arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

Димитрий Саввин. МП РПЦЗ - почему бы и нет? PDF Напечатать Е-мейл

Димитрий Саввин. МП РПЦЗ - почему бы и нет?

Дмитрий СаввинМы являемся свидетелями начала распада организационной структуры Московской патриархии

Митрополит Агафангел (Пашковский), возглавляющий одну из “ветвей” Русской Зарубежной Церкви, не признавших ее подчинения Московской патриархии, в очередной раз блестяще подтвердил свою репутацию самого “крышераздирающего” иерарха “альтернативного” Православия. В этом отношении его опережают, пожалуй, лишь откровенные фрики, но там о каком-либо апостольском преемстве и каноничности говорить вообще не приходится. На этот раз Синод РПЦЗ(А) радикально порвал шаблон, постановив принять “непоминающие” приходы РПЦ МП (общины знаменитых уже ижевских священников) “как приходы из Московского Патриархата в составе Русской Зарубежной Церкви, временно находящиеся в непосредственном подчинении Первоиерарха”.

Сам Митрополит Агафангел на заседании Синода не скрывал, что ему “нравится” такого рода схема как эдакий контрудар: РПЦ МП на подобных основаниях приняло значительную часть приходов РПЦЗ, а теперь РПЦЗ таким же образом начинает принимать приходы РПЦ МП.

Как можно судить по первым реакциям “ортосектора” блогосферы, для представителей многих ИПЦ и различных “осколков” РПЦЗ подобное решение было громом среди ясного неба. Мол, еще одно подтверждение того, что Агафангел - это “вражеская агентура”, что “никакой разницы” с Московской патриархией у него нет и т.д. и т.п. Дескать, та же уния, только вид сбоку.

Что же касается Московской патриархии, то отношение ревнителей Чистого переулка лучше всего выразил г-н Гаслов, написавший примерно так: “Бгггггг” (количество “г” привожу по памяти). Оценка предсказуема как по глубине рассмотрения проблемы, так и по лаконичности.

Между тем, такой шаг не является неожиданным, а как раз наоборот - абсолютно естественным для РПЦЗ(А). Вспомним, что еще 11 июля 2007 года (хотя эта точка зрения озвучивалась и раньше) ВВЦУ РПЦЗ(А) заявило: “Мы утверждаем полную преемственность нашего церковного курса нормам и всем соборным постановлениям РПЦЗ от ее основания до 4/17 мая 2007 года”. Подобная позиция подтверждалась впоследствии неоднократно. А это, в свою очередь, означает, что РПЦЗ(А) оценивает Московскую патриархию принципиально иначе, чем ее оценивают многие российские юрисдикции ИПЦ (РИПЦ, РПАЦ), а также радикальные зарубежники (РПЦЗ(В)).

На протяжении девяностых и нулевых годов все “осколки” Зарубежной Церкви (к каковым, в принципе, можно отнести и русские ИПЦ, восстановившие епископат благодаря зарубежным архиереям) в той или иной степени ужесточали свое отношение к Московской патриархии. В итоге к настоящему времени почти все пришли к согласию относительно “полной безблагодатности” РПЦ МП, которая уже “не является Церковью”. Даты, когда именно РПЦ МП Церковью быть перестала, назначаются разные, но в любом случае достаточно отдаленные от сегодняшнего дня. На таких мелочах, как признание действительными хиротоний многих священнослужителей РПЦЗ и ИПЦ, получивших их в Московской патриархии много после ее “окончательного отпадения”, предпочитали лишний раз не останавливаться…

Однако именно в “нулевые” годы в РПЦЗ (а РПЦЗ(А), напомню, признает все, что там было до 17 мая 2007 г.) официально утвердился иной взгляд: Московская патриархия не является окончательно отпавшей и может быть признана, при определенных условиях, частью единой Православной Российской Церкви. Препятствия для такого признания были четко обозначены: это сергианство и экуменизм. Стало быть, если даже не вся Московская патриархия, а лишь какая-то ее часть отречется от сергианства и экуменизма, то с ней вполне возможно строить отношения, как и с любой другой православной общиной, принадлежащей к единой Русской Церкви.

Три ижевских клирика как раз и покаялись в невольном соучастии в сергианстве и экуменизме. И поэтому, исходя из экклезиологической логики “РПЦЗ до 2007 г.”, нет решительно никаких причин отказывать им в общении. Что же касается их желания сохранить статус “приходов Московской патриархии”, то это их стремление, по форме модернистское, по сути своей полностью соответствует традиции Зарубежной Церкви.

Сейчас стало вполне привычным делом, что на русской земле действует Русская же Церковь, именуемая при этом почему-то “зарубежной”. Кстати, нельзя не отметить, что эта “иностранная” приставка в свое время сыграла немаловажную роль в отвращении определенного количества людей от РПЦЗ. И именно на “заграничную” мозоль давили многие патриархийные апологеты: вот, мол, пришли ЧУЖИЕ, чтоб воспользоваться нашими проблемами. При этом для идейных зарубежников все мировое зло обозначалось, как правило, лишь одним словом: “Патриархия”. И как-то забывалось, что исторически РПЦЗ - это часть Патриаршей Русской Церкви, пользующаяся автономией на основании тех полномочий, которые были предоставлены ей решениями св. Патриарха Тихона (теми решениями, относительно подлинности которых в Зарубежье не сомневались).

Причем до определенного момента между Церковью в Отечестве и в зарубежье существовали, пусть редкие и эпизодические, но контакты. Иногда эти контакты координировались Патриархом Тихоном. В моей статье (”Епископ Селенгинский Софроний (Старков): архипастырь эпохи великих перемен и потрясений”, - “Вестник Церковной Истории”, 2009. № 1-2(13-14)) описан прецедент рукоположения в 1922 г. викарного епископа для Забайкальской епархии архиереями РПЦЗ (по прямому указанию Патриарха Тихона). Когда большевицкий режим перекрыл всякие контакты с неподсоветскими странами, такое стало невозможным. Когда же в 1927 г. была принята печально знаменитая “Декларация” митрополита Сергия, молитвенное общение было разорвано - но теоретически могло быть и восстановлено.

Предположим, что какая-то часть клириков и мирян РПЦ МП захочет это сделать. Что для этого необходимо - и что было сделано ижевскими отцами? Отречься от сергианства и экуменизма? Сделано. Разорвать молитвенно-евхаристическое общение с сергианским и экуменическим священноначалием? Сделано, поминовение прекращено (с этого, напомню, начинались в свое время и нынешние ИПЦ). Найти епископа РПЦ МП, который сделал бы то же самое? Нет уже таких. Что дальше? Дальше - искать такого православного Преосвященного за пределами РПЦ МП, логичнее всего - в наиболее близкой церковной юрисдикции, которой и является Русская Зарубежная Церковь, и просить его взять на себя попечение о них, клириках чужой епархии, до восстановления нормального церковного порядка. Что и было реализовано.

Следующий естественный и канонически логичный шаг - восстановление епископата (о чем уже писал, и весьма подробно, епископ РПАЦ Григорий (Лурье)). Если и зарубежникам, и “непоминающим” РПЦ МП удастся выдержать взятый курс, то в ближайшем будущем совершится и это.

И хотя сейчас все эти дела представляются незначительными, их стратегические последствия могут быть весьма велики.

В статье “Сумерках Министерства Правды (МП)” на “Портале-Credo.Ru” я писал о том, что “приближающееся крушение политического режима РФ разрушит и нынешнюю “административно-хозяйственную” систему РПЦ МП”. После чего образуется ряд церковных юрисдикций, и в частности: “Правая православная юрисдикция, являющаяся каноническим продолжением Московской патриархии (и, скорее всего, сохранившая ее имя), но очищенная от сергианства и экуменизма. Идейный спектр примерно соответствует первым обращениям епископа Диомида (Дзюбана)”. Возможно, мы сейчас наблюдаем ее рождение.

Димитрий Саввин, для “Портала-Credo.Ru”