепископ Угличский Серафим (Самойлович) передает ему дела по временному управлению Церковью.

1927: 29 марта Пасхальное приветствие Патриарха Иерусалимского Дамиана обновленческому Синоду. (Тульск. Еп. Вед., 1927, № 6).

1927: В Китае началась гражданская война. Кафедральный Богоявленский собор Шанхая, основание которого было заложено еще в 1903 г., в марте 1927 г. оказался в эпицентре военных действий. Духовенство Собора, под охраной полицейского отряда международной концессии Шанхая и Шанхайского Русского Полка, было эвакуировано на территорию французской концессии Шанхая. Туда же переселилось и все русское население Шанхая. Собор был ограблен китайскими солдатами. На территории французской концессии началась постройка нового храма в честь иконы «Споручница грешных» — в старом Соборе богослужения возобновились лишь в 1929 г., однако большая часть прихожан перешла в новый собор, там же служил и архиерей. (Свящ. Дионисий Поздяев, Православие в Китае).

1927: По сведениям эмигрантского журнала "Китеж" (1929 г.) на 1 апреля 1927 г. 117 епископов Русской Православной Церкви находились в различных местах заключения. Смерть на воле была в ту пору редким уделом для русского архипастыря.

1927: 8 мая в США прибыл сербский епископ Мардарий, который возглавил сербскую епархию, с тех пор сербская паства в Америке имеет своего постоянного епископа.

1927: 20 мая Административный отдел Центрального административного управления НКВД, непосредственно занимавшийся регистрацией религиозных центров, выдал митрополиту Сергию (Страгородскому) справку за № 22 - 4503 - 62:

«Гражданину Страгородскому Ивану Николаевичу

Москва, Сокольники, ул. Короленко, д. 3/5

Справка

Заявление исполняющего делами местоблюстителя патриаршего престола митрополита Нижегородского Сергия, гр-на Страгородского, и список организовавшегося при нем временного так называемого «Патриаршего Священного Синода» в составе: митрополита Новгородского Арсения Стадницкого, митрополита Тверского Серафима-Александрова, архиепископов: Вологодского Сильвестра Братановского, Хутынского Алексия Симанского, Костромского Севастиана Вести, Звенигородского Филиппа Гумилевского, епископа Сумского Константина Дьякова - в Административном отделе ЦАУ НКВД получены и приняты к сведению.

Препятствий к деятельности этого органа впредь до утверждения его не встречается». (ГАРФ. Ф. 393. Он. 2. Д. 1851. Л. 21 - 21 об. Машинописная копия).

1927: 28 июня (ст. ст.) произошло сильное землетрясение в Иерусалиме. Повреждены храмы на Елеонской горе и храм Гроба Господня. Сообщение обновленческого "Вестника Св. Синода": "11 июля 1927 г. в 3 ч. дня в Иерусалиме и других местах Палестины произошло сильное землетрясение. Иерусалим, особенно старая часть города, серьезно пострадал. Несколько десятков домов и лачуг разрушены, сотни дали трещины. Много убитых, в т. ч. одна русская. Раненых еще больше. Колокольня, воздвигнутая архим. Антонином на Елеонской горе, дала кое-где трещины. Немного пострадала и церковь на Елеонской горе. Русский Собор на русском месте пострадал больше. Средний купол дал большую трещину, один малый купол погнулся. Малый купол Гроба Господня (под ним храм Воскресения греческий) сильно растрескался. В храме запретили служить. Ему более 800 лет. Сильно пострадал Ноблус, старая часть которого вся обвалилась. Сильно пострадали за Иорданом города: Аман, столица Эмира Абдалы, Сальт, Керан. Мало пострадали Яффа, Хейфе. Больше всех пострадали мусульмане. Евреи им помогают — кормят, лечат, образовали по всей Палестине отряды землекопов — сторожей для сбережения имущества.

В общем полагают убитых в стране не менее 300, а раненых около 2.000 чел. Иерихон тоже сильно пострадал: человек 10 убитых, а монастырь Иоанна Предтечи на берегу Иордана совершенно разрушен. В общем убытки православной Патриархии доходят до 400.000 рублей. Блаженный Патриарх Дамиан сильно удручен всем этим. Необходима помощь".

(ВСС, 1927, № 9-10).

1927: 10 июля (ст. ст.) Обращение патриарха Александрийского Мелетия ко всем автокефальным Церквам (в т. ч. к обновленцам) прибыть на Поместный Собор в Александрию для обсуждения назревших вопросов (в первую очередь — календарного вопроса), в порядке подготовки к будущему Вселенскому Собору.

("Вестник Св. Синода", 1927, № 9-10).

1927: 16 июля (ст. ст.) Заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий и члены Временного Патриаршего Св. Синода выпустили послание ("декларацию") следующего соедержания:

"...Одною из забот почившего Святейшего Отца нашего Патриарха Тихона перед его кончиною было поставить нашу Православную Русскую Церковь в правильные отношения к советскому правительству и тем дать Церкви возможность вполне законного и мирного существования. Умирая, Святейший говорил: "Нужно бы пожить еще годика три". И, конечно, если бы неожиданная кончина не прекратила его святительских трудов, он довел бы дело до конца. К сожалению, разные обстоятельства, а главным образом, выступления зарубежных врагов советского государства, среди которых были не только рядовые верующие нашей Церкви, но и водители их, возбуждая естественное и справедливое недоверие правительства к церковным деятелям вообще, мешали усилиям Святейшего и ему не суждено было при жизни видеть свои усилия увенчанными успехом.

Ныне жребий быть временным Заместителем Первосвятителя нашей Церкви опять пал на меня, недостойного митрополита Сергия, а вместе со жребием пал на меня и долг продолжать дело Почившего и всемирно стремиться к мирному строению наших дел. Усилия мои в этом направлении, разделяемые со мной и православными архипастырями, как будто не остаются бесплодными; с учреждением при мне Временного Патриаршего Священного Синода укрепляется надежда на приведение всего нашего церковного управления в должный строй и порядок, возрастает и уверенность в возможность мирной жизни и деятельности нашей в пределах закона.

Теперь, когда мы почти у самой цели наших стремлений, выступления зарубежных врагов не прекращаются: убийства, поджоги, налеты, взрывы и им подобные явления подпольной борьбы у нас всех на глазах. Все это нарушает мирное течение жизни, созидая атмосферу взаимного недоверия и всяческих подозрений. Тем нужнее для нашей Церкви и тем обязательнее для нас всех, кому дороги ее интересы, кто желает вывести ее на путь легального и мирного существования, тем обязательнее для нас теперь показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и с нашим правительством.

Засвидетельствовать это и является первой целью нашего (моего и Синодального) послания.

За тем извещаем вас, что в мае месяце текущего года, по моему приглашению и с разрешения власти, организовался Временный при Заместителе Патриарший Священный Синод в составе нижеподписавшихся (отсутствуют Преосвященный Новгородский Митроп. Арсений, еще не прибывший, и Костромской Архиепископ Севастиан, по болезни). Ходатайство наше о разрешении Синоду начать деятельность по управлению Православной Всероссийской Церковью увенчались успехом. Теперь наша Православная Церковь в Союзе имеет не только каноническое, но и по гражданским законам вполне легальное центральное управление; а мы надеемся, что легализация постепенно распространится и на низшее наше церковное управление: епархиальное, уездное и т.д. Едва ли нужно объяснять значение и все последствия перемены, совершившейся таким образом в положении нашей Православной Церкви, ее духовенства, всех церковных деятелей и учреждений... Вознесем же наши благодарственные молитвы ко Господу, тако благоволившему о Святой нашей Церкви. Выразим всенародно нашу благодарность и советскому правительству за такое внимание к духовным нуждам православного населения, а вместе с тем заверим правительство, что мы не употребим во зло оказанного нам доверия.

Приступив, с благословения Божия, к нашей синодальной работе, мы ясно осознаем всю величину задачи, предстоящей как нам, так и всем вообще представителям Церкви. Нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами советского Союза, лояльными к советской власти, могут быть не только равнодушные к православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его, для которых оно дорого, как истина и жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всем его каноническим и богослужебным укладом. Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской Родиной, радости и успехи которой – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное Варшавскому, сознается нами как удар, направленный в нас. Оставаясь православными, мы помним свой долг быть гражданами Союза "не только из страха, но и по совести", как учил нас Апостол (Рим. XIII, 5). И мы надеемся, что с Божией помощью, при нашем общем содействии и поддержке, эта задача будет нами разрешена.

Мешать нам может лишь то, что мешало и в первые годы советской власти устроению церковной жизни на началах лояльности. Это - недостаточное сознание всей серьезности совершившегося в нашей стране. Учреждение советской власти многим представлялось недоразумением, случайным и потому недолговечным. Забывали люди, что случайности для христианина нет, и что в совершившемся у нас, как везде и всегда, действует та же десница Божия, неуклонно ведущая каждый народ к предназначенной ему цели. Таким людям, не желающим понять "знамений времени", и может казаться, что нельзя порвать с прежним режимом и даже с монархией, не порывая с православием. Такое настроение известных церковных кругов, выражавшееся, конечно, и в словах, и в делах и навлекшее подозрение советской власти, тормозило и усилия Святейшего Патриарха установить мирные отношения Церкви с советским правительством. Недаром ведь Апостол внушает нам, что "тихо и безмятежно жить" по своему благочестию мы можем лишь, повинуясь законной власти (I Тим. II, 2) или должны уйти из общества. Только кабинетные мечтатели могут думать, что такое огромное общество, как наша Православная Церковь со всей ее организацией, может существовать в государстве спокойно, закрывшись от власти.

Теперь, когда наша Патриархия, исполняя волю почившего Патриарха, решительно и бесспорно становится на путь лояльности, людям указанного настроения придется или переломить себя и оставить свои политические симпатии дома, приносить в церковь только веру и работать с нами только во имя веры, или, если переломить себя они сразу не смогут, по крайней мере не мешать нам, устранившись временно от дела. Мы уверены, что они опять, и очень скоро, возвратятся работать с нами, убедившись, что изменилось лишь отношение к власти, а вера и православная жизнь остаются незыблемы.

Особенную остроту при данной обстановке получает вопрос о духовенстве, ушедшем с эмигрантами за границу. Ярко противосоветские выступления некоторых наших архипастырей и пастырей за границей, сильно вредившие отношениям между правительством и Церковью, как известно, заставили почившего Патриарха упразднить Заграничный Синод (2 мая/22 апреля 1922 года). Но Синод и до сих пор продолжает существовать, политически не меняясь, а в последнее время своими притязаниями на власть даже расколол заграничное церковное общество на два лагеря. Чтобы положить этому конец, мы потребовали от заграничного духовенства дать письменное обязательство в полной лояльности к советскому правительству во всей своей общественной деятельности. Не давшие такого обязательства или нарушившие его будут исключены из состава клира, подведомственного Московской Патриархии. Думаем, что размежевавшись так, мы будем обеспечены от всяких неожиданностей из-за границы. С другой стороны, наше постановление, может быть, заставит многих задуматься, не пора ли и им пересмотреть вопрос о своих отношениях к советской власти, чтобы не порывать со своей родной Церковью и Родиной.

Не менее важной своей задачей мы считаем и приготовление к созыву и самый созыв нашего второго Поместного Собора, который изберет нам не временное, а уже постоянное центральное церковное управление, а также вынесет решение и о всех "похитителях власти" церковной, раздирающих хитон Христов. Порядок и время созыва, предметы занятий Собора и пр. подробности будут выработаны потом. Теперь же мы выразим лишь наше твердое убеждение, что наш будущий Собор, разрешив многие наболевшие вопросы нашей внутренней церковной жизни, в то же время, своим Соборным разумом и голосом, даст окончательное одобрение и предпринятому делу установления правильных отношений Церкви к советскому правительству...

За Патриаршего Местоблюстителя Сергий, Митрополит Нижегородский, Члены Временного Патриаршего Священного Синода: Серафим митрополит Тверской, Сильвестр архиепископ Вологодский, Алексий архиепископ Хутынский, управляющий Новгородской Епархией, Анатолий архиепископ Самарский, Павел архиепископ Вятский, Филипп архиепископ Звенигородский, управляющий Московской епархией, Константин епископ Сумский, управляющий Харьковской епархией. Управляющий делами Сергий, епископ Серпуховский". (Л. Регельсон).

1927: В июле началось массовое возвращение "Декларации" православными приходами митр. Сергию в знак протеста.

1927: 22 июля (ст. ст.) патриарх Иерусалимский Дамиан написал письмо патриарху Александрийскому Мелетию, в котором сообщал, что не может приехать на Пом. Собор в Александрию в связи с бедствиями, вызванными землетрясением 28 июня (ст. ст.) в Палестине. (Вестник Св. Синода, 1927, № 9-10).

1927: В этот год, под большим давлением, был достигнут некий "компромисс" между Константинопольским патриархатом и афонскими обителями, согласившимися поминать патриарха. Патриарх разрешил афонцам сохранить старый календарь, с условием возобновления возношения имени вселенского патриарха, оставив решение вопроса о календаре на усмотрение будущего всеправославного собора. Это частично успокоило насельников Афона, - с таким решением согласились настоятели всех монастырей, но не все монахи.

1927: 25 августа состоялась межконфессиональная конференция в швейцарском городе Лозанне. В ней от Русской Церкви участвовали: митрополит Евлогий, русские богословы о. Сергий Булгаков, проф. Н. Н. Глубоковский, проф. Н. С. Арсеньев, митрополит Варшавский Дионисии (Валединский) и прот. Гуркевич (Польша).

Кроме русских были 22 делегата от Православных Церквей - иерархи и богословы. Главой православной делегации являлся Экзарх Вселенской Патриархии митрополит Фиатирский Герман; от Александрии - митрополит Леонтопольский и митрополит Нубийский; от Церкви Греции - митрополит Неопактский и три профессора богословия Афинского университета; от Церкви Кипрской - профессор богословия; от Румынии - митрополит Черновицкий; от Церкви Сербской - епископ Иринеи Новосадскии (богослов); от Церкви Болгарской - известный богослов и профессор Софийского университета протопресвитер Стефан Цанков. Митрополит Евлогий вспоминал: "В Лозанну съехалось до 500 делегатов: архиепископы, епископы, священники, пасторы, профессора богословия... – представители 90 различных церковных объединений (Церквей и христианских общин). Только Рим своих делегатов не прислал. Восточное православие было представлено группой делегатов от Константинопольского, Александрийского, Иерусалимского, Сербского и Румынского патриархатов и от Церквей Греческой, Болгарской, Польской, Западноевропейской, Русской (я и протоиерей С.Булгаков) и Грузинской. Председателем Конференции был епископ Нью-Йоркский Брент. Пленарные заседания происходили в громадном университетском зале, общие моления – в городском соборе (несколько песнопений и особо составленная молитва о христианском единении)..." (Митр. Евлогий, Путь моей жизни, гл. 22). Православная делегация свое отношение к объединению Церквей выразила в следующих словах: "Как неоднократно подчеркивалось во время состоявшихся переговоров, в вопросах веры и религиозного сознания в Православной Церкви неуместен никакой компромисс, и нельзя обосновывать одними и теми же словами два понимания, два различных представления и объяснения общепринятых формулировок. И православные не могут надеяться, что единство, основанное на таких двусмысленных формулировках, не будет долговечно.... Православная Церковь считает, что любой союз должен основываться на общей вере... Никакой практической ценности, например, не имеет согласие о необходимости таинств в Церкви, если имеются коренные противоречия среди Церквей в отношении их числа, их смысла и вообще сущности каждого из них, их действия и результатов... Вследствие всего этого мы не можем принять идею воссоединения, ограничивающуюся лишь общими незначительными элементами, потому что, согласно учению Православной Церкви, там, где нет общности веры, не может быть общения в таинствах. Мы даже не можем применить здесь действующий в других случаях принцип икономии, которую часто применяла Православная Церковь в отношении обращающихся к ней". (Заявление православных участников на Первой Всемирной конференции "Вера и церковное устройство", Лозанна, 1927).

1927: 26 августа Собор Архиереев Русск. Прав. Церкви Заграницей подтвердил решения Арх. Синода от 13/26 янв. 1927 г. о запрещении митр. Евлогия в священнослужении, с дополнительным пояснением, что "богослужения его безблагодатны, таинства, им совершаемые, не таинства, а совершаемые им хиротонии неканоничны". Запрещение викариев Зап.-Евр. епархии: арх. Владимира и еп. Сергия. Непризнание этого акта митр. Евлогием. ("Китеж", 1927, № 8-12, стр. 56).

1927: 27 августа Собор Архиереев Русской Православной Церкви Заграницей выпустил Окружное послание к своей пастве (Ответ на декларацию м. Сергия):

“...В июле текущего года Заместитель Патриаршего Местоблюстителя Нижегородский митрополит Сергий и Временный Патриарший Синод обнародовали особое послание о положении Церкви в России и об отношении к ней и к заграничной пастве советской власти. Послание это весьма знаменательно.

Объявляя о том, что с открытием деятельности Патриаршего Синода, наша Церковь в России “имеет не только каноническое, но и по гражданиским законам вполне законное центральное управление”, оно призывает нас “выразить всенародно нашу благодарность” советской власти “за такое внимание к духовным нуждам православного населения. Признавать ее законной, повиноваться ей “не только из-за страха, но и по совести (Рим. 13, 5), “сознавать советский союз гражданской родиной, радости и успехи которого — наши радости и успехи, а неудачи — наши ”неудачи” и “всякий удар, направленный в Союз... как удар, направленный в представителей Церкви”. Послание признает нужным и обязательным, чтобы мы все, которым “дороги интересы Церкви”, кто ”желает вывести ее на путь законного и мирного существования”, чтобы мы — “церковные деятели” — показали, что мы “не с врагами... советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и с нашим правительством”.

Вместе с этим послание осуждает наше заграничное духовенство и паству за неверность советской власти и за выступления против нее, требуя от духовенства дать письменное обязательство в полной верности советской власти “во всей своей общественной деятельности”, угрожая, в случае неисполнения этого требования исключить наших духовных лиц из состава клира Московской Патриархии.

Наконец, послание напоминает о том, что будто бы Святейший Патриарх Тихон в 1922 году закрыл наш Архиерейский Синод; отмечает, что Синод существует “политически не меняясь”, что будто бы “своими притязаниями на власть он даже расколол заграничное церковное общество на два лагеря”.

Таково последнее деяние Заместителя Патриаршего Местоблюстителя и его Временного Священного Синода.

Что нам сказать о нем?

Наш священный и ответственный долг архипастырей Церкви и наша христианская совесть повелевает нам сказать о сем деянии следующее:

Послание митрополита Сергия и членов Священного Синода составлено не свободно, а под сильным давлением гонителей нашей Святой Церкви и мучителей русскаго народа — большевиков, так как ни один архипастырь, свободный от гнета и плена этих злейших врагов Христовых, не может признать их властью законной, не может верить их мирным отношениям к Св. Церкви и не может надеяться установить правильные отношения с нею Церкви. Всему миру известно, сколь великое множество служителей алтаря Господня и верных сынов Церкви — мирян умерщвлены носителями безбожной советской власти. Сколь многие святыни русского народа поруганы и осквернены или даже вовсе разрушены, сколь многие архипастыри, пастыри и миряне и теперь томятся в тюрьмах, ссылках и изгнаниях, поношениях и страданиях за св. Веру и за законы отеческие. Около десяти лет продолжается антихристово гонение на Христа и Его Св. Церковь в страждущей России, гонение, напоминающее нам первые века христианства. Как же можно выражать всенародную благодарность такой власти? Как можно говорить о ее внимании к духовным нуждам православного населения? Как можно радоваться ее радостям и печалиться ее неудачам? Нет, не добрая воля наших архипастырей составила это послание, а злая воля врагов Христовых.

Послание преследует недостижимую цель — установить неслыханный и неестественный союз между безбожной властью и Св. Православной Церковью.

Но, скажем мы словами Апостола: “какое общение праведности с беззаконием? Что общаго у света с тьмой? Какое согласие между Христом и Велиаром?”(2 Корин. 6, 14-15). Радости советской власти — оскудение веры и благочестия, умножение беззакония, развращение людей, разрушение Церкви, страдания верных чад Божиих, пролитие крови праведных, насаждение на земле царства диавола. Может ли это быть радостью для Церкви?

Послание митрополита Сергия не архипастырское и не церковное, а политическое и посему не может иметь церковно-канонического значения и не обязательно для нас свободных от гнета и плена богоборной и христоненавистной власти. Под предлогом мирного отношения к Церкви, давая разрешение митрополиту Сергию организовать Священный Синод, большевики принудили его и других иерархов заявить, что советская власть — законная, что ей нужно повиноваться, как богоустановленной, что ее интересы совпадают с интересами Св. Церкви и что всякое противление ей преступно и должно быть наказуемо церковными карами. Таким образом, послание иерархов Церкви стало одним из средств пропаганды советской власти и внедрения ее безбожной политики в церковную жизнь.

Иерархи благословляют противохристианскую политику врагов всякой религии. Положение дела совершенно чуждое Церкви, вредное и опасное, способное создать новую тяжкую смуту в Церкви и дать повод опасаться за чистоту Православия в России. Церковь не может благословлять противохристианскую, а тем более безбожную политику. Утверждая это, мы не хотим сказать того, что Церковь должна быть совершенно чужда политики государства. Церковь должна быть выше политических страстей и партийности, однако она должна не только благословлять христианскую политику государства, но и борьбу с его противохристианскими, а тем более безбожными началами.

Что скажем еще? Можем ли признать советскую власть законною? Можем ли дать письменное обязательство в верности этой власти?

Нет, мы не можем и не должны этого делать. Мы почитаем советскую власть не законною и не богоустановленною, а существующую по попущению Божию ради наших грехов и для вразумления нашего. Мы называем советскую власть христоненавистной и безбожной, разрушающую и Церковь и Россию. Мы молим Господа, чтобы Он избавил нашу Церковь и Россию от гнета и плена этой власти.

Можно ли почитать законным постановление Временного Патриаршего Синода об увольнении от должностей и исключении из клира Московской Патриархии архипастырей и прочих священнослужителей, если они откажутся дать письменное обязательство о верности советской власти? Такое постановление Синода не может быть признано законным и каноническим. Оно должно почитаться превышением власти и противоречит не только священным канонам Церкви и посланию архипастырей — Соловецких узников к советской власти, но и посланию самого митрополита Сергия от 10 июня 1926 года, не признавшему возможным применять церковные наказания к заграничному духовенcтву “за его неверность Советскому Союзу”.

Не можем не отметить того, что рука врагов Церкви оказала свое влияние на то место послания, где оно говорит о нашем Архиерейском Синоде. Совершенно неправильно отмечает послание, будто Святейший Патриарх наш в 1922 году закрыл наш Священный Синод. Мы должны заявить, что в указанное время был закрыт не настоящий наш Архиерейский Синод, а Временное Высшее Церковное Управление заграницей. Настоящий наш Синод не закрывался ни Святейшим Тихоном, ни его преемниками по управлению Церковью, хотя всем им было хорошо известно о его существовании, что подтверждает теперь и сам митрополит Сергий и его Синод, не решаясь однако объявить о закрытии его. Этим смешением двух различных учреждений — Временного Высшего Церковного Управления заграницей и Архиерейского Синода враги Церкви постарались смутить верных чад ее и углубить церковную смуту за границей. Несправедливо послание упрекает наш Синод в разделении церковного общества на два лагеря. Наоборот, он всегда стремился к тому, чтобы объединить все епархии и духовные миссии заграницей в одно целое. Разделили наше церковное общество два митрополита Платон и Евлогий, ранее сами подчинявшиеся нашему Синоду и пользовавшиеся его помощью и поддержкой, но в 1926 году самочинно и незаконно отколовшиеся от него и пожелавшие управлять своими епархиями единолично и безответственно, не имея над собою никакой власти и поставив себя выше автокефальных иерархов.

Тщательно рассмотрев послание Заместителя Патриаршего Местоблюстителя и Временного Патриаршего Синода, и, приняв во внимание, что высшая церковная власть в России находится в тяжком пленении у врагов Церкви, несвободна в своих деяниях, а также то, что у нас нет возможности иметь с нею нормальные сношения, Священный Собор Архиереев Русской Православной Церкви заграницей определил:

1) Заграничная часть Всероссийской Церкви должна прекратить сношения с Московской церковной властью в виду невозможности нормальных сношений с нею и в виду порабощения ее безбожной советской властью, лишающей ее свободы в своих волеизъявлениях и канонического управления Церковью.

2) Чтобы освободить нашу иерархию в России от ответственности за непризнание советской власти заграничной частью нашей Церкви, впредь до возстановления нормальных сношений с Россией и до освобождения нашей Церкви от гонений безбожной советской власти, заграничная часть нашей Церкви должна управляться сама. Согласно священным канонам, определениям Священного Собора Всероссийской Поместной Православной Церкви 1917-18 г.г. и постановлению Святейшего Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета от 7/20 ноября 1920 года, при помощи Архиерейского Синода и Собора Епископов, под председательством Киевского митрополита Антония.

3) Заграничная часть Русской Церкви почитает себя неразрывною, духовно-единою ветвью великой Русской Церкви. Она не отделяет себя от своей Матери Церкви и не считает себя автокефальною. Она попрежнему считает своею главой Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра и возносит его имя за богослужениями.

4) Если последут постановление митрополита Сергия и его Синода об исключении заграничных епископов и клириков, не пожелавших дать подписку о верности советскому правительству, из состава клира Московского патриархата, то такое постановление будет неканоничным.

5) Решительно отвергнуть предложение митрополита Сергия и его Синода дать подписку о верности советскому правительству, как неканоническое и весьма вредное для Святой Церкви, как в России, так и заграницей.

Объявляя о таком нашем постановлении всем верным чадам Святой Церкви, мы уповаем, что наш Великий Пастыреначальник, Господь Иисус Христос приведет ее к благу, миру и радости и посрамит всех ее врагов.

“Да воскреснет Бог и расточатся врази Его” (67 пс. 2 ст.). Аминь.

Митрополит Антоний, архиепископ Феофан, архиепископ Серафим, епископ Сергий, епископ Гавриил, епископ Гермоген, епископ Феофан, епископ Дамиан, епископ Серафим, епископ Тихон".

1927: 31 августа (ст. ст.) Постановление Синода митр. Сергия о переводе митр. Иосифа на Одесскую кафедру.

1927: 31 августа (ст. ст.) митр. Евлогий пишет письмо митр. Сергию с просьбой о предоставлении ему автономии, митр. Сергий в своем письме от 24 сент. отказал ему в этом.

1927: Прочитав в газете послание своего Заместителя митр. Сергия, митр. Петр поручил находившемуся вместе с ним Спасо-Клепиковскому епископу, викарию Рязанской епархии Василию (Беляеву) передать свой взгляд на декларацию. Вот что тот писал: “С 1 августа по 23 сентября я прожил в поселке Хэ Обдорского района Тобольского округа вместе с митр. Петром Местоблюстителем, и, по его поручению, должен Вам сообщить нижеследующее: Владыка получил возможность прочитать декларацию нынешнего Православного Синода и вынес от нее вполне удовлетворительное впечатление, добавив, что она является необходимым явлением настоящего момента, совершенно не касаясь ее некоторых абзацев. Владыка митрополит просил передать его сердечный привет митрополиту Сергию и всем знающим его”. (По митр. Иоанну - Доклад еп. Спасо-Клепиковского Василия от 11.11.1927. Арх. 3).

1927: 6 сент. (ст. ст.) Архиерейский Собор РПЦЗ выпустил послание о запрещении в священнослужении митр. Платона и ушедшего с ним в раскол духовенства.

1927: 14 сентября. Отзыв соловецких епископов на "Декларацию".

а) "...Мысль о подчинении Церкви гражданским установлениям выражена в такой категорической и безоговорочной форме, которая легко может быть понята в смысле полного сплетения Церкви и государства..."

б) "...Послание приносит Правительству "всенародную благодарность за внимание к духовным нуждам Православного населения". Такого рода выражение благодарности в устах Главы Русской Православной Церкви не может быть искренним и потому не отвечает достоинству Церкви..."

в) "...Послание Патриархии без всяких оговорок принимает официальную версию и всю вину в прискорбных столкновениях между Церковью и государством возлагает на Церковь..."

г) Угроза запрещения эмигрантским священнослужителям нарушает постановление Собора 1917/1918 гг. от 3/16 авг. 1918 г., разъяснившее всю каноническую недопустимость подобных кар и реабилитировавшее всех лиц, лишенных сана за политические преступления в прошедшем (Арсений Мацеевич, священ. Григорий Петров). (Л. Регельсон, Трагедия Русской Церкви. С. 436).

1927: 8 окт. (ст. ст.) После легализации митрополита Сергия и его Синода патриарх Иерусалимский Дамиан присылает ему послание с благословением ему и его Синоду.

1927: 17 окт. (ст. ст.) Письмо митр. Иосифа митр. Сергию с отказом оставить Ленинградскую епархию: "...Вы сделали меня Ленинградским митрополитом без малейшего домогательства с моей стороны. Не без смущения и тяготы принял я это опасное послушание, которое иные, может быть, разумно, а то и преступно решительно от себя отклонили... Владыко! Ваша твердость еще сильна исправить все и настойчиво положить конец всякой смуте и неопределенности. Правда, я не свободен и не могу сейчас служить своей пастве, но ведь "секрет" этот понятен всему миру... Теперь несвободны (и едва ли будут свободны) все сколько-нибудь твердые и нужные люди... Вы говорите — так хочет власть, возвращающая свободу ссыльным архиереям под условием перемены ими прежнего места служения и жительства. Но какой же толк и польза нам от вызываемой этим чехарды и мешанины архиереев, по духу церковных канонов состоящих в нерасторжимом союзе с паствой, как своей невестой? Не лучше ли сказать: Бог с ней, такой фальшивой человеческой милостью, являющейся просто издевательством над нашим человеческим достоинством, бьющей на дешевый эффект, призраком милования. Пусть уж лучше будет так, как раньше было. Как-нибудь протянем до того времени, когда поймут наконец, что ссылками и напрасными терзаниями неодолима вечная вселенская Истина... Один компромисс может быть допустим в данном случае... Пусть они (архиереи) поселятся и на других местах в качестве временно управляющих этими местами, но с непременным сохранением прежнего места-звания... Не мирясь совестью своею ни на какой другой комбинации, я решительно не могу признать правильным состоявшегося без всякой моей вины и без всякого моего согласия и даже ведома перемещения моего на Одесскую епархию прежним безобразно-царско-распутинским порядком и требую незамедлительного перенесения моего дела из сомнительной не для одного меня компетенции вашего Синода на обсуждение усиленного Собора епископов, коему я только сочту обязанным явить свое беспрекословное послуш