arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

01.10.15. Митр.Агафангел: О нашей преемственности PDF Напечатать Е-мейл

Митрополит Агафангел: О нашей преемственности

Автор: Митрополит Агафангел вкл. 01 Октябрь 2015. Опубликовано в Авторская колонка (Просмотров: 1892)

Вопрос о преемственности Церкви является главнейшим ее вопросом. Господь свидетельствовал, что созданная Им Церковь пребудет до скончания времен и Страшного Суда. «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф 16.18). Из этих слов Господа видно, что Церковь будет пребывать на земле постоянно и неизменно. Это вопрос бытия Единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Церковь, основанная Христом, со дня Пятидесятницы и по день сегодняшний пребывает на земле видимо и непрерывно. Не было, не могло быть, и не будет, как мы верим, такого, что Церковь, исчезнув в одном месте, появилась бы в другом – нет, она всегда была живым Преданием, передававшимся «от уст к устам», открыто и явно, единым живым потоком, не прерываясь в своем бытии. Вера ее со времен Апостолов и по наши дни всегда была одной и той же. Благодать ее таинств всегда передавалась через ее архиереев, исповедующих подлинное вероучение и имеющих со времен Апостолов непрерывную преемственность хиротоний.

Русская Православная Церковь Заграницей имеет полноценную преемственность от дореволюционной Поместной Российской Церкви – мы сегодня продолжаем жить жизнью именно этой Церкви. Конечно, всякое время привносит свой отпечаток, который может какой-то период иметь значение в Церкви, а потом уходить в небытие (как и все, что связано со временем), или же может закрепиться в виде внешней традиции (например, некоторые церковные облачения, возникшие в императорские времена). Но это касается только внешних и непринципиальных деталей, и не касается главного содержания Церкви – ее вероучения и благодатной и спасительной преемственности. О благодатной святости Поместной Российской Церкви свидетельствуют, в наибольшей степени, ее благодатные Дары, отразившиеся в благочестии народа, и ее святые: от начала – святой равноапостольный князь Владимир и преподобные подвижники Киево-Печерские, до времен приближенных к нам – Серафим Саровский, Иоанн Кронштадтский и Оптинские старцы, и совсем недавние святые – Царь-мученик Николай во главе сонмов новомучеников и исповедников, пострадавших от богоборческой власти во времена господства коммунистической идеологии.

***

Русская Православная Церковь Заграницей достойно переняла и сохранила лучшее, что было в Российской Поместной Церкви. Ее возглавил достойнейший ее иерарх – Митрополит Антоний (Храповицкий) со многими православными архиереями, священнослужителями и мирянами, среди которых было множество подлинных подвижников и истинных богословов. Она была признана всеми иными Поместными Церквями. Прославлены во святых ее архиереи – святители Иоанн (Максимович), Филарет (Вознесенский) и Иона Ханькоусский. Она известна своими великими подвижниками и исповедниками, архиереями, такими как наши святители-Первоиерархи – митрополиты Антоний, Анастасий и Виталий, архиепископы Аверкий, Виталий (Максименко), священнослужители Константин (Зайцев), Михаил (Помазанский), Михаил Польский, Серафим (Роуз), миряне Иван Андреевский, Николай Тальберг и многие, многие другие – непререкаемые и авторитетнейшие представители подлинного православия. Нет сомнений в том, что Русская Православная Церковь Заграницей явилась полноценным и полноводным потоком, продолжающим жизненное течение исторической Поместной Российской Церкви.

Церковь Мать, страдавшая в отечестве и, в итоге, вынужденная перейти на тайное, катакомбное бытие, просияла сонмами мучеников и исповедников, которые кровью своею и страданиями засвидетельствовали о ее истине.

Где ИПЦ?

Известно, что катакомбники в СССР, в общей своей массе, не называли себя Истинно Православной Церковью (ИПЦ), а называли, чаще, по разному – «иосифляне», «непоминающие» «староцерковники» и просто «катакомбники». По свидетельству Архиепископа Лазаря (Журбенко) название Истинно Православная Церковь возникло и закрепилось в недрах советских карательных органов в связи с нашумевшем процессом начала 30-х годов «Контрреволюционная организация Истинно Православная Церковь». С тех пор это название вошло в обиход «органов», в советские атеистические справочники, а также, соответственно, в очень редкие упоминания в советской прессе. Сейчас это название на постсоветском пространстве широко применяется различными группами, претендующими на истину в православии. Эти группы часто именуют себя «Истинно Православной Церковью», при этом не имея между собой никакого общения, вернее, общение между ними крайне агрессивное и взаимно-отрицающее. Кто входит в эту группу? Среди них встречаются как заслуживающие внимание представители, так и откровенные авантюристы, иногда это даже собрание крайне развращенных людей, только прикрывающееся вывеской «религии», но, которые в совокупности своей почему-то именуются ИПЦ. Среди них встречаются и имеющие историческую связь с катакомбниками. Некоторые даже имеют своих епископов с неподтвержденными хиротониями, которые, не желая исправлять своих хиротоний, постепенно вымирают. Не так давно появились группы, также с епископами, будто бы, ведущие свое преемство от Зарубежной Церкви – они также часто именуют себя ИПЦ.

Есть группы, которые не стремятся причислять себя к ИПЦ. Это выходцы, по разным причинам, из Московской Патриархии, считающими себя «истинными». Есть группы в самой МП, целые «секты в секте», часто собирающиеся вокруг «старца» и замкнутые, как правило, на эсхатологических вопросах. Также сюда можно отнести разрозненных старообрядцев и, появившихся не так давно, представителей различных изолированных друг от друга представителей греческих «старостильников». Они тоже ИПЦ?

Как уже сказано, среди этих людей встречаются достаточно вменяемые, а разделения между некоторыми из них, казалось бы, не столь принципиальные, чтобы им совершенно нельзя было бы объединиться. Но, неизъяснимое стремление к самоизоляции, а также больные мечты и надежды, что все другие придут к ним с поклоном и покаянием, с тем, чтобы быть ими принятыми, удерживает этих людей от всякого общения с другими. Совершенно очевидно, что это путь вымирания.

***

Сейчас, к сожалению, сделалась модной пагубная традиция критиковать историческую Российскую Церковь, что, якобы, там было много недостатков и, даже, вероучение ее было, будто, не православное. Древнейший грех сынов Лотовых – недостойнейшая хула на своих Отцов, слушать и читать которую уже есть грех, не говоря о внимании к таковым писаниям. Так говорить могут  только сектанты, отрицающие живое Священное Предание. У Церкви один основатель – Господь Иисус Христос. И, начиная с Него, по день сегодняшний прослеживается непрерывная и благодатная история созданной Им Церкви. В то же время, у каждого сектантского движения есть свой особый основатель, от которого это движение получило начало. Сектанты, оправдывая свою «экклесиологию», выводят свое «истинное» преемство не от Церкви и ее непрерывной жизни, а от отдельных ее представителей, у которых берут выгодные им и выдернутые из общего контекста высказывания и, вкрапляя их в собственную измышленную «экклесиологию», используют для обоснования своей раскольнической и сектантской деятельности, якобы беря, таким образом, в подтверждение своей неадекватности авторитет святых отцов. Среди т.н. ИПЦ есть и такие.

Что из общего должно стать главным?

Пребывая в этом разрозненном море «официальных» и «неофициальных» православных, хотелось бы очертить самые общие принципы, которые должны быть положены в основание возможного будущего сближения тех, кому в этом хаосе, все-таки, удастся сохранить трезвый разум и православную веру.

В свое время Митрополит Антоний (Храповицкий) писал, что в последние времена для объединения остатка христиан, должны быть выработаны самые простые пункты исповедания веры – а не все более изощренные, как принято сейчас. Он приводил в пример (может, и в качестве шутки) вопросы, задаваемые при приеме в войско запорожских казаков (в Запорожскую Сечь). Н.В. Гоголь в «Тарасе Бульбе» об этом писал так: «Пришедший являлся только к кошевому, который обыкновенно говорил: «Здравствуй! Что, во Христа веруешь?» — «Верую!»— отвечал приходивший. — «И в Троицу Святую веруешь?»— «Верую!» — «И в церковь ходишь?» — «Хожу!» — «А ну, перекрестись!» Пришедший крестился. «Ну, хорошо, — отвечал кошевой, — ступай же, в который сам знаешь, курень». (Было бы неплохо, чтобы и сейчас в армию и не только, принимали прошедших приведенные тесты). Конечно, Церковь это не Запорожское войско, но я полностью разделяю мысль Митрополита Антония о том, что в последние времена христиане должны сближаться в самом общем и главном, а не разделять себя дополнительно сложными вероисповеданиями.

Попробую сформулировать перечень обязательных пунктов, которые должны быть необходимым условием для сближения.

Для меня лично они звучат примерно так:

  1. Признание преемственности от Российской Поместной Церкви – через Патриарха Тихона до наших дней.
  2. Канонично совершенные хиротонии от законных православных епископов.
  3. Исповедание православной веры в соответствии с Архиерейским Чином исповедания*.
  4. Неприятие экуменизма и практики сергианства (зависимости Церкви от внешних сил).
  5. Единообразие совершения таинств, с признанием и уважением исторически сложившейся местной практики.
  6. Невмешательство во внутреннюю жизнь друг друга.
  7. Безупречная христианская жизнь, в первую очередь, церковных предстоятелей.

Это то, что хотелось бы видеть в основании возможного будущего диалога, предпринимаемого для единства христиан. Причем, каждый из этих пунктов обязателен и в случае несоответствия, должен быть исправлен, поскольку это условия, прежде всего, сохранения благодатной преемственности Церкви Христовой. Все сказанное относится не только к религиозным группам, но и к каждому православному человеку в отдельности.

+ Митрополит Агафангел

Сентябрь 2015 года, Нью-Йорк