САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow 1985-2000 гг. митр. Виталий arrow 6. митр. Виталий arrow О взаимоотношениях Московской патриархии и РПЦЗ - К ВОПРОСУ ЕДИНЕНИЯ. 1998 г.

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

О взаимоотношениях Московской патриархии и РПЦЗ - К ВОПРОСУ ЕДИНЕНИЯ. 1998 г. PDF Напечатать Е-мейл
Протоиерей Петр Перекрестов
Светлая суббота 1998 ,
г. Сан Франциско

О взаимоотношениях Московской патриархии и Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ)

"Лучше малое приятие с правдою,
нежели многая жита с неправдою" (Притч. 16, 8)

 

К ВОПРОСУ ЕДИНЕНИЯ

 

Итак, мы постарались изложить причины разделяющие нас с Московской Патриархией. Пастыри и чада Русской Православной Церкви заграницей скорбят об этом разделении.

Мы за каждой литургией молимся о "благостоянии Божиих церквей и соединении всех", а также в Молитве о спасении России о том, чтобы никто не погиб, но все спаслись и пришли в разум истины. Но как же преодолеть наше разделение, и что же, в конечном итоге является нашей целью?

Думаю, что нашу цель можно выразить следующими словами - ПОБЕДА ПРАВДЫ НА РУСИ. Ни единение ради единения, а только если это единение приведет к победе Правды. Вспомним слова святителя Григория Богослова о том, что бывает: "доброе разделение и пагубное единение".

Вот мы и должны бояться этого "пагубного единения". Этого и боятся наиболее трезвые силы русского зарубежья. Несомненно есть крайние элементы у Русской Зарубежной Церкви. Одни очень настроены против Московской Патриархии и отказываются видеть какие-либо положительные сдвиги, здоровые процессы.

А вместе с тем, другой крайностью является желание воссоединиться любой ценой, при любых условиях. При всем этом надо принять во внимание, что если Московская Патриархия "поглотит" Русскую Зарубежную Церковь (вспомним хотя бы слова патриарха Алексия II по приезду в Иерусалим в 1997 году: "Сегодня нет оправданий дальнейшему существованию Русской Зарубежной Церкви.

Все представительства Русской Православной Церкви, осуществляющие свою деятельность за рубежом, ДОЛЖНЫ вернуться под омофор Московской Патриархии" Православный Санкт-Петербург, № 7, 1997), то, возможно, не останется во всем мире и голоса, способного свободно, последовательно и до конца, по своим силам и возможностям, противостоять современной апостасии.

Этот голос ЗАМОЛКНЕТ, и, в лучшем случае, станет подобен звуку некоторых нынешних ревнителей православия в России, которые могут говорить, но не могут договаривать все до конца и которые "парализованы" в возможности решительно и открыто действовать. Желательно ли, в нынешнее апостасийное время, чтобы голос Русской Зарубежной Церкви, Церкви, имеющей особую духовную качественность, особое церковное лицо, замолк?

Не надо себя тешить надеждой, что зарубежные иерархи войдут в состав МП и произойдет "переворот". Сколько сейчас звучит голосов мирян и духовенства в России и, реально говоря, почти никакого внимания на них не обращает "ведущий слой", а если и обращает, только ради сохранения, своей власти.

Входя в общение с МП, Зарубежная Церковь оказалась бы в общении и с представителями "официального православия" - с теми, кто совершенно сознательно и нарочито соединяются и с монофизитами и с инославными.
Желательно ли это?

Можно ответить, что в случае "слияния" с Зарубежной Церковью МП бы прервала общение с "официальным православием". Опять-таки, не думаю что она бы это сделала, а если да, то весьма не скоро. Таким образом соединение с МП повлекло бы за собой и общение с теми, которые, хотя бы частично, подлежат анафематствованию за в экуменической ереси.

На страницах Вашей газеты были призывы к диалогу между Русской Православной Церковью заграницей и Московской Патриархией. Известно, что в Германской епархии прошло девять "собеседований" и было выпущено совместное заявление архиепископа Марка и епископа Феофана. Мне кажется, что диалог - это не тот способ, благодаря которому происходит единение. Иеромонаху Серафиму Роуз принадлежат слова о том, что единение происходит "органически", а не заявлениями и обоюдными "соглашениями" за круглым столом.

Действительно, где в истории Церкви и житиях святых мы можем прочитать о том, что православные ревнители садились за один стол с отступающими или отступившими и приходили к соглашению о единстве, которое затем обнародовалось своим подчиненным? Реально говоря, я просто не представляю, скажем, как наши архипастыри могут сесть за один стол с членами "Священного Синода" Московской Патриархии, с теми, от которых в настоящее время отрекаются ревнители православия в лоне самой Патриархии. Заявления и действия членов Синода настолько противоречивы, двусмысленны и временами просто лукавы, что нет малейшего основания надеется на наличие какой-либо искренности.

Кроме того, каждый постоянный член Синода скомпрометировал себя в вопросах веры - будь то речь перед раввинами, прохождение через языческий огонь, модернистское богословие, духовное и молитвенное братание с еретиками... Неужели можно говорить о действительном желании с их стороны преодоления принципиальных расхождений? Известен ли вообще хоть один случай, когда не на словах, а на деле, Московская Патриархия проявила, хотя бы к российским приходам, доброжелательное или просто христианское отношение? Они могли бы хоть раз не воспрепятствовать общине Российской Церкви в Москве получить помещение под храм.

Этим они бы показали, что заслуживают хоть малейшее доверие. Архиепископ Марк сделал попытку (с которой многие не согласны и которая многих смутила) оказать патриарху Алексею доброе отношение и нанес ему визит в 1996 году. Буквально через несколько недель Московская Патриархия обратилась к датскому правительству с требованием отдать им Александро-Невский храм в Копенгагене.

Затем началась и попытка захвата до-революционных русских храмов в Германии, и это в епархии архиепископа Марка! А в июле 1997 при помощи палестинской милиции насильственно отнят Свято-Троицкий монастырь в Хевроне... В газете "Руси Православной" было высказано мнение, что наиболее реальным сценарием в взаимоотношениях Русской Православной Церкви заграницей и Московской Патриархии представляется возможность вхождения Зарубежной Церкви в Московскую Патриархию на тех или иных условиях.

Также было сказано, что: "грядущий раскол в РПЦЗ почти неизбежен. Его результатом, скорее всего, станет вхождение большей, "умеренной" части зарубежников в канонические структуры Московской Патриархии и превращение оставшихся "непримиримых" в карликовую, умирающую организацию сектантского типа".

Если бы меня спросили, какой элемент в Зарубежной Церкви более всего стремится к единению, во что бы то ни было, с МП, я бы ответил, что по моим наблюдением это большей частью именно те, которые принадлежат к относительно "либеральному" крылу Зарубежной Церкви. "Либеральные" в отношении инославных и в богословии.
Это, как правило, не те верующие, которые живут заветами святителя Иоанна, архиепископа Аверкия, митрополита Филарета, иеромонаха Серафима Роуза...
Думаю, что такое "вхождение зарубежников в МП" не окажет желаемую поддержку ревнителям в лоне Московской Патриархии.

Приснопамятный первоиерарх Русской Православной Церкви заграницей митрополит Филарет (Вознесенский) нам оставил завет: "держи, что имеешь" - вот путь, которому мы должны придерживаться. Ничего не добавлять от себя, не надеется на свой ум, на свои человеческие силы, на земную логику, на политические (в церковной жизни) расчеты. Не надо и громко обличать (хотя, как православные мы обязаны наблюдать за происходящим в ограде церковной), а с Божией помощью подвизаться и придерживаться, насколько это возможно, всему учению Христову и преданию нашей Святой Православной Веры. Такое исповедание громче любых слов, любых заявлений.
К приходящим и спрашивающим относиться с любовью, с состраданием, но одновременно, глубоко принципиально.

Если же со стороны духовенства Московской Патриархии будет такое же отношение -ревность и любовь к Православию и доброжелательное отношение к тем, кто пытается быть верным Православию, то нет сомнения, что рано или поздно мы будем вместе. Уже теперь, на уровне простых верующих, на уровне рядового духовенства, нередко ощущается сближение - сближение в боли о происходящем предательстве церковных интересов и позиций о которых мы, в частности, читаем в газете "Русь Православная", сближение в боли за Россию, сближение в преклонении перед значением мученической кончины св. Царя-Мученика Николая, сближение в сознательном подходе к пастырству, сближение в противоборстве с обновленчеством, экуменизмом и сергианством...

Вы так ставите вопрос, как будто в большей мере вопрос единой Русской Церкви зависит от нас. Но, мне думается, что он будет решаться на российских просторах. Рано или поздно, каждый священник будет поставлен перед конкретным выбором.

Я думаю, что совесть "консервативной" части духовенства (речь, естественно, не идет о тех, которые уже сделали свой выбор и находятся в лоне Русской Православной Церкви заграницей) не выдержит больше отступничества иерархии и та невидимая грань, разделяющая ныне два течения в Московской Патриархии, станет видимой и непреодолимой. Тогда мы ОРГАНИЧЕСКИ, БОЖИЕЙ БЛАГОДАТЬЮ, а не политически, не тактически, будем иметь не только едину веру, едино сердце, но и полное общение у Чаши Христовой. И тогда будет то единственное единение веры, которое является подлинным, церковным, во Христе. Помоги нам, помоги вам Господь! Христос воскресе!

Протоиерей Петр Перекрестов
Светлая суббота 1998 ,
г. Сан Франциско