САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow 1964-1985 гг. митр. Филарет arrow 5. митр. Филарет arrow Епископ Григорий (Граббе). Каноны Церкви,Епископ Никодим (Милаш)

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

Епископ Григорий (Граббе). Каноны Церкви,Епископ Никодим (Милаш) PDF Напечатать Е-мейл

Каноны Церкви.

 

Епископ Григорий (Граббе)

 

Св. Василий Великий в 91-м правиле, взятом из 27 главы его творения о Св. Духе, говорит: "Из соблюдаемых в Церкви догматов и наставлений мы имеем некоторые в письменном виде, а некоторые приняли от апостольского предания - по преемству в тайне. Те и другие имеют одну и ту же силу для благочестия, и этому никто, даже малосведущий в церковных установлениях, не станет перечить. Ибо если отважимся отвергать неписанные обычаи, как маловажные, то непременно повредим Евангелию в самом главном, и от апостольской проповеди оставим пустое имя без содержания." В следующем, 92-м правиле Св. Василий вновь возвращается к значению предания: "Думаю, что это Апостольское правило, чтобы мы держались неписанных преданий, как говорит Апостол Павел: Хвалю вас, братия, что вы все мое помните и держите предания так, как я передал вам (1 Кор. 11:2), и β другом месте: братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим" (2 Сол. 2:15).

Каноны являются именно тем церковным преданием, о котором пишет Св. Василий Великий в приведенных выше правилах. Собрание канонов удостоверено Шестым Всел. Собором, а затем дополнено и подтверждено правилами Седьмого Всел. Собора. В Книгу Правил после того вошли еще принятия всею Церковью на сто лет позже правила двукратного Поместнаго Собора, состоявшегося в Константинополе в 861-м г. и Константинопольского Собора 879 г.

Будучи записанным церковным преданием, каноны являются непререкаемым законом, определяющим строй и управление Церкви. Однако, все законы, кратко формулирующее те или иные нормы, всегда требуют известных толкований для правильного своего понимания.

Толкователь прежде всего должен знать догматическое учение Церкви, которое выражено в том иди ином каноне или им охраняется. Затем для понимания каждого закона надо знать условия, в каких он был издан. Во многих случаях тогда только становится ясной мысль законодателя.

Кроме исторического и догматического подхода к толкованию канонов, надо еще иметь в виду следующее: есть в канонах положения, которые по своему догматическому содержанию (напр., о власти епископов) или по важности для Церкви (напр., о посте) выражают неизменную норму, но некоторые правила (напр., о длительности епитимьи за прелюбодеяние) содержат неодинаковые указания в зависимости от духовного состояния паствы в эпоху их составления. Кроме того, некоторые положения изменялись с течением времени. Так напр., 5-е Апостольское правило имеет в виду существование женатых епископов согласно сказанному Ап. Павлом (I Тим. 3:2), а 12-е правило 6 Всел. Собора утвердило безбрачие епископов, которое с тех пор стало обязательным. В таких случаях толкование руководствуется последним по времени принятия его каноном по данному вопросу.

Что касается указанных в канонах в разных случаях прещений, то надо иметь в виду присущее им нарочитое значение в церковном домостроительстве.

Каноны являются церковными законами, в большинстве случаев изданными для лечения появившихся в церковной жизни ошибок или злоупотреблений. Некоторые каноны только определяют иерархический порядок церковного управления и суда. Другие - направлены к предупреждению и устранению разных греховных явлений. Некоторые каноны имеют догматическое значение, другие - дисциплинарное. Воспрещая тот или иной грех, они указывают полагающуюся за них епитимью.

Однако, несмотря на то, что эти последние каноны формулированы подобно гражданским законами с санкциями за те или иные преступления, они по существу носят другой характер. Их цель прежде всего - не кара за то или иное преступление, как это бывает в гражданских законах, а лечение души грешника, предохранение его от большего греха и ограждание паствы от заражения последним.

Если Церковь, например, не допускает тяжко согрешившего клирика к служению, а мирянина - к причастию, то это прежде всего потому, что приобщение при нераскаянных тяжелых грехах служит человеку не на пользу его душе, а "в суд и осуждение" (Ι Кор. 2:27-29). Апостол Павел указывает далее и на печальные последствия от этого не только для души, но и для тела (I Кор. 2:30). Именно лечебный характер многих прещений подчеркивается тем фактом, что изданные в разные времена различными Соборами правила часто указывают неодинаковые епитимьи за один и тот же грех.

Во все времена остается неизменным определение сущности греховного недуга, но в зависимости от разных обстоятельств может меняться доза лекарства. По 102-му правилу 6-го Всел. Собора "Принявшие οτ Бога власть решить и вязать, должны рассматривать качество греха и готовность согрешившего к обращению, и так употреблять приличное недугу врачевание, дабы не соблюдая меры в том и другом, не утратить спасения недугующего"... И далее: "Ибо у Бога, и у приявшего пастырское водительство, все попечение о том, дабы овцу заблудшую возвратить, и уязвленную змием уврачевать."

Таким образом, каноны, указывая нам на греховность ряда явлений в жизни, предоставляют иерархии довольно большую свободу в выборе суровости епитимьи. Больной член совершенно отсекается от Церкви только в случае полной нераскаянности грешника согласно слову Спасителя (Μат. 18:15-17).

Все вышесказанное указывает на необходимость правильного понимания канонов. Наиболее известны толкования Византийских канонистов Зонары, Аристина и Вальсамона. На русском языке они были помещены в издании Общества Любителей Духовного Просвещения под заглавием "Правила Св. Апостол, Святых Вселенских и Поместных Соборов и Святых Отец с Толкованиями" (Москва 1876, 1880, 1881, 1884 гг.). Важным пособием является труд знаменитого русского канониста Епископа Иоанна Смоленского в бытность его архимандритом, "Опыт Курса Церковного Законоведения" (СПБ, 1851). Очень ценен капитальный труд Епископа Далматинского Никодима Милаша, окончившего Киевскую Духовную Академию, "Правила Православной Церкви с Толкованиями" (Т. I, СПБ 1911; Т. И, СПБ 1912). На русском языке полезным пособием служит "Алфавитная Синтагма"Матвея Властаря. Известен греческий канонический сборник "Пидалион" и его английский перевод "The Rudder," изданный в Чикаго в 1957 г. Полезные справки имеются в другом английском издании канонов в серии "A Select Library of Nicene and Post Nicene Fathers of the Church," vol. XIV, Тhe Seven Ecumenical Councils, Gran Rapods, Mich., 1956.

Для удобства пользования настоящим изданием мы помещаем в конце его предметный указатель из Синодального издания Книги Правил и, кроме того, в примечаниях под каждым каноном указываем параллельные правила.

В качестве ценного дополнения к этому предисловию мы предваряем самые каноны замечательными мыслями известного перед революцией в России глубокаго мыслителя-богослова Светлова.

 

Книга Правил представляет собою свод законов, исшедших от Апостолов и св. Отцов Церкви - законов, Соборами утвержденных, положенных в основу христианского общества, как норма его бытия. Если сознательный гражданин должен знать основные законы своего государства, то тем более убежденному христианину должны быть известны законы Церкви. Действительно, настолько душа ценнее тела, настолько Церковь выше и дороже государства.

Читая книгу канонов, человек убеждается в исключительной важности предметов, составляющих ее содержание. Он убеждается в стройности и, что особенно важно, в святости, богодохновенности того мировоззрения, которое пронизывает эту великую книгу. Человек почувствует, что только богоносные Отцы могли создать ее, и не только не осмелется легкомысленно посягнуть на священные правила, содержащиеся в этой книге, как дерзают святотатственно делать современные духовные воры (особенно претендующие на ученость), но, наоборот, со скорбью задаст себе два вопроса: 1) зачем так поздно стали мне известны эти богомудрые законы, так близко касающиеся меня и моей Матери-Церкви, и 2) почему Господь попустил мне и нашему православному обществу так далеко отойти от святых заветов отеческих, апостольских, Христовых?

Книга Правил говорить о св. Писании, о важности изучения его, о способе изъяснения его, о св. Предании, о верности богопреданному учению, о таинствах, о призывании имени Божия, о кресте и крестном знамении, об иконах, о значении свято- отеческих писаний, о соборах, о незыблемости соборных определений, о том, что церковные правила должны быть внушаемы при рукоположении священнослужителей "дабы не поступали против них." Читатель найдет там нужнейшее учение о силе и действенности благодати Христовой (Карф. 126 пр.), о силе и смысле благословения, учение о грехе и мудрые разъяснения относительно епитимий, раскрытие высокого идеала священнослужителя и наставления о праведной жизни православного мирянина, строгие правила о рукоположении, подробные и тщательно продуманные правила, определяющие взаимоотношения епископов, пресвитеров, диаконов и мирян, а так же высоко духовные изъяснения их обязанностей церковных и в обыденной жизни.

Книга передает взгляд Церкви на монашество и строгие правила, коими регулировалась жизнь иноков в древнее время; знакомит с порядком судопроизводства церковного над епископами и клириками.

Та же книга раскрывает учение Церкви о браке, о девстве и разводе. Читатель встретит там отчетливо проведенный, но современным религиозным сознанием забытый взгляд, ставящий резкую грань между первым браком и вторым, тем более третьим, взгляд, нашедший, кстати сказать, для себя довольно яркое выражеяие в Требнике (см. "Последование о второбрачных"). Там же найдет решительное воспрещение пресвитерам и диаконам, принявшим сан, вступать в брак (Апост. 26; Шест. 3 и 6), чего так жаждут и добиваются современные обновленческие иерии и диаконы.

Говорит эта богомудрая книга о ересях, о расколах, самочинных сборищах, об отношении Церкви к отлученным и иноверцам, об отступлении от веры, о должном поведении христиан во время гонений и во время войны, о праздновании воскресного дня, и о пирах, и о посте, и о роскоши, и о давании денег в рост, о посещении храма и о церковном пении2).

Есть много сравнительно мелких правил, имеющих, однако, свою цену и значение, но перечислить их в письме нет возможности. И крупное далеко не все мною упомянуто.

 

Дополнительные мысли

1. Каноны, как и сказано выше, суть правила, регулирующие жизнь членов Церкви согласно духу и основным началам Новозаветнаго учения.

Уже одно то обстоятельство, что часть канонов, заключенных в "Книге правил," именуется "Апостольскими," свидетельствует о том. что книга эта тесно связана с учением Апостольским, непосредственно примыкая к писаниям первых учеников Христовых. И, конечно, святые Отцы, голос которых на соборах имел первенствующее значение, прекрасно понимали, что устроение Церкви должно продолжаться на Апостолами заложенном основании и приспособляться к нему. А Апостолы строили, "имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем" (Ефес. 2:20). И раз святые Отцы это понимали, то, разумеется, могли и выполнить и выполняли просвещаемые тем же Духом Истины, который озарял и апостольское сознание.

Поэтому мы можем и должны, со спокойной совестью довериться им, как послушные дети мудрым отцам и духовной и церковной архитектонике и, напротив, с осторожностью относиться к современным ученым богословам, тщетно, со вредом для себя и Церкви Божией, пытающимся "превзойти" самосознание святоотеческое. Будем помнить, что духовная истина движется по руслу святости, а не учености.

2. Природа Церкви, как Тела Христова, проявляется в канонах, как применение общего учения к частным случаям.

3. Каноны - связывающее звено между Церковью-организмом и Церковью-организацией. В связи с этим положением восстановите в вашей памяти 2-е мое письмо к вам и 5-ое.

4. Каноны могут видоизменяться в истории, сохраняя, однако, свой внутренний смысл, вытекающий из того, что сказано о них в предыдущих пунктах.

Святые Отцы блюли не букву канона, а именно тот смысл, который Церковь в него влагала, ту мысль, которую она в нем выражала. Например, должен быть епископ, объединяющей других. А кто являлся таковым, определялось историческими условиями, условиями и порядками государственной жизни, с которыми сообразовалось "распределение церковных дел." Прочтите сначала 34-ое правило Апостольское, затем 28-ое правило 4-го Вселенского Собора (Халкидонского), 3-е правило 2-го Вселенского (Константинопольского), 17-ое правило 4-го (Халкидонского), а также 38-ое правило 6-го Вселенского (Трульского).

5. Иные каноны, не относящиеся к существу церковной жизни, в силу изменившихся исторических условий, теряли (иногда временно или в известном только народе, государстве) свое значение и упразднялись, будучи вызваны к жизни преходящими обстоятельствами. Так, например, у нас теперь едва ли применимы каноны, регулировавшие отношения церковной организации к верховной власти в Византийской и Русской империях.

Теряли в свое время и в известной части земного шара свое прямое, буквальное значение и наставления Св. Писания. Так, мудрое учение св. ап. Павла об отношениях господ и рабов утратило свой буквальный смысл с падением рабства, но лежащий в этом учении духовный смысл имеет, можно сказать, непреходящее значение и слова великого Апостола и теперь могут и должны являться нравственным руководством во взаимоотношениях христиан, стоящих на разных ступенях социальной лестницы, несмотря на провозглашенные начала свободы, равенства и братства. Прикиньте это и к "Книге Правил."

6. Иные каноны, по мере накопления их, не упразднялись, а видоизменялись, вырастая преемственно друг из друга (единство предания), взаимно дополняясь и применяясь к исторической обстановке, без нарушения основных принципов церковного предания и жизни 3).

7. Одним из принципов является ненарушимость преемственности священноначалия и поставление низших высшими "без всякого же прекословия меньший благословляется большим" (Евр. 7:7), призыв к служению Церкви, а не самопоставление и захват власти. Лишь соблюдение этого правила дает церковной власти богоустановленный характер и силу. Нарушение этого общего канонического положения разрывает связь между Телом Церкви и той организацией церковной, чрез которую связывает себя с этим Телом христианин 4).

Ярким примером нарушения закона, что низшие поставляются высшими, является вновь образовавшаяся в Киеве украинская иерархия: там запрещенные в служении законной властью протоиереи поставляли друг друга во епископы, при посредстве участвовавших в рукоположении иереев, диаконов и мирян. Вышло рукоположение наизнанку и, разумеется, получилась не иерархия, а пародия на нее.

"Хотя начало отступления произошло чрез раскол, - пишет Василий Великий, - но отступившие от Церкви уже не имели на себе благодати Святого Духа. Ибо оскудело преподаяние благодати, потому что пресеклось законное преемство. Ибо первые отступившие получили посвящение от Отцов и, чрез возложение рук их, имели дарование духовное. Но отторженные, соделавшись мирянами, не имели власти ни крестить, ни рукополагать, и не могли преподать другим благодать Святого Духа, от которой сами отпали."

8. В оправдание современных революционных церковных реформаторов, живоцерковников и обновленцев разного типа, ссылаются на церковные реформы патриарха Никона и Петра Великого. Но едва ли эта ссылка может служить оправданием теперешних самозваных радетелей о Церкви Божией.

Достаточно указать на то, что ни при Никоне, ни при Петре не была нарушена преемственность Апостольской иерархии. Это одно решает вопрос и решает не в пользу живоцерковников и Ко.

Но, кроме того, тогда не было посягательства ни на вероучение, ни на нравоучение Церкви. Это - второе.

Далее, к участию в обсуждении реформ в то время допускались лица не путем партийного подбора, а свободно мыслящие 6) (в истинном смысле этого слова), что видно хотя бы из того факта, что вследствие протеста части духовенства (рассматривавшего регламент) по вопросу об участии мирян в Высшем Церковном Управлении, "регламент, уже прочитанный и исправленный самим государем," подвергся изменению, и Петр должен был отказаться от своего первоначального плана 7).

Наконец, реформы, имевшие место при патриархе Никоне и Петре I, получили санкцию восточных патриархов, на что едва ли могут рассчитывать живоцерковники и иже с ними.

 

Примечания.

1) Полное ее название "Книга правил святых Апостол, святых Соборов вселенских и поместных, и святых Отцов."

2) Привожу 75-е правило 6-го Вселенского собора о церковном пении: "Желаем, чтобы приходящие в Церковь для пения не употребляли бесчинных воплей не вынуждали из себя неестественного крика и не вводили ничего несообразного и несвойственного Церкви; но с великим вниманием и умилением приносили псалмопение Богу, назирающему сокровенное. Ибо священное слово поучало сынов Израилевых быть благоговейными" (Левит. 15:31).

3) Ср. вышеуказанное нарушение этих принципов в "Положении" о созыве собора.

4) Ср. 14-е и 15-е правила Двукратного собора, приведенные мною в первом письме в связи с антиканоничными по существу и по форме действиями живоцерковников.

5) Как "управляющему делами" ВЦУ.

6) Теперь главные церковные деятели, не согласные с парламентскими париями ВЦУ, или сосланы, или заключены в тюрьмы.

7) Проф. Ф. В. Благовидов. "Обер-прокуроры Свят. Синода в XVIII и первой половине XIX столетия." Изд. 2-ое, 1900 г., стр. 14-15. Казань.

 

 

 

О Книге Правил.

 

Епископ Никодим (Милаш)
НИКОДИМ Милаш (ум. 1915) - сербский православный канонист и историк, епископ Далматинский. Основные труды - "Православное церковное право" (1890, русский перевод 1898), "Правила Православной церкви с толкованиями"

Правилами (καν?νες) называются те письменные определения, которые законодательная церковная власть издавала с самых ранних времен своего существования и которые имеют силу обязательных законов. Эти правила изложены в основном каноническом сборнике Православной Церкви, изданном в Константинополе в 883-м году, который известен под именем Номоканона в ΧΙV титулах. В этом сборнике находятся правила св. Апостолов, правила Вселенских Соборов, десяти Поместных и правила тринадцати св. Отцов. Рядом с этими основными правилами имеют еще силу несколько канонических сочинений Иоанна Постника, Никифора Исповедника, Николая Грамматика, Василия Великаго, Иоанна Златоустаго и Анастасия.

Все упомянутые правила, как основные, так и дополнительный, содержатся в Афинской Синтагме, изданной в 1852-59-х годах, с одобрения Константинопольского Патриаршаго Синода и священного синода Элладской церкви. А эти правила суть следующия:

 

А. Основные правила:

  1. Правила св. Апостолов.
  2. Правила вселенских соборов:

1. Никейского Первого.

2. Константинопольского Первого.

3. Ефесского.

4. Халкидонского.

5. Трулльскoго.

6. Никейскoго Второго.

 

III. Правила поместных соборов:

1. Анкирского.

2. Неокесарийского.

3. Гангрского.

4. Антиохийского и Лаодикийского.

6. Сердикского.

7. Константинопольского 394г.

8. Карфагенского 419 г.

9. Константинопольского 861.

10. Константинопольского 879 гг.

 

IV. Правила св. Отцов:

1. Дионисия Александрийского.

2. Григория Неокесарийского.

3. Петра Александрийского.

4. Афанасия Великого.

5. Василия Великого.

6. Тимофея Александрийского.

7. Григория Богослова.

8. Амфилохия Иконийского.

9. Григория Нисского.

 

О правилах святых Апостолов.

Во всех канонических сборниках Православной Церкви на первом месте находится 85 правил св. Апостолов.

Важность и значение этих правил во вселенской Церкви на все времена утвердил Трулльский собор (691) 2-м своим правилом, провозгласив, "чтобы отныне... тверды и ненарушимы пребывали принятые и утвержденный жившими прежде нас святыми и блаженными отцами, а также и нам преданные именем святых и славных Апостолов 85 правил" (και παραδоθ?ντας ?μιν оν?ματι των αγ?ων και ενδ?ξων Απоστ?λων).

Провозгласив и утвердив важность Апостольских правил, отцы трулльского собора вместе с тем обясняют и происхождение этих правил, а именно: объясняют, что эти правила непосредственно св. Апостолами письменно не были изложены (?κτεθ?ντας), как говорится в том же 2-м правиле относительно остальных правил, но что они ведут свое начало отапостольского предания, сохранялись чрез устное предание апостольскими преемниками, которые эти правила собирали и впоследствии издали с именем св. Апостолов (оν?ματι των Απоστ?λων).

Если эти правила сохранились в Церкви от апостольского предания, то возникает вопрос: кто собрал это апостольское предание и составил из него эти правила? Кроме того, было ли в самом начале такое же количество этих правил, сколько их упоминает Трулльский собор и сколько принимает их в настоящее время Православная Церковь?

1. Что эти правила заслуживают в полном смысле авторитетнаго имени св. Апостолов и того уважения, какое признает за ними Вселенская Церковь, и что они служат точным выражением того, что Апостолы излагали в своих сочинениях письменно и предали своим преемникам устно, доказательством служит полное согласие этих правил в основных своих мыслях с тем учением, которое содержится в канонических книгах Новозаветнаго Св. Писания; доказательством далее служит то, что они строго соответствуют церковной практике, представляемой нам в сочинениях мужей апостольских и ближайших их преемников, и наконец, авторитет апостольский признан за ними соборами и отцами первых веков Церкви.

В первый раз правила св. Апостолов ясно упоминаются на Первом Вселенском Соборе, следовательно в начале IV-го века. В 1-ом своем правиле, говоря о тех, которые силою были оскоплены, собор прибавляет, что таковых, "впрочем, если обрящутся достойны, в клир допускает правило," а об этом именно и идет реч в 21-ом Апостольском правиле. Во 2-ом своем правиле тот же собор говорить, что противно "церковному правилу" принимать в клир "людей от языческого жития недавно приступивших к вере"; а об этом говорит 80-е Апостольское правило. Также и в других своих правилах отцы этого собора почти дословно ссылаются на Апостольския правила.

В то же время, т.е. в первой половине IV-го века, ссылаются на Апостольския правила и другие соборы, а также отцы и учители Церкви. Собор Антиохийский (341 г.) во многих своих правилах или буквально повторяет Апостольския правила, или развивает с большими подробностями мысли, которые содержатся в отдельных правилах; причем порядок и в Антиохийских правилах удержан в главном тот же, что и в Апостольских правилах. Константинопольский собор(в IV-м веке), по поводу распри из-за бострской епископии постановил, что епископа может судить только "больший собор епископов," как то определили Апостольския правила; а это именно и определяет 74-е Апостольское правило.

В жизнеописании царя Константина, принадлежащем Евсевию Кесарийскому, мы читаем письмо царя Евсевию, где царь хвалит Евсевия за то, что он не хотел принять Антиохийской кафедры и оставить свою, ибо этим он исполнил предписание Апостольскаго правила, которое запрещает перемещение епископа с одного места на другое; а это именно и запрещает 14-е Апостольское правило. Афанасий великий, чтобы доказать незаконность своего низвержения со стороны ариан, ссылается на 74-е Апостольское правило, как на положительный церковный закон, который определяет, какие люди могут обвинять епископа. Василий Великий во многих своих правилах ссылается на древние правила, под которыми разумеет Апостольския правила.

После IV-го века уже все соборы и отцы церкви упоминают Апостольские правила, как известные во всей церкви. А в VI-м веке эти правила являются уже в виде особаго сборника с именем св. Апостолов.

На основании всего доселе сказаннаго, в особенности же на основании 1-го и 2-го правил I-го Вселенского Собора, которые указывают на Апостфльския правила, как такие и были известны всем отцам собора, следовательно, епископам всего христианскаго мира, можно утверждать, что Апостольския правила в настоящем своем виде и числе стали общеизвестными Церкви в конце III-го века.

Во втором правиле Трулльскаго собора упоминаются 85 Апостольских правил. Такое число Апостольских правил мы находим в каноническом сборнике Иоанна Схоластика, Константинопольского патриарха, составившаго свой сборник около 550 года, следовательно за 140 лет слишком до Трулльского собора. Ранее этого времени неизвестно кто упоминает сборник Апостольских правил с таким количеством правил. Но что они были в количестве 85-ти правил с самого начала, - об этом свидетельствует практика Церкви первых веков, что видно из сочинений отцов и учителей Церкви этой эпохи. Такое число Апостольских правил Восточная Церковь всегда признавала.

На западе принято только первые 50 Апостольских правил. В первой половине VI-го века настоятель одного римского монастыря Дионисий (Dionisius exiguus), по приглашению Далматского епископа Стефана, перевел с греческого на латинский язык канонический сборник, в начале которого поместил первые 50 Апостольских правил. Для Рима не было приятно распространять с авторитетом апостольского имени такия правила, которые по многим вопросам противоречили практике западной церкви и притом осуждали эту практику. Достаточно обратить внимание на отдельные вопросы, о которых говорится в разных правилах начиная с 51-го и далее, и тотчас будет очевидно подтверждение сказаннаго. Напр., вопрос о целибате духовенства живо занимал западную церковь в первые века и всякими способами старались там принуждать каждого клирика к тому, чтобы он был неженат. Многие соборы III-го и IV-го веков в Галлии и Испании предают анафеме женатых клириков; декреталии римских пап строжайшими наказаниями угрожают клирику, который живет с своею женою; папа Сириций называет преступлением (crimen) брачную жизнь священника. При таком положении вещей нет ничего удивительного в том, что запад должен был сразу отвергнуть правило, которое носило имя Апостольского и которое между тем решительно ниспровергало теорию целибата. Таково 1-е правило из непринятых западом, или по нашему исчислению 51-е Апостольское правило. Пост в субботу вошел в обычай на западе и узаконен постановлениями отдельных соборов западных и папскими декреталиями; принять и признать авторитет 66-го Апостольского правила, запрещающего таковой пост, значило бы пред целым миром признать свое отступление от апостольского предания. Пост в среду забыт был на западе, не хотели его больше восстановлять, несмотря на все усилия к тому самих даже западных церковных учителей (особенно блаж. Августина); а 69-е Апостольское правило прямо предписывает этот пост и тем осуждает западную церковь за ее новшество. Апостольское правило 70-е осуждает всякого, кто употребляет пресный хлеб в церкви, а на западе уже тогда начинал входить в некоторых церквах (именно в Испании) обычай совершать св. литургию на пресном хлебе. Такое, противное западным обычаям, решение этих и подобных вопросов, которые на западе имели жизненное значение, как средства к достижению особых целей, естественно должно было вызвать против Апостольских правил топротиводействие, какое мы наблюдаем в VΙ-ом и следующих веках. И после этого, нам кажется, теперь ясно, что сборник Апостольских правил должен содержать такое число правил, какое сначала приняла и доселе признает православная восточная церковь, и что - западная церковь по вышеизложенным соображениям отвергла 35 последних правил, приняв в начале VI-го века только 50 первых правил.

Римским епископам не могли быть желательны постановления, содержащаяся в 5-м, 17-м, 18-м, 26-м и 40-м правилах относительно женитьбы священных лиц, в 6-ом правиле - о том, чем должны заниматься священные лица, в 34-ом правиле - о признании самостоятельной власти митрополита, в 35-м и 37-м правилах - об ограничении единоличной власти римского епископа в церкви, или в 50-ом правиле - о крещении чрез погружение. Поэтому римские епископы, пользуясь властью, которую имели на западе, должны были запрещатьраспространение Апостольских правил и объявлять их апокрифами. Папа Геласий издал (494 г.) декрет de libris non recipiendis, и в прибавление к тому декрету, по решению одного римского епископа (по-видимому Ормизда †523), в число запрещенных книг включен был и сборник Апостольских правил. Вообще Апостольские правила в течение следующих трех веков почти потеряли свое значение на западе. Только в IX-ом веке Лжеисидор опять принял в свой сборник эти правила по Дионисиеву переводу. После они внесены были и в Грацианов декрет (XII века), вследствие признания 2-го правила Трулльского собора обязательным и для западной церкви, в количестве упомянутом в этом правиле, след. всех 85 правил, хотя в том же декрете находятся извлечения только из первых 50 правил по Дионисиеву переводу.

Итак, Православная Церковь признает, что в настоящем своем содержании и количестве Апостольские правила устно передавались от апостольских времен и получили свою законченную форму к концу III-го века. Они приняты Вселенскою Церковью, по словам 2-го правила Трулльского собора, "ко исцелению душ и уврачеванию страстей." Эти правила находятся во всех официальных сборниках поместных Православных Церквей: славянской Кормчей, русской Книге правил, греческом Пидалионе, румынской Indreptarea legii и т.д.

 

О правилах вселенских соборов.

Православная церковь принимает и признает семь Вселенских соборов, которые собирались в течете от 325-го до 787-го года. Из числа этих семи соборов, собиравшихся по поводу появлявшихся в церкви ересей, от шести сохранились правила, а именно: Никейского первого, Константинопольского первого, Ефесского, Халкидонского, Трулльского и Никейского второго. Константинопольские соборы второй и третий не издали никаких правил, и для того, чтобы восполнить недоконченное этими соборами, созваны были в другой раз отцы Константинопольского третьего собора в Константинополь, которые вместе с другими епископами собрались в 691-692-ом годах в тех самых (εν Τρо?λλω) царских палатах, где и в первый раз они собирались, и издали соответственные правила. Сообразно с задачею этого собора правила его называются правилами или Шестого Собора, или Пято-шестого, т.е. Пятого и Шестого Вселенского или Трулльского Собора.

 

Никейский I, Вселенский Первый Собор был созван по поводу ереси Ария, пресвитера Александрийского. Чтобы показать ложность Ариева учения, которое приобрело уже много последовавателей и угрожало общею заразою, православные епископы решили созвать Вселенский Собор, на котором голосом Вселенской Церкви было бы утверждено православное учение против ложного Ариева учения. Император Константин великий идет на встречу желаниям православных епископов, и собор собирается в 325 году в Никее, главном городе Вифинии. Всего было там 318 отцов. Между ними главными были: Александр, епископ Александрийский, Евстафий, епископ Антиохийский и Макарий, епископ Иерусалимский; представителями Римского епископа Сильвестра были два нарочитых легата, пресвитер Виктор, и Викентий. Принимали участие на соборе знаменитые святостью своей жизни: Николай Мирликийский, Спиридон Тримифунтский, Пафнутий Фиваидский, Осия Кордубский и др. Со стороны ариан было около 20 епископов. Вместе с епископами было на соборе и несколько пресвитеров и диаконов; между этими последними выдавался своими глубокими богословскими знаниями и красноречием молодой архидиакон Александрийской церкви Афанасий. Первое торжественное заседание происходило 20 мая 325 г., и собор продолжался до 25 августа того же года. Председательское место занимал Евстафий, епископ Антиохийский, а в его отсутствие Александр, епископ Александрийский. Почетным председателем был император. После совещаний о главном предмете, на заседании собора 19 июня изложен был Символ Православной Веры.

Собор издал 20 правил. В таком количестве они находятся во всех канонических сборниках как восточной, так и западной церкви. В Кормчей они составляюсь 5 главу. В издании соборных деяний Гардуина мы находим много других правил под именем Никейских, которые переведены с арабского. Первый перевод Турриана содержит 80 правил; другой - маронита Abraham Echellensis содержит 84 правила. Но те и другие правила, кроме наших 20, все апокрифичны.

Константинопольский I, Второй Вселенский Собор, по поводу ереси Македония, епископа Константинопольского, и по просьбе православных епископов, император Феодосий I созвал в Константинополе в 381-ом году. На соборе было 150 православных епископов, все из восточной половины христианского мира. Собор начал свои заседания в мае и окончил 9-го июня того же года. Председательствовал Мелетий Антиохийский, а после его смерти председательское место занял прежде всего Григорий Назианзин, потом Нектарий Константинопольский. Император присутствовал при открытии собора. После осуждения Македония, издано было дополнение к Никейскому символу веры.

До окончания собора было издано 7 правил. Такое число правил вошло в основной канонический сборник; в таком числе они значатся и в Книге правил и в Пидалионе. В Кормчей (11 гл.) и в Indreparea их восемь; но это зависит от того, что в Синопсисе, основе этих сборников, последнее (7-ое) правило разделено на два. В западных сборниках только 4 первых правила этого собора, а последние три считаются изданными не этим собором, а прибавленными после.

Ефесский, Вселенский Третий Собор. Пятьдесят лет спустя после второго вселенского собора явилась надобность созвать новый вселенский собор по поводу ложного учения, возникшего по христологическому вопросу. Этот собор созвал в Ефесе император Феодосий II. Открыт он 22-го июня, 431-го года, имел семь заседаний и закрыт 31-го июля. На соборе было около 200 отцов, большею частью восточных. Представителями Римского епископа Целестина были три легата. Председательствовал на соборе Кирилл Александрийский. После того как осуждены были появившаяся ересь и главный ересиарх Несторий, архиепископ Константинопольский, и подтверждено Православное учение, собор занялся решением нескольких вопросов дисциплинарного характера.

В восточных канонических сборниках приведено 8 правил этого собора. Первые шесть правил не имеют дисциплинарного значения; касаются вероисповедных вопросов по поводу ереси. Седьмое правило говорит о том, как нужно сохранять неповрежденным установленный символ веры, а восьмое устанавливает автокефалию Кипрского епископа. Каноническое значение имеет и послание собора, отправленное Памфилийскому собору по поводу отставки, поданной Памфилийским епископом Евстафием от занимаемой им кафедры. Сообразно с таким значением послания, оно приведено в Кормчей (12 гл.) и в Indreptarea как девятое правило Ефесского собора. В канонических сборниках западной церкви этих правил нет. Только в отдельных латинских рукописях находятся извлечения в том или другом виде из соборных постановлений.

Халкидонский, Вселенский Четвертый Собор. Осуждением Нестория на Ефесском соборе еще не закончен был христологический вопрос. Евтихий, архимандрит одного монастыря близ Константинополя, воздвиг новую ересь, по поводу которой должен был собраться вселенский собор. Император Маркиан собрал этот собор, который состоялся и открыть был в Халкидоне 8 октября 451 года; имел шестнадцать заседаний и закрыт был 1 ноября того же года. Было на нем 630 отцов. Представителями западной церкви были пять Римских легатов. Руководящая роль на соборе принадлежала Анатолию Константинопольскому, Пасхазию и Лукентию, легатам Римского епископа, Максиму Антиохийскому и Ювеналию Иерусалимскому. После разбора учения Евтихия, собор провозгласил его еретиком и утвердил соответствующий догмат Православной Веры.

На двух последних заседаниях собор издал 30 правил, т.е. на этих заседаниях издано было 28 правил, а 29-ое и 30-ое правила изложены были на четвертом заседании собора, а теперь лишь присоединены к остальным. В Кормчей, Книге правил, Пидалионе и Indreptarea - одинаковое число халкидонских правил. В западных канонических сборниках приводится только 27 правил этого собора. Последние два (29-ое и 30-ое) не приводятся, по всей вероятности, потому, что изданы не совсем определенно в форме правил; а 28-е не приводится потому, что против него протестовали на этом соборе Римские легаты, усматривая в нем усиление примата Римского епископа.

Трулльский, Вселенский Пято-шестой Собор. Собор, известный под общим именем Трулльского, состоялся с целью дополнения правил пятого и шестого вселенских соборов, которые занимались исключительно догматическими вопросами, но не издали ни одного предписания относительно церковной дисциплины. Между тем была неотложная нужда в том, чтобы авторитетом вселенского собора были изданы такие правила, которые бы утвердили ослабленную вследствие еретических смут дисциплину; нужно было восстановить силу прежних соборов и новыми правилами водворить строгий порядок в Церкви. Так как отцы VI-го Вселенского Собора разошлись тотчас после догматического определения этого собора, то потребовалось созвать их в другой раз, чтобы они издали необходимые правила и тем дополнили то, что не было сделано ранее. Собор, соответственно таковой своей задаче, и назван пято-шестым (Πενβεχτη, Quini-Sexta), а так как этот собор не что иное, как продолжение собора 681-го года и происходил в том самом отделении царских палат, где были заседания этого последнего собора, то и правила, им изданные, называются правилами Шестого Вселенского Собора Трулльского.

По приглашению императора Юстиниана II-го собрались отцы на собор в Константинополь в 691-м году. Время соборных заседаний падает на 1 сентября 691 г. по 31 августа 692 года. Было на нем 227 отцов; следовательно, 53-мя более, нежели в 681-м году. Лично присутствовали: патриархи Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский; представителями Римского папы были назначенные им легаты, в числе коих главный был Василий, архиепископ Гортинский. После приветствия императору собор сразу начал свои занятия и издал 102 правила. Правила эти приняты во все восточные канонические сборники. В Кормчей они составляют 18 главу; в Indreptarea они соединены в 98 правил.

Западная церковь не признает ныне за всеми этими правилами обязательной для себя силы. Но прежде не было так. На самом соборе были легаты Римские, а подпись Василия Гортинского мы находим в числе первых на актах собора. На VII-ом Всел. Соборе, когда по поводу 82-го Трулльского правила упомянуты были эти правила, как правила VΙ-го Всел. Собора, Римские легаты и не думали возражать. Папа Адриан I торжественно объявляет о своем признании этих правил в одном своем письме патриарху Тарасию, тоже и в другом письме франкским епископам в защиту VII-го Всел. Собора. Папа Иоанн VIII-й, говоря об этих правилах, не возражает ничего против них. Иннокентий III-й приводит 82-е правило и называет его правилом VI-го всел. собора. В своем Decretum Грациан привел много правил нашего собора, как правил VI-го Всел. Собора. В течение веков на западе стали иначе смотреть на эти правила и обо всех упомянутых и других свидетельствах говорят, что названные лица только по неведению приписывали эти правила VI-му вселенскому собору.

Никейский II-й, Вселенский Седьмой Собор. Этот собор созван был против иконоборцев императрицею Ириною и ее сыном. Открыт он 24 сентября 787-го года и продолжался целый месяц. Было восемь заседаний, из коих семь было в Никее, а восьмое в Константинополе. Председательствовал Тарасий Константинопольский, а на восьмом заседании председательское место заняла Ирина с сыном. Число присутствовавших на соборе, по сохранившимся данным, колеблется между 300 и 367. Представлена была на нем вся Церковь, восточная и западная. После утверждения догмата об иконопочитании изданы были 22 правила. В таком числе они находятся во всех канонических сборниках восточной церкви. В Кормчей они составляют 18 главу.

После правил этого собора в изданиях соборных актов находится еще и послание Тарасия Константинопольского папе Адриану I-му о симонии. Написано оно тотчас после этого собора и потому в старых сборниках приводилось непосредственно после правил VII-го всел. собора. Об этом послании скажем ниже.

 

 

О правилах поместных соборов.

Правила только тех поместных соборов обязательны для всей церкви, за коими признала такое значение Вселенская Церковь. Таковых соборов - одиннадцать, а именно: десять вышеупомянутых и Карфагенский собор при Киприане (255 г.) о крещении еретиков. Правила всех этих одиннадцати соборов находятся в Афинской Синтагме и Пидалионе. В каноничёских сборниках славянских и румынских находятся правила только десяти соборов, но в них нет правил Карфагенского собора, бывшего при Киприане. Главное основание, по которому в последних сборниках опущен помянутый Карфагенский собор, то, что постановление этого собора о необходимости крестить всякого еретика или раскольника, обращающегося в православие, не обязательно для всей церкви, но это постановление, по словам 2-го правила Трулльского собора, имело значение, применительно к обстоятельствам места и времени, только для Африканской церкви. Вальсамон в толковании данного правила говорит: "этим (правилом) устанавливается, что все те, которые обращаются от еретиков или раскольников к Православной Церкви, должны быть снова крещены, хотя бы они прежде приняли крещение. Между тем 7-ое правило II-го Всел. Собора совсем другое предписывает в отношении к тем, кого следует и кого не следует снова крестить, устанавливая точное в том различие. Прочитай следовательно это правило и последуй тому, которое было издано после. Прочитай и 2 правило Трулльского собора и увидишь, что то, что говорит это послание, не всеми отцами принято, ибо там сказано так: "правило, изданное Киприаном, бывшим архиепископом Африканской области и мучеником, и его собором, и соблюдаемое только в местах упомянутых там предстоятелей по преданному обычаю..." Из этого следует, что в начале правило это было не у всех их в обычае... А так как 7 правило II-го собора совсем другое предписывает, чем то, что устанавливается в этом послании в отношении к еретикам и раскольникам, "обращающимся к вере, то предписание его осталось в небрежении".

Правила следующих десяти соборов приняты всею Церковью.

 

Анкирский собор. После Максиминова гонения против христиан, когда установился мир, многие из христиан, которые или из страха, или по какой-либо другой причине отступили от Церкви, теперь снова настоятельно просили о принятии их в Церковь. Вопрос о том, нужно ли их принимать, и самый способ их принятия сообразно с обстоятельствами, при которых они отступили, вообще не были ясны епископам. И ради этого созван был собор, который должен был произнести свой суд об этом. Собор состоялся в 314 году в Анкире в Галатии, на нем было около 18 епископов из Малой Азии и Сирии под председательством Виталия, епископа Антиохийского, и он издал 25 правил, из коих первые 9 и 12-е правило касаются главного вопроса, подавшего повод к созванию собора; остальные говорят об общей церковной дисциплине. - В Кормчей они составляют 6 главу.

Неокесарийский собор состоялся после Анкирского, между 314 и 325 годами. Было на нем 24 епископа под председательством того же епископа Виталия Антиохийского, который председательствовал и на соборе Анкирском. Издано было 15 правил, которые в Кормчей составляют 7 главу.

Гангрский собор. Собор этот состоялся в половине IV-го века, около 340 года, в Гангре, главном городе Пафлагонии, по поводу Евстафия, епископа Севастийского, полуарианина, и его последователей, которые проповедовали безрассудный аскетизм и вследствие того вызвали в церкви много беспорядков. Председательствовал на соборе Евсевий Никомидийский, а присутствовало 13 епископов. В канонических сборниках значится 21 правило этого собора, а именно: 20 правил против евстафиан, а 21-е составляет эпилог всех правил.

В таком количестве и в том же порядке правила находятся в Книге правил и в Пидалионе. В Indreptarea и в 8 главе Кормчей эти правила приведены иначе. В начале стоит заглавие послания собора епископам Армении, потом в первой 20, а во второй 19 правил. Зависит это от того, что только 20 правил в Синопсисе, основе того и другого сборника, а в Кормчей 9-е правило соединено с 10-м.

Антиохийский собор. По поводу освящения новой церкви в Антиохии в половине 341 года собралось около 100 епископов. После освящения церкви собравшиеся епископы составили собор для издания некоторых постановлений в интересах повсеместного единообразия церковного управления. Председательствовал на этом соборе Плакет, епископ Антиохийский; издано 25 правил, которые все вошли в общецерковный канонический сборник и о которых с особым уважением отзывается как восток, так и запад. В Кормчей они составляют 9 главу.

Лаодикийский собор. Приблизительно в 343 году составился из многих епископов Малой Азии в Лаодикии, главном городе Фригии, собор, на котором было издано 60 правил различного содержания, которые все, хотя и в разных подразделениях, вошли в канонические сборники. В Пидалионе число их такое же, как и в Книге правил. В Кормчей правила Лаодикийского собора составляют 10-ю главу, число их 58, но по содержанию все они сполна заключаются в ней. В Ипагереагеа - 59 правил, что зависит от того, что последние два правила соединены в одно.

Сердикский собор. На границе между восточною и западною половиною греко-римской империи, в Сердике (ныне Софии) в 343 году составился многочисленный собор с целью установить относительно Афанасия Великого согласие между восточными и западными епископами, разделившимися между собою вследствие арианских интриг. Всех присутствовавших на этом соборе было 376 членов, из них западных 300 и восточных только 76. Председательствовал известный с Никейского собора Осия, епископ Кордубский. После того как признаны безосновательными все обвинения против Афанасия и утвержден был Никейский Символ, собор издал 21 правило о церковной дисциплине, и все эти правила вошли в обще церковный канонический сборник.

В нынешних наших сборниках разница только в порядке нумерации правил, но по содержанию все они в них находятся. В Indreptarea помещены все правила. В Пидалионе их 20; нет 18-го, но так как это последнее стоит в неразрывной связи со следующим (19-м), которое гласит о том же самом предмете, то от этого нисколько не страдает содержание самых правил. В Книге правил также только 20 правил, что зависит от того, что 18-е и 19-е составляют одно 18-е. Основание то же самое, что и для Пидалиона. В Кормчей порядок иной, хотя там полное их число - 21 правило.

Константинопольский собор. По поводу спора между двумя епископами Агапием и Багадием, из коих каждый доказывал свое право на митрополичью кафедру в Бостре в Аравии, составился в Константинополе в 394 году собор для решения этого спора. Участвовали на этом соборе Нектарий Константинопольский, Феофил Александрийский, Флавиан Антиохийский и еще 17 епископов. Председательствовал Нектарий. Состоялось определение, что епископа может низложить собор многих епископов, а не три только; и это определение было издано как особое правило, которое потом вошло в общецерковный канонический сборник.

В различных видах это правило находится в нынешних сборниках, где приводятся по большей части отрывки из полного текста. В Пидалионе оно разделено на два правила: первое составлено из предложения епископа Аравияна, указывающего относящееся сюда постановление Никейского собора, что два епископа не могут ни поставить, ни свергнуть другого епископа; а второе - из заключительного определения председателя собора. В Indreptarea, в Кормчей и Книге правил одно только правило и то в весьма сокращенном виде. В последней оно составлено: первая половина из заключительного определения Нектария, а другое из предложения Феофила Александрийского.

Карфагенский собор. Вопрос о праве Римского папы принимать апелляции на определения соборов Африканской церкви подал повод к созванию великого собора в Карфагене в 419 году. Присутствовавших на соборе епископов было 217 под председательством Аврелия, архиепископа Карфагенского. Были и представители Римской церкви. Состоялось два главных заседания: первое 25-го мая, а второе 30-го мая.

После того как рассмотрено было главное дело и торжественно отвергнуто всякое право Римского папы принимать апелляции на определения собора епископов Африканской церкви, отцы собора издали несколько правил о церковной дисциплине, затем пересмотрели все правила, изданные на прежних соборах Африканской церкви, начиная с 348 года. Ни в какой другой церкви, как в Африканской, не соблюдались так строго правила о ежегодных соборах. История сохранила нам данные о множестве происходивших в первые века в этой церкви соборов с законодательною целью; след., должно было появиться и множество церковно-дисциплинарных правил, которые были изданы на всех этих соборах. В числе этих правил многие были между собою сходны и по предмету одинаковы, а многие, по обстоятельствам места и времени их издания, имели только местное и временное значение и следовательно не могли быть обязательны для всех. Отцы Карфагенского собора 419-го года рассмотрели все прежние правила и из числа всех приняли и ввели для всей Африканской церкви правила следующих четырнадцати соборов: а) Карфагенского 348 г., б) Карфагенского 390 г., в) Иппонского 393 г., г) Карфагенского 397 г., д) Карфагенского 16-го июня 401 г., е) Карфагенского 13-го сентября 401 г., ж) Иилевитского 402 г., з) Карфагенского 403 г., и) Карфагенского 404 г., и) Карфагенского 405 г., к) Карфагенского 407 г. и Карфагенских - л) 409-го г., м) 410-го г. и н) 418-го года. Принято было 121 правило этих сборов. К ним собор 419-го г. прибавил от себя 12 правил, и таким образом на этом соборе были приняты и признаны общеобязательными для всех 133 правила, известные ныне под именем правил Карфагенского собора.

В некоторых сборниках, также и в нашей Кормчей, кроме упомянутых, значится еще пять правил, хотя они в строгом смысле не правила, но или послания Африканских отцов, или ответы тех или других на вопросы, предложенные им со стороны Карфагенского собора. Первое правило есть послание собора папе Бонифацию по главному вопросу, ради которого собирался собор 419-го года; второе и третье суть ответы Кирилла Александрийского и Аттика Константинопольского, которые препровождают подлинные акты Никейского собора; четвертое есть послание с символом и правилами Никейского собора, адресованное отцами Карфагенского собора папе Бонифацию, и пятое есть послание тех же отцов 424-го года папе Целестину по тому же самому вопросу, ради которого и созван был собор 419-го года. А именно, один пресвитер (Апиарий), которого собор осудил, обратился к папе Целестину, ища у него защиты, и папа нашел возможным взять под свою защиту этого пресвитера и в таком смысле писал Карфагенским отцам. Ответ отцов на это Целестиново письмо с отклонением его ходатайства об упомянутом пресвитере составляет названное послание. А оно поставлено рядом с правилами собора 419-го года потому, что относится непосредственно к этому собору и представляет заключительное определение по главному вопросу собора.

Правила Карфагенского собора вошли во все канонические сборники; но они приводятся там весьма разнообразно, как относительно текста, так и нумерации. В первоначальном сборнике их столько, сколько в Афинской Синтагме, а именно 133 и 5 упомянутых дополнительных правил. Эти последние не занумерованы в Афинской Синтагме, но в старых сборниках значатся под номерами 134, 135, 136, 137 и 138. Они занумерованы и в нашей Кормчей. В позднейших сборниках этих (дополнительных) правил или совсем нет, или приведены только некоторые из них. Точно также и число правил иное. В Кормчей их 134 и дополнительных пять; в Indreptarea 141, а из дополнительных нет ни одного. В Пидалионе их также 141 и послания Бонифацию и Целестину, а в Книге правил их 147 и послание Целестину. Из этой количественной разницы правил не следует делать вывод, что в Афинской Синтагме некоторые правила опущены, кои в упомянутых сборниках находятся; напротив, в ней эти правила много полнее, нежели в тех, а некоторых правил Афинской Синтагмы, напр., в Пидалионе совсем нет, как то: 14, 34, 70, 88, 92, 118 и 122 правил. Большее число правил в упомянутых сборниках зависит от того, что некоторые правила разделены на два, три и пять правил, вследствие чего оказалось и большее их число. Способ деления у известных издателей одного правила на несколько, хотя во многом оправдывается с точки зрения содержания различных правил, но таковое деление должно считаться в то же время и произвольным как это доказано относительно издателей Пидалиона. Относительно Книги правил, может быть, издатели руководились прежними изданиями. ибо есть одно парижское издание, в котором, как и в Книге правил, 147 правил Карфагенского собора.

Константинопольский собор в храме св. Апостолов. Девятый век, век Николая 1 и Фотия, может считаться одним из самых бурных, вместе с тем и самых печальных по своим последствиям для Церкви. Дело о свержении патриарха Игнатия и об избрании на патриарший престол Фотия произвело большие смуты на востоке. а вместе с тем подало повод римскому папе вмешаться во внутренние дела Константинопольского патриархата. С другой стороны и иконоборство, хотя было осуждено на VΙΙ-ом Всел. Соборе, продолжало еще в этом столетии волновать церковь. Для того, чтобы произнести окончательное осуждение иконоборства и восстановить в церкви нарушенный мир, решено было созвать великий собор епископов, каковой собор состоялся в начале мая 861-го года в Константинополе в храме св. Апостолов. Присутствовал на соборе император Михаил III, епископов было 318; Римского папу представляли нарочитые легаты. На первом своем собраны собор не мог придти к желательному решению вследствие возмущения со стороны неправославных, и только на вторичном собрании можно было действовать свободно. Вследствие такого двукратного собрания собора он называется: перво-вторым собором (πρ?τη και δευτ?ρα, primo-secunda, двукратным). Во время второго своего собрания собор подтвердил осуждение иконоборчества, затем была признана правильность избрания патриарха Фотия на Константинопольскую кафедру, а после всего издано было 17 правил относительно церковной дисциплины. В Кормчей, Книге правил и Indreptarea эти правила занимают предпоследнее место в ряду соборных правил; в Пидалионе они следуют тотчас после правил VII-го Всел. Собора.

Константинопольский собор в храме св. Софии. Мир, установленный в церкви в 861 году, скоро был опять нарушен, вследствие событий совсем особого характера; и этот мир восстановлен был только после смерти бывшего патриарха Игнатия, когда на Римском престоле был папа Иоанн VIII-й. Ради торжественного утверждения этого мира был созван в879-м году собор в Константинополе в храме св. Софии. Было на нем 383 отца; Римского папу представляли три нарочных легата. Провозгласив торжественным образом утвержденный мир между восточною и западною церковью, собор издал 3 правила, которые в Кормчей, Книге правил и Indreptarea занимают последнее место между соборными правилами, а в Пидалионе они находятся на другом месте среди правил поместных соборов.

 

О правилах святых отцов.

Во 2-м правиле Трулльского собора упомянуто двенадцать отцов, правила коих обязательны для всей Церкви, те именно двенадцать отцов, которые упомянуты выше в начале нашего обзора. Кроме этих двенадцати, имеет еще обязательную для всех силу послание Константинопольского патриарха Тарасия о симонии.

Как толкователями основных юридических начал, выраженных в Св. Писании и Предании, были соборы, так и толкователями соборных определений были отдельные отцы. Соборные правила представляли общие определения, которые пастыри той или другой поместной церкви должны были применять в отдельных случаях и сообразно с данными обстоятельствами, по своему усмотрению и под личною своею ответственностью. Это применение на практике соборных определений со стороны отдельных пастырей часто делалось явно в их окружных посланиях к пастве своей, в канонических посланиях одного пастыря к другому, в их канонических ответах на поставленные им вопросы и т. д. Глубокие знания канонов отдельными пастырями снискало им всеобщее уважение в церкви, и из их посланий или других сочинений заимствованы соответствующие места, которые представляют собою возвышенные правила пастырского управления и как таковые были приняты и одобрены для всей Церкви и вместе с правилами соборов вошли в составь общих церковных канонических сборников. Различие между правилами отцов и соборов вполне точно изображает один из наилучших канонистов нового времени следующим образом: "Различие это между правилами соборов и отцов заключается в том, что соборы простирали свою законодательную власть на высшие стороны в церкви, определяли порядок и законы самого управления ее, касались ее иерархии, произносили свой верховный суд на самые правительственные в ней лица; а отцы по частям излагали свои определения относительно разных частных предметов, более лиц управляемых в церкви, и суда, более духовного, нежели внешнего, официального; касались дел, более нравственных, нежели правительственных в церкви".

Правила отцов первоначально не были изданы в виде отдельных законодательных постановлений, но они представляли или извлечения из различных сочинений отцов, или же, главным образом, отправленные ими к отдельным лицам послания, которые, в виду их содержания, были названы "каноническими посланиями." С течением времени, смотря по содержанию, они были разделены на несколько правил, и в этом виде были внесены в общецерковный сборник. Первым был Иоанн Схоластик (в VI-м веке), который внес в свой сборник два послания Василия Великого Амфилохию; после него во всех общецерковных сборниках мы находим правила отцов, особенно после утверждения их канонической важность на Трулльском соборе.

Дионисий Александрийский (+265г.). Питомец александрийской школы, затем начальник той же школы, за свою глубокую ученость и заслуги для Церкви, особенно в борьбе с Савелием и Павлом самосатским, был назван "великим" и "учителем вселенской Церкви."

Правила, вошедшие в общецерковный сборник с именем Дионисия, составляют каноническое послание, которое он в 260-м году отправил в Ливию епископу Василию в ответ на четыре вопроса, предложенных ему последним для разрешения. По ответам на эти вопросы Дионисиева послание разделено на четыре правила, полный текст которых находится в Книге правил и Пидалионе, а в конце присоединено еще заключение послания. В Кормчей (26 гл.) иначе. Прежде всего, особливо стоит начало послания о часе, когда следует кончать великий пост, затем идут четыре нумерованные правила под особым заглавием: "Того же от сущих без общения," и первое составляет извлечение из Дионисиева послания Канону; следующие же (2, 3 и 4) представляют сокращение второй половины послания Василиду. Заключения послания нет. Это в точности отвечает тексту Дионисиевых правил в Синопсисе. В Indreptarea совсем нет Дионисиевых правил.

Григорий Неокесарийский, чудотворец (+270). Воспитанный в Александрийской школе, Григорий отличался глубоким умом и большим благочестием. За многие чудеса, совершенные им, особенно в бытность его епископом в Неокесарии, современники дали ему имя "чудотворца." Он отличался большой ревностью в обращении язычников к вере Христовой, и история нам свидетельствует, что в Неокесарии, когда он стал епископом, было христиан всего 17, а когда умер, осталось только 17 язычников; остальные все были обращены в христианство. Из многих сочинений Григория для нас имеет важность его каноническое послание, которое он в 258-м году разослал по своей области. Повод к этому посланию обозначен вообще в самом его заглавии. А именно, когда Григорий был епископом в Неокесарии, варварские народы напали на Понт и опустошали города. При этих варварских нападениях христиане держали себя недостойно своего имени, а многие из них содействовали варварам и сами впадали в тяжкие грехи. Как главный епископ Понта, Григорий издал указанное свое послание, разъясняя тяжесть учиненных грехов и налагая за них соответственные наказания.

Послание разделено на несколько правил; но правила эти в канонических сборниках мы находим в различном числе. В Афинской Синтагме их 11, в Книге правил и Пидалионе 12, а в Кормчей (28 гл.) 13. В Indreptarea нет ни одного. Самое послание собственно составляют первые 10 правил по Афинскому изданию Синтагмы, или первые 11 по Книге правил и Пидалиону, а последнее не есть составная часть самого послания, но позднейшая прибавка и есть дополнение из правила Василия Великого относительно степеней покаяния. Поэтому, в переводе 11 правила после слов: "говорит мы ставили в скобках - кто говорит, именно Василий Великий в своем 75 правила. А как это дополнение или 11 (12) правила нет в Синопсисе, то этим объясняется, почему его нет и в Кормчей, которая составлена по Синопсису. Разница в числе первых правил зависит от того, что первое правило по нашему изданию разделено в этих сборниках на два, и вместо десяти явилось там одиннадцать. В Кормчей, как мы сказали, нет этого дополнения, и число 13 в ней объясняется тем, что 2 и 4 по нашему изданию правила разделены там каждое на два.

Петр, архиепископ Александрийский (+311). Славный своим образованием, Петр в 295 году принял место начальника Александрийской школы, которой пять лет управлял, и в 300 году избран был в архиепископа Александрийского. Только три года он управлял мирно своей церковью, а в 303 году, когда вышел указ Диоклетиана о гонении против христиан, начинаются уже несчастья для Александрийского пастыря, которые оканчиваются мученической смертью. Во время гонения многие христиане отступили от веры и употребляли всякие средства, лишь бы только освободиться от мучений. Большинство все-таки опять возвращались в Церковь, принеся раскаяние за свое отступничество. Петр обратил внимание на это обстоятельство; будучи же проникнут христианской любовью и желая оказать помощь тем, которые по нужде отреклись от Христа и Церкви, а теперь через покаяние снова вступали в церковь, он написал в 306 году слово о покаянии, где указывает способ как вступать в общение церковное тем, которые отступили от церкви.

Это слово Петра, разделенное па 14 правил, вошло в общецерковный сборник. В таком числе они находятся в Книге правил и Пидалионе. В Кормчей (27 гл.) их, как и в Синопсисе, 13, ибо 6 и 7 правилами) нашему изданию составляю г в ней одно (6) правило. В Indreptarea нет этих правил. Последнее (15-е) правило в нашем "Сборнике," равно и в трех упомянутых сборниках, о посте в среду и пятницу, взято из одного слова Петра на Пасху.

4. Афанасий Великий (†373). Глубоко изучивший истины христианской веры, Афанасий снискал вечную славу как защитник православия против арианства, за что справедливо назван "отцом православия" и "великим." Деятельность свою на пользу церкви он начал усиленно развивать с того времени, когда появилось арианство, и последовательно продолжал ее до конца своей жизни.

Многочисленные сочинения, которые оставил Афанасий, апологетического, полемического, историко-догматического и нравственного содержания. Для церковного права имеют значение три, а именно: послание его Аммуну, XXXIX-е послание о праздниках и послание Руфиниану. Первое послание написано около 356-го года в ответ монаху Аммуну, который обратился к Афанасию за руководством, как должно судить о непроизвольном ночном осквернении плоти. Второе написано в 367-м году и трактует о канонических книгах Св. Писания. Это послание дошла до нас в неполном виде, без начала, для обозначения же этого мы поставили в начале послания несколько точек. Третье написано епископу Руфиниану около 370 года в ответ на его вопрос, каким способом должны быть принимаемы еретики, когда обращаются к церкви.

Порядок, в каком эти три послания приведены в Афинской Синтагме и в нашем "Сборнике," одинаков и в Кормчей и в Пидалионе. В Книге правил стоить прежде всего послание Аммуну, потом Руфиниану, затем - о праздниках. В Кормчей (29 гл.), после послания Руфиниану (там, как и в Синопсисе, этот епископ назван Руфиан), находится еще один отрывок под названием: "Того же от другого послания," "и говорится о возвышенности девства 2); между тем это не новое какое-либо послание, но только извлечение из послания Аммуну. В Indreptarea этих Афанасьевых посланий нет.

Василий Великий (†379) 3). Из всех святых отцов и учителей церкви больше значения для церковного права и вообще для церковной дисциплины имеет Василий Великий. Научное свое образование он закончил в Афинах, где одновременно учился и Григорий Богослов, с которым в теснейшей дружбе находился Василий Великий. После того он путешествовал в Египте, Палестине и Месопотамии и во время этого путешествия познакомился со многими святыми людьми (Макарием, Пафнутием и др.), которые пробудили в нем глубокое уважение к монашеской жизни. Когда же он возвратился, то весь отдался уединенной жизни и поселился в одном совсем пустынном месте, где вместе с Григорием провел много времени. В 370 году был поставлен на Кесарийскую кафедру. Ревность о славе Христовой, об утверждении православной веры в тогдашнее смутное время и о водворении порядка и нравственности в церкви до такой степени проявлялась у Василия, что он заслужил имя "великого," "славы и украшения церкви."

От Василия великого вошло в общецерковный сборник 92 правила. Они составились из восьми его посланий и из его книги "О Святом Духе." Первые 85 правил составляют три послания, который Василий отправил Амфилохию, епископу Иконийскому. Амфилохий питал особое уважение к Василию и, кроме личных совещаний с ним о благоденствии церкви, он часто обращался к нему и письменно, прося его разрешить различные вопросы церковного управления и общей церковной дисциплины, или разъяснить какое-либо место Св. Писания, казавшееся ему неясным. Ответы на эти Амфилохиевы вопросы и составляют содержание посланий или первых 85 правил Василия Великого. Следующее (86) правило - опять извлечение из одного послания, которое Василий в 376-м году отправил Амфилохию. Правило 87 - послание Диодору, епископу Тарскому, именем которого дошло до Василия письмо, в котором были нападки на одно его определение относительно родства. Правило 88 есть решение Василия о пресвитере Григории, который имел у себя в доме одну женщину. Правило 89 - послание хорепископам, которые переступали границы своей власти. По поводу возбужденного против его подчиненных епископов подозрения, будто они симонисты, Василий написал особое послание, которое составляет 90-е правило. Последние два (91-е и 92-е) правила извлечены из знаменитого сочинения Василия "О Святом Духе," написанного по поводу обвинения его в том, что он будто не исповедует божества Св. Духа. И это сочинение адресовано Амфилохию, который побудил Василия написать его.

Из правил отцов первыми вошли в канонические сборники правила Василия Великого и затем уже внесены правила других отцов. Во всех нынешних сборниках они находятся. Разница в количестве. В Пидалионе и Книге правил одинаковое как в Афинской Синтагме и нашем "Сборнике." В Кормчей (21 гл.) их 91, а это зависело от того, что заключения третьего послания Амфилохию нет, а первые три послания разделены на 84 правила. В Indreptarea иначе. Всего 85 правил. Первые три послания разделены на 80 правил, 81-е соответствует нашему 86-му, 82-е составляет послание пресвитеру Григорию, 83е - послание хорепископам. 84-е - послание подчиненным епископам, а 85 правило - сочинение Василая Великого о различных степенях покаяния, находящееся в Синопсисе.

В Кормчей из правил Василия Великого составлены 21-я, 22-я, 23-я, 24-я и 25-я главы.

Тимофей Александрийский (+355). Ученик Афанасия Великого, Тимофей был преемником своего брата Петра на Александрийской кафедре. О жизни Тимофея мало известно, кроме того, что он участвовал на II-м Всел. Соборе и принимал живое участие в обсуждавшемся тогда спорном вопросе о Константинопольской кафедре.

Дошло до нас много канонических ответов Тимофея на вопросы, предложенные ему различными епископами и клириками. Из этих ответов вошли в общецерковный сборник 18; в таком количестве они находятся и в Пидалионе, и в Книге правил, и в Indreptarea. В Кормчей (32 гл.) эти ответы названы "правилами," их только 15; последних трех нет. Из остальных ответов Тимофея находятся отдельные в Indreptarea (стр. 693 и cл.).

Григорий Богослов (†389). Преданный уединенной жизни и глубоко благочестивый, Григорий считал себя недостойным священно служения, однако он должен был уступить общему желанию и в 381-м году поставлен был на архиепископский престол в Константинополе. Заметив, что некоторым не нравилось его избрание, он тотчас отказался и ушел в Назианз, где в уединении провел последние годы своей жизни в книжных занятиях.

Сочинения свои Григорий писал то в прозе, то в стихах. Последним способом писания он пользовался, как сам говорит, главным образом для того, чтобы сохранить христианскую истину от аполлинаристов, которые распространяли свое ложное учете в стихах. Из таких поэтических произведений Григория приняты в общецерковный канонический сборник стихи его о канонических книгах Св. Писания Ветхого и Нового Завета. В Книге правил и в Пидалионе помещены на своих местах. В Кормчей, вместе с стихами Амфилохия о том же предмете, они составляют 30-ю главу. В Indreptarea их нет, как вообще нет и следующих за Григорием Богословом отцов.

Амфилохий Иконийский (†395). Амфилохий участвовал на II-м Всел. Соборе, как ревностный защитник православия против духоборцев, а за год до смерти участвовал опять в Константинополе на соборе 394 г. по поводу Агапия и Вагадия, где содействовал утверждению авторитета епископского достоинства.

Письмо Амфилохия к Селевку о канонических книгах Св. Писания вошло в общецерковный канонический сборник и находится на своем месте в Пидалионе и Книге правил. В Кормчей составляет 30-ю главу, вместе со стихами о том же предмете Григория Богослова.

Григорий Нисский (†395). Младший брат Василия Великого, Григорий славился строгостью жизни, ученостью, просвещенною ревностью о православии и превосходным даром слова. Как епископ Нисский, он участвовал на II-м всел. соборе и за свою ревность и защиту православного учения был назван "столпом православия." Участвовал потом и на Константинопольском соборе 394-го г. при Нектарии, по поводу известного вопроса о бострской митрополии.

Из многочисленных его сочинений вошло в канонические сборники послание его Литою, епископу мелитинскому в Армении. Последний обратился к Григорию, прося его ответит, какие епитимии должны быть налагаемы за различные грехи. В ответ Григорий послал ему в 390-м году это послание, в котором обнаруживает свои глубокие психологические знания и вместе с тем показывает строгость в наказаниях за грехи гораздо большую, чем его предшественники.

Послание это разделено на 8 правил и в таком числе они находятся в Пидалионе, Книге правил и Кормчей. В этой последней (31 гл.) разделение только иное. Правило I-е в Афинской Синтагме и в нашем "Сборнике" составляет в Кормчей "Предисловие," 2-е, 3-е и 4-е соответствуют в ней 1-му, 2-му, и 3-му, 5-е составляет в Кормчей 4-е и 5-е, далее уже числа совпадают. Заключения послания в Кормчей нет.

Феофил Александрийский (†412). От Феофила Александрийского, известного своим нерасположением к Иоанну Златоустому., дошли до нас его пасхальные слова, несколько посланий и правил. Эти последние составлены: из а) одного его определения по вопросу о том, если навечерие Богоявления случится в воскресенье; б) наставления Маммону по разным вопросам особого характера, которые касаются церковного чина; в) наставления о принятии в клир кафаров; г) наставления епископу Агафону и д) наставления епископу Мине. Первое о Богоявлении составляет одно правило, наставление Аммону разделено на 10 правил, остальные наставления составляют каждое по одному правилу, всего след. 14 правил.

В Книге правил и Пидалионе означенные правила носят соответствующие заглавия источников, из коих они взяты; только заглавие наставления о кафарах иное. В оригинале стоит: ?φ?γησις, что мы перевели словом "изъява" (изъяснение). А в Пидалионе стоит: ?φυγ?ψ (? ?φρυγ?φ παρ ?λλоις) Επισκоπ?, περ?...; В книге правил: Αφυγγ?ψ Επισκоπ?, περ?... (КАфингию Епископу, о.....). основание, почему мы так перевели, заключается в том, что хотели точно следовать оригиналу 1). В Кормчей (33 гл.), кроме первой статьи, другие не имеют заглавия. В первом правиле в Кормчей мы читаем в средине: "по обычней службе святого Иоанна Златоустого." Этой вставки нет в Синопсисе 2), и потому, имея в виду отношения Феофила к Златоусту, мы считаем, что она сделана по неведению.

Кирилл Александрийский (†444). Племянник Феофила Александрийского (по сестре), Кирилл не разделял его взглядов на Златоуста и питал к последнему глубокое уважение, особенно в последнее время. Избран был в архиепископы в 412 году и с этого времени проявлял живую ревность как апологет чистого православия, как экзегет и как мудрый правитель церкви. Прославился в особенности в борьбе с несторианством и энергичной деятельностью на III-м Всел. Соборе.

С канонической точки зрения имеют значение несколько правил Кирилла, составленный из двух его посланий: одного Домну, архиепископу Антиохийскому, по поводу епископа Петра, который жаловался, что принужден был отказаться от своей кафедры, и другого - епископам Ливии и Пентаполя по поводу незаконных рукоположений. Из этих двух посланий составилось 5 правил: первые три из первого послания, а из второго послания 2 правила, которые вошли в общецерковный сборник. В таком количестве с соответствующими заглавиями они находятся в Пидалионе и Книге правил. В Кормчей (34 гл.) также находятся; но к ним еще присоединены: а) Максиму диакону, б) Геннадию архимандриту, в) из послания Евлогию Александрийскому и г) одиннадцать анафематизмов Кирилла против Нестория (35 гл.). Все эти статьи находятся и в Синопсисе и оттуда перешли в Кормчую.

Геннадий Константинопольский (†471). Избранный в патриархи Константинопольские, Геннадий высоко поднял авторитет своей кафедры, который ранее был помрачен вследствие распространяемых с той кафедры отдельными ее представителями ложных учений. Отличаясь глубоким благочестием, он особенно скорбел о том, что в Церкви Христовой среди многих епископов водворилась симония, дававшая повод к осуждению самой организации церковной. Чтобы воспрепятствовать этому великому злу в церкви, Геннадий III-й созвал в 459-м году собор из 81 епископа в Константинополе, и здесь было составлено то окружное послание против симонии, которое потом вошло во все канонические сборники. Предназначалось оно, как видно из его заглавия, всем епископам востока и папе Римскому.

В Кормчей это послание находится в 36-й главе среди других посланий против симонии и приведены подписи всех (81) епископов. В Пидалионе подписей нет, но сказано, что это послание подписали вместе с Геннадием "семьдесят три или восемьдесят один епископ." В Книге правил подписей также нет, но сказано, что с Геннадием подписались "семьдесят три епископа."

Тарасий Константинопольский (†809). Избран в патриархи Константинопольские в 786-м году. За свои настойчивые представления императрице Ирине и Константину Порфирородному о созвании VII-го Всел. Собора, который должен был положить конец иконоборству, Тарасий снискал себе вековечную славу в церкви.

Из многих сочинений Тарасия для канонического права имеет значение его послание Римскому папе Адриану против симонии, которая не переставала осквернять Церковь Христову и помрачать авторитет священнического достоинства. В Книге правил и Пидалионе это послание приведено на своем месте. В Кормчей оно составляет вместе с другими статьями против симонии 36-ю главу. Послание Тарасия, как мы уже упомянули, находится во многих сборниках тотчас после правил VII-го Всел. Собора, ибо и издано было тотчас после собора и присоединено к соборным определениям.

 

 

О дополнительных правилах.

Посланием Тарасия оканчивается основной канонический сборник православной церкви. За ним следует упомянутое дополнение, а именно:

Каноникон Иоанна Постника (†595). Иоанн сделался Константинопольским патриархом в 582 году и был особенно уважаем в народе. За свой всегдашний строгий пост он был назван "Постником" (Νηστεоτ?ς, Jejuniator). Из сочинений Иоанна Постника для церковнаго права имеет значение его Каноникон, в котором он наставляет исповедников как поступать при исповеди и как должно применять соответствующие правила за разные грехи. В течение целого ряда веков эта книга была в большом уважении. В ХIV в. Властарь составил из нее руководство для исповедников; и эта руководственная книга Властаря, составленная из Каноникона Постника, перешла в греческие канонические сборники, прежде всего в Пидалион, а затем в Афинскую Синтагму 4). Каноникон Иоанна Постника по служил основою для Номоканона, который находится при славянском Большом требнике.

Правила Никифора Исповедника (818). Никифор сделался патриархом константинопольским в 806 году и управлял церковью до 815-го года, когда был низвержен с кафедры иконоборческим императором Львом Армянином за то, что хотел остаться верным определениям VII-го Всел. Собора, и в заточении умер. Некоторые из многих его сочинений имеют значение для церковного права. Нам известны: а) о первых (6) вселенских соборах, б) канонические предписания о разных предметах, в) правила, извлеченные из его типика, и г) правила, извлеченные из церковных постановлений, которые он вместе с другими святыми отцами издал. Из всех правил Никифора Властарь собрал 37 главных, которые вошли в Пидалион, а по другой рукописи 38 вошло в Афинскую Синтагму. Прибавлено в том и другом сборнике еще 7 правил, затем в Афинской Синтагме еще 9 из общих церковных постановлены! Никифора, и 17 канонических вопросов и ответов из одного его канонического послания. В Кормчую (57 гл.) вошли 23 правила, собранные Властарем.

Синодальные ответы Николая константинопольского. Во время этого патриарха (1086-1111), Святогорские (афонские) иноки обращались к Константинопольскому патриаршему синоду с разными вопросами церковно-служебнаго характера. Решение этих вопросов представляют упомянутые ответы. В Пидалионе, равно и в Афинской Синтагме содержится 11 вопросов и столько же ответов, а в этой последней еще и толкования на отдельные ответы. В Кормчей (53гл.) 20 вопросов и ответов с особым заглавием, совсем иным, чем в остальных изданиях.

Канонические определения: а) Василия Великого о постоянстве в добре, извлечете из послания Василия никополянам, б) Иоанна Златоустого об исправлении преступников 8), в) о времени принятия св. Таин: α) один канонический ответ св. Анастасия, β) каноническое определение Василия Великого, содержащееся в его послании πρоς Καισαρ?αν Πατρι/?αν и γ) определения о том же предмете в толкованиях Иоанна Златоустого на послания ап. Павла к Ефесеям и Евреям; г) о том, как должен вести себя священник в церкви, - наставление Василия Великого священникам.

Указавши источники всех правил, как основных, так и дополнительных, мы приступаем теперь к изложению этих правил с соответствующими толкованиями.