САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow Жизнь Епархии arrow 20.04.2020. Отошёл Ко Господу протоиерей Илья Ган

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

36935256_bible_smiley
Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

20.04.2020. Отошёл Ко Господу протоиерей Илья Ган PDF Напечатать Е-мейл

 

 

 

Oтец Илья Ган родился 20 июля 1925 г. в деревне Эски-Казаклар, Турция. Его родители принадлежали к общине старообрядцев и казаков-некрасовцев, предки которых проживали в этой местности 300 лет. На момент его рождения фамилия их семьи была Шепелеевы. Среди его родственников было много священнослужителей, и он всегда интересовался всем, касающимся духовной жизни. Тогда в Турции существовали три казацких села: Эски-Казаклар, впоследствии переименовано в Коджа-Гёль – самое старое из трёх поселений на юго-западной оконечности озера Куш («птичье озеро»), Йени-Казаклар, основанное выходцами из Эски-Казаклара, на северном побережье озера Куш в районе Маньяс ила Балыкесир, и Казак на восточном побережье озера Акшехир в районе Акшехир ила Конья.

Члены общины строго придерживались своих религиозных традиций, но в более поздние времена уже пошли на определённые уступки, чтобы не привлекать к себе внимания в турецком обществе. В связи с этим, родители отца Илии поменяли свою фамилию на Гьюн (Gün), что на турецком языке означает «день».

Жители Йени-Казаклара покинули Турцию вскоре после рождения отца Ильи, но казаки посёлков Эски-Казаклар и Казак ещё выдержали до начала 60-ых годов, когда постепенная исламизация Турции сделала совершенно невозможным дальнейшее соблюдение их религиозных традиций. Из 3.000 жителей Коджа-Гёля в 1962 году 215 семей общей численностью 985 человек переселились обратно на территорию России, несколько десятков семей эмигрировали в Австралию, Бразилию и в другие страны Южной Америки. Отец Ильи, после ознакомительной поездки в (тогда советскую) Россию, счёл возвращение на родину предков неприемлемым вариантом, противоречащим его религиозным убеждениям.

Он предпочёл в составе небольшой группы из 300 человек иммигрировать в США, куда они прибыли в 1962 году. Это переселение спонсировалась Толстовским Фондом.

Oтец Илья, который к тому времени уже был женат на односельчанке Анастасии, присоединился к этой группе со своей молодой семьёй: супругой и сыном Феодором (Тед) – первым выжившем ребёнком, (до этого четверо рождённых ранее детей скончалось от детских болезней и общего недостатка питания не дожив до двухлетнего возроста), и младшим братом Иорданом (Гордон).

Иммигрировав в Соединённые Штаты, семья упразднила в написании своей фамилии точки над буквой ü, неизвестной в английком алфавите, что сделало из Гьюн – Ган (Gun).

Тед, которому тогда было 7 лет, хорошо помнит, как отец Илья во время прогулок по территории Толстовской фермы часто изумлялся изобилию разного легкодоступного топлива (дрова), на которое местное население не обращало ни малейшего внимания, и которое никто не собирался заготавливать, думая о том, как все эти невостребованные богатства могли бы согреть нуждающихся сельчан захолустного Коджа-Гёля, где главным топливом служили самодельные кирпичи из соломы и навоза.

Отец Илья с семьёй жили сначала на Толстовской Ферме, потом в Магопаке, Покипси, Сомерсете и Хоторне, Нью-Джерси. В Хоторне отец Илья, в миру работавший пекарем на бисквитной фабрике Набиско, стал диаконом. В священники он был рукоположен в возрасте 50 лет. Хотя отец Илья никогда не учился в духовной семинарии, он имел большую любовь ко всем духовным делам, следуя примеру своих многочисленных родственников и друзей, которые были священниками.

В Магопакском приходе, где Отец Илья много лет служил настоятелем, тепло вспоминают, с какой радостью он крестил прихожан, не помещавщихся в купель, прямо в водах близлежащего озера, с деревянных мостков. Многие помнят его глубокую веру и благодарны тихой силе его молитв, в которых отец Илья просил у Бога помощи в разных жизненных ситуациях для всех, кто обращался к нему.

После выхода на пенсию, отец Илья и матушка Анастасия обосновались в уютном доме в небольшом городке Нетконг, Нью-Джерси, который матушка с большим энтузиазмом украшала многочисленными собственноручно связаными вещицами, и где они прожили до кончины матушки в 2012 году.

Оставшись один, о. Илья вёл скромную жизнь подвижника, вычитывая каждый день суточный круг богослужений, чем даже удивил монахов на Афоне, когда совершил туда паломничество в возрасте 86 лет. Во время этого визита он впечатлил братию своей неутомимой молитвой, скромностью и выносливостью, поднявшись на муле на гору Кармил, чтобы посетить храм его Святого покровителя, пророка Илии.

Прожив некоторое время в Джорданвильском монастыре, отец Илья потом поселилися на Толстовской Ферме, где и провёл последние 5 лет своей жизни, живя самостоятельно в одном из коттеджей и посещая церковные службы в храме Св. Сергия Радонежского. Отец Илья скончался в возрасте 94 лет вечером в среду, 15 апреля 2020, в старческом доме Толстовского Фонда, куда он был направлен для окончательного выздоровления после короткого пребывания в госпитале.