САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow IV Всезарубежный Собор РПЦЗ arrow IV всезарубежный собор РПЦЗ arrow Протопресвитер Валерий Лукъянов.Мысли о 4-ом Всезарубежном Соборе Доклад Архиерейскому Собору

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

Протопресвитер Валерий Лукъянов.Мысли о 4-ом Всезарубежном Соборе Доклад Архиерейскому Собору PDF Напечатать Е-мейл

Мысли о 4-ом Всезарубежном Соборе
Доклад Архиерейскому Собору

 
Нью-Йорк, октябрь 2000г.
 
Ваше Высокопреосвященство владыка митрополит ВИТАЛИЙ!
Ваши Высокопреосвященства!
Ваши Преосвященства!
Благодарю Предсоборную Комиссию и Архиерейский Синод за предложение обратиться к нынешнему Архиерейскому Собору с мыслями о 4-ом Всезарубежном Соборе с участием клира и мирян. В определении Синода мне было предложено указать — "почему нам не следует созывать Всезарубежный Собор, и какие последствия могут возникнуть при созыве такого Собора".
Укажу на некоторые практические трудности, которые могут возникнуть при созыве Собора:
1. Некоторые видят сложность в практическом устроении большого числа участников, но это, конечно, не основание для отказа от созыва Собора. На первом Всезарубежном Соборе в Сремских Карловцах (Югославия) в ноябре 1921 г. участвовало 155 членов. На втором Всезарубежном Соборе там же в августе 1938 г. было 97 членов, а на третьем Всезарубежном Соборе в св. Троицком монастыре (Джорданвилл) в сентябре 1974 г. принимало участие 112 членов. Неужели в наше время технических и жилищных усовершенствований мы не сможем создать подходящих условий для созыва и устройства 100-150 делегатов? Конечно же, нет, и эти опасения не имеют серьезного основания.
2. Поскольку в Зарубежной Церкви ощущается нехватка духовенства и при том, что средства епархиальных центров ограничены, административное делопроизводство Церкви осуществляется тружениками-одиночками. В результате, приходится только мечтать об укомплектовании центров необходимым персоналом. Может, поэтому, возникнуть сомнение, — а, действительно ли под силу в данное время центру провести такую грандиозную акцию, как созыв собора клира и мирян со всего зарубежья. Надо сказать, что, если Собор и будет созван, то это можно будет провести в жизнь только года через два, дабы иметь возможность тщательно разработать весь широкий спектр насущных вопросов, ждущих разрешения.
Другое дело, насколько эффективно, при наших ограниченных возможностях, удалось бы провести ту программу решений, которые крайне необходимы именно в настоящее время, и чтобы не были занятия обращены на те задачи, которые уже осуществлены в ряде определений Соборов за время 80-летнего существования РПЦЗ, построенной на твёрдых канонических началах.
3. В конечном итоге, можно созвать расширенный экстренный Архиерейский Собор с участием ограниченного числа клира и мирян, способных основательно разработать отдельные насущные вопросы, составленные смешанной предсоборной комиссией.
4. Главное опасение, как для всех становится очевидным, это — возможное разделение в рядах клира и мирян в связи с новым духовным и государственным устроением в России. Во весь рост сейчас встает вопрос об отношении Русской Зарубежной Церкви к Московской Патриархии, вернее, признание авторитета последней как Матери-Церкви, с отсюда вытекающими слиянием и сослужением.
В виду того, что этот вопрос весьма актуальный и, можно сказать, даже взрывчатый, необходимо будет остановиться на нём более подробно. Наша задача здраво, без предвзятости, в духе "рабочего единомыслия" выявить принципиальное, эрудированное и жизненно-деловое решение сегодняшнего положения Русской Зарубежной Церкви. Ещё десять лет назад, до знаменитого путча — переворота в структуре и идеологии российского правительства, отношение зарубежников было почти целиком на позициях неприятия коммунистического строя в России и, отсюда, отчуждения от порабощенного безбожной властью аппарата Московской Патриархии. Сегодня, когда над Россией реет трёхцветный национальный флаг, когда возвращен символ двуглавого орла, когда открылась возможность более широкой эмиграции и свободных торговых связей с Западом, когда религиозный книжный рынок драматически пополняется богатейшей дореволюционной духовной и богословской литературой, когда пресса может безнаказанно порицать прежний террор и бесчинства коммунистической эпохи, и, наконец, когда по всей России восстанавливаются тысячи разрушенных и осквернённых храмов и монастырей..., в связи со всем этим радикально изменилось, как в России, так и за рубежом, восприятие Московской Патриархии уже "не как Церкви-рабыни, а как свободной и единственно законной российской Матери-Церкви в демократическом государстве", что не соответствует истинному положению вещей. При стольких внешне положительных преобразованиях, внимание многих зарубежников начало отвращаться от внутренних действительных духовных процессов в недрах Московской Патриархии к ложному восприятию подлинной идеологии МП. К этому ещё следует принять во внимание сгущающуюся всемирную обстановку — похода злых сил против Церкви Христовой, что, опять же, манит некоторых доверчивых христиан к необходимости и неизбежности скорейшего единения всех разрозненных частей Русской Православной Церкви.
Со всей силой надо сказать, что Зарубежная Церковь никогда не отделяла себя от своей Матери Церкви. Как говорит постановление Собора Русских Архиереев заграницей от 16/29 июля 1927 г. в связи с Декларацией митрополита Сергия (Страгородского): "заграничная часть Всероссийской Церкви должна прекратить административные сношения с Московской Церковной властью, ввиду порабощения её безбожной советской властью, лишающей её свободы в своих волеизъявлениях и свободы канонического управления Церковью...
Заграничная часть Русской Церкви почитает себя неразрывной, духовно-единой ветвью Великой Русской Церкви. Она не отделяет себя от своей Матери Церкви и не считает себя автокефальной...
Будучи в полном духовном и административном подчинении канонической Московской Патриархии во время Патриарха Тихона, Соборная Зарубежная Церковь прекратила всякое общение с ней и её иерархией с того момента, когда она стала неканонической — после Декларации митр. Сергия, когда он предал Русскую Православную Церковь в руки её злейших врагов, войдя в союз с богоборческой, преступной, кровавой советской властью.
Но Зарубежная Церковь по-прежнему хранит верность своей Матери Церкви Российской и взяла на себя высокую, но и тяжёлую, ответственную миссию хранить те основы, традиции и величие Русского Православия и Русской Православной Церкви, и говорить свободно и открыто по всему миру от имени порабощённой Матери Церкви и изнывающего в неволе русского народа".
Сейчас раздаются голоса, — да, необходимо было зарубежной Церкви отчуждаться от Патриархии, когда последняя сознательно была в зависимости от коммунистов, но теперь же демократия в России, причем здесь порабощение?! Дело не в демократии, а в совести, в идеологии, в сохранении признака истинной Церкви Христовой. Да разве такой уж большой это секрет, что по приказу гонителя Церкви Хрущева и политбюро в 1961 г. Собор Русской Православной Церкви "принял" решение о вступлении Русской Церкви во Всемирный Совет Церквей, что не помешало верноподданному Советам патриарху Алексию I лжесвидетельствовать, что вступление Русской Церкви в еретическое экуменическое движение продиктовано было соображениями "православного свидетельства миру", в чём нас хотят уверить московские иерархи и по сей день. В этом же духе звучит решение юбилейного Собора о наказе духовным школам участвовать в международном "православном" движении молодежи. Духом тлетворности веет от намерения обмениваться "богословами других конфессий" с русскими богословами в русских и иностранных духовных училищах. Резолюцию о продолжении участия Патриархии в экуменизме на юбилейном Архиерейском Соборе в Москве в августе 2000 г. подписали 138 архиереев, при 7 воздержавшихся и только один проголосовал против резолюции.
Опять же раздаются голоса: сколько можно толковать о "сергианстве", когда это — просто печальная страница истории 73-летней давности, где же ныне сергианство?!
Посмотрим на факты. Радостно ободряющим изъявлением августовского Собора Московской Патриархии было решение прославить сонм новомучеников и исповедников российских, — числом 1090 человек, во главе с Царственными мучениками Императором Николаем II и членами Императорской семьи. Многие чада Зарубежной Церкви вседушно приветствуют это благое решение, надеясь, что этот акт свидетельствует о начале процесса покаяния русского народа в грехе убийства Помазанника Божия и предательства сонма новых мучеников за веру. С удовлетворением отмечая это эпохальное благое решение Московского Собора, несомненно осуществлённое не сверху, а снизу, т.е. не столько волеизъявлением высшей иерархии, сколько благочестивым требованием верующего народа, — скорбим, однако, невключением в список новомучеников некоторых из тех подвижников, которые страданиями и кровью засвидетельствовали верность Христу и Церкви, лишь за то, что те отказались признать авторитет митр. Сергия (пошедшего на предательство Церкви через сговор с безбожной властью). Это обстоятельство свидетельствует о всё ещё довлеющей политике страха пред власть имущими, приспособленчества, нежелания по совести признать ложность курса митр. Сергия, из-за которого и пострадали тысячи новомучеников и исповедников, ныне прославленных Собором Московской Патриархии. Зарубежная Русь имела печальную возможность увидеть настоящий лик Патриархии, с её политикой двуличности, когда последняя незаконно и насильно захватила имущества Зарубежной Церкви в св. Земле — в Хевроне и Иерихоне, которые почти столетие Зарубежная Церковь подвижнически содержала и сохраняла через все войны и потрясения прошлого века.
Вопрос единения с Московской Патриархией, это не только вопрос, определяющий отношение Зарубежной Церкви к Москве, это признание естественно должно выявиться литургическим единением со всеми Поместными Православными Церквами, поскольку Московская Патриархия объединена с ними евхаристическим сослужением. Но, если эти местные Церкви явно отделяются от Истины Православия, признавая тех, кто не признаёт святости и непреложности 7 Вселенских соборов (как, например, монофизитов), впадают в ересь ложного объединения всего христианства без догматического единомыслия, если в этих церквах творится произвол в фундаментальном православном веровании и таинствах, если искажается литургическая жизнь, принимается новый западный календарь в богослужебной жизни Церкви (а в дальнейшем и новая пасхалия), если открыто послабляется нравственность, насаждается "менталитет мира сего", то неужели и все мы должны влиться в эту ложную симфонию, где не царит дух святоотеческого благочестия?! Кажется нужно обладать великой наивностью, чтобы левое назвать правым, голое одетым! И, однако, таких наивных, чистосердечных, неосведомлённых зарубежников становится всё больше, и мы не смеем не обратить к ним слово правды, не выявить озабоченность о их судьбе в вечности. И это относится не только к зарубежной пастве, но, и в той же степени, и к пастве российской.
Это приводит нас к заключению, что, для разрешения острых вопросов сегодняшнего дня, полезно было бы иметь широкое совещание клира и мирян, в какой бы форме оно не осуществилось, как всезарубежный собор, или как расширенное, но хорошо подготовленное совещание эрудированных представителей духовенства и мирян. Задача такого собора или совещания — точно определить путь стояния Русской Церкви в Истине и в свободе от влияния мира, одновременно свидетельствуя эту идеологическую позицию тем архипастырям, пастырям и мирянам Московской Патриархии, которые имеют сердце открытое для восприятия этого свидетельства, и которые понимают, что единение двух частей единой по природе Русской Церкви необходимо и любезно, но только на основе единомыслия, а не компромисса, на фундаменте обоюдного благочестия. Мы можем это делать не в духе поучения и осуждения, а в духе доброго информирования. А жизнь показывает, что в России немало пастырей и мирян, которые понимают истинную природу экуменизма как ереси, которые скорбят об участии официальной Русской Церкви в этом пагубном движении, и которые понимают истинную природу экуменизма как ереси, и которые знают к чему привело Россию и Русскую Церковь всё то же "сергианство", до сих пор не изжитое. Вот к этим православно-мыслящим людям российским и должна быть направлена наша миссия вещания правды, тем более, что теперь они имеют выбор приходов Зарубежной Церкви, который формируются и пополняются за счёт тех священнослужителей и мирян, которые по идеологическим побуждениям вышли из состава Московской Патриархии. Подчёркиваем, что это не диалог или деловые переговоры с Московской Патриархией, а братское осведомление в истинном положении всей Русской Церкви тех, кто слышат только ложь и преувеличение. Наш Первоиерарх Блаженнейший Митрополит Антоний (Храповицкий) твёрдо стоял на Завете Патриарха Тихона хранить Истину и Свободу в зарубежье на началах канонических. А сколько ему пришлось претерпеть скорбей за отпадение иерархов от Зарубежной Церкви и учинённых расколов 30-х годов?! Как об этом говорил в Леснинском монастыре святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский в августе 1955 года: "Ряд учеников и единомышленников владыки Антония пошли иными путями. Ему было больно, но его любвеобильное сердце не осуждало их. Он молился за них и звал других к тому" ("Православная Русь" 1955 г. №19).
Но, не можем мы тоже упереться исключительно в один вопрос взаимоотношения с Московской Патриархией, заранее как бы предрешая внутренний раскол. Нет, Зарубежная Церковь жива и жизненна и останется таковой, если мы сами не будем поддаваться уверению в своей неполноценности. Когда же созреет правомыслие и подлинная независимость в сознании Патриархии, а, ведь, и в неё входят новые люди, тогда Сам Господь укажет путь к воссоединению всей Российской Церкви.
Тем временем, жизнь не останавливается, а, напротив, предъявляет людям, в частности верующим, всё новые и сложные требования. Ведь последний Собор собирался 26 лет назад. За четверть века выросло целое новое поколение, воспитанное в школах и высших учебных заведениях в духе "нового века", окружённое головокружительными успехами в космосе, науке и технике, заключённое в кольцо всемирной безнравственности и извращённости, понукаемое к свободомыслию. Эти православные души ждут ответов на их запросы, многих из которых вообще не было 25 лет назад.
Естественно, что предстоящий Собор должен будет откликнуться на целый ряд злободневных вопросов и чаяний. Позволю себе предложить вниманию наших архипастырей три таких весьма жизненных вопроса:
1. Личная, семейная и общественная нравственность.
2. Воспитание детей и молодёжи.
3. Оцерковление новой эмиграции из России и пришельцев к Православию из инославных.
 
1. Личная, семейная и общественная нравственность.
 
Реалии сегодняшней быстротекущей жизни преподносят людям бесконечные новые концепции и условия, которые влияют на личную, семейную и общественную их жизнь. Главным образом, это вопросы нравственного порядка. Люди часто теряются, стараясь определить правильно ли они относятся к тем или другим современным тенденциям, событиям, требованиям, учениям. Вот несколько таких назревших тем, на которые Церковь не может не откликнуться:
а) психические заболевания и как их лечит современная медицина;
б) пьянство и наркомания;
в) церковные разводы;
г) проблема контрацепции;
д) прекращение беременности;
е) проблемы биоэтики, биомедицинская технология, генетическое вмешательство, клонирование, фетальная терапия;
ж) искусственное продление жизни больного, эвтаназия;
з) социальное отношение к гомосексуализму и лесбиянству, исповедь таких;
и) экологический кризис;
к) половое воспитание как предмет школьного образования;
л) антирелигиозное, извращённое и антикультурное внедрение в творчество — искусство, музыку, фильмы, телевидение, литературу, прессу.
К сожалению, с этой жуткой реальностью справиться одним родителям и молодёжи самостоятельно невозможно без руководства Церкви и при том, что школа и нередко нравственно порочные педагоги, вместо добра насаждают в сердца учащихся зло или безразличие.
Собор может дать правильное и православное руководство в этих вопросах.
 
2. Воспитание детей и молодёжи.
 
В противовес всем вышеуказанным безнравственным влияниям на нежных детей и любознательную молодёжь, необходимо укрепить и упорядочить наши церковно-приходские школы, поощрять духовные собеседования, учредить богословские и богослужебные курсы, обогатить приходские библиотеки духовной литературой на русской и местном языках, созывать певческие и молодёжные съезды, поддержать летние лагеря для детей, паломничества к святым местам.
Во всех этих отраслях многое уже делается, но, как насущный хлеб и забота о будущем, необходимо ещё больше развивать эти добрые начинания общими усилиями Церкви и верующих.
 
3. Оцерковление новой эмиграции из России и пришельцев к Православию из инославных.
 
Прежде всего, скажем о инославных, которые перешли в Православие. Стремление к Православию пускает корни преимущественно на западе и юге США и последнее время движение это шириться, открываются новые общины, созываются съезды духовенства. Главная трудность — духовенству из инославной среды освоить традиции и богослужение Православной Церкви. Для этого предпринимаются шаги с целью создать семинарские курсы. Здесь открывается широкое поле деятельности и конечно предстоящий Собор мог бы много содействовать укреплению этой миссии.
За последние десять лет, в результате свержения коммунизма в СНГ, как в России, так и в Зарубежьи наступил период притока православных людей в приходы Свободной Русской Церкви и Зарубежной Церкви. В западных странах наплыв эмигрантов из СНГ быстро изменяет состав богомольцев. Многие из этих людей крещены в Московской Патриархии, много вообще не крещённых, а венчавшихся церковным браком можно посчитать по пальцам. Преимущественно встречаются разведённые и сожительствующие. За исключением самого малого процента, эти люди не наученные в обрядах и предписаниях Православной Церкви и не знающие самые основы Православного вероучения, но, несмотря на десятилетия выветривания из сердец людей веры в Бога, сохранившие огонь своеобразной интуитивной веры. Конечно у многих не вера, а суеверие, хождение по гадалкам и искание чего-то магического в церковных таинствах для разрешения житейских трудностей, в общем, восприятие помощи Церкви в потребительских целях. И наряду с этим, сколько встречается милых и скромных христиан, сознающих свою слабость в духовных знаниях, но плачущих о своих грехах.
Во многих зарубежных приходах посещаемость воскресных и праздничных служб почти удвоилась, появились новые певчие и регенты хоров, также удвоилось число учеников в приходских школах, включились в школьную работу педагоги из России. Эти пришельцы заказывают молебны, панихиды, многие крестятся, венчаются, хоронят близких. Многие приступают часто к исповеди и св. Причастию. Короче говоря, жизнь кипит. Но, тут-то и возникают трудности. священники, радуясь прибавлению новых богомольцев, часто не проводят должной подготовки (оглашения, катехизации) совершая крещения и браки. Это очень вредит всему делу просвещения и оцерковления народа. Справиться с этим вызовом времени можно только общими усилиями, опытом, познаниями и в этом смысле Собор мог бы сыграть большую и полезную роль.
Понятно, кроме этих вопросов, Собору надлежит разрешить множество назревших задач. Интересно, что один из продуктивнейших Архиерейских соборов 1959 г., продолжавшийся почти целый месяц, отложив созыв 3-го Всезарубежного Собора (который потом состоялся в 1974 г.), заключил: "Собор с участием представителей клира и мирян от всех частей Русской Зарубежной Церкви был бы весьма полезным для большего внутреннего сплочения их, для развития многих сторон церковной жизни и для обмена опытом в церковной работе в разных странах нашего рассеяния".
Следуя такой благой настроенности и в сознании необходимости укрепить народ церковный именно сейчас, когда так возможно разъединение, я, по совести, склоняюсь к мнению, что созыв собора или широкого совещания, благодатью Святого Духа, был бы своевременен и полезен, к чему и хотел привлечь ваше благосклонное внимание.
как видно из доклада Собору Архитектурно-художественной Комиссии при Архиерейском Синоде, по разным местам зарубежья строятся новые храмы и обители. Однако мы с прискорбием наблюдаем, как закрываются или переходят на временное обслуживание русскоязычные приходы. Отчего? Старики вымерли и не подготовили смены, которая, ассимилировавшись с местным населением, ушла в благобыт, отошла от Церкви. Первейшая задача сегодняшнего дня, это неотлагательно проявить сугубое внимание к подрастающему поколению детей и молодёжи, ибо в них — наше будущее.
Сегодня, 7/20 октября, память святителя Ионы Ханькоуского, дивного подвижника, прославленного Русской Зарубежной Церковью в 1996 г. Главное внимание этого святителя заключалось в его заботе о детях — больных, сиротах, несчастных. И в этот день памяти такого любвеобильного архипастыря, он призывает нас к тому же, — обратить этот 2000-й юбилейный год к передаче дарованного нам от Господа дара — Истины и Свободы — грядущему поколению православных людей, нашим детям и молодёжи. Для сего, вдохновляюще было бы предстоящий Собор, если таковой состоялся бы по милости Божией, посвятить оцерковлению малых сих, по завету Спасителя: "Кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном" (Мф 5.19).
 
Протопресвитер Валерий Лукъянов