arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

23.09.2016 Рубрика Вопросы и Ответы ч.3 PDF Напечатать Е-мейл

     Вопросы и Ответы ч.3


    Вопрос: Почему тогда митрополит Агафангел называет вас раскольниками?

    В статьях, появляющихся на Интернет-Соборе, митрополит Агафангел часто называет нас раскольниками и приводит цитаты из св. Отцов, осуждающие раскол. Это не более, как пропагандный прием, рассчитанный на неосведомленного читателя. Владыка отлично знает, что разделение, происходящее у нас, не является расколом.

    Раскол – это нарушение единства с Церковью по причине, не связанной с догматами веры.  Различие раскола от ереси в том, что при расколе те, кто прерывают общение с Церковью, сами держат православные догматы. Тем не менее, отделение от Церкви при расколе не менее глубокое. Возьмем как пример раскол в русской Церкви в 17 в: старообрядцы не считают «никониан» (т.е. нас) православными христианами. По их понятиям, православная Церковь – это только они. Для старообрядца причастие в «никонианском» храме – это осквернение.

    Теперь посмотрим на наше положение. Мы считаем митр. Агафангела нарушителем канонов, но не говорим, что он и подчиняющееся ему духовенство находятся вне Церкви или что их таинства безблагодатны. Хотя мы по совести не можем исполнять указов митрополита Агафангела, но мы считаем себя находящимися в одной Церкви с ним. Где же здесь раскол?

    Вопрос: Когда вас запретят, ваши таинства станут недействителны?

    Те, кто так думают, вероятно, полагают, что митрополит Агафангел и его синод являются какими-то распределителями духовной благодати, и кого захотят, могут лишить ее.

    Если запрещение наложено за какие-либо преступления, по канонам, то оно согласно с волей Божией и имеет духовную силу. Но если запрещение наложено на невинных, лишь по произволу и злой воле запрещающего, то оно недействительно. Такое незаконное запрещение послужит во осуждение самому запретившему, ибо он дерзнул духовную власть, данную ему для созидания Церкви, использовать для разорения ее. «Они проклянут, а Ты благословишь», - говорит псалом (Псал. 108, 28).

    Вспомним, что святители: Иоанн Златоуст, Филипп митрополит Московский, патриарх Никон, митрополит Арсений Мацеевич – все были осуждены и лишены сана соборами православных архиереев. Митрополит Арсений, обличавший императрицу Екатерину Великую, был лишен сана и монашества, переименован Андреем Вралем и посажен пожизнено в крепость. А когда он умирал в каземате, священник, приглашенный причастить его, увидел видение: перед ним, вместо узника, был митрополит в полном облачении.

    Духовные дары отличаются от материальных благ тем, что их никто не может у нас отнять. У нас можно отнять имущество, можно даже лишить нас жизни. Но духовного отнять у нас никто не может. Только мы сами можем лишиться дара духовной благодати, если впадем в какие-либо грехи.

    Вопрос: Что же, разве митрополит не имеет права запретить священника?

    Митрополит имеет право запретить священника в своей епархии. Но запрещенный священник имеет право на независимый, беспристрастный церковный суд. Он имеет право отвода судей, т.е. если священник подозревает кого-либо из судей в нерасположении к себе, он может потребовать, чтобы это лицо было заменено на другое. Если он не останется доволен приговором суда, он имеет право на апелляцию. Причем, митрополит не может иметь никакого отношения к этому процессу судопроизводства.

    У нас же в Церкви нет даже и намека на этот канонический порядок. Просто митрополит Агафангел кого хочет бессрочно запрещает, и это все. Повидимому, митрополит считает, что его приговор окончательный и неизменный, как последнее Божие определение в день Страшного Суда. Самое возмутительное то, что митрополит обычно сам ответно судит тех, кто требует церковного суда над ним. Как может обвиняемый выступать в роли судьи над своими обвинителями?! Таким образом посылается ясный месседж: всякого, кто посмеет жаловаться, ждет расправа.

    Короче говоря, у нас беззаконие и насилие возведены в норму и закон.

    Должен ли запрещенный священник подчиниться запрещению и не служить? - Должен не служить до суда, который, по канонам, должен быть назначен в кратчайший срок. Но у нас ни о каком суде нет и речи, запрещения налагаются митрополитом бессрочно, и нет никакой возможности освободиться от запрещения, разве что, став перед митрополитом на колени. Поэтому запрещенный священник поступит законно, если проигнорирует такое запрещение, наложенное вопреки канонам. Подчиниться запрещению означало бы смириться с беззаконием и способствовать укреплению установившейся диктатуры.

    Не говоря уже о том, что митрополит Агафангел, запрещая священников, оставляет их прихожан без богослужения. Как могли, например, все три священника в Ижевске, запрещенные митрополитом, подчиниться запрещению, кто бы их заменил в их приходе?

    Потому и созывается Всезарубежный Собор, чтобы восстановить канонический порядок в Церкви, учредить Церковный Суд и дать возможность получить оправдание перед Собором всем прежде осужденным.

 
21.09.2016 Рубрика Вопросы-Ответы ч. 2