САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ  arrow Материлы VI Всезарубежного Собора РПЦЗ arrow Материалы 6-го Всезарубежного Собора arrow Доклад Виталия Шумило: О Серафимо-Генадьевской ветви Российских Катакомб

arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

Доклад Виталия Шумило: О Серафимо-Генадьевской ветви Российских Катакомб PDF Напечатать Е-мейл

 

makrina

Доклад о Серафимо-Генадьевской ветви Российских Катакомб. (Доклад читает монахиня Мокрина)

 
Апостольское преемство – один из главных принципов церковного права в Православной Церкви, в соответствии с которым церковная иерархия прямо и преемственно восходит, через непрерывную череду рукоположений (хиротоний) епископов – к поставленным Господом Иисусом Христом апостолам. По учению Церкви, через рукоположения передается благодать Святого Духа, полученная апостолами в день Пятидесятницы. Первые хиротонии епископов, – преемников апостолов, – были совершены, согласно Евангелию, непосредственно самими апостолами (Деян. 14:23, 2 Тим. 1:6 и др.), которые предписали своим ученикам совершать рукоположения по их примеру (Тит. 1:5, 1 Тим. 5:22).

Впервые идея апостольского преемства была сформулирована св. Климентом Римским (I век), – апостолом от семидесяти, – в его 1-м послании к Коринфянам: «И апостолы наши знали через Господа нашего Иисуса Христа, что будет раздор о епископском звании. По этой самой причине они, получивши совершенное предведение, поставили вышеозначенных служителей, и потом присовокупили закон, чтобы, когда они почиют, другие испытанные мужи принимали на себя их служение…». То есть учение об апостольском преемстве как необходимом условии существования Церкви Христовой и ее законной иерархии восходит непосредственно к апостолам, причем св. Климент особо подчеркивает, что оно необходимо именно потому, что в Церкви «будут раздоры о епископском звании» и что критерием разбора таковых «раздоров» должно быть подтверждение (либо, напротив – опровержение) непрерывной цепочки апостольского преемства.

Обличая мимикрирующих под Церковь сектантов-еретиков, учитель Церкви Тертуллиан (III век) писал: «пусть покажут основания своих церквей, раскроют череду своих епископов, идущую от начала через преемство, и так, чтобы первый имел наставником и предшественником своим кого-либо из апостолов, либо мужей апостольских (но такого, который пребывал с апостолами постоянно). Ибо апостольские Церкви таким именно образом доказывают свое положение». Иными словами, главным критерием, с самых древних времен, отличающим секту от Церкви, является отсутствие в секте благодати апостольского преемства – законного архиерейского рукоположения, ведущего начало через апостолов к святой Пятидесятнице. Другого источника передачи благодати Святого Духа, кроме архиерейской хиротонии, восходящей к апостолам, в Церкви не существует. 

Наличие или отсутствие апостольской преемственности, таким образом, является основным (но не единственным) признаком (помимо правой, православной веры), тем надежным мерилом, по которому христианин может отличить Церковь от секты.
В случае так называемой «секачевской иерархии», ведущей начало от Михаила (Серафима) Поздеева, именно сомнение в наличии у этой группы апостольского преемства вынудило Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви принять известное решение от 2\15 августа 1990 года (№4\77\135): «Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей, который имеет своего законного представителя на Российской Земле в лице Преосвященного Лазаря, Епископа Тамбовского и Моршанского, с прискорбием заключает, что не находит возможным, ввиду отсутствия (или не предоставления ими) должных доказательств, признать действительность апостольского преемства и каноничность рукоположений этих подпольных иерархий».

С подачи «секачевцев», не признавших этого решения, широко распространилось мнение, проникшее, в том числе, и в РПЦЗ, что епископ Лазарь (Журбенко) намеренно оклеветал эту иерархию из властолюбивых побуждений, желая оставаться единственным представителем Зарубежной Церкви на огромном пространстве СССР. Обвинение слишком серьезное, и оно должно быть или подтверждено, или опровергнуто.
Чем руководствовался Синод РПЦЗ при принятии своего решения, какой информацией о происхождении «секачевской иерархии» он обладал в 1990 году?

По официальной версии самих «секачевцев», архиепископ Смоленский Серафим (в мiру Михаил Поздеев) за три дня до смерти (12. 04. 1972 г.) рукоположил во епископа иеромонаха Геннадия (Секача), от которого и распространилась «секачевская иерархия». «Рукоположение» это произошло не во время литургии, а в келлии Поздеева, который, будучи больным и практически недвижимым, снял с себя архиерейскую панагию и надел ее на о. Геннадия со словами «Ты будешь епископом», а затем надел ее на себя обратно. Об этом свидетельствовали и очевидцы «хиротонии» Геннадия Секача – матушка Вера Шабельник-Калюжная, супруга покойного катакомбного священника Александра Шабельника, близко знавшего Серафима Поздеева в последние годы его жизни, а также послушница Серафима Поздеева Людмила Саадаева.

Автор этих строк, проводивший в начале 1990-х гг. собственное «расследование» о наличии/отсутствии законного архиерейского рукоположения в «секачевской иерархии», может подтвердить, что сами «секачевцы», в частности, один из влиятельных ее архиереев, митрополит Епифаний (Каминский) из Светлогорска (Белоруссия), не отрицали факта «рукоположения» Геннадия Секача таким сомнительным способом, ссылаясь как на «невозможность» в условиях гонений совершить хиротонию во время литургии, так и на чрезвычайность ситуации, когда больной Серафим Поздеев не мог уже совершать литургию. 

Позднее, в 1997 году факт «рукоположения» Геннадия Секача на кровати в келлии был подтвержден документально (см. фотокопию письменного свидетельства Веры Шабельник-Калюжной от 27 февраля 1997 г.) .

Таким образом, даже если Михаил Поздеев, выдававший себя за Смоленского епископа Серафима, получившего хиротонию «от самого патриарха Тихона за несколько дней до смерти патриарха» (опять «за несколько дней до смерти»!), действительно таковым являлся, сам способ «хиротонии» Геннадия Секача более чем сомнителен и не мог быть признан Русской Зарубежной Церковью. Максимум, на что мог пойти Синод РПЦЗ, – и на что он пошел, исходя из принципа икономии, – по любви к пребывавшему в катакомбах «секачевскому» духовенству и пастве предложить помощь РПЦЗ в приведении их архиерейских и священнических хиротоний к канонической норме: «Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей определяет, что клирики (священники и диаконы) вышеуказанного посвящения, желающие войти в евхаристическое общение с Русской Православной Церковью Заграницей и свободной Российской Православной Церковью, должны урегулировать свой канонический статус посвящением (если у них нет канонических препятствий к этому) от рук архиерея, признанного Русской Православной Церковью Заграницей.

Одновременно, Архиерейский Синод, желая церковного единства паствы, несущей свой исповеднический крест в российских катакомбах, призывает всех катакомбных иерархов, ради блага Святой Церкви, документально засвидетельствовать достоверность своего апостольского преемства, предоставить убедительные доказательства своих рукоположений, или принять меры к исправлению своих хиротоний». «Секачевская иерархия» руку помощи от РПЦЗ не приняла, обвинив ее архиерея Лазаря (Журбенко) в клевете на Михаила Поздеева и Геннадия Секача.

Известно, что большинство катакомбных священников старого «тихоновского» рукоположения не признавали епископство Серафима Поздеева, не признавал его и последний авторитетный канонический иерарх Катакомбной Церкви схиепископ Петр (Ладыгин). Михаил Поздеев в качестве епископа впервые объявился в 1939 году, до этого никто и никогда о «епископе Смоленском Серафиме Поздееве» ничего не слышал. 

Мы не будем сейчас, за неимением времени, разбирать легенду о происхождении архиерейства Михаила-Серафима Поздеева, изложенную им самим. Достаточно сказать, что уже в те годы этой легенде не верили и находили убедительные доказательства для ее опровержения . 
На сегодняшний день существует документальное подтверждение того, что Михаил Поздеев не был не только архиереем, но даже священником, и выдавал он себя сначала в качестве «иеромонаха Антония», затем «архимандрита» и, наконец, «епископа Серафима», будучи внештатным сотрудником НКВД . 

В 2000-м году Уральским отделением Российской академии наук была издана двухтомная монография историков из Екатеринбурга В.В. Алексеева и М.Ю. Нечаевой, в которой опубликованы документы из рассекреченных архивов НКВД; первый том этого издания (около 400 стр. мелким шрифтом), практически полностью посвящен авантюристу Михаилу Поздееву, выдававшему себя за «брата царя Николая II великого князя Михаила Александровича», чудесным образом спасшегося от расстрела.
Исследование Алексеева и Начаевой так и называется: «Воскресшие Романовы?.. К истории самозванчества в России ХХ века», и посвящено исключительно многочисленным авантюристам, выдававшим себя в 1920–1930-е годы за «спасшихся от расстрела» представителей Царской Семьи. Как на одного из таких самозванцев, арестованного, а затем сотрудничавшего с НКВД, – Михаила Поздеева, – и вышли екатеринбургские историки, разбирая архивные дела НКВД.
Когда исследователи дошли до 40-х годов, им стало ясно, что «великий князь Михаил Александрович Романов» и «епископ Смоленский Серафим Поздеев», основатель так называемой «секачевской иерархии» – одно и то же лицо, и что обо всех авантюрных и провокационных похождениях Михаила Поздеева, включая имена и фамилии, адреса и т. п., в НКВД знали в мельчайших подробностях со слов самого Поздеева .

Из рассекреченных следственных дел стало известно, что Михаил Поздеев, родившийся в удмуртской деревне Дебесы в 1887 г., некоторое время подрабатывал бродячим артистом, затем несколько лет (по одним показаниям – два года, по другим – пять лет, с 1903 по 1908 гг.) подвизался послушником в Белогорском Николаевском монастыре и Свияжской Макарьевской пустыни, однако пострига и рукоположения не принял, покинув монастырь и начав странствовать, зарабатывая на жизнь попрошайничеством. Заниматься попрошайничеством стало легче после революции 1917 г. и начала гонений на Церковь, поскольку стало можно пользоваться состраданием православных верующих к гонимому духовенству. Сначала Поздеев выдавал себя за «монаха», послушника некоего 112-летнего старца Макария, тайно от большевиков подвизающегося в пещере, затем – за «иеромонаха Антония», совершая требы по кладбищам и деревням, и затем – за «великого князя Михаила Романова».
В 1927 г. в качестве «великого князя» Поздеев был арестован и впервые осужден на длительный срок заключения, тогда же он дал подписку о сотрудничестве с НКВД; написанная собственноручно Поздеевым, она сохранилась в его следственном деле: «если я услышу от ково что или увижу или узнаю кто против Власти что заговорит и сделает то в тот час же буду доносить куда объяснят» . Однако из этого же дела известно, что впервые Поздеев был завербован еще в 1923 г. Пермским окротделом ОГПУ. Отбыв срок заключения, в середине 30-х гг. Поздеев объявляется в качестве представителя находившегося в заключении патриаршего местоблюстителя митрополита Петра (Полянского), якобы отправившего его собирать средства для репрессированного духовенства. В сентябре 1935 г. Поздеев был вновь арестован по подозрению в разглашении сотрудничества с НКВД, однако ему удалось доказать, что разглашения не было, и он был отпущен. В это время, выдавая себя за представителя митрополита Петра, Поздеев еще не называет себя «архиепископом Серафимом». «Архиепископом Серафимом» Михаил Поздеев впервые объявил себя в 1939 г., отбыв заключение после ареста 1936 года. Он переезжает в Украину, где развивает бурную деятельность, практически легальную.
 
Учитывая, что все архиереи и большинство духовенства ИПЦ к 1939 году были расстреляны (а те, что уцелели, находились в глубоком подполье), ему не составляет большого труда выдавать себя за гонимого архиерея, ведь проверить подлинность его архиерейства некому. М.Ю. Нечаева, анализируя архивные материалы НКВД по Поздееву за 1940-й год, приходит к выводу «о продолжавшемся сотрудничестве Михаила Поздеева с органами НКВД» ; не исключено, что объявление себя «архиепископом Серафимом» было совершено Михаилом Поздеевым по указанию НКВД. Возможно, не случайно именно эта легенда, утвердившаяся в 1960-1970-е годы, то есть в период безепископского существования Катакомбной Церкви в СССР, легла в основу создания так называемой «секачевской ветви Катакомбной Церкви», породив сектантскую структуру, далекую от православия. Существовали серьезные подозрения в сотрудничестве с КГБ и бывшего священника Московской патриархии Геннадия Секача (служившего в селе Вербовка Черниговской области), распространившего в российских катакомбах «иерархию» сотрудника НКВД Михаила Поздеева, однако биография самого Секача, как и рукоположенных им «архиереев», выходит за рамки настоящего доклада. 
 
Осмелюсь высказать предположение, что эта структура намеренно была создана НКВД-КГБ с целью уловления в подконтрольную «органам» секту, – под видом гонимой Катакомбной Церкви, – оставшихся без священников настоящих катакомбных христиан. Тот факт, что многие «секачевские» архиереи, будучи нелегально епископами ИПЦ, продолжали легально служить священниками на приходах МП, говорит сам за себя.
Проверить эту версию в настоящий момент не представляется возможным, поскольку доступные для историков материалы по Михаилу Поздееву заканчиваются 1955 годом, то есть – после реорганизации НКВД в КГБ, а эти материалы, как известно, до сих пор засекречены.
 
В свое время на сайте «Церковные ведомости» было опубликовано несколько статей М.Ю. Нечаевой, посвященных Михаилу Поздееву. Чтобы не повторяться, отсылаем интересующихся этим вопросом к двум ее статьям: «Серафим Поздеев – “патриарх Соловецкий”? Легендарные и исторические версии одной биографии», в частности, к главам в этой статье «Образцовый арестованный» и «Сознательный сексот» ; и «От “великого князя” до “архиепископа”. Эволюция самозванца Михаила Поздеева в контексте церковной среды» . Эти материалы более подробно раскрывают биографию авантюриста Михаила Поздеева и его «эволюцию от великого князя к архиепископу».
После публикации в 2000-м году В.В. Алексеевым и М.Ю. Нечаевой огромного корпуса архивных материалов (около четырехсот страниц мелким шрифтом), излагающих подлинную, а не легендарную биографию основателя «секачевской иерархии» Михаила-Серафима Поздеева, а также после публикации М.Ю. Нечаевой серии научных статей, посвященных Поздееву (многие из которых доступны через интернет), утверждение о наличии у «секачевцев» благодати апостольского преемства выглядит как минимум несерьезно.
 
М.Ю. Нечаева, будучи светским, а не церковным, историком, занималась изучением феномена самозванничества в СССР, и на личность Михаила-Серафима Поздеева вышла случайно, в контексте данного исследования, не подозревая, что, изучая следственные дела НКВД 1920-1930-х годов на самозванцев, выдававших себя за уцелевших «Романовых», она разоблачит одного из выдающихся авантюристов, сексота и сотрудника НКВД Михаила Поздеева, положившего основание так называемой «секачевской иерархии», до сих пор продолжающей выдавать себя за Катакомбную Церковь.
 
Однако «нет ничего тайного, что не стало бы явным» (Лк. 8:17), и коль скоро подлинное происхождение «секачевской иерархии» стало, наконец, широко известно, и не остается ни малейшего сомнения в том, что эта «иерархия» не имеет благодати апостольского преемства, необходимо признать, что решение Архиерейского Синода РПЦЗ от 2\15 августа 1990 г. о непризнании «секачевской иерархии» было правильным и по-прежнему нуждается в исполнении. Пора, наконец, и снять обвинение с архиепископа Лазаря (Журбенко) в клевете на
 Михаила Поздеева и Геннадия Секача.
 
Виталий Шумило
Всезарубежный Собор