САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow Биографии arrow АРХИЕПИСКОП НИКОН (РОЖДЕСТВЕНСКИЙ)

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Форум РПЦЗ
Баннеры РПЦЗ

 

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

 

sipz

sips

ottawa
roca


HotLog

Яндекс.Метрика

АРХИЕПИСКОП НИКОН (РОЖДЕСТВЕНСКИЙ) PDF Напечатать Е-мейл

АРХИЕПИСКОП НИКОН (РОЖДЕСТВЕНСКИЙ)

 

Архиепископ Никон (Рождественский)

Архиепископ Никон (Рождественский)


 

 

Никон (Рождественский Николай), архиепископ Вологодский и Тотемский.Родился 4 апреля 1851 г. в семье бедного причетника с. Чашникова, Верейского уезда, Московской епархии.Вот что рассказывает о своем детстве сам архиепископ Никон: "С первых дней сознательной жизни, как только я себя помню, я вижу себя на руках родителя, который носил меня чрез сугробы снежные в Божий храм; я любил ходить туда не только в праздник, но и в будни, не только на службу Божию, но и в то время, когда мой родитель - дьячек топил церковные печи. Со стен церковных смотрели на меня лики угодников Божиих, лики серьезные, благоговейные, с молитвенным выражением. В воздухе ощущался запах ладана и воска. Казалось, что в этой священной тишине незримо, но сердцу ощутимо, носились Ангелы Божии. Таинственная завеса в Царских дверях, святая плащаница за клиросом, старые, потемневшие хоругви, ряды икон, уходящие к сводам храма в иконостасе - все говорило детскому сердцу: это не простое место, это - дом Божий...

Я не говорю об участии в богослужении прислуживаем в алтаре, пением и чтением на клиросе: скажу только, что помню себя на руках родителя с Часословом в руках; помню, как, получив эту священную книгу в первый раз, я целовал ее, детски радуясь ее "красной прописи", киноварью напечатанным строкам. Помню, что под влиянием этой радости я тут же дал обещание - стать на клирос с отцом, и затем и - прочитать шестопсалмие. Шестилетним мальчиком я уже сделал попытку к сему - увы, на первый раз не удавшуюся: тоненьким голоском прочитал я пять-шесть строк и смутился, струсил, заплакал... А старичок-батюшка из алтаря уже возглашает отцу моему: "читай сам!" ... Но через неделю я уже победил себя и ликовал детским сердцем: я прочитал все шестопсалмие!"...

Отроком поступил в Заиконоспасское духовное училище, где с необычайным усердием проходил курс наук, преподаваемых в училище.

Будучи учеником первых классов, он прочитал Четьи-Минеи и знал множество житий святых.

Тогда же на пути из училища домой в полуподвальном помещении, где остановился с мальчиком отец владыки, какой-то старец, лаская мальчика, предрек ему святительское служение. "Это наш будущий архиерей", - сказал он и удалился.

В 1863 году, пылая любовью к преп. Сергию, он решил совершить пешком паломничество в Лавру этого преподобного.

"Я скопил тогда три-четыре рубля на дорогу", - вспоминал о себе святитель, - отказавшись от чая, но откладывая кусочки сахара и продавая их, чтобы помочь родителям для этого путешествия. Когда настало благоприятное время, я стал просить отца и мать, чтобы отправиться в столь желанное странствование. Когда я услышал: "Знаем, сынок, что это дело доброе, да как же быть-то: ведь денег нет!", - я с торжеством выложил тогда пред ними свой "сахарный капитал и, о радость! - я обезоружил их! На утро мы были уже в пути. 60 верст сделали в полутора суток. Вот пред нами открылась и святая Лавра во всей ее красоте. Вот поле, которое, по незнанию истории, конечно, родители мне назвали "Мамаевым". И в моем воображении уже пронеслась картина исторической битвы, о которой уже читал в житии угодника Божия. Вот собор - то покоище Сергиево, где почивает он в благоухании святыни. Что пережило тогда мое детское сердце - не пересказать".

Окончив духовное училище, он поступил в Московскую духовную семинарию, которую окончил в 1874 году первым учеником. Помня предсказание старца, он по смирению своему уклонился от поступления в духовную академию, которая вела к архиерейству. Он боялся, чтобы не исполнилось на нем это предсказание.

Вместо академии юноша поступает в 1877 году послушником в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру и 12 марта 1880 г. принимает постриг в монашество.

16 мая 1882 г. рукоположен во иеродиакона, а 23 мая - во иеромонаха.

В 1885 году возведен в звание соборного иеромонаха Ставропигиального Московского Донского монастыря.

В 1892 году утвержден действительным членом учрежденного собора Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, с исключением из Донского монастыря и возведен в сан архимандрита.

В 1893 году - казначей Лавры.

В 1901 году - председатель епархиального училища иконописания при Свято-Троицкой Лавре.

В этот период своей деятельности он трудился над изданием "Троицких листков", "Троицкой библиотеки", "Божией Нивы", "Троицких цветков", "Троицкой Народной Беседы" и "Троицкого Слова".

Как ни глубоко и искренне было смирение старавшегося избежать святительского служения инока, но "от Господа исправляются стопы человеческие".

14 марта 1904 г. он был хиротонисан во епископа Муромского, викария Владимирской епархии.

С 8 ноября 1904 г. - епископ Серпуховский, викарий Московской епархии.

С 25 апреля 1906 г. - епископ Вологодский и Тотемский.

С 31 января 1907 г. - член Государственного Совета.

С 1 января 1908 г. - член Синода.

29 марта 1912 г. уволен по болезни от управления епархией и назначен членом Св. Синода.

В 1913 году возведен в сан архиепископа.

4 апреля этого же года - председатель Издательского Совета при Св. Синоде.

30 мая 1913 г. был послан на Афон вместе с военным кораблем с целью воздействовать на русских монашествующих по вопросу об имени Божием, в результате чего несколько десятков монахов было арестовано и вывезено в Россию.

 

В 1915 году переизбран в Государственный Совет.

 

В 1916 году архиепископ отошёл от активной деятельности, по прошению был уволен с должности председателя Издательского совета, и сосредоточился на служении в Лавре. В конце жизни он издал книгу Сергея Нилуса «Близ есть, при дверех». Вскоре после этого в России началась грандиозная смута, трагические последствия которой архиепископ Никон предвидел, и пытался предотвратить увещеваниями и призывами к отстаиванию христианских идеалов но большевики пресекли издательскую деятельность в Лавре.

Скончался вл. Никон 12 января 1919 года при невыясненных обстоятельствах.