arhBishop-Sofrony1

 Высокопреосвященнейший Софроний, архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский

Форум РПЦЗ

Регистрация

Боголюбивые
православные
братия и сестры
Вы сможете комментировать и публиковать свои статьи
Имя

Пароль

Запомнить
Вспомнить пароль
Нет регистрации? Создать
Благодарим Вас!

RSS Новости

Баннеры РПЦЗ

Санкт-Петербургская и Северо-Русская епархия РПЦЗ, архиепископ Софроний

 

Kondakov_BANNER1


HotLog

Яндекс.Метрика

14.09.2016 Американский пейзаж после года битвы PDF Напечатать Е-мейл
 

Американский пейзаж после года битвы

 
 
 Что потерял и что приобрел Митрополит Агафангел, вступив в войну со своей северно-американской епархией 
3 сентября на православном кладбище Ново-Дивеево, что к северу от Нью-Йорка, отслужили панихиду по ушедшему год назад из жизни любимому своей американской паствой батюшке – митрофорному протоиерею Всеволоду Дутикову.
 
Именно после его ухода в РПЦЗ (А) разразился давно назревавший катаклизм – северо-американская и австралийская епархия РПЦЗ (А), находящаяся под омофором вл. Андроника и Северо-Русская – под омофором вл. Софрония, перешли на самоуправление до предстоящего Собора, перестав поминать Митрополита Агафангела. 
 
Речь уже не об одной-двух отбившихся от стада овцах, отказавшихся подчиниться высшей церковной власти. Речь о больших епархиях, готовящихся провести Шестой Всезарубежный Собор, где будет разбираться каноничность деяний Митрополита Агафангела. Cпрашивает ли он теперь себя: «А можно ли было избежать такого разрушительного для церкви развития событий? Несу ли я хоть долю ответственности за случившееся?»
 
Судя по высказанному им на своем сайте «Интернет-Собор» пожеланию явиться на созываемый Собор, чтобы просто посмотреть «этим людям» в глаза, ему себя винить не в чем. 
 
Но так ли это? 
В сентябре 2015 года церковный совет Свято-Троицкого прихода в нью-йоркской Астории обратился к правящему архиерею – архиепископу Андронику – с просьбой рукоположить во священники и благословить на вакансию своего дьякона о. Дмитрия Добронравова. Так бы оно и вышло, если бы в дело не вмешался Митрополит Агафангел. О. Дмитрия во священники рукоположили, но настоятелем временно (на год) назначили о. Владимира Петренко из Бразилии. Чтобы не ссориться с начальством, церковный совет временное назначение принял. 
 
Месяца не прошло, как Синод принял два новых решения. Первое: Свято-Троицкий приход перевести из епархии вл. Андроника в митрополичью Нью-Йоркскую, которой тот управляет из Одессы. Второе: сделать назначение о. Владимира Петренко на пост настоятеля постоянным и одновременно поручить ему заботу о Нью-Йоркской епархии в качестве ее администратора. Все последующее – следствие этих решений. 
Из Астории, где постоянное назначение вызвало большое недоумение, стали писать в Одессу просьбы пересмотреть решение, но в Одессе их игнорировали. 
 
Де факто все это время о. Дмитрий и был отцом-настоятелем. О. Владимир несколько раз приезжал из Бразилии и, кажется сочувственно относился к позиции Совета. «Я выполняю послушание, – оправдывался он. – Пишите в Синод».
Совет писал – все эти письма опубликованы на приходском вебсайте, – Синод молчал.  
 
В марте 2016 года Митрополит приехал в Асторию на ежегодное общеприходское собрание, чтобы добиться своего, мобилизовав поддержку, если не Совета, то рядовых прихожан. Те переизбрали Совет и поддержали о. Дмитрия. 
Казалось бы – видя, чего хочет подавляющее большинство асторийцев, почему не уступить? Сторонники Митрополита по этому поводу говорят, что де настоятеля назначает правящий иерарх, как об этом сказано в Нормальном Приходском Уставе РПЦЗ, а дело Совета подчиниться. Но те же люди игнорирут то, что Митрополит стал правящим архиерем Астории, хотя и с согласия Синода, но вопреки требованиям Положения об РПЦЗ (прав. 51 – о недопустимости бросать свою епархию больше, чем на месяц) и Восьмого правила Третьего Вселенского Собора о незаконности присвоении себе чужой епархии под каким бы то ни было предлогом. 
 
Поэтому требовать соблюдения Устава при игнорировании требований других документов, регулирующих церковную жизнь, просто некорректно. То самое 51-е правило Положения об РПЦЗ предполагает, что правящий архиерей живет рядом со своей паствой, понимает ее заботы и, действуя по Уставу, не назначит ей священника вопреки ее воле. Такое важное решение будет принято соборно. И именно так – соборно – в 1994 году назначили на пост настоятеля о. Всеволода Дутикова. Точно так же назначили настоятелем о. Петра Мочарского, который в 50-х собрал средства и приобрел для прихода его нынешнее здание. До осени 2015 года правящие архиереи РПЦЗ назначали в Асторию настоятелей, предварительно одобренных приходским советом.
 
Но живущий в Одессе Митрополит, знающий свою нью-йоркскую паству по редким торжественным встречам и по сути, никакой эмоциональной связи с ней не имеющий, все ее доводы по поводу назначения настоятеля отмел. Совету он объяснил, что ему нужен в Северной Америке опытный епархиальный администратор, каким мог бы стать о. Владимир Петренко. В этом чисто административном решении, надо признать, была своя логика. Если ты не можешь присутствовать в своей американской епархии сам, ты назначаешь верного тебе заместителя. Залогом этой верности должен был стать завидный подарок – ухоженный и многолюдный Свято-Троицкий приход в Астории. 
 
Намерение Митрополита целиком совпало с планами о. Владимира Петренко. Со слов вдовы о. Всеволода (Дутикова) известно, что он хочет вывезти семью из экзотической, но очень бедной и опасной Бразилии, в США.
Проблема возникла из-за того, что, начав воплощать в жизнь эти планы, их авторы отказались принять во внимание мнение асторийцев. Митрополит поступил в этой ситуации, как партийный начальник советской эпохи, знающий, что если он скажет: «надо», Астория ответит: «есть!»
 
Мартовское общеприходское собрание было той последней точкой, на которой Митрополит Агафангел еще мог сохранить в приходе мир. И он мог сохранить сам приход. Он этого не сделал. По возвращении в Одессу, на основании сфабрикованных им обвинений в «смуте, чинении препятствий назначенному им отцу-настоятелю и размещении в интернете порочащих Синод писем», он отстранил от причастия и сделал попытку изгнать из прихода двух членов совета, которые, по его мнению, несли наибольшую ответственность за срыв его плана.
 
Однако и с изгнанием ничего не получилось. Совет своих позиций не уступил, более того вызвал Митрополита в церковный суд, поскольку обвинения были явно надуманными. Одновременно Совет обратился с просьбой к архиепископу Андронику вернуть приход под его омофор.
Видя, какая критическая ситуация сложилась в Астории, архиепископ Андроник вступился за обиженных. Митрополит отреагировал в свойственной ему манере – издал указ о почислении владыки Андроника на покой. Заодно он отправил на покой архиепископа Софрония, который в это же время боролся против неканоничных действий Митрополита в своей Северо-Русской епархии.
 
В июле Митрополит прибыл в США, чтобы навести порядок на месте, но здесь его снова ждала неудача. Свято-Троицкий и Свято-Сергиевский, (что в Вэллей-Коттедж),  приходы отказались даже встречаться с ним.
По сей день в асторийском Совете есть два мнения по поводу целесообразности встречи с Митрополитом. Староста А. Горовой считает, что от встречи с Митрополитом отказываться не следовало. А надо было при всех прихожанах попросить его объясниться по поводу бессудных прещений или скандальных высказываний в адрес членов Совета, записанных на майском заседании Синода о. Олегом Мироновым. Но большинство членов Совета сочло, что Митрополит просто устроит очередной митинг, типа мартовского, с единственной целью – еще больше расколоть паству на своих и врагов, взять ситуацию под свой контроль и довести до конца передачу прихода о. Владимиру Петренко. 
 
В итоге Митрополит уехал в Одессу не солоно хлебамши, но от принципа «разделяй и властвуй» не отказался. Он объявил, что так называемый Синодальный дом в городке Вэллей-Коттедж, теперь будет именоваться храмом Жен Мироносиц, и в нем будут постоянно проводиться службы. Иными словами Митрополит открыл приход под боком у прихода Преп. Сергия Радонежского, что неизбежно приведет к уходу из него какой-то части паствы. Сюда же поедут из Астории и те, кто остался верен Митрополиту или же предпочитает бразильского о. Владимира местному о. Дмитрию. 
 
Хотя план Митрополита ясен, будущее нового прихода – не вполне. Дело в том, что по американским законам, недвижимость бывает двух типов: жилая и коммерческая. Поскольку церковь жильем не является, приход, можно предположить, закроется после первого же визита в него инспектора местного пожарного управления. И это не все. Перед тем, как объявлять о создании прихода, наверное надо было бы похлопотать о получении для него статуса некоммерческой организации, иначе даже безобидная торговля свечами, может быть превратно истолкована налоговым ведомством. Иными словами, одесский учредитель американского прихода по сути пустился в очередную, чреватую новыми неприятностями, авантюру.
 
Агрессивность Митрополита Агафангела, отказ слышать тех, кто не согласен с ним, его склонность к репрессиям, в конечном итоге и стали причиной того, что две епархии перешли на самоуправление и начали готовиться к проведению Шестого Всезарубежного Собора, который рассмотрит каноничность его деяний. Но уверенный в своей правоте Митрополит, готов явиться на Собор, чтобы просто посмотреть в глаза своим обидчикам. 
Шаг – странный. Довольно много народу тоже хочет посмотреть ему в глаза, поэтому шансов уехать с этого собора триумфатором у Митрополита не много. По логике он должен был бы не готовиться к поездке, чреватой большой нервотрепкой, а спокойно запретить всех восставших на него клириков, отлучить от причастия всех последовавших за ними мирян, а затем предать анафеме вместе со всей их Америкой, за исключением того ее клочка, где стоит приобретенный для него Синодальный дом. 
 
Этот погром побил бы своим размахом все предшествующие карательные акции одесского Синода, ни одно из заседаний которого, кажется, не обошлось без прещений очередной группы отступников. Сколько их было? Епископы, священники, простые прихожане... Страшно подумать, как бы себя проявили работники этого органа, будь в календаре 1937-й год.
Двуличие, кажется, основное качество характера Митрополита Агафангела. Он призывает паству не раскалывать церковь, но за закрытыми дверьми говорит о несогласных: «пусть уходят, только имущество оставят» и открывает новый приход под боком у другого, чтобы отбить у того паству. Он призывает верующих ко взаимной любви, но за закрытыми дверьми называет несогласных с ним жидами, агентами КГБ, узурпаторами власти и силами зла. 
 
Он обвиняет несогласных с ним в том, что мотивы их действий «не от Бога», но церковь по его омофором больше похожа на секту с неподконтрольным никому вождем и покорным коллективом, члены которого лишены собственной воли и разума. Отсюда такая частота и жесткость репрессий. Отсюда – «карманный» Синод. Отсюда небольшой, но шумный хор фанатов, с энтузиазмом поносящих оппонентов любимого руководителя. Отсюда, я думаю, глубоко укоренившееся в сознании Митрополита Агафангела разделение людей на полезных идиотов и зловредных и потому подлежащих устранению врагов. Он никого не любит. Кроме себя, конечно. 
 
Самое, может быть, отвратительное в деяниях Митрополита это то, с какой ловкостью он подгоняет под все свои неправды нужные ему цитаты из Святого писания, канонов, трудов отцов церкви. Они придают его творчеству вид законности, но если так много церковного народа ропщет по поводу отсутствия этой законности, не пора ли остановиться и попытаться взглянуть на себя со стороны, глазами критиков?   
 
А поводы для этого ропота есть:
– этим летом два американских прихода РПЦЗ(А) – о. Джона Сомерса и о. Джона Хинтона ушли в юрисдикцию Греческой ИПЦ;
– к этому же процессу растранжиривания американской паствы можно добавить более ранний конфликт в Спасо-
Вознесенском приходе в Фейрфаксе (под Вашингтоном), где Митрополитом был отправлен на покой епископ Иосиф, а значительная часть прихожан – говорят половина – ушла в МП;
– тут же уместно вспомнить Резолюцию епархиального собрания Сиракузской и Свято-Никольской, Оттавской и Канадской епархий от 24 июля 2015 года, в которой клирики и миряне выразили возмущение и несогласие по поводу бессудных прещений Митрополитом епископа Дионисия и епископа Иринея, несправедливого наказания ижевских священников и отлучения от святых Христовых Таинств мирянина М.В. Назарова. Последний, известный церковный историк и публицист, не остался прозябать за церковной оградой, а просто перешел в другую юрисдикцию, уведя за собой из РПЦЗ(А) поддержаваших его прихожан.
 
Две епархии – вл. Андроника и вл. Софрония решили этот разрушительный процесс остановить, чтобы РПЦЗ (А), стараниями Митрополита Агафангела, не расстаяла на глазах.
 
 
 Вадим ЯРМОЛИНЕЦ